Руководитель это капитан корабля

Жизнь состоит из будней, полных событиями. Бывает, их происходит такое множество, что напоминают информационную реку. Она течет беспрестанно, как время. Мы следим за информацией, некоторая из нее нам интересна, но и та забывается, потому что постоянно продолжают поступать новые вести, на следующий период уже более важные, но и те со временем устаревают, и откладывается на дальних полочках нашей памяти.

Так в 2006 году я узнал о переходе на другое место работы начальника Уральского ЛПУ МГ Марата Фаридовича Еникеева. Жалеть, конечно, не стал об этом, если у человека есть желание, подниматься по своей карьерной лестнице выше, то пусть так и делает. Но о нем еще долгое время вспоминал, и было о чем. О том как начиналось развитие их поселка с вагон-городка до современного мини-городка из капитального жилья. То есть не из одного сто квартирного дома, который Еникеев в те годы просил у генерального директора Полякова, а из множества домов, в четыре раза поменьше этого. И это стало огромным успехом для трассового поселочка, расположенного на недоступном островке среди болот и гор Урала. Вспомнилась и их молочно-товарная ферма, освещенная лыжная трасса. Мы, газетчики, многое рассказывали на страницах «Транспорта газа» об этом ЛПУ и поселке Приполярный, которыми более 20 лет руководил Еникеев.
А потом Марат Фаридович ушел в Москву, стал заместителем начальника департамента по инвестиционным проектам в дочерней компании «Газпрома» ЗАО «Ямалгазинвест», выполнявшей функции заказчика по строительству крупных газотранспортных систем.

Еникеев строил магистральный газопровод СРТО-Торжок. «Тянул» его из родного поселка Приполярный через Уральские горы в сторону Европы - Вуктыла, Ухты и т.д. Потом слышал, что он вел монтаж станции охлаждения газа на Песцовой площадке Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения, компрессорные станции по утилизации попутного газа на Уренгойском нефтегазоконденсатном месторождении. За ними строил газопровод «Починки - Грязовец» с КС Арзамасской, Лукояновской, Вязниковской…

Недавно Марат Фаридович ушел на пенсию, но о покое не думает: работает в фирме ООО НПО «Ренавационные технологии», которая предоставляет услуги «Газпрому» по высокотехнологичному восстановительному ремонту узлов и деталей ГПА. А в данный момент его организация участвует в газпромовском конкурсе по разработке методов очистки трубопроводов от изоляции. Вот с некоторыми из этих разработок и приехал Еникеев в Югорск, в родное предприятие. Встретились нечаянно с ним, обнялись: 8 лет не виделись. Было о чем вспомнить.

- В «Ямалгазинвесте» каждый день напоминал пуско-наладку компрессорного цеха, - вспоминает с улыбкой Еникеев. - Проект газопровода, по своему объему, это не роман «Война и мир», а сотни таких книг. И так увлекательны, начиная с юридических, земельных вопросов собственности, экологических, заканчивая сдачей объекта. И нельзя ничего упустить ни на йоту, иначе провал.

- А было время скучать за Приполярным?

- Конечно, было такое. Оно приходило как-то неожиданно, созванивался с бывшими коллегами, они звонили мне. Зачем? Да, поделиться какой-то радостью. У кого-то внук родился, у кого-то ребенок поступил в институт или женился, храм в Приполярном построили, детский сад отремонтировали. Житейские дела. Со многими ведь дружил и дружу до сих пор.

Остров на Урале
В 1977 году на строительстве компрессорного цеха №3 в Уральском ЛПУ, при пневматическом испытании технологического газопровода взорвалась «гитара». После расследования этой аварии в «Газпроме» отказались от испытания газопроводов сжатым воздухом, и перешли на гидроиспытания. Этот вид испытаний был намного безопаснее.

