Поступиться принципами

Хорошо бы  найти работу, да такую, чтобы на полдня, думала Надежда, отправляя детей в школу. Потом она занялась уборкой,  посматривая на телефон: должен   позвонить  муж, укативший в очередную командировку.
Конечно на блюдечке такое место не поднесут, надо самой подсуетиться, поспрашивать знакомых, которых у нее, к сожалению, раз-два и обчелся.
И вдруг Надежде повезло - она встретила Лидию Федоровну, подругу тети Веры.  Лидия Федоровна, мило улыбаясь, поинтересовалась у Надежды о житье-бытье, потом сообщила, что увольняется из медицинской библиотеки.

- Знаешь, Наденька, я вообще-то  люблю  свою работу, но трудно мне стало,  пойду сторожем в соседнюю больницу.
- Я могла бы претендовать  на место?–   несмело  поинтересовалась  Надежда,
- Конечно. Мне хотелось бы передать библиотеку в хорошие руки. Приходи завтра к одиннадцати,  обо всем поговорим.

Библиотека при пятой городской больнице находилась в бывшем приемном покое, о чем напоминали  диванчик и два кресла под белыми чехлами. В библиотеке царил беспорядок:  книги на стеллажах  налезали друг на друга, алфавитные указатели всунуты кое-как,  повсюду громоздились  стопки газет, башенки необработанных книг,  массивный стол был завален формулярами. Хаос довершали какие-то деревянные фигуры в углу  у окна  с темными гардинами. 
-Заходи, Наденька. У меня тут кавардак, но мы вдвоем наведем  идеальный порядок, - бодро  резюмировала библиотекарша, радостно потирая  руки.
- Хорошо. С чего начинать? –  коротко спросила Надежда  .
- Будешь писать паспорта книг из этой стопки, а я должна  ненадолго уйти. Если меня  будут спрашивать, скажи, что я у врача, скоро вернусь.

Лидия Федоровна вернулась через полтора часа.
- Читатели были? Нет? А что тебе удалось сделать? Вот эти карточки? Маловато, но и на том спасибо. А теперь благослови Господи на чтение святого Евангелия. Я не начинаю работать, прежде чем не прочту, потом так хорошо на душе становится.
Услышав эти слова, Надежда  испытала сильное недоумение – ведь не в церковь она пришла, не на религиозное  собрание.
Библиотекарша достала из ящичка    Святое писание и, поставив Надю лицом к востоку, начала читать  протяжно,  время от времени крестясь и кланяясь.
Потом  обе женщины долго  молча писали карточки для каталога,   в  воздухе висело  напряжение. Первой заговорила библиотекарша:

- Надя, я чувствую, что ты внутренне сопротивляешься.  Надо  быть доверчивее, я ведь  тебе добра желаю, чтобы ты  не была оторвана от духовного света. Кроме того, мне хочется, чтобы ты   умела правильно общаться с людьми.   Вот, скажем, тебе придется иметь дело с нашим главврачом, он человек с характером, может вспылить, накричать. Но если ты скажешь ему: хорошо, Илья Николаевич, я сделаю это,  или хотя бы  не станешь спорить, промолчишь, он сразу остынет и еще прощения у тебя просить будет, - дидактично  произнесла  Лидия   Федоровна.
- Я думаю, что иногда надо отстаивать свое мнение, - возразила Надежда, исподлобья глядя на Лидию Федоровну.   Перед ней сидела  пожилая женщина  с сутулыми плечами, невыразительным лицом,   но  глаза  у библиотекарши    -  пытливые, умные, в них проглядывал интерес  и даже  властность.

- Вы, молодые, всегда горячитесь, спорите, а это ни к чему. Вот что я скажу: мне дали на время сочинение Иоанна Кронштадского, очень редкий  труд, я думаю, тебе стоит  прочесть,- библиотекарша достала из сумки объемистую  папку.
- Знаете, у меня совершенно нет времени читать, дома столько работы, - ответила Надежда, чувствуя все возрастающую неловкость за Лидию Федоровну.
- Ладно, на сегодня хватит, - смилостивилась библиотекарша.

Однако на следующий день избежать слушания божественного  писания не удалось.
Не поднимая головы,  заполняла  Надежда карточки.

Когда до закрытия библиотеки осталось около часа, пришла интеллигентного вида  женщина средних лет; положив книги на  край стола, она  приблизилась к стеллажам.
-Это наш хирург, - шепнула напарнице  Лидия Федоровна,  проворно подошла к посетительнице и  начала обсуждать с ней  новинки медицинской литературы.   

Впрочем, она не всегда была религиозной. Жизнерадостная миловидная Лидия  увлекалась музыкой, театром,  любила хорошие  книги . На  свою беду  она увлеклась  женатым мужчиной.   Ее  избранник  любил Лидию,  но    признался ей,  что не решается  уйти от жены,  подверженной  ишемической  болезни сердца.  Лидия  страдала, Игорь метался от одной женщины к   другой, начал злоупотреблять  алкоголем. Все закончилось   трагедией:  переходя   улицу,   Игорь  попал под колеса автомобиля. 
 Похоронив друга,  Лидия  Федоровна зачастила в церковь. Погруженные в мудрый покой   лики святых, проникновенные голоса певчих  умиротворяли, снимали душевную боль.
Лидия  Федоровна познакомилась с прихожанкой:  кроткая  худая  женщина  приносила в храм   религиозные книги, советовала поделиться духовной пищей  с другими .   

