Последний сеанс

- Мне снова приснился кошмар,  доктор. Я убегал и пытался спрятаться, но безуспешно. Оно пришло, чтобы убить меня. 
- Это всего лишь кошмар,  мистер Харрисон.  Это отголоски произошедших с Вами событий.  Сегодня прошло ровно два года с нашего первого сеанса. Когда Вы пришли в первый раз, то совершенно ничего не помнили о той ночи, но с каждым последующим сеансом память возвращала Вам все новые детали. Давайте сейчас вместе воссоздадим полную картину той ночи. На прошлом сеансе вы упомянули,  что вспомнили все, но не хватает какой - то очень важной детали, которая ускользает от вашего внимания… возможно, если вы проговорите все с самого начала мы восстановим цепочку событий?  Итак,  это произошло в ночь с 25 на 26 декабря, верно? 

- Да, это была зима. За окном завывал ветер и шел небольшой снег. Наша компания состояла из меня,  моей молодой супруги Дианы, друга детства Джона и близняшек - Эллы и Эли. Эти девочки поселились по соседству всего три месяца назад, но их жизнерадостность сразу пришлись по вкусу нашей немногочисленной компании.
Итак,  мы играли в бридж,  но игра совершенно не клеилась, и вскоре мы заскучали, и начали думать, чем  бы развлечься в субботний вечер. Идею пойти в бар отмели сразу, ведь никому не хотелось выходить на холод. Эли вспомнила,  что когда разбирала вещи прошлых жильцов, нашла спиритическую доску. Элла предложила вызвать духов. Я оспорил предложение, сказав, что вера в духов - это пережитки прошлого и пытаться призвать кого-то - это вверх абсурда. На удивление,  моя жена поддержала близняшек,  аргументировав это тем, что никогда никого не призывала и идея кажется ей забавной. Джон просто хотел в бар. Решением большинства было воспользоваться спиритической доской. Близняшки, весело пританцовывая, побежали в свою квартиру за доской Уиджи.
Когда приготовления были окончены, а свет выключен, все сели вокруг столика, накрытого красной скатертью. На столе располагалась свеча, а посередине лежала спиритическая доска. Все дружно положили пальцы на указатель и Элла произнесла: 
- Дух, мы призываем тебя! Дух, приди в наш круг. Дух, ты здесь? 
Ничего не произошло:  указатель не шевельнулся,  никакие предметы не упали и не сдвинулись с места.
Мы разочарованно переглянусь. Я сказал, что ничего и не должно было случиться,  потому, что никаких духов не существует. Элла и Эли начали спорить в правильности проведения обряда. Элла сказала,  что нужно было призывать конкретного духа и указать его имя, а не какого - то абстрактного. Эли с ней не согласила. Этот спор мог бы продолжаться еще долго, если бы не внезапный порыв ветра,  который затушил свечу - единственный источник света в комнате. Все притихли и напряженно всматривались в темноту. Эли не растерялась:
- Дух, ты здесь? 
- Да нет здесь никакого духа! Давайте включим свет. Поиграли - и хватит.
- Свет не включается. - Голос моей жены раздавался с другой половины комнаты.
- Может пробки выбило? Нужно сходить в подвал и посмотреть - Джон не хотел поддаваться панике.
- Нет! Не надо идти в подвал. Дело не в пробках. - Голос Дианы выдавал страх.
- С чего ты взяла, что дело не в пробках? 
- Вы все сидите за столом, правильно? 
- Да - хором ответили мы.
- Если вы все за столом, то кто же держит меня за руку?
На секунду повисла напряженная тишина, во время которой мы обдумывали услышанное, а затем раздался крик и кто-то пробежал из одной части комнаты в другую.
- Диана? Ты меня слышишь? Диана!!!  Диана, отзовись! - Я побежал к месту, где минуту назад стояла моя жена, не переставая повторять ее имя.
