Настоящий полковник. 9 глава

Предупреждение. ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Читать только после исполнения ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ.

* * *

Наши отношения развивались стремительно. Уже к третьей ночи Велимир утолил голод обладания: и визуально, и мануально, и орально. Костёр страсти полыхал, как топка, требуя остроты ощущений. Новоявленный любовник теперь не только обхватывал мою попку руками, дабы поглубже торчащий х*ёк в рот себе вобрать, но и с вожделением останавливал взгляды на приятных окружностях. И всё чаще мял их, гладил, раздвигал, пытаясь понять тайну, спрятанную между ними.
К этому же побуждал и меня. Хотя его аккуратно – вздёрнутая попка – персик меня привлекала всегда. Я уже давно грезил, как вобью в её сладкую серёдку свой посох, дабы застолбить территорию. А потом, хотелось чувственно ощутить смысл слов - «сломать целку».

Понимал и принимал неизбежность того, что вначале будет «страдать моё очко»…, да тут ничего не поделаешь – «хочешь лесной ягодки малины – лезь в крапиву»…
Я ждал…
Как бы «в засаде»…
Молча и безропотно…
Ждал, когда дролечка будет готов к следующему шагу познания себя, меня и дальнейших возможностей наших тел в удовлетворении сексуальных потребностей. Ждал, когда страсть и похоть настолько его распалит, что желание «трахнуть», по-настоящему, станет непреодолимым…
Когда ему возжелается, разложить меня на спине и глядя в глаза, иметь бурно и нежно…
Когда стремление властвовать будет навязчивым - яко он - самец – ё*арь,  вгонят свою елду в бесстыдно – раскоряченные ножки...
Когда захочется вбивать свой ятаган в центр наслаждения – долго и жёстко…
Когда ежесекундно будет грезиться…, как кейф медленно и неотрывно наполняет тело до ощущения взрыва эмоций яко гранаты…
Жаждать всеми клетками тела - Н И Р В А Н Ы…

Вечер третьего дня стал последним в длинной череде ожидания…
Как говорится в одном из фильмов: «Клиент созрел»…
Спокойно, как о давно решённом, Велимир проинформировал, что «очень хочет трахнуть меня в попочку»…
Сказал тихо, властно, даже не допуская мысли, не-то что действия, на несогласие или возражение...
Но вот обижаться за ЭТО на него как-то не хотелось. Наоборот, рад был, и готов прыгать до потолка.
Вот ОНО и пришло так мною долго ожидаемое и желаемое.
Ни грамма не сомневался, что вслед за моей попкой «в эксплуатацию» будет запущена и его.
Почему так был уверен?
Во-первых, - оттого, что совсем недавно и сам прошёл такой же путь. И теперь, повторяя его с Велимиром понял, что, как у всякого механизма в мире отношений существует определённая цикличность, чётко сложившийся порядок, предполагаемая очерёдность. А поскольку мы с ним уж точно не первые на данном пути, с момента появления человека на Земле, и надеюсь, что далеко не последние, то можно прогнозировать сей процесс.
Хотя, конечно, наряду с общими закономерностями каждая индивидуальность накладывает свои оттенки и краски, но суть от этого не меняется…
Во-вторых, - Велимира, я знал уже достаточно, хотя бы для того чтобы понять главное. Он не был самовлюблённым идиотом, помышляя только о собственных удовольствиях.
Нет!
Парень - человек ЧЕСТИ! Из той породы людей, о которых так ёмко сказано в стихах:
«Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,
Мы хлеба горбушку - и ту пополам!
Пусть ветер лавиной, и песня лавиной, -
Тебе половина, и мне половина!»
И уж коли объявил о своём желании, то значит, всё обдумал, ведь неоднократно мне говорил: «Алфавит состоит не из одной буквы «Я», там есть ещё и другие, о которых нельзя забывать, иначе потеряешь всё…»