Как-то раз  в библиотеку пришел в   санитар Никита, парень  добрый, мухи не обидит. Она дала ему   книгу  «Библия для детей». Следующий раз Лидия  Федоровна предложила  парню Сенкевича.  Никита оказался способным учеником,  вскоре  он  охотно  читал сочинения отцов церкви.  Все шло прекрасно до тех пор, пока  молодой санитар не признался, что его мать – пятидесятница,   категорически  против того,   что сын  посещает православную  церковь.
 
«Она пригрозила, что если не перестану  ходить  к вам, то  в психушку меня  запихнет»,- грустно сказал Никита.  Библиотекарша  решила поговорить с фанатичной  женщиной, встреча состоялась, однако на следующий день  на Лидию  Федоровну напали хулиганы. Ее отвезли в  больницу с  сотрясением мозга. Когда Лидия  Федоровна выписалась из больницы, она сама себя не узнала: из зеркала на нее смотрела старуха. Религиозногсть ее возросла,  женщина  ежедневно посещала храм, отдавая половину своего скудного заработка на нужды церкви.
   
Все это библиотекарша доверительно поведала  Надежде. Надежда была потрясена исповедью  Лидии Федоровны.  Родители Нади, педагоги по профессии,  не были религиозными,  но к вере относились терпимо,  по большим праздникам  навещали  сестер Надиной бабушки, которые пели каноны, крестились перед едой,  не стесняясь присутствия  «безбожников»,  и конечно мечтали    приобщить  их  к  вере. 

Итак,   день  теперь  начинался   с главы из Евангелия.  Надежда  утешала себя мыслью о том,  что образованный человек  должен  знать Евангелие,  поэтому несмотря на все возраставшую внутреннюю  дисгармонию,  не высказывала недовольства.
  С  утра  в библиотеке  раздался  телефонный звонок.
Выслушав  сообщение, Лидия  Федоровна повернулась к своей помощнице:
- Надя, сейчас ко мне придет знакомая  докторша, у нее недавно умер муж, она тяжело переносит потерю, мы с ней побеседуем на разные  темы, а ты пройди   за ширму,  там есть  маленький стол .


- Я лучше прогуляюсь , не хочу мешать вашей беседе,- возразила Надежда и, не дожидаясь прихода гостьи, вышла на улицу.  Достигнув музея,  она,  прошлась по залам,  посмотрела постоянную экспозицию и передвижную выставку,  не торопясь  вернулась в библиотеку. При виде Надежды  женщина с заплаканным лицом  моментально  поднялась   с кресла:
- Я пойду, Лидия  Федоровна, спасибо вам,  вы мне очень помогли.
С добрейшей    улыбкой библиотекарша проводила посетительницу   до двери.
- Мы с ней очень хорошо поговорили, она религиозна, но еще не очень крепка в вере, Я дала ей богословское сочинение, напомнила  о том, что надо много молиться, ведь только молитвою будем спасены, никакие врачи не помогут так, как молитва. Запомни это, Надюша.

Дома  с детьми,  делая обычную работу  по хозяйству ,  Надежда внутренне  готовилась к серьезному разговору с Лидией Федоровной. Так дальше продолжаться не может!
Как только Надежда появилась в библиотеке, прозвучали тихие знакомые слова:
- Начнем со святого Евангелия.
- Я считаю чтение Евангелия  неуместным. Если надо, я пойду в церковь или дома буду читать,  - решительно сказала Надежда,.
Лидия  Федоровна   ахнула,  прижала пальцы ко рту... Надежде стало ее жаль,  но слово не воробей...

Лидия  Федоровна  торопливо ушла.  Во время ее  долгого  отсутствия  Надежда писала карточки, уже не заботясь о  почерке.
Наконец библиотекарша вернулась, стараясь держаться так, словно ничего не произошло.

- Вот что, Надюша, я сейчас была у   главврача, он меня не отпускает, просит остаться. Начальство надо уважать. Поэтому я остаюсь в библиотеке. А тебе может быть,  стоит сходить   в регистратуру, поспрашивать...
- Мне не нравятся люди, которые не держат  слово,- Надежде больше  нечего было сказать .

В сентябре  солнце грело  щедро,  словно пыталось подарить    тепло впрок перед неизбежным  отступлением  в  холода.  Деревья стояли зелеными, но в каждую  крону  вплелись    желтые пряди. Надежда шла знакомой дорогой, приподнятое  состояние  природы  не передавалось ей.
Она ощущала себя белкой в колесе. Одно и то же! Непрерывное верчение в сфере  буден,   а теперь и  новые     поиски  работы...
 Может  быть, надо    поступиться   принципами  и  принять  условия,     четко обозначенные «миссионершей»   Лидией  Федоровной ? 
 


Рецензии
Интересный рассказ.
И проблема поднята непростая - можно ли навязывать свои ценности. Очевидно, нет. Хотя правильно, по-моему, уважая выбор другого, не переступать через себя, как и поступила Надя. А Лидии Федоровне, скорее всего, просто не хватало общения, поэтому и Надежду позвала на своё место, и передумала переходить в сторожа, когда поняла, что Надя её не поддерживает.
В общем, интересная работа, которая заставляет задуматься!

Юрий Ковтун   25.11.2019 20:32     Заявить о нарушении
Вы постарались заглянуть "за кулисы" повествования, которое движется в какой-то степени "против течения"...
Спасибо!

Ирина Качалова   25.11.2019 22:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.