Колючая реклама

Сотрудники креативного отдела рекламного агентства «Краснобай» робко подпирали стены приемной директора – на два часа было назначено совещание, которое грозило перейти в головомойку, так как особых творческих успехов в последнее время не наблюдалось. Только молодой разухабистый РR-менеджер Веня Угодников плюхнулся в кресло рядом с Альбиной – новой секретаршей директора, являвшей собой юное создание, наделенное стройной фигурой и миловидным личиком. Одаривая секретаршу комплиментами, он как бы невзначай положил ладонь на коленку, провокационно выглядывающую из-под короткой юбочки, и тут же одернул руку – это Альбина ловко пришпорила его ногу острым каблучком туфельки.

– Спятила! – удивленно вытаращил глаза Веня, вскакивая с кресла. 
– Так будет с каждым, кто попытается погладить меня против шерстки, –  усмехнулась Альбина.
– Да может, ты мне нравишься, и я хочу на тебе жениться, – привел Веня аргумент, который, по его мнению, гарантировано снижал уровень недоступности девушек.
– А как ты в школе учился?
– Ну, вообще-то, неплохо, случались, конечно, и двойки, – обескуражено ответил Веня.
– Тогда запомни, приятель: такие девушки, как я, достаются только круглым отличникам! – нарочито строго отрезала Альбины.

Под язвительные смешки коллег еще более обескураженный Веня замер с открытым ртом,  соображая чтобы ответить, но так и не ответил – сотрудников пригласили в кабинет. 

Директор и одновременно владелец агентства Эразм Разводов, вальяжный господин средних лет с хорошо поставленным голосом, начал разнос без всяких преамбул.  Опять топчемся на месте! – громыхал он.  Где новые идеи?  Где новые рекламные ходы? Куда делись ваши мозги – высохли?  Срочно необходим новый трэш – крутой универсальный трэш, способный завоевать внимание всей страны. Что-то типа Лени Голубкова, но выше уровнем – без дешевого примитивизма. Так, чтобы на него западали, чтобы о нем говорили и сочиняли анекдоты. Ну, давайте ваши предложения – ведь вы креативщики!

– Может, пригласить Филиппка? –  нерешительно промолвил завотделом.
– О Господи! – взмолился Эразм. – Не вижу оригинальности! Будто деятелей шоу-бизнеса никогда не привлекали в рекламу. Что они могут, кроме как фальшиво улыбаться, скандалить и драть бешеные деньги.  Да и физиономии их давно приелись – особенно у Киркорова.

– А что если  политика  какого выдернуть?  Вот Горбач, например, в свое время неплохо пиццу рекламировал. Сейчас много бывших, и дерут они по-божески, – раздалось еще одно предложение.
– Черт подери, вам не рекламой стратегией заниматься, а сочинять тупые объявления о распродажах конфиската! – гневно отреагировал Эразм. – Отставные политики  погрязли во лжи еще с тех пор,  когда были при власти – кто на них нынче поведется. В таком случае уж лучше приглашать двойников Сталина и Ленина, болтающихся на Красной площади – они хоть на вид колоритнее.

Креатившики понуро молчали, тогда Эразм наугад ткнул пальцем в сторону сидевшего на отшибе Вени:
– Ну, что притихли?  Ты вот, например, какую можешь предложить идею?
– Я?.. – переспросил Веня, до сих пор не вышедший из состояния грогги, в которое был ввергнут неприступной обольстительностью Альбины, как вдруг его осенило: – Я предлагаю идею сексапильной, самоуверенной, острой на язычок девицы, способной завораживать мужиков и вызывать зависть баб. Что-то среднее между женщиной-вамп и стервой  –  красивой, но с шипами, как у розы.
– Среднее между вамп и стервой, говоришь, – задумался Эразм. – А что – недурственно. Даже, можно сказать, хорошо. Очень-очень хорошо!.. Как тебя величать?.. Вениамин…  На каком окладе сидишь?.. Пятьдесят тысяч рублей – господи, так мало! С завтрашнего дня будешь получать сто тысяч! Все, ребятушки, заметано! Засучите рукава и работайте над рекламной концепцией – чтобы к понедельнику лежала у меня на столе!

И понеслось! Креативщики быстро создали рекламный образ. От использования  девицы решили отказаться – девица, какой бы броской  не была, на вамп не тянет. Выбор пал на даму бальзаковского возраста – обворожительно-холодную, загадочно-томную и высокомерно-саркастическую. Провели кастинг, в ходе которого выбрали малоизвестную актрису периферийного ТЮЗа – у себя в театре она играла Снежную Королеву.  Долго искали звучный, соответствующий имиджу псевдоним. Наконец, нашли – Юлиана Колючая. Главная фишка заключалась в алгоритме поведения – его держали в секрете и раскрывать планировали постепенно.