Для некоторых людей та весть о взрыве оставила после себя какое-то неприятное ощущение, может даже испуг, а вдруг такое может произойти и на их КС. Хотя понимали, что технологический трубопровод имеет более толстую стену трубы, он прошел заводские испытания. Но, если человек не имеет по этому вопросу достаточной информации, то и упрекать его за боязнь не нужно. С этой ситуацией пришлось столкнуться и Марату Еникееву, инженеру КИПиА Пунгинского ЛПУ. В 1981 году его пригласили работать в Уральское ЛПУ, как раз на тот компрессорный цех №3, восстанавливаемый после взрыва. Жена вначале была против этого. Но, Марат уговорил ее.

- Через станцию Уральского ЛПУ уже проходили три газопровода – Надым-Ухта 1, Надым-Вуктыл-Ухта 2 и Уренгой-Грязовец, - вспоминает Еникеев. – Поселок состоял из вагон-городка и двух двухэтажных деревянных общежитий. Мне сначала дали пол вагончика, чуть позже целый вагон. Своими руками смастерил веранду, скамейку со столиком. Для детей мы насыпали снежные горки, заливали ледовые площадки. И радовались жизни.

Нам тогда всего этого хватало: интересная работа, семья, теплый дом (вагончик). На дефицит в продовольственных и промышленных товарах, не обращали внимания. Мы знали, что так живут все «трассовики-островитяне», и в Пунге, и в Хулимсунте, и в Сосновке. Завезти производственные материалы, продукты питания и так далее, нам можно только по трехмесячному «зимнику», в остальные 9 месяцев в

Приполярный можно было добраться только по воздуху, вертолетом.
Но, к сожалению, не все мы были фанатами-газовиками, - смутился Еникеев. – В 1982 году текучесть кадров в Уральском ЛПУ составляла 32%. И это несмотря на то, что в 1980 году у нас была введена восьмилетняя школа, в 1981 году – детский садик, и начал застраиваться поселок двухэтажными деревянными домами. Тех, кто не задерживался, притягивали к себе или деньги, которые можно было заработать на строительстве газопроводов, кого-то цивилизация, кого-то здоровье, будущее образование взрослых детей и так далее.

Кадры
Нехватка кадров была главной болезнью Уральского ЛПУ. Красота гор к себе притягивала только романтиков, которые не все имели нужные профессии для ЛПУ. Поэтому нужно было прикладывать максимум усилий для их обучения, обустройства, бывало – и перевоспитания.

- Мы всегда дорожили людьми, - вспоминает Еникеев. – Когда строители покинули нас, то, если возникала поломка какого-либо узла агрегата, запорной арматуры, киповского оборудования, теперь мы могли надеяться только на себя. При этом, объем прокачиваемого газа через трубопроводы, эксплуатируемые Уральским ЛПУ был максимальным. Времени на проведение планово-предупредительных ремонтов отпускалось не больше 48 часов. Поэтому коллектив был ориентирован на устранение неполадок во время работы цехов. Если знаний, опыта в чем-то не хватало, обращались за советами к соседям, они к нам. У начинающих машинистов, электриков, киповцев наставниками становились не только высококвалифицированные рабочие, а и инженеры.

В 1984 году старшего инженера Еникеева назначают начальником компрессорного цеха №3, в 1985 году - главным инженером Уральского ЛПУ, а в 1986 году - исполняющим обязанности начальника ЛПУ.

- Этот период моего роста прошел очень быстро. Отвечаешь за киповское оборудование цеха, полностью погружен в эту работу, совместно с ней изучаешь работу всех механизмов агрегата, запорной арматуры, технологии, энергетики, так как это взаимосвязано. И когда тебя назначают начальником цеха, то это принимаешь как должное, - говорит Еникеев, – как дополнительную нагрузку. И ты к этому уже готов, знаний хватает, опыта тоже. Потом тебе говорят, что ты начальник службы. И это так же воспринимаешь как нагрузку. То отвечал за работу одного цеха, потом – двух, теперь – всех трех. А когда назначили главным инженером, то становишься ответственным не только за цеха, за всю технологию, инженерные сети, а и за линейную часть газопроводов, водоснабжение и электроснабжение не только ЛПУ, а и поселка, социальных объектов, охрану труда, за состояние дорог и пожарных проездов. Отвечаешь за все, включая и кадры.

