Река Сосьва. Усть-Кальинское урочище

На фотографии: река Сосьва, на этой поляне был поселок Усть-Калья. Вид против течения со скалы Хмурый Камень.

УСТЬ-КАЛЬИНСКОЕ УРОЧИЩЕ.
 
Большинство туристов-водников свой сплав по реке Сосьве начинают не от самой Сосьвы, а от моста через речку Шегультан, по которой через двенадцать километров сплава попадают в реку Сосьву. 
Так вот, после двадцать девятого километра сплава по Шегультану и Сосьве по левому берегу начинаются красивейшие Усть-Кальинские скалы, протянувшиеся вдоль берега на два километра. Последние фрагменты этой длинной скальной гряды заканчиваются напротив большущей прибрежной поляны, в том месте, где в Сосьву впадает ее правый приток Калья,    название которой переводится с вогульского наречия, как "Берёзовая река".

С реки Сосьва открывается огромная поляна, занимающая правый косогорный берег, поросшая отдельными кустами и деревьями. Это место достойно того, чтобы здесь остановиться если уж не на дневку или ночевку, то уж просто стать здесь на обед или отдых нужно обязательно. 
В первой половине 20 века на этом красивом месте располагался небольшой поселочек, жители которого промышляли заготовкой и сплавом леса, а позднее мыли золотишко по руслу реки.

История заселения этого косогора связана с тем, что в начале 20 века возникла острая необходимость в промышленной заготовки леса для нужд Надеждинского металлургического и Богословского медеплавильного  заводов.  Таксацией лесных угодий, разбивкой леса на кварталы и созданием новых лесных кордонов было поручено специалистам лесного дела из Пермской губернии П.Н. Оболенскому и его помощникам М.Лошкарёву и Я.Н. Волкову. Они-то и определили леса между Сосьвой и Кальёй самыми лучшими для нужд названных заводов. Эти же специалисты выбрали и место для нового лесного кордона в устье Кальи – правобережный мыс рек Кальи и Сосьвы. 

Выбор места для кордона был  очень удачным: в этом месте короткие бревна (2 м), сплавляемые по Калье, встречались с основным молевым потоком больших бревен, шедшие с 1907 года молем с верховьев Сосьвы. Да и красота этого места необыкновенная. 

Первыми поселенцами кордона Усть-Калья, основанного в 1909 году, была семья зырянина Николая Федоровича Турьева, прибывший вместе с женой Агрипиной Савльевной (в дев. Киселева) и пятью дочерьми из Вологодской губернии.  Работящая семья нового лесника, назначенного на эту должность Петропавловским лесничеством, за короткий срок построила на пустом месте дом, разработала огород, поставила конюшню. Кормилицей была корова, а муку и прочую необходимость  