- Диана! Диана! -  Остальные присоединились ко мне в поисках. Квартирка, до недавна, казавшейся такой маленькой, вдруг расширилась и начала походить на запутанный лабиринт. Мы блуждали в потемках, как слепые котята, постоянно натыкаясь на мебель и предметы интерьера; Диана не отзывалась и, я начал боятся, что она ударилась об что-то и потеряла сознание. А если при падении она ударилась головой? А что, если…
- Я ее нашла! – Элла прервала сумбурный поток моих мыслей.
Мы все бросились на зов Эллы, и присели около нее. Я провел рукой по телу жены, почувствовав такой знакомый материал ее любимого платья. Я обнял Диану и принялся гладить волосы, попутно призывая очнуться. Я провел рукой по спине и ощутил под пальцами теплую, немного липкую жидкость, которая сочилась с раны на спине. Я начал кричать, звать её, трясти и умолять очнутся, но она никак не реагировала.
Мы сидели в оцепенении, пытаясь понять смысл произошедшего, когда услышали, как свеча на столике перевернулась и покатилась к краю, еще секунда - и она упала на пол, продолжая катится в нашу сторону. Мы все интуитивно отпрянули в дальний угол. Свеча еще немного прокатилась и остановилась возле моей ноги. Тишина в комнате была настолько напряженной, что можно было прочувствовать ее кожей.
- Надо выбираться отсюда -  Джон был единственным, кто не поддался панике, по крайней мере, его голос был почти спокойным.
Он встал с пола и направился в сторону двери. Его шаги эхом разносились по комнате.  Он дошел и, судя по звукам, начал дергать ручку. Дверь не поддавалась.
- Что за…. - не окончив предложение, он замолчал, а затем мы услышали звук падения тела.
- Джон, что с тобой? - Эля побежала к моему другу.  - Он… он мертв. - Паника и страх слились воедино в громком плаче. Она рыдала навзрыд, и никто не знал, как ее утешить, ибо сами чувствовали лишь ужас и желание поскорее выбраться с этой злосчастной комнаты.
Наши мысли прервал скрип открывающейся тумбочки.
Я будто вышел из оцепенения, вскочил, подбежал к двери и начал бить по ней кулаками. Буквально неделю назад мы шутили, что эта дверь настолько хлипкая, что малейшее дуновение ветра заставит ее открыться, но это было целую неделю назад, а сейчас дверь стояла целая и невредимая даже после того, как я схватил стул и начал наносить им удары по двери. Судя по звукам, я просто бил по кирпичной стене. Дабы удостоверится в наличии дверей, я подошел ближе и еще раз прощупал дверной косяк и ручку - все было на месте.
Элла начала плакать еще громче, и ее рыдания плавно перерастали в истерику. Эли плакала вместе с ней. Этот нескладный вой заполнил собой каждую частичку комнаты, и вскоре создалось впечатление, будто вся мебель и стены источают этот звук. Он стал оглушительным. Он сводил с ума, проникая через барабанные перепонки прямиком в мозг. Я закрыл уши руками и сполз по стене, не в силах выносить это.
А затем все прекратилось: сначала прервался, плачь Эллы, а через мгновение и Эли.
Тьма, так густо окутавшая комнату, начала рассеиваться, и я обнаружил себя, сидящим на полу, возле открытой двери. В паре метров лежали близняшки: Элла распласталась на теле Джона, а Эли, изогнулась на полу в неестественной позе. Из ее глаза торчал карандаш, с которого капали капли крови. Судя по всему, этим же карандашом ранее убили и ее сестру, воткнув его в сонную артерию. Джон лежал в луже собственной крови, как и моя красавица - жена.

Что-то отозвалось на наш зов в ту ночь, и это что-то было очень злым. Иногда я думаю, что оно пощадило меня лишь для того, чтобы продолжать свои издевательства, преследуя в кошмарах. Почти каждую ночь мне снится та темная комната и нечто, таящееся во тьме.