Через месяц на одном из кабельных телеканалов стала появляться необычная картинка. Элегантная дама, грациозно покачивая бедрами, неторопливо шествует по пассажным линиям ГУМа, провожаемая плотоядными взглядами охранников и зазывал бутиков.  Идеальная фигура, точеные ножки, красивое надменное лицо с равнодушно-скучающим взглядом, чуть ироничная улыбка, притаившаяся в уголках губ. Каждый раз новая прическа, каждый раз новый наряд и украшения. Во всем ее обличии просматривалась женщина, привыкшая всегда получать желаемое.

Народ недоумевал – что за фифа такая прогуливается? Быть может, жена олигарха от нечего делать решила покрасоваться или торгаши что-то задумали? Но торгаши сами недоумевали, а потом обеспокоились: разве может столь роскошная дама демонстративно игнорировать престижные бутики – это же антиреклама. Неудивительно, что скоро агентство «Краснобай» заключило более десятка договоров с торговыми фирмами, обосновавшимися в ГУМе. Теперь Юлиана Колючая попутно заглядывала в бутики, выбирала дорогие предметы дамского обихода, снисходительно улыбаясь при этом – дескать, нашлось, наконец, что-то более-менее стоящее. И никакой назойливо-трескучей рекламы. За ней тянулся шлейф праздношатающейся публики. Любопытных интересовало, на что же она польстилась – и многие тоже покупали приглянувшиеся ей вещицы. 

Скоро Колючая перекочевала на ряд  ведущих телеканалов, а круг ее интересов от косметики и дамских сумочек вырос до ювелирных изделий, эксклюзивной мебели и дорогих автомобилей. Не забывались и престижные рестораны – регулярно заходила и в гордом одиночестве выпивала чашечку кофе или бокал мартини, исподволь фиксируя бросаемые на нее мужские взгляды. Каждый выход в свет превращался в демонстрацию самоуверенности, тонкого вкуса и снобизма. Мужчины неожиданно обнаружили, что вполне могут обходиться без просмотра по ТВ футбольных матчей английской премьер лиги и американских боевиков, но никак без шопинг-прогулок Колючей. «Ох, Юлиана, молодец девчонка!» – восхищались они, когда Колючая без лишних разговоров садилась в салоне за руль новенького авто. Женщины были настроены не столь восторженно – тем не менее, намекали мужьям и любовникам, что не прочь  обзавестись  аналогичной моделью.

Наконец  настал момент, когда Юлиана заговорила – да так, что полностью оправдала свой колючий имидж.  Сначала ее пригласили в одно ток-шоу, потом в другое, третье.  О чем можно разговаривать с такой дамой? – разумеется, о ее отношении к любви, браку, семье и мужчинам. Въедливые ведущие обрушивали на Колючую шквал вопросов:

– Почему вы до сих пор не вступили в брак?   
– Брак  схож с оконной занавеской – узор миленький, но мира уже не увидишь! – отвечала Юлиана. – Для умной женщины, не желающей стать ни матерью-одиночкой, ни матерью-героиней, достаточно одного флирта.  Кроме того, нет никакого равенства в матримониальных отношениях: мужчина ухаживает за девушкой не больше года, а вот жена после заключения брака возится с мужем всю оставшуюся жизнь – это не по мне.

– Вы любите детей?
– Конечно! Дети – это цветы жизни, однако лично я предпочитаю, чтобы они росли на чужом подоконнике.
 
– Что вы думаете про любовь? 
– Следует меньше уделять внимания этому чувству. Любовь становится моральным грехом, когда делается главным занятием жизни, так как расслабляет ум и заставляет деградировать душу.

– А как поступать женщине, к которой все-таки пришла любовь?
– Что ж, если у женщины есть любовь, пусть ищет для нее любовника!
– Вы одобряете супружеские измены?   
– Да, особенно женщинами.
– Почему?
– Потому что добродетельные женщины стареют быстрее.

– Как вы относитесь к современным мужчинам? 
– Без всякого пиетета – мужчины любят, чтобы их водили за руку, но считали большими.
– Что вам еще не нравится в мужчинах?
– Быстро портятся: до свадьбы – они стройны, энергичны, находчивы; после – тучны, ленивы и несообразительны.
– Цените ли вы в мужчинах ум?
– Ценю, если нет других достоинств.

