Встреча 4. Ее нежность

Дни стремительно раскручивались, набирая свои обороты. Совсем недавно на деревьях покоились, взятые, ржавчиной листья,а ночью ближе к утру ударили заморозки и они покорно легли к их стопам. Теперь нагие стволы с толстыми ветвями и тонкими веточками давали возможность просматривать окружающий их мир досконально точно, до мельчайших подробностей. Очертания домов, разнообразие разукрашенных окон и ветровых досок на фронтонах рисовались в пространстве четко и доступно. Шла кропотливая копка приусадебных участков. Все работающие понимали и спешили – вот-вот заметет первым снежком, скрепит землю морозцем и работы будут приостановлены до весны. А хотелось все дела «довести до победного конца», успеть завершить начатое после недавних дождей. И так земля довольно долго отдыхала, подсыхая от обильной влаги. В этом году, как никогда, выпали хорошие осадки. Вскоре это вскопанное накроет снежком и будет отличное подспорье будущему урожаю.

Арсеньев в этом году еще не брался за лопату. Соседи начали подумывать, не заболел ли он – и в огороде не видно и так на глаза не попадается. Что-то совсем не похоже было на этого веселого озорника и шутника мужчину. Александр всегда появлялся, после работы, на своем хозяйстве, то стучал молотком во дворе, то поливал деревья в саду, а то просто, раскуривая сигарету, вступал в разговор с прохожими односельчанами. Саша выглядел моложе своих лет. Подтянутый, атлетически сложенный, с выразительными голубыми глазами, он всегда вызывал симпатии у людей, с кем бы ни встречался взглядом, с кем бы ни общался. Кто бы мог подумать, что теперь все его выходные проходили в просиживании у злостного хулигана компьютера. Жена, зная его характер, молчала. По дому много работы, а с него и слова не выдавишь. Уж очень он изменился за последнее время. Стал хмурым и молчаливым, раздражительным в разговорах.

Заканчивался второй месяц после последнего общения с Ярославой, так и пылилась в тягостном молчании ее аська. Эта девочка была верна своим словам. За это время, ни одного слова, ни одной буковки не появлялось на мониторе. Висела в комнате полная тишина.
- Неужели снова сменила ник, или перешла общаться в агент.  Не нужен я ей. Ясно, что в отцы гожусь. Наивный человек я и пустомеля. Никакой от меня пользы, только мучаю ее, – рассуждал Арсеньев, сжимая в руках карандаш, ломая его. Сегодня, как на зло, ему еще и не писалось.

А было, что вспомнить. Столько нежности и любви отдавала ему эта девочка. Она в большей степени, чем он, была активней в излиянии своих чувств.  Тогда не понял важность и нужность их отношений, как теперь. Проще было отмалчиваться, вставляя короткие фразы, ничего не значащие, когда из ее души потоком лился свет любви, и он растворялся в нем и становился, в своих же глазах, чище, лучше, прекрасней. Такое было впервые с ним – ему дарили любовь, не он, а ему. И, кроме неверия в это и растерянности в его сердце не возникало ничего. Душа молчала.
Теперь же, его душа, наполненная ее целомудренным светом, сама излучала эту любовь. Но его Славушки, к сожалению, не было рядом. С ее слов «она, угасая, истратила себя». Кто знает, что с ней? Мир на такие вопросы ответа не дает.