- Вы сказали, что что-то не дает Вам покоя, что-то не сходится. Вы поняли, что именно это было, мистер Харрисон? – Клара работала в психиатрической больнице  уже более 10 лет, и многое повидала, но случай с мистером Харрисоном был одним из самых сложных. И дело было даже не в диагнозе, а в истории пациента. Открывать новые подробности той ночи было страшно не только Харрисону, но и самой Кларе. Объяснить, почему это происходит, она не могла даже самой себе.
- Не совсем так. Понимаете, по жизни я всегда руководствуюсь логикой и здравым смыслом. Чувства никогда не могли заглушить голос разума, а в ту ночь я просто наблюдал, как моих любимых людей одного за другим убивали, и ничего не предпринимал, не пытался их спасти, будто находился в каком-то оцепенении. – Харрисон нервничал, это было заметно по взгляду, блуждающему по кабинету и подрагивающих пальцах, в которых он мял сигарету.
- Возможно, все было не совсем так, как вы описываете? – Клара знала, чего хочет добиться от Харрисона и каких слов ждет услышать.
- На что Вы намекаете? Доктор, вы точно так же, как и все остальные, не верите мне? Вы тоже считаете меня психом? – Харрисон вскочил со стула и гневно посмотрел на психиатра. Он ждал ответа.
- Нет, мистер Харрисон. Расскажите о своей жене. – Клара давно работала психиатром, и знала, в каких ситуациях лучше отступить или сменить тему, дабы их беседа не переросла в конфликт.
- О Диане? Она была красивой, наверно самой красивой женщиной, которую я знаю; доброй, ласковой и умной… - его выражение лица стало слегка мечтательным. Он вспоминал те давно ушедшие дни, когда они с женой были счастливы.
- А что Вы почувствовали, когда узнали, что она изменила Вам с лучшим другом?
- Да как Вы смеете? Диана никогда не изменяла мне! Никогда, слышите!!! – Его будто ударили. Он ходил по комнате, как загнанный зверь. Он кричал, пряча в этом крике боль и нежелание признавать действительность.
- Успокойтесь, мистер Харрисон. Мы проговариваем это уже не один раз. Она изменила Вам. – Не смотря на все надежды Клары, ситуация снова повторилась. Он снова закрылся в своей иллюзии.
- Нет… Не может быть.
- Постарайтесь вспомнить. По словам Ваших знакомых, накануне смерти жены, Вы очень сильно поссорились.
- Я… я не помню… Она…
- Вы помните, мистер Харрисон. – Клара обязана быть жестче в этот раз. Она обязана довести этот разговор до конца, чего бы ей это не стоило.
- Они просто лежали там, полуобнаженные, и курили. У них был такой сытый и удовлетворенный вид. Они предали меня, доктор. – Харрисон выглядел жалко. Вся его напускная бравада испарились. Сейчас перед психиатром сидел сломленный человек, страдающий от измены двух самых близких людей.
- И поэтому Вы их убили?
- Я не убивал их! Вы на стороне тех, кто поместил меня в эту психбольницу? Вы тоже считаете меня убийцей? – Агрессия. Когда ему было больно – он кричал; когда его чувства были задеты, он хотел обвинить кого-то; когда он считал, что неправ, то применял силу.
- Вас нашли в комнате, полной трупов.
- Нет, нет, нет…. – он закрыл уши руками, в попытках защитится от слов Клары.
- Они умоляли Вас отпустить их, они просили прощения и пытались выбраться из комнаты, которую Вы же и закрыли. Вы убили их одного за другим, ослепленные яростью и жаждой мести. Вы выключили свет в комнате, и Вы предложили призвать кого-то, уж не знаю зачем. Да, мистер Харрис, я считаю вас убийцей. Примите наконец-то содеянное, и мы сможем продолжить лечение. – Она не должна отступать. Не на этот раз. Она заставит его признаться.
- Вы правы. Я убил эту лживую сучку и того, кто называл меня своим другом. – Харрисон говорил на удивление спокойно.
- Продолжайте… - Он смотрел ей прямо в глаза, и этот взгляд нервировал Клару. Она не чувствовала себя в безопасности с этой спокойной и пугающей версией ее пациента.
 - Близняшки знали про их интрижку, но скрывали это от меня. Они все получили по заслугам, доктор. И знаете что? - Харрисон быстро вытащил карандаш, который он  украл в прошлый сеанс, и вонзил его в шею доктору.  - Это был наш последний сеанс. 


Рецензии