Мужчины, словно истые мазохисты, млели от подобных откровений и колкостей в свой адрес, женщины горделиво вздергивали носик – мол, вот вам и слабый пол! По всей стране стали появляться фан-клубы Колючей, на ее сайт валом шли восторженные письма, а также признания в любви с предложением руки и сердца. Тысячи мужчин, беспокойно ворочаясь ночью в постели, взывали во сне «Юлиана! Юлиана!». Некоторые лишенные чувства ревности жены откликались и совсем не жалели – страстности их супругов позавидовал бы сам Казанова.
 
Эразм Разводов ликовал: наконец-то в деятельности агентства «Краснобай» полностью реализовался главный принцип рекламы – целиться в голову или сердце, чтобы рикошетом попасть в кошелек. Как-то раз к нему на прием пришел пожилой еврей – хозяин небольшой скорняцкой фирмы, клепающей мужские меховые шапки. Он еще при социализме, будучи цеховиком, занимался этим бизнесом. Тогда были благодатные времена, плакался в жилетку скорняк – не то, что пыжиковые, кроличьи шапки шли на «ура!». А сейчас полный застой: все или нахлобучат капюшоны, или натянут по самые глаза вязаные шапчонки. А то вообще ходят зимой без головных уборов – идиоты! Эразм хотел было послать скорняка подальше – агентство уже давно чуралось подобной мелочевки, – но интуиция подсказывала, что посредством зимних шапок можно извлечь колоссальный профит.

Интуитивная догадка быстро переросла в оригинальный план. Первым делом учредили и раскрутили еженедельную газету под претензионным названием «За здоровье народа». На ежегодной большой пресс-конференции президента Колючая получила аккредитацию как корреспондент этой газеты – что само по себе стоило немалых трудов. Ее появление в зале вызвало ажиотаж. Разумеется, службе протокола не могла не предоставить  право задать вопрос корреспонденту столь пекущейся о здоровье народа газеты. 

– Господин президент, почему вы наплевательски относитесь к здоровью?.. – представившись, спросила Колючая. 
– С чего вы взяли? – нахмурил брови президент. –  Я нахожусь под постоянным медицинским наблюдением, регулярно занимаюсь физкультурой, даже спортом – играю в хоккей…

– Я имею в виду к здоровью своих сограждан, – перебила Колючая.
– Вы ошибаетесь, бюджетные ассигнования на здравоохранение неуклонно  растут и в следующем финансовом году составят…   
– Дело вовсе не в ассигнованиях, – еще раз перебила Колючая.
– Тогда в чем?  Разъясните, пожалуйста, – с тревогой в голосе попросил президент.
 
– Разъясняю. Вот вы, например, прибываете зимой в Красноярский край. Что мы видим на экранах телевизоров? Вы в тридцатиградусный мороз спускаетесь по трапу самолета, приветствуете встречающих вас официальных лиц и вместе с ними направляетесь к кортежу автомобилей – без головного убора! Ваш авторитет в стране очень высок, и для многих вы являетесь примером – примером мужественности, целеустремленности и работоспособности. Но какой пример вы подаете, расхаживая без шапки по морозу?  Понятно, что при подобных церемониях вы лично морозитесь не более пяти  минут, но те, кто старается подражать вам, ходят зимой с непокрытой головой по нескольку часов в день. В результате – простуды, воспаления, менингит. А в конечном итоге, под угрозу ставится здоровье нации. Я убедительно прошу Вас, господин президент, носить зимой головной убор и в качестве подарка хочу преподнести эту прекрасную меховую шапку-ушанку отечественного производства. Носите на здоровье!

Аудитория замерла. Президент, никогда не лазивший за словом в карман, тем не менее, стушевался, как Веня Угодников перед Альбиной. С натянутой улыбкой он вымолвил:
– Спасибо, Юлиана, я внесу корректировки в свой гардероб.