- Я чувствовала вчера, что это был последний день осени, я простилась с осенью,  там, на дереве,… так же как и с вами, но осень… она во мне, как и вы… и никуда вам не деться.
У меня дома живет божья коровка. Мне жаль ее, но я не знаю, чего она хочет. Не знаю так же. Как не знаю, чего хочу я, но, то, что вы в моем сердце…лишает меня возможности впасть в уныние. "Вы как второе мое я... Дремота… немота, пустота… и стою я у самого края моста…»
- Я люблю!!!!!!!!
- Если бы, вы, только знали, какой мне снился сон…. Мне,  кажется, я должна объясниться. Моя любовь не возникла в идеале, на образе. Я вижу в вас, все вижу то, что создало внешнее. Вижу, что порождено и убито, но я вижу в вас свет, свет, который манит меня, как мотылька. Я уже научилась не обращать внимания на то, что являет в вас следствие этой, как вы сказали грешной жизни, я вижу в вас, я чувствую вас. Мое существование наполнено трепетом, волнением. Это такое чувство, что я испытывала ранее к безличности, к пустоте. Во мне рождалась любовь и вы ее воскресили, вы. Мне очень важно, чтобы вы поняли, что я чувствую. Это, какое-то чувство родства, тепла, боли, тоски, любви. Я чувствую вас, будто нахожусь в вашем теле, я обездвижена, но я чувствую, что во мне водопад… и я танцую… в тихом ритме любви.
Вчера вы сказали, что любовь… построена на эмоциях. Эмоции ничто, мне кажется, и я не могу избавиться от чувства, будто, вы, не чувствуете моей любви, не осознаете, я не могу выразить того, что чувствую, я даже не могу описать. Для вас есть я, которая пишет. Для меня, вас нет, но я ощущаю вашу природу. Я не знаю, как это у меня получается. Иногда, мне кажется, что это сильнее любви. Иногда, мне кажется, что это не любовь, а всепоглощающая мое существо болезнь. Ваш свет, ваше тепло. Знайте, я знаю вас лучше, чем вы сами себя… Я вас люблю. Нежно, нежно целую ваши глазки на прощание.

- Хотите, расскажу,  как я представляла нашу встречу?
-Да, очень хочу.
- Это было поздним вечером, недавно… дня два назад, было грустно и чувства… ассоциации нахлынули, давая желаниям форму. Эти представления о встрече были непосредственны… легли… без замысловатости. Мне представилось, будто вы стоите в аэропорту ждете меня, а я наблюдаю за вами, и волнение заставляет меня дрожать с такой силой, что, кажется, я не смогу ничего сказать. Я боюсь к вам подойти, наблюдаю, вы все время смотрите на свои руки, возможно от волнения, а может… вдруг под действием чего то, осмысливаете все происходящее, не знаю, но у вас растерянный вид. Я подхожу, каждый шаг дается мне с большим трудом, ноги становятся ватными, мгновение, и я потеряю сознание. Осталось несколько шагов… я подхожу сзади, ибо сил не хватит. Вы меня не видите. Я боюсь, что вы обернетесь. Я подошла, вы не оборачиваетесь. Я обвиваю ваше тело руками, обнимаю сзади, вы вздрагиваете, а я из последних сил… пытаюсь сохранить сознание. 
- «Славушка!,- воскликнули вы! Вы взяли… мои руки. И мы стоим так… несколько минут, не оборачиваясь. Затем… Я сама действую, поражаясь этому. Мы встречаемся глазами… и почему то… тянемся губами - поцелуй. С болью… горечью… оставляем в этом поцелуе все, все, ибо теперь все по-иному. Волнуюсь. Все замерло… долгий, страстный поцелуй. Мы даже причиняем друг другу боль. Будто хотим соединиться, раствориться друг в друге. И, как по нотам… музыка тише… поцелуй все нежнее… и я чувствую, что сейчас, я встречу ваши глаза. Я волнуюсь, так, что слышно мое сердце… вы прижали меня к себе, ощущаете мое тело. Ваши глазки… они блестят… нежностью… любовью, такие глазки я еще не видела, в вас отсутствуют мысли… нет ничего… ни людей… ничего, любовь… в таком масштабе… она затмевает все… у меня кружиться голова…. Я хочу снова поцелуй и волнуюсь, у ваших губ. Они сладкие… будто съели конфетку. Перед встречей. В вас столько нежности ко мне. Вы обхватываете меня... с такой нежностью, что мое тело пробирает дрожь… и без того сильная. Я не могу говорить. У ваших губ мне спокойно, а встретить ваш взгляд… как-то… безумное волнение. Ваши губы… первое, что я встретила… они мои… только эти губы… ваши губы для меня, будто человек… какое-то существо, мои мысли сузились в сознании, стали абсурдны…, я будто сошла на мгновение с ума. Я чувствую, что вы ощущаете то же самое,… и мной завладевает трепет… Вы… это я. Я волнуюсь. И совсем не имею решительности, как и вы. И, кажется, что мы будем вечно так стоять. «Мяу», громкое «мяу»,- сквозь звон в ушах. Кот разрядил обстановку… а разрядил ли? Ты смеешься.… А я смущенно улыбаюсь. Ты берешь мой багаж, багаж странника, и кота… в сумке. Берешь меня за руку. И мы идем. Между нами проходят волны. Мы ощущаем их… как одно целое, как один организм. В наивысшие моменты…. Ты сжимаешь мою ладонь. Я чувствую! Чувствую… что мы один человек. Мы молчим.… Как дети, боясь, взглянуть друг на друга. Две ладони… через них мы и ощущаем свою любовь, всего лишь… две ладони… Я чувствую… каждый изгиб этой руки… сильной… и любимой. Чувствую ее тепло. Мы идем к выходу. Теплый осенний ветер приводит нас в сознание. Наша встреча.