Коммунист
- Марат Фаридович, говорили, что вы долгое время были беспартийным руководителем. Редкое явление советских времен.

- Было и так. Когда я начал работать в Уральском ЛПУ, мне очень хотелось стать коммунистом. Мои отец и мать были активными партийцами, ответственными людьми, решали много организационных вопросов. Вот и я стремился стать таким. Когда написал заявление, в котором говорилось, что хочу быть активным строителем коммунизма, меня вызвали на партбюро ЛПУ и сказали, что у нас партия рабочих и крестьян. Если я, инженер, хочу вступить в ряды коммунистической партии, то должен с собой привести трех рабочих. Это меня обидело, в ответ хлопнул дверью.

А когда стал главным инженером ЛПУ, то у нас в поселке не было Советской власти – поссовета, а отсюда накапливалось и множество проблем. Кроме поссовета, не было участкового милиционера, ЗАГСа, юриста. То есть всеми этими вопросами от регистрации рождения ребенка, выдачи ордеров на квартиры, до поддержки порядка, приходилось заниматься мне.

Понимая, что дальше так жить нельзя, я поехал в Березовский райком партии и в райисполком, чтобы добиться организации в нашем поселке поссовета, участкового поста МВД. Первый секретарь Березовского райкома партии Александр Васильевич Филлипенко (будущий губернатор ХМАО-Югры) меня спрашивает, почему я не коммунист. Ну, я начал что-то говорить. А он меня за руку и привел на парткомиссию и говорит, что нужно Еникеева срочно принять в партию. Члены парткомиссии выступили против этого, мол, у меня еще нет кандидатского стажа. Филиппенко в ответ сказал, что меня давно знает, и я могу стать настоящим коммунистом. В конце концов, задним числом меня приняли в кандидаты членов КПСС, а через два месяца и - в члены КПСС. 

Товары народного потребления
Доставка товаров, было одной из моих головных болей. Когда построили магазин и установили большой холодильник, вздохнул. Стало возможным в нем сохранять мясо, жиры и другие быстро портящиеся продукты. Спасибо генеральным директорам Яковлеву, потом Полякову, Завальному и ОРСу, в том числе, доставка продовольственных товаров, частично – промышленных, шла к нам беспрерывно.

Продовольственная программа в стране, в то время была направлена на создание на обособленных предприятиях своих сельскохозяйственных угодий, перерабатывающих предприятий, чтобы обеспечивать людей продуктами питания. Эта Программа была и поддержана в «Газпром трансгаз Югорске».

Мы построили у себя молочно-товарную ферму, закупили коров, бычка. Начинали с 6 коров, потом держали 24 коров. Производительность молока была приемлемая для нас – 3,5 тысячи литров молока с коровы в год. Оно поставлялось в школы, в детский сад и больницу, где имелось оборудование для переработки молока. Летом, когда школа не работала, это молоко продавалось в ЛПУ.

Цена молока была условная, а себестоимость огромная, так как обслуживалась МТФ за счет собственных источников, плюс мы сами косили траву силами машинистов, слесарей, киповцев, заготавливали сено. В конце 90-х годов «Газпром» начал освобождаться от непрофильных активов, и наша ферма была закрыта вместе с цехом по изготовлению сувениров из кварца. Штольня недалеко от ЛПУ сохранилась с давних времен и мы нашли оборудование и специалистов, которые этим делом успешно занимались.

Мы у себя оставили только дробилку горного камня в щебень, которым мы засыпали всю промплощадку ЛПУ и поселка, вдольтрассовый проезд, дорогу через Уральские горы. И ругали меня сильно за строительство той дороги, хотя руководство Общества понимало, какую важность для нас она играла. Благодаря ней у нас появились коммерческие магазины с различными товарами, люди смогли в летнем периоде выезжать на своих машинах в отпуска. И называли ее «дорогой жизни».