Потому и отреагировал на его слова радостно, проорав: «Ура! Пацан хочет стать МУЖИКОМ! Дай мне пять минут, и буду готов. Знал бы ты, дорогой, как об этом мечтаю, и как этого жажду. Разбирай постель. Я быстренько в душ, попку надо подготовить к процессу».
Ещё более обрадовала его реакция. Он не пропустил мою ремарку мимо ушей, типа «твои проблемы, что и как будешь готовить, мне бы кайф словить». Нет, поинтересовался в деталях «а как», «это не больно», «какие ощущения».
Он достаточно разумен, что бы ни задавать вопрос «зачем»…
Выслушав подробное объяснение смущённо спросил: «А можно с тобой? Меня … тоже … необходимо, … это … «подготовить …, к процессу». Я решился попробовать ВСЁ. Иначе не будет понятно – приемлемо ЭТО для меня или НЕТ».
Кто бы возражал?
Я-то точно нет!
Поскольку его аккуратно – объёмная попка давно уже спокойно спать не даёт. Всё время снится, как я её натягиваю, как оба кайфуем, как он при этом умоляет е*ать поглубже и побыстрее…

Гигиенические процедуры, не то что сбили, а как-то приземлили эмоции со сказочно – романтичных до похотливо – страстных. Ведь перед тобой конкретность реальности под названием « ЧТО», и ты секунды считаешь до желаемого «КОГДА», поскольку мозг уже прокручивает порнофильм с мерцающим клише «КАК».
Жаль, конечно, что первый и решающий шаг в данной партии не за мной.
Уж я бы …, да с моим-то опытом …, ах …, как ловенько пацанчика-то поимел...
А пока приходится такому нагловатому мальцу, как я, иногда даже «хамоватому лапотнику» топтаться на коврике душа, размышляя как бы культурными словами выразить мысль: «Пошли Е*АТЬСЯ!»
Ух ты!
А интеллигентные мальчонки, да ещё и из бывших дворян, оказывается, ведут себя в определённых ситуациях, так же, как и мы – крестьянские.
Вот вам и «ботан»!
Ух ты, как сграбастал!
Эвон, как притёрся своей дубинкой сзади!
Как её вогнал посерёдке!
Уложил её туда, куда и нужно.
Ах, как вздыбивший столпец классно ёрзает по холкам, да впадинкам, то вдавливаясь, то скользя…
Меня так с лета не услаждали, до чего же хочется, прямо сил нет терпеть…

В голове, как в регистраторе автомобиля воспроизводятся ранее зафиксированные картинки. Ну, как это было уже у меня и Тимохи ранее. Сюжеты во всём своём натурализме открываются один за другим. Вот расширяющее давление при вхождении в попку каменного ствола и боль от потери «пломбы».
А потом сильные толчки, от которых содрогается тело и «башку напрочь сносит».
Ах, эти и размашистые хлопки яиц, как аплодисменты актёру-премьеру в театре…
Вот они, в процессе ТРАХА, подтягиваются и облепляют корень…
И главное - трение разбухше – склизкого навершия по точке «Джи», резко увеличивающейся, как на дрожжах, предстательной железы. А это, поверь, оставляет в памяти незабываемые ощущения, когда готов визжать, орать и материться – одновременно….

Мой дорогой любовничек, нашёптывая и углаживая, подталкивает…
Ну, прям, как шустрый маневренный паровозик облюбованный вагончик в нужное место – к распахнутой белизне простыночки, что на кроватке.
И прежде чем завалить, теснее прижался, обхватил пальчиками за соски, повернув голову, и-то слегка касаясь губами, то страстно лобзая в засос, шурует язычком, яко пропеллером, определяя во рту только ему ведомый порядок...
Не переставая ёрзать своей елдой, Велимир продолжает подталкивать, пока не устанавливает в колено - преклонённую позу. Голова, прижата к подушке; а попка, выставлена вверх, соблазнительно распахнутая, удивлённо взирающая своим оком на мир божий…