Арсеньев хорошо запомнил этот рассказ. В нем отразились фантазии, надежды, детские страхи Ярославы. Но любовь оказалась сильнее страха. Она проявлялась во всех сообщениях и смс. У них даже было несколько коротких разговоров по телефону. Он слушал ее тихий, мягкий голос, чувствовал радостное биение ее сердца. Что-то неразгаданное, невидимое сближало и удерживало их. Даже разница в возрасте не являлась «тормозом»   их трепетным отношениям. Еще, когда  только начали развиваться эти отношения, он спросил, знает ли она о его возрасте. Слава, не колеблясь, ответила, что его возраст ее никак не смущает и эту информацию она получила еще до их знакомства, в социальной сети, когда прочитала профиль «философа». Однако странным было то, что все же чаще она к нему обращалась на «вы», или «вы» уважительное чередовалось  с «ты» доверительным, когда чувства захлестывали ее душу и в этом «ты» полыхали нотки ее любви и нежности. Арсеньев настолько привык к этому, что воспринимал эту странность в равной степени доброжелательно. Его радовали проявления чувств, а не то, как к нему обращаются.
Как же можно на такое обижаться….

Был еще разговор с ней… нежнейший и самый откровенный из разговоров, какие только могут проходить между близкими людьми.
- Приходи ко мне, если тебе будет худо. Ты мне дорога…
- Ты мне тоже. Очень,  очень! Сядь. Так, чтобы я могла свободно подойти сзади.… Хочу снять с тебя верхнюю одежду.… Оголить твою спину.… Касаюсь ее своей щекой.… Чувствуешь…мои руки? Они обвили тебя…
- Да, чувствую.
- Я провожу кончиками пальцев по твоей спине, ощущаю, как меняется твоя кожа, в некоторых местах…тебе несколько щекотно. Но ты терпишь…  молчаливо. Целую тебя. Иногда…проскальзывает мой язычок…. Чувствую,…как напрягаются твои мускулы… от моих прикосновений. Каждая клетка…напряжена,…чувствую легкое волнение.  Я боюсь…. Дальше…
- Ты ласковая… нежная.
-  Иногда… бываю иная.
- Мой бальзам!
- Бальзам с перчиком?
- С перчиком тоже хорошо! А что до утра! И то и другое!
- У меня уже…утро.
- А когда спать то будешь?
- А когда ты хочешь?
 - У меня…сейчас.  На груди. Согласна?
- Люблю вас…всего. Какой есть….  Другого не надо. Люблю.  А я вашу  грудь буду нежить, надеюсь, снимите рубашку? А можно я сниму с себя? …
- Да, конечно. Тебе все можно. Я чувствую, твою нежную грудь... мне очень приятно. Я тебе об этом еще не говорил. Для меня это свято…. Только для меня. Настали самые близкие отношения…
Между нами.  Мы к этому пришли… это тайна между двумя любящими людьми.
- Близкие отношения. Как трогательно!
- Ты голенькая на мне...
- Да…
- Потерпим, милая до встречи…
- Мое сердечко… сейчас выпрыгнет.  Дай свои губы…
- Бери. Они твои. Это будет самый сладостный поцелуй… меж нами.
- Я целую нежно, трепетно касаясь кончиком языка…вашего язычка,…ласкаю своими губами ваши губы,…затем страстно…проявляя наваждение плоти,…в губах…прикусывая ваш язычок…мне сладко…. Я исцелую вас до беспамятства при встрече.
- Охотно верю!
- Почему же веришь? Должен знать. На моих губах ваш вкус…
- А я пропах тобой…
- У вас красивые губы. Нежные… сладкие.  На вашей груди моя голова… и мое безумие утихнет во сне.  Мы проснемся одни в постели… поутру, зная, что будет встреча, в предвкушении…

Но за ее нежностью всегда следовали грусть и горесть, даже предвидение скорой разлуки.

