Жениться не буду-3



Обед проходит в тёплой, непринужденной и дружественной (не побоюсь этого слова) обстановке. За столом царит почти семейная идиллия: со Стасиком мы на «ты» – он называет меня Борисом, а к подруге я обращаюсь стандартно, как в лучших домах Лондона и Филадельфии, – «моя дорогая», а она ко мне – «дорогой».

Индейка под тропическим соусом великолепна (даже во сне я ощущаю какое вкусное это блюдо), закуски соответствуют напиткам, аппетит у нас прекрасный - неторопливо пьём, закусываем, беседуем – всем хорошо. Стасик блещет умом, подруга – обаянием, а я – остроумием. Мы даже смеёмся иногда.

Но уже нависла над моей непутёвой головушкой тревожная мысль и всё ярче мигает красным светом вопрос: «А на хрена мне жениться, если мне и так хорошо?».

И моя любимая женщина, Люжен, как-то ускользает от моего взгляда и никак не могу я понять, и уже начинаю сомневаться – а Люжен ли это сидит напротив меня или другая женщина? Сквозь туман неясно вырисовывается красивая смуглая брюнетка, говорящая голосом Люжен и излучающая знакомый аромат душистого сена.

Или же подруга перекрасилась и навела интенсивный восточный макияж. Но зачем? Я ведь любил её такой, какой она была, без косметики.

Сомнения переходят в уверенность, далее в решимость, и я встаю из-за стола, выхожу в прихожую, одеваюсь…

Всё: женитьба отменяется, никаких брачных отношений даже с красивыми восточными женщинами. Хорошее дело браком не назовут.

    – Не уходи, – слышу знакомый голос.

Оборачиваюсь – нет, это не моя любимая женщина. Стоит в прихожей красивая женщина восточного типа, но это не Люжен. Лицо её вижу ясно, туман рассеялся, она похожа на Клеопатру в исполнении Элизабет Тэйлор (навязанный миру американский стереотип женской красоты), но намного лучше – американцы тупые и в вопросах женской красоты.

Ну, хрен с ними, с американскими стандартами, женщина ведь и вправду хороша! И эта красивая женщина просит меня не уходить.

Оделся, стою, смотрю, любуюсь…Встречались восточные женщины в моей жизни, но эта!... Хороша, что и говорить! Но, жениться всё равно не буду, хоть на Нефертити, хоть на Клеопатре, хоть на Мэрилин Монро.

    – А где Люжен? – спрашиваю для проформы и как истинный джентльмен.

    – Я за неё, – отвечает восточная женщина. – Меня зовут Луиза…Разве я хуже твоей Люжен?

Не хуже…Что-то знакомое ловлю в облике этой восточной женщины – из тех ещё времён, когда в двадцать лет влюбился в красивую горянку Луизу – одну из вершин любовного треугольника, участником которого сам не был, а только завороженным наблюдателем. Что было, то было – на фоне буйной горной природы Западного Кавказа, в палаточном лагере, на поляне, на берегу прозрачной горной реки.

Тогда эта женщина была тоньше, стройнее и моложе лет на десять, но и сейчас она хороша в своей мягкой женственности.


   – Ты прекрасна, Луиза, спору нет, – вспомнил я сказку Пушкина. – Но свобода мне милее всех красавиц мира, вместе взятых…Жениться не буду.

    – Смотри, дорогой мой, – говорит она голосом Люжен, – Не пробросайся любящими тебя женщинами…

    – Да ладно тебе, Луиза, – говорю ласково так, проникновенным голосом, – Я ведь не бросаю тебя…Звони, телефон мой у тебя есть…Приходи, если что…Но помни – любить буду, а жениться не буду.

Женщина молчит, а я иду на выход. Спускаюсь по лестнице и вдруг узнаю все признаки своего подъезда: обшарпанные  зелёные стены, мутные стёкла окон, свой почтовый ящик и даже запах родного подъезда. Это что же получается – я вышел из своей же квартиры и иду…Куда я иду? Где мой дом?

Всё ясно: если пошли бессмысленные вопросы без ответов, то действие происходит во сне. Надо просыпаться…

Проснулся…Восемь часов утра. Вздыхаю с облегчением – хорошо, что я не женился…Я по-прежнему свободен. Это сладкое слово – Свобода!


Рецензии
Здравствуйте, уважаемый автор!
Простите, что не могу назвать вас по имени. Дело в том, что я слепая, и поэтому не всегда имею возможность прочесть что-то по буквам.
На вашей странице оказалась случайно. Прочла эти три миниатюры. Думала, что будет что-то смешное, а оказалось.. Нет, я не ханжа, просто я, видимо, отношусь к тем девицам, которым подавай замужество, желательно с венчанием и на всю жизнь. А что касается той шутки Льва Ландау, на которую вы сослались в этом произведении, то "брак" не просто хорошее дело, а очень хорошее! Дело, видите ли, в том, что это слово произошло от старославянского слова "Брашно", что значит весело, хмельно, но и не без горечи испытаний, это уж как водится. Так что то ли это я такая глупая, что мужчин не понимаю, как моногамных существ, толи мир потихоньку сходит с ума, раз человек даже во сне боится жениться!
А насчет любви, уж простите, но то, что вы называете любовью - это не совсем то, что подразумевают дети, когда говорят между собой об этом. Но ведь это сон, скажете вы! Соглашусь, только хотела бы вас отослать к тринадцатой главе послания апостола Павла коринфянам. Там о любви четко и ясно сказано, и не важно, говорим ли мы с вами о любви между мужчиной и женщиной, или подразумеваем то, о чем говорил апостол Павел.
Простите меня, пожалуйста, за мое невольное занудство! Что поделаешь, я наивная и глупая девушка. Так же прошу прощения за безграмотность и описки. К сожалению, орфографические ошибки очень трудно определять на слух.
С глубоким уважением к вам, Виктория.

Виктория Луч   21.03.2017 02:39     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Виктория!
Ваше замечание принимаю и вас понимаю - конечно же, во сне у меня не та любовь, что подразумевает уважаемый мною апостол Павел. В жизни моё отношение к браку вполне разумное и соответствует библейским заповедям. Но вот снится такая чертовщина и некуда от неё деться. Стал записывать.
Записал около 30 снов, но не все они про любовь... готовлю к изданию книгу... Друзья находят в моих сновидениях юмор, я печатаюсь в одном литературном альманахе.
Одно меня утешает: в жизни я не такой уж грешник, как во сне.

С уважением - АдеФ.


Алессандро Де Филиппо   21.03.2017 10:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.