Я заранее выложил на прикроватную тумбочку крем и ещё три дня назад купленные гандоны. Есть у меня такая слабость – испытывать человека ПРАВОМ выбора. Как в некой форме «деловой игры», дабы потом сделать соответствующие выводы. Ведь мир вокруг тебя не только созерцание, типа: «травка зеленеет, солнышко блестит». Нет! Он объёмнее. И это позволяет, анализировать, делая соответствующие выводы. Каждому из нас хочется, чтобы окружение состояло из верных и добрых товарищей, а не типов, которые «если тебе и зла не желают, то и добром не поделятся». Так и в данном случае, хотелось знать, как ко мне относится дролечка. Ведь и часу не прошло, как в разговоре озвучил своё мнение о том, что «в презике безопасно, но без оного – обалденно – улётный КАЙФ».
Так что выбор за ним: безопасность собственного здоровья или доверие ко мне. Тем более что – что, а уж этому красавчику хорошо известно с кем я последние три месяца в течении двадцати четырёх часов в сутки почти за ручку по училищу прогуливаюсь…
Порадовал.
Потянулся только за кремом.
Ещё больше от того, что смазал не только свой штырь, но и вход «в таинственную пещеру Аладдина», если, конечно, считать килограммы живого веса этого молодца – удальца, золотом, которым я, как настоящий миллиардер, уже три дня владею.
Совсем умилило, как неумело, но так осторожно – нежно стал растягивать вход, вначале одним, а затем и двумя пальчиками.
Потом тишина, какие-то передвижения и вот его голова между широко раздвинутыми ногами, а ротик вбирает моего богатыря, особо полируя губками головку. Хорошо-то как…
И вновь пауза.
Обхват руками.
И между ягодицами скользит твердынь, которая медленно - медленно начинает вдавливаться ТУДА, где каждое касание приводит в трепет, а ещё в ожидание не только боли, но и безграничного кайфа…
Миллиметр…, ещё один…
Его объёмный набалдашник растягивает отверстие, раскрывая так, что вновь возвращается ощущение - меня лишают невинности во второй раз…
У – у – у…, надо же…, наградил Господь любовничка такой массивной залупенцией, больно то как…
Ничего…, «казак, терпи…, атаманом станешь» и ещё «помахаешь своей шашечкой» в теснинах жарких желаемой попки…
А потом, я-то уж это точно знаю, что через несколько минут боль уйдёт и на её место по-хозяйски развалится Удовольствие, перерастающее в УЛЁТ.
Так и случилось…
Уже спустя некоторое время, перетерпев вторжение, сам подмахиваю, подвывая и восхваляя родителей мальца, кои вкупе с Создателем наградили такой толкушкой из плоти и крови…
Она полностью заполнила, и при движении вперёд – назад, массировала простату. А его ещё больше заводили мои стенания:
«Давай, орёлик!
Впахивай глубже!
Е*и!
А – а – а!
Быстрей!
Ж-ж-жарь, милок!»
И он наяривал…
Отсутствие опыта с лихвой перекрывало желание удовлетворить себя…
Но, слава богу, милок не забывал о нижнем…, то бишь обо мне, в нашем тандеме, исполняющим ГИМН ЛЮБВИ…
А некоторая жёсткость соития, была только приятна, родился бы бабой, наверняка, уже ни раз, испытал бы оргазм...
Вот и я, уже на подходе, стоило только дролечке коснуться рукой моего х*я, да пару раз передёрнуть, как изливаюсь водопадом, отстрочив скорострельно узоры на простыни…
И так меня от этого внутренне корёжило…, чай почти полгода такого кайфа не испытывал…, что весь ушёл в свои эмоции…
Видимо сжатия мышц сфинктера стали для любовничка финишной ленточкой в спринтерском забеге…
Мощный рывок вперёд! Вбивает свою дубинку по самое «ах, дальше некуда»…
Крепкий обхват…
И вот надо мной кто-то тоненьким дискантом – высоким мальчишеским голосом, аж в ушах зазвенело, выводит: «А – а – а!»
Никогда бы не подумал, что на такие голосовые выкрутасы способен Велимир.
А он, содрогаясь яко паралитик, падает на мою спину и затихает...

Выдержав паузу, минуту, другую, я стал извиваться ужом, так, чтобы его, не опавший конец, продолжил движение во мне вне зависимости от воли хозяина...
Спустя ещё некоторое время, кувыркнувшись, уложил бывшего девственника, на спину и, сняв «себя с крючка», распластался между раскинутых ног…
Руки неслышно порхают по телу, губки легко касаются навершия, язычок ласково обводит корону, пока не чувствую возрождения желания моего ё*аря вдвинуть поновой…
Тогда вбираю в себя, насколько могу и без особого давления, обихаживаю, лаская и доводя эмоции до уровня, до осознания того, что парнишка, МИГ назад, исполнил МИССИЮ самца, заложенную Природой…
И вот уже его руки перебирают мои волосы, и благодарно тянут за уши вверх…, и припадают губами и слизывает языком ВСЁ, что успел собрать…, и смакуют свою же молофью…
Как же я ЖЕЛАЮ друга, как хочу сам получить то, о чём грезил по ночам, - трахнуть его девственную попку…
Так нестерпимо, что спустя минуту, торчит оглоблей х*й и в яйцах свербит.
Пусть мой младшенький и не такой фигуристый, как его дубинушка, но и он мало напоминает махонький мизинец младенца, вон как топорщится во всей своей красе...
У-у-у…, - болван – хулиган…
Вона как припал к нему дружок мой – верный, сокурсник дорогой, едва почувствовав крепость стояка…
Значит готов разлюбезный напарничек и сам побалдеть от х*я в попке, хотя, ещё и есть в глазах беспокойство, типа: «Как, такой большой, да толстый черенок сможет в него войти…»
Жаль, нет времени на репетиции, ведь: «Жизнь – это не школьное сочинение, которое можно переписать набело».
Увы!
Надо свою партию исполнить так, чтобы партнёр в будущем желал ЭТОГО.
Припрашивал, заливаясь соловьём…
Чтобы его тянуло на мой Х*Й, яко магнит на металлический болт…
Чтобы просил и умолял е*ать, и е*ать, да в благодарность за это обсыпал бы поцелуями везде – везде…
А получая по полной – БЛАГОДАРИЛ,… и вновь…, желал повторить ….