- Вы оставили во мне ту часть себя, которая вечно любила и хочет любить. Вы нашли во мне воплощение того, что заставляет вас ощущать любовь. Вы оставляете во мне эту сущность, зная, что я никогда больше не буду рядом. Эта сущность… она дремала, а я посредство. Вы оставили ее во мне…и знаете, что она существует. Вы не потеряли ее так, как думали. До встречи со мной, ибо появилась я.  И ваша любовь! Она живет отдельно от меня. Все же, образ. Он есть, но он не на уровне максимализма и юношества.…Этот образ, скорее наполнен отчаяньем… горечью, горечью потери, я….
Э, я вам возвращаю то, чем вы жили. Всегда любовь в вас, она не зависит от тех, к кому вы ее проявляете.  Но иногда… она хочет наружу, и тут появляюсь я. Вы боитесь, что любовь в вас умрет,… и отправляете ее со мной… в путь неизведанный. Все же вы любите меня лишь потому, что доверили мне свое проявление, проявление любви…
Любовь в вас, вы поэт.
Я рада, что заставило ваше сердечко стучать гулко… и чувствовать проявление…
Но я оставляю вас, оставляю, дабы продолжить свой путь…
Вы круг, а я...

- Положите руки…мне на талию. Я держу ваше лицо в своих ладонях… целую…, целую…, целую… страстно…. Вы ставите, на какой- то неведомый уровень все наши чувства, они существуют отдельно от всего,…и любите вы сильно,…возможно, недостаточно осознаете, я чувствую.
- Я должна была давно уйти, сказать, но все вышло так…плохо. Ты, наверное, чувствовал, что с каждым днем мне все хуже… и хуже. Мне нужно было уйти. Сделать это "по человечески" и намного раньше, чтобы не вышло того, что вышло, как раньше. Все повторяется, но и без тебя я не могу, не могу без тебя. У меня нет воли, покинуть тебя на время,…нет!  Но и быть с тобой в таком состоянии - это терзать тебя и себя! Нет! Я чувствую, что причинила много боли, много неприятных ощущений доставила, и так… я не смогу тебя оставить.

- Мой милый любимый человек!
Прости, меня, пожалуйста! Я не спала, я плакала. Я не знаю, что со мной, прости. Я не хочу, чтобы тебе было плохо, не хочу, люблю тебя и навсегда, любовь такая не угасает, во мне нет,…я сама постепенно угасаю,…понимаешь? Мне нужно время. Вчера было, вчера мне было безумно плохо, меня преследовали образы,…я поругалась не только с вами. Не по моей воле…пойми и прости.
Береги свое сердце и прости меня безумную…за то, что я тебя беспокою, береги сердце, и здоровье…я ведь не смогу без тебя. Прости…

- Я знаю одно, никакой человек…не заставит меня разлюбить вас, но я, знаю, что путь мой иной, и он поставит меня перед выбором, я даже знаю,…что я выберу. Когда вы говорите о своей любви, я начинаю трепетать,…всегда…чувствую…в каждом движении своем,…какое-то значение,…а иногда, мои глаза закрыты,…и я прикусываю губы,…я чувствую…в особенном ритме все мое существо. Я чувствую много, Я не могу описать,…Не могу, боюсь касаться словом. Чувствую волнение приятное, как приливает кровь. Иногда кружится голова… легонько.

Александр не сомневался в том, что придет время и Ярослава покинет его. Сколько будет длиться эта разлука, никто не знает – ни он, ни она, ни эти небеса. Но хрустальная любовь, что так неожиданно между ними вспыхнула,  еще обязательно позовет, всколыхнет их сердца. Поэтому, вечерами допоздна  или лучше по утрам он терпеливо ждал, когда в ее асе появятся титры ее нежных слов.