Взаимоотношения
Чем выше должность у руководителя, тем больше у него и ответственности. Если сравнить Уральское ЛПУ с Комсомольским ЛПУ, то оно в четыре раза меньше его. Но это неправильный подход в оценке, у кого из начальников этих филиалов больше ответственности. Через нити газопроводов Уральского ЛПУ ежесуточно прокачиваются  максимальные объемы газа. Второе, на плечах руководителя весь поселок, независимо, кто живет в нем, газпромовцы или бюджетники, ведь все эти посельчане очень сильно зависимы друг от друга.

- Бюджетники – это врачи, учителя, - говорит Еникеев. – Без них не будет работать больница, школа, детский сад, а значит и ЛПУ. А для того, чтобы у нас были учителя по всем школьным предметам,  а также врачи – терапевт, детский врач, стоматолог, то нужно, в первую очередь, их обеспечить жильем. Так и поступали.

Спасибо руководству «Газпром трансгаз Югорска», что оно это понимало. За счет этого у нас появилась возможность и удержать специалистов в ЛПУ, обеспечивая их жильем, семейных - местами в детском саду, в школе. Сделали пристрой к клубу, в котором расположился спортзал.

- А как строились у вас отношения с руководством предприятия?

- Если хорошо работаем, то все нормально. Если, в чем-то происходит сбой на производстве, то и отношения накалялись. Но это нормальное явление, у генерального директора таких поселков и ЛПУ, как у нас, десятки, и если что, он во всем виноват. Поэтому, когда Поляков или Завальный срывались, ругали меня, то старался это принять как должное. Причин всегда в защиту себя можно было найти. Но, главное, я понимал в чем моя ошибка, что я допустил то, что произошло. Не хочешь, чтобы тебя ругали, то не допускай этого, разбейся вдребезги, но найди ту запчасть для агрегата, которую много лет уже не выпускают. Чтобы зимой не останавливались котельные, водоочистные сооружения, чтобы не было аварий на инженерных сетях, то их нужно своевременно отремонтировать, заранее заказать для этого необходимые запчасти. Все мы это понимали, но без форс-мажора все равно не обходилось. Обязательно в ненужный момент где-то, что-то да происходило.

Вот, чтобы избежать этого, мне и приходилось создавать себе множество должностей, контролируя и главного инженера, и начальников служб, цехов, вплоть до тренера по лыжным гонкам.

- Даже так?

- Я начальник, и поэтому должен владеть всеми вопросами, вести постоянный контроль за соблюдением выполнения всех поставленных задач. Вот почему производится во второй раз проверка, допустим компрессорного цеха, и вижу, что на агрегате №3 в таком-то компрессорном цехе недостаточно освещения. Мне начальник цеха говорит, что в прошлый раз не хватало освещения на ГПА №1 и он его отремонтировал, а это только вчера произошло, не успел поменять лампу. Ах, вот оно как! Так почему исправив одно замечание, он допустил следующее даже на день? И мне все равно как занят он и его персонал. Что у них глаза замыливаются или они в указанные часы не осматривают работу агрегатов, территории вокруг него? А недосмотр в каждой, на первый взгляд, неважной для производства мелочевке, начинает формировать в человеке безответственность.

- И вы ругали за это начальника цеха?

- И не только, а бывало, и лишал премии и начальника цеха, и начальника службы. Да, я уважал этих людей, но дружба дружбой, а служба службой.

Что ни говори, а руководителя ЛПУ можно сравнить с капитаном корабля. Ты отвечаешь и за производство, и за быт коллектива, и за медицинское обеспечение, и за снабжение. За все! Так и на корабле, если на нем все механизмы работают, если хорошо подготовился к плаванию и обеспечил выживаемость коллектива – продуктами, одеждой, питьевой водой, медикаментами с доктором и т.д., то ты молодец. Чего это стоит – это другой разговор.

Спорт

- Вы сказали, что приходилось вам и детей тренировать.

- Да это так, в присказку сказал, - улыбнулся Еникеев. - Я сам мастер спорта по лыжным гонкам, поэтому развитию этого вида спорта и старался уделять внимание. А места у нас для занятий лыжами прекрасные. Сначала мы своими силами обустроили трассу, прорубили просеку на 5 километров, потом - на 10. Но так как мы работаем до вечера, и на улице уже темно, а на лыжах кататься многие любят. Подумали и своими силами протянули освещение трассы, и она ожила. Сам приходишь домой, уставший, нервный, стал на лыжи и пошел по трассе. А физическая работа в такой момент лучшее лекарство от нервов.