Понимая степень важности задачи, не спешу. Делаю всё « с чувством, с толком, с расстановкой». Даже где-то обыденно – просто, осыпая ласковыми словами, не давая страху поселиться в его башке, наоборот, чтобы росло желание попробовать и впустить меня, чем глубже, тем лучше…
Нацеловываю всласть, опускаясь к шейке, вылизываю подмышки. Теперь ниже к соскам.
Здесь надо основательно поработать.
Вилен, как и я, торчит от подобных ласк.
У нас с ним это вторая по значимости эрогенная зона. У него даже более. Убедился в этом прошлой ночью. Так уцеловывал и покусывал, оглаживал и пальпировал, что ОН, не касаясь члена, замер в истоме…, возрычал яко лев… и излился огромной лужей на мой живот.
Так теперь ниже…
Да – да, к нему, к труженику, который недавно так неистово, по-шахтёрски, долбил мои недра…
У, красавец!
Старатель!
Специалист глубокого бурения!
Прости…, но сейчас не ты главное действующее лицо...
Твоя роль помочь хозяину в нужный момент переключить мозг с неизбежных болевых ощущений внутри попочки на кейф от ласк самых чувствительных мест.
Обхватываю губами буйную головушку крепко стоящего молодца, елозю...
А потом по стволу к хранилищам спермы – яйцам…
Дабы, вобрав каждое по отдельности, поскольку оба орешка сразу в рот не влазят…
Ух, какие они у парнишки крупные!
И хотя вместе в одном мешочке, но каждое - индивидуальность, украшенная ярким узором кровеносных сосудов.
Подхватываю под колени, поднимаю согнутые ноги вверх, развожу их, разваливая ягодицы.
Ух ты!
Красота-то какая!
Лепота!
Ладненькая, аккуратная, мягко – упругая...
Пальцы уже сами по себе разминают и оглаживают, чередуясь с губками и язычком, который припав, вылизывает впадинку под сладострастно – одобряющее урчание сверху.
Правда, поначалу, дёрнулся от такой ласки. Тут никуда не деться, по первому разу всегда так - есть элемент неудобства. Сколько бы себя «в энтом месте» не мыл, кажется, что остался неприятный запах. И хоть знаешь, что сие не так, а неудобно…
Ну, да это быстро проходит…
А вот к ласке такой, привыкаешь быстро, и кайфовать начинаешь…
А уж как расслабляет вход…, да так, что скорее хочется, чтобы вёрткий язычок заменило нечто более толстое да упругое…
Вот и у меня задача, так заласкать, чтобы у мальчонки даже мысли не возникло, напрягать себя, когда наступит миг вторжения…

