Любовь и жизнь Гл. 5

Отправив семью на деревенское пропитание, Володя никак не мог привыкнуть к тишине в квартире и безделию по вечерам. Недавно купленный радиоприёмник «Муромец»  скрашивал одиночество и отвлекал от тревожных мыслей. Применив немало усилий, поймал как-то «Голос Америки», а потом стал периодически слушать эту «вражескую» радиостанцию, хотя её неимоверно глушили.
Второго июня, проглотив без аппетита суп, наскоро сваренный из пакетика, подсел к радиоприёмнику и сначала не понял слов диктора, рассказывающего о событиях в Новочеркасске.
- Ничего себе! Докатились! – вырвалось с болью, - расстреляли бастующих рабочих!
Всё ещё не веря своим ушам, Володя переключился на московские новости, где страна рапортовала о  победах и ничего не говорила об убитых и раненых в столице Донского Казачества.
- Может врут? Электровозостроительный завод в Новочеркасске один из ведущих в стране. И там, значит, не сладко живётся, -  с горечью подумал Володя, взглянув на свой суп без мяса.
Никак не верилось, что стреляли по безоружным рабочим и детям. Но на следующий день на работе все шептались о страшных новостях, а  Митя скептически заявил:
- А я нисколько не удивляюсь. Кому мы нужны, безродные? Ведь там на деревьях сидели в основном дети из соседнего детдома. Убили, зарыли и молчок. Искать их некому. А государству меньше ртов кормить. Вот тебе и «холостые» в воздух поверх толпы, а на деревьях любопытная детвора…
Вот с таких событий в стране начиналось лето 1962 года.  Народ хотел верить, что впереди их ждёт коммунистическое будущее. Но реальное было далеко  даже от простого благоустроенного быта.
Очередь за хлебом занимали с утра. Работающему человеку с трудом удавалось отлучиться в магазин в эту злополучную очередь, а потом втиснуться в толпу во время раздачи.  Кусок чёрствого кукурузного хлеба, порой, не лез в горло, но Володя его размачивал то в супе, то в чае и съедал до корочки. А потом жена Мити умудрилась вместе с малолетней дочкой брать и на его долю булку хлеба.
Шли разговоры, что не раз люди падали в обморок в очередях, а маленьких детей, порой, толпа затаптывала своим натиском. Хлеб выдавали из окна на улице. Ни один магазин не решался впустить в помещение такое количество людей.
Явная нехватка зерновых была налицо. Освоение целины и замена зерновых кукурузой в масштабах Н.С. Хрущёва дали  серьёзную трещину. И пик нехватки хлеба пришёлся на начало 60-х годов.
Впервые Володя задумался о том, что не в состоянии в городе прокормить свою уже большую семью. Галя писала, что дети в деревне с удовольствием пьют парное молоко. Валюшка «помогает» бабушке доить Бурёнку и любит «пасти» курочек. Это вызывало улыбку на лице и наполняло душу теплом.
А к концу лета жена вдруг заявила, что пока не намерена покидать родителей.
На душе было одиноко и тоскливо без семьи. Володя несколько раз перечитывал письмо, надеясь найти в нём что-то важное для себя. Но оно было холодным и будничным, где не было даже намёка о душевном тепле и ожидании встречи.
- Не любит она меня! – вдруг чётко и ясно сказал голос внутри, - сколько вместе, но ни разу не видел её глазах  искорки той нежности, которая притягивает и вызывает ответную бурю чувств.
Он гнал от себя эти мысли, оправдывая жену заботой о детях. А потом опять мучился сомнениями, не решаясь в письмах спросить о главном.
С трудом дотянул до нового года, взял очередной отпуск и без предупреждения поехал к семье.
У родителей жены он был всего один раз. Посёлок Знаменка напоминал ему маленький районный городок с пятиэтажными домами в центре. Автобусы с Орла туда ходили регулярно, так что вскоре радостная Валюшка повисла на шее у папочки и возбуждённо рассказывала о своих новостях. А вот Танечка спряталась под стол и никак не хотела оттуда вылазить, боясь незнакомого дяденьку.
- А где же Галя? – спросил Володя у тёщи, суетливо семенившей из кухни в зал и недовольно что-то бурчащей.
- По магазинам отправилась. Скоро будет. А ты, зятёк, что это без предупреждения? Мы только к весне тебя ждали.
- Соскучился я, вот и решил на новый год сам подарком  вам быть.
В ответ Володя опять услышал невнятное бормотание и совсем засмущался. Он тут же почувствовал, что его приезду рада только Валечка.
Но тут услышал шум остановившейся возле дома машины, выглянул в окно и не поверил своим глазам. Его Галочку обнимал здоровенный верзила и что-то весело ей рассказывал.
Через минуту она впорхнула в дом и с растерянной гримасой на лице выдавила:
- Володька! Откуда ты?
- От верблюда! – почему-то вырвалось у него.
Замешательство прервал вошедший тесть в своём обычном  состоянии полутрезвости:
- Зятёк! – и в этом коротком слове и доброжелательной улыбке Володя наконец-то услышал и увидел, что этот человек ему очень рад.
- Кидай свой Крым, - продолжил он, - хата большая, город рядом, а бабы без мужика, что куры без петуха. Их, дурных, постоянно пасти надо и обслуживать. Иначе разбредаются, кто куда.  Ты это учти, сынок. Их одних оставлять нельзя! Хотя и нас тоже!
-Выпить нам с тобой надо! Марья, бутылку на стол и закуся нам с зятьком!  – закончил свою длинную речь тестюшка.

Продолжение следует: http://www.proza.ru/2015/12/09/1713


Рецензии
Теперь приехал к жене… Вот и открытие! Как жить теперь, ведь двое детей.
Спасибо, Татьяна!
С душевным теплом!
С наступающим вас!

Лидия Сарычева   24.12.2019 16:22     Заявить о нарушении
Благодарю, Лидочка!
С добрыми пожеланиями,

Татьяна Завадская   31.12.2019 21:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.