Ну, а чтобы и дети могли заниматься этим видом спорта, пригласил в поселок семью спортсменов лыжников, создал отделение Березовской детской юношеской спортивной школы. Они занимаются в Приполярном с детьми до сих пор.

Также у нас от советских времен остался ангар. Сделали его ремонт, и превратили в ледяной дом. Там играют в хоккей, катаются на коньках, а в летнее время на его площадке расстилали ковер для игр в футбол. Так что ничего не оставляли брошенным в поселке, мы ко всему относились по-хозяйски.

Храм
К созданию храма Божьего человек приходит в своем сознании не сразу. Но приходит, есть ему, о чем попросить у Него прощения, есть о чем попросить у Него помощи, посоветоваться, помянуть близких, ушедших на тот Свет.

- Такая мысль и ко мне пришла. Договорился с проектной организацией, занимающейся строительством храмов, церквей. Осталось разработать проект, утвердить его в поселке, выбрать место для его расположения, и строить, - вспоминает Еникеев. – А люди мне говорят, что это место нужно сначала осветить. Поехал в Березово, встретился со священником, а он мне говорит, что вам мусульманину ненужно заниматься строительством христианского храма. И у меня как отрезало заниматься этим вопросом. Обидно, неужели обязательно придерживаться все канонов, Бог то один.

Потом, спасибо людям, что не оставили это дело на месте, а взялись за строительство Храма Господня. Организовал его начальник линейно-эксплуатационной службы Маслинский Владимир Иванович. Ему помогать стали Михаил Иванович Никишин с сыном Виталием, Сергей Алексеевич Уржумцев и Валерий Сушко,  Сергей Галушко, Андрей Чиркин, Леонид Козлов, Вячеслав Баранов и другие. Они совместными усилиями построили Храм имени Архангела Михаила. Поклон им и от меня.

- Марат Фаридович, 21 год вы проработали руководителем Уральского ЛПУ. С какими чувствами покидали Приполярный?

- ЛПУ, поселок, это тоже своего рода Храм, в котором я рос и долгое время проработал. Конечно, нелегко было сделать этот шаг. Не раз задумывался, принес ли я какую-то пользу, работая руководителем ЛПУ. Проект деревянного поселка формировался при мне, начальником ЛПУ Владимиром Григорьевичем Муравлевым, а поселка из капитального жилья уже с моим участием. В 1995 году у нас открылся участок СМУ-4 треста «Комсомольскстройгаз» и в 1996 году был построен первый 18 квартирный дом в капитальном исполнении, за ним 1 дом 24 кв., 2 дома 27 кв., 4 дома 48 кв., гостиница на 100 мест, общежитие на 300 мест. Есть школа, клуб, спортзал, больница, дорога через Урал. Делал все, чтобы люди там жили хорошо. А лучший итог этому – это оставленный после себя в ЛПУ трудовой коллектив из профессиональных кадров. Если в 1982 году текучесть кадров в Уральском ЛПУ составляла 23-25 процентов и выше, то в 2006 году - 1,2 процента. Многие дети после получения образования возвращаются в родной дом. Рождаемость в поселке растет. Так что, наверное, оставил после себя в поселке что-то хорошее.


Рецензии
В станице Незамаевской Павловского района, Краснодарского края родился Виктор Иванович Муравленко. Наш земляк. У Вас есть,что нибудь о его жизни? Интересно почитать. В.Г.Муравлев с ним не сталкивался! Пишите хорошо, особенно о природе чудесно получается.

Александр Оленцов   25.11.2017 09:26     Заявить о нарушении
Спасибо. К сожалению о Муравленко у меня нет информации. Пишу о лудях, с которыми работал и работаю.
Иван

Иван Цуприков   26.11.2017 08:28   Заявить о нарушении