И действительно внес – при очередном вояже на Север президент красовался в подаренной ушанке. Меховые шапки-ушанки моментально вошли в моду – во всяком случае, чиновники всех рангов сочли долгом иметь такую же шапку, как у президента. Бизнес скорняка резко пошел в гору, а «Краснобай» превратился в ведущую фирму на рекламном рынке. Стоило теперь  Колючей хотя бы задержать на товаре взгляд, как его торговая марка становилась брендом, и Эразм Разводов почти каждый день заключал многомиллионные договора на рекламу. Сама же Юлиана стремительно ворвалась в первую десятку лиц по числу упоминаний в СМИ. Ее начали зазывать не только в ток-шоу, но и на серьезные общественно-политические передачи. Аналитики «Краснобая» с утра до вечера процеживали тома классиков от Шекспира до Шолохова и речи политиков от Черчилля до Черномырдина в поисках  искрометных колких фраз, которыми вооружали Юлиану. В конце концов, на пике популярности ей предложили войти в  список кандидатов в депутаты Госдумы от одной влиятельной политической партии. 
 
Однажды утром Эразм Разводов как всегда просматривал свежие газеты. Вдруг его лицо побагровело, и он со всей силы треснул кулаком по столу.
– Альбина, срочно ко мне руководителей всех подразделений!

Через пять минут недоуменно переглядывающиеся руководители собрались в кабинете шефа.
– Это что такое! – гневно швырнул на стол газету Эразм.

На первой полосе была размещена крупная фотография Юлианы Колючей с пухлощеким карапузом на руках и аршинный заголовок «Женщина-вамп готовит борщ и штопает носки!». Далее в сенсационной статье выкладывалась вся подноготная Юлианы, из которой, в частности, следовало,  что она вовсе не роковая женщина, что она уже семь лет как замужем, являясь заботливой женой и любящей матерью двух малолетних детей, которые с отцом и бабушкой проживают в соседнем со столицей областном центре. 

– Папарацци проклятые, все-таки пронюхали – выругался Эразм и, беря себя в руки, спросил: – Что будем делать, любезнейшие?

– Подадим на нее в суд, – ответил зав. юридического отдела, – она по трудовому соглашению обязывалась три года безвыездно жить в арендованных нами апартаментах и не иметь никаких контактов с родными-близкими.
– Да на кой лад нужен этот суд, что мы там поимеем – рублевую неустойку! – вновь начал негодовать Эразм. – Начальник службы безопасности, куда смотрели твои архаровцы? Уволю всех к чертовой матери!

– Оплошали, шеф, не доглядели, – замямлил короткостриженый крепыш с бычьей шеей, – да и кто бы мог подумать, что эта овца сбежит на целые сутки домой. Всегда тихая, даже боязливая – приедет умаявшаяся со съемок, по скайпу поговорит с домашними и спать. А от этих журналюг, доложу вам, прохода не было – постоянно караулили ее у подъезда, хотя мы несколько раз били им морду.
– Полтора года  вдали от детишек – какая мать  выдержит. Вот и рванула в самоволку, – заметил зав. маркетингового сектора.
   
Совещание прервала череда телефонных звонков. Наконец Эразм в сердцах бросил трубку, велел Альбине отключить стационарные номера и подытожил:
– Так вот – Колючка наша теперь без шипов, и толку от нее ноль. Как будем выкручиваться? Уже заказчики трезвонят – беспокоятся!  А нам в ближайший месяц – кровь из носа! – надо прорекламировать  новый кошачий корм,  зимний отдых в Крыму,  последнюю модель АвтоВАЗа, отбеливающую зубную пасту и еще бог знает что! Заведующий креативным отделом, вся надежда на твоих молодцов – после обеда жду вас со свежими идеями.

Увы, свежих идей не наблюдалось – креативщики почивали на лаврах все время пока Колючая собирала богатую жатву своей популярности.
 
– Ну, ребятушки, рожайте-рожайте!  Опять нужен новый трэш! Если вы ничего не родите, фирма понесет колоссальные убытки! – взывал Эразм к понуро сидящим  креативщикам, но уразумев, что роды принять не удастся, персонально обратился к Вене:
– Вениамин,  что молчишь – ты ведь светлая голова! Давай, напрягись – вспомни, какая  у тебя баснословная зарплата.  Дерзай, дорогой, дерзай!
 
Однако Веня виновато улыбался – парень напрочь потерял способность здраво соображать. Два месяца назад состоялась его свадьба с Альбиной, чье сердце он усердно завоевывал больше года, и теперь подтверждался один из перлов Юлианы Колючей «До свадьбы мужчины стройны, энергичны, находчивы: после – тучны, ленивы и несообразительны…»


Рецензии
Замечательно, Алекс! Спасибо за настроение и доброго вечера!!!

Соколов Юрий Михайлович   21.01.2018 15:48     Заявить о нарушении
Старался, Юрий Михайлович:
С уважением и признательностью:

Алекс Мильштейн   21.01.2018 18:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 44 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.