Не знаю, как кому, а мне нравится делать римминг. Правда, не всем. Это сейчас. А тогда я это делал с огромной радостью, пьянее от того, что это тело любимого человека…
Вспоминал, как меня Тимошка готовил, чтобы «чпокнуть» на островке, вот и повторял, как по писанному, тогда-то вон, как от этого улетал...
И сейчас, даже не задумываясь, его попку вылизываю, как котяра блюдце из-под валерьянки..., страстно и неистово…
Постепенно к игре губ и язычка подключаю пальчики. Вначале один, без внедрения вглубь, потом два…
А когда стал разминать тремя, то первый стал медленно вводить, но только на длину фаланги. Итак, играючи пальчиками, разминаю…
Этакая физкультура домушника, вертящего в отверстии личинки замка отмычками, дабы вскрыть мастерски богатую хатку…
Сам же, дабы любовничек не напрягался от моих действий с тыла, подключаю ротик, коим и одеваюсь на весь рост его стоячка...
Учитывая, какие звуки раздавались сверху, можно спокойно было бы «доложить в центр»: «Полёт идёт нормально. Объект готов к стыковке!»
Пора вставить пальчик целиком...
Нащупываю простату и начинаю пальпировать.
Ух, родненький, как тебя выгибает…, значит можно добавить второй и третий. Пока одним елозю по железе, другими растягиваю вход.
Хорошо идёт процесс, тело расслабленно и само насаживается на перст.
Так, пора и крем применить, да и впендюрить, а то мой партнёр ещё, не дай Бог, кончит от таких ласк, лишив меня, да и себя удовольствия.
Сделано, Сэр!
Привстал.
Пошире развожу ножки.
Закидываю их на плечи.
Припадаю к губам, уцеловывая…
Надавливаю в это время задом, но не рывком, так склизким удавчиком по миллиметру вползаю в жерло …
Движение – пауза - поцелуй в засос…
Движение – пауза – обхват его х*я – скольжение рукой вверх – вниз…
Остановка.
Так, пусть привыкнет.
Работаю всем, чем только можно, дабы мозг фиксировал только положительные токи удовольствия.
Впереди самое главное – проскочить залупой не растянутое очко.
Да, тут от боли не куда не деться.
Задача одна – минимизировать её до минимума.

Вот всегда так, готовишься к одному, и вдруг раз…, и ситуация кардинально меняется. Мой друг, был воином, сыном воина, внуком и правнуком воинов…
И этот ДУХ БОЙЦА побуждает не идти по воли обстоятельств, нет – управлять ими! Я даже зафиксировать этот миг не успел.
Резкий посыл его попки навстречу – и вот уже торчу там, где надо - всем своим херищем до самых яиц…
И ведь ни звука не вырвалось…
Так, только тень пронеслась по лицу, да в его зрачках, как в зеркале отражались мой ужас и его боль…
И то, что я видел, а он чувствовал, наполняло нас такой щемящей нежностью и теплотой, что захотелось плакать и целовать…
Плакать не стал, стыдно отчего-то, хотя очень хотелось…, а вот целовать, у – у – у, как кайфово, особенно от того, что ты по корень вторгнут в благодать и она обтягивает, обхватывает, распаляет всё больше и больше.
Перехватываю ноги, складываю мальчонку в лягушонка и вбиваю свой ятаган, раскручивая попкой, дабы придать, при очередном вхождении, другой угол атаки, дабы чувства обоих нокаутировать новым витком ощущений…

А глаза мои тонут в очах, и уста мои ловят дыхание, и ВСЁ, как супер субстанция, даёт желание, силы и стремление сотворить СКАЗКУ, где один – герой, а другой маг и волшебник, способный вознести в облака. И вернуть туда же по первому требованию, благодаря фигуристой волшебной палочки.

А ещё умиляло, надо же, зафиксировало сознание такую деталь в лаве кейфа, как высунув язык от старания, он сам стремится повыше приподнять попку, дабы поглубже насадиться на моё корневище, учитывая, что я в это время вывожу высоко – художественную строчку, стрекоча в скорости обладания, как швейная машинка «Зингер»…
А потом…, так несказанно ХО-РО-ШО, что даже двигаться не хочется…