- Здравствуйте! Вы хорошо спали?
- Ничего так, но голова побаливает…
- Целую.
- Где ты, милая?
- Рядом. А помните, когда вы сказали, что любите меня… ужасно сильно… у меня сильно, сильно застучало сердечко.
- Дай твои губки, сладенькая! Она еще сомневается…
- Не сомневаюсь,… отдаю. Ответное "кусь".
- А теперь полежим… спокойно, прижавшись, друг к другу… помечтаем.
- А можно я лягу на вас?
- Тебе все можно,… мне будет приятно.
- Лежу на вас… и целую! мои волосы свисают и касаются вашей шейки… мои руки… в ваших руках…
- Твоя нежность меня парализует – мне скоро на работу.
- Я целую ваши ямочки… лобик. Что вы в данную минуту делаете?
- Буду кушать, но как… после твоих поцелуев... кушать, моя пантерочка!
- Если я буду вас кормить… вы, ведь не сможете пойти на работу?
- Люблю тебя!
- Кушайте. Я буду тихонечко сидеть,… и заглядывать, как ребенок, вам в ротик… иногда не как ребенок. Я тсс...
- А что я ем?
- А я не замечаю. Вы уверены, что я сейчас в Питере?.. я в невесомости.
- А я меда в кашу больше положил. Уже ничего не соображаю. Хочу видеть тебя. Допрыгался, кузнечик…
- Я тоже.… Давайте-ка я просто… уйду?
- Нет! Будь рядом.
- Тогда я ротик на замочек… жаль чувства… так нельзя.  С душой… буду нежней всего обходиться.
- А где ты вчера была?
- Я уходила…. Точнее выходила, с котом.
- А у нас вчера был дождь.
- Я бы хотела вчера быть у вас, под дождем. У нас солнечно… и холодно.
- Почему я тебя так сильно люблю?.. Отвечай.
- Сильно?
- Ужасно сильно. А ты котов ублажаешь, котика мама! Придет весна, найдет себе кошечку и поминай, как звали.  Я сам люблю котов.
- Он у меня уже гулял, приходил… он меня любит, а уходят, когда что-то не устраивает. Он гуляет, а я за ним вечером… прихожу. Обычно при этом он сторожит кошечку на дереве.… Но все равно… бежит за мной… и кошечка счастлива, а, может, и нет.  М-р…
- Моя киса! Иди ко мне…
- Прыгаю на твою постель, сворачиваюсь клубочком у твоей груди… и мурлыкаю… от счастья.
- Мое сокровище! Никому не отдам!
- Я тебя тоже… не отдам! На работу не буду пускать. Встану у дверей… и никуда не пущу.
- Мне поставят прогул и будут стыдить.
- А вы, помните, кто ждет вас дома… и вас не сумеют пристыдить.
- Золотко мое! Буду помнить, но мне пора…
- Я тебя люблю.  Моя весна… Я с тобой… я всегда с тобой.
- Переполнен твоей нежностью. Теперь мне ничего не страшно. Сам сгораю от любви, но ты так далеко. Это несправедливо. Вот сейчас рвану прямо к тебе.
- Как же я буду разговаривать с дядей? Он сейчас придет…. А я уже ни на что иное и не способна…
- Ярослава! Не болей, пожалуйста.
- Хорошо.
-  Ради нашей любви...

Почти два месяца на мониторе тягостное молчание. На следующий день, проезжая полем, он услышал ее голос. Чудеса! Так недолго и в шестую палату попасть. Саша Арсеньев начал жить, как прежде, - заниматься спортом и писать стихи.


Рецензии
Любовь – это когда ничего не стыдно, ничего не страшно, когда тебя не подведут, не предадут. Когда тебе безгранично доверяют.
У Ваших героев, похоже, правда, любовь. Немного странная у Неё и очень нежная и трепетная у Него.
Очень трогательно, Станислав!:) Спасибо Вам!
Пишите дальше, с нетерпением жду! Мне всё больше и больше симпатичны Ваши герои.
Удачи и вдохновения!
С уважением и теплом,

Некто Она   13.12.2015 15:28     Заявить о нарушении
Здравствуйте! Охотно буду продолжать писать, пока горит желание это делать.
И Вам удачи и вдохновения!
С признательностью

Станислав Квятковский   13.12.2015 15:46   Заявить о нарушении