За эту ночь мы ещё трижды, друг за другом покоряли вершины пика Е*ЛИ в полной гармонии, страсти и любви…
А потом, обнявшись, уснули…
Утро мы встретили, как новорождённые: бодры, веселы, игривы.
Наши души пели и ликовали.
Наши лица светились счастьем.
Оба были горды, что прошли достойно и этот этап познания себя и друг – друга.
Усладили тела до безумства.
Вкусили сладость обладания мускулистыми и крепкими, яко орех, и в то же время мягкими и обволакивающими, яко бархат - попками.
А ещё, обоих, как ордена и медали на мундире ветеранов суворовских битв украшали отметины засосов на коже груди, шее, ягодицах, бёдрах.
Вот теперь я понимал, Тимошку, который просыпаясь рядом со мной, был готов горы свернуть. А энергия в нём била ключом, хоть и спалось чуть больше пары часов. Дело-не в количестве сна. Он просыпался с любимым ЧЕЛОВЕКОМ.
Так и нам, было безбашенно весело, легко и счастливо…
Вот теперь точно знаю, что такое СЧАСТЬЕ…
Это лечь вместе и проснуться. А ночью вдоволь нае*аться с любимым парнем. И утром светиться радостью. И чтоб гордость распирала от того, что именно ты, благодаря своему ЗОЛТОМУ КЛЮЧИКУ, сделал лучезарным этого гвардейца. И днём, улыбаясь, вспоминать о прошедшем. А к вечеру скучать и рваться на встречу.
А увидевшись обняться…
И возжелать…
И как бы незаметно, но целенаправленно, продвигать его опять к кроватке, дабы повторить поклонение попкам и х*ям. И МЕЧТАТЬ, чтобы эта круговерть была ежедневна и так много – много лет…
Вот как тут не вспомнить вновь удивительные стихи Эдуарда Асадова, первую часть которых уже цитировал. Видимо сильно его волновало отношения двух, если излил мысли и переживания так пространно в словах, но так ёмко и точно, по сути:
«Как много тех, с кем можно лечь в постель…
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И жизнь плетёт нас, словно канитель…
Сдвигая, будто при гадании на блюдце.
Мы мечемся: – работа…, быт…, дела…,
Кто хочет слышать - всё же должен слушать…
А на бегу - заметишь лишь тела…
Остановитесь…, чтоб увидеть душу.
Мы выбираем сердцем – по уму…
Порой боимся на улыбку - улыбнуться,
Но душу открываем лишь тому,
С которым и захочется проснуться…
Как много тех, с кем можно говорить.
Как мало тех, с кем трепетно молчание.
Когда надежды тоненькая нить,
Меж нами, как простое понимание.
Как много тех, с кем можно горевать,
Вопросами подогревать сомнения.
Как мало тех, с кем можно узнавать –
Себя, как нашей жизни отражение.
Как много тех, с кем лучше бы молчать,
Кому не проболтаться бы в печали.
Как мало тех, кому мы доверять,
Могли бы то, что от себя скрывали.
С кем силы мы душевные найдем,
Кому душой и сердцем слепо верим.
Кого мы непременно позовем,
Когда беда откроет наши двери.
Как мало их, с кем можно – не мудря.
С кем мы печаль и радость пригубили.
Возможно, только им, благодаря,
Мы этот мир изменчивый любили…»

Все последующие ночи этой незабываемой недели, что станут МЕРИЛОМ счастья на всю оставшуюся жизнь, провели так же…
По сей день удивительно, спали в сутки не более двух часов, а энергия ключом била. И чего совсем не ожидали, погружённые только в самих себя, что среди своей подгруппы станем лучшими курсантами. Это было приятно!
Мы настолько за эту неделю привыкли, что у нас есть своя закрытая территория, где можем быть ОДНИ, стоит только зайти и повернуть ключ в замке. И только при возвращении в училище осознали, что потеряли…
А дальше то как?
Где теперь сможем спрятаться от мира?
Как мы теперь?




ЖДИТЕ ПРОДОЛЖЕНИЯ. Оно обязательно будет…


Рецензии
Владимир! Ваша продуктивность приводит в недоумение. Когда и где можно столько произвести текстов?
Это при том, что особого выбора в списках прозара они не предоставляют: одни из хронологического прошлого, другие в прожектах.
Решил начать с главы 9.
«Мой дорогой любовничек, нашёптывая и углаживая, подталкивает…»
Сюжет не для слабонервных: ощущается творческий запал не только описать, но и прописать…
Чувствуется, что у писателя препон нет…
Интересно будет погрузиться в другие прозаические задумки… например, в гл.10 и последующие.

Эдуард Скворцов   04.12.2015 19:31     Заявить о нарушении
Эдуард, я с удовольствием читаю ваши перлы, они классные! Получаю эстетическое удовольствие, тащусь от речевых оборотов, которые ярки и врезаются в память. Иногда хохочу, а точнее, ржу яко конь над юмором, который у вас так классно получается. Буду и дальше вашим постоянным читателем...
Если честно, совсем не предполагал получить весточки, тем более такого одобрительно-доброго звучания. Очень рад этому. Ваша толерантность заслуживает уважения.
Благодарный Владимир Семёнов.

Семенов Владимир   05.12.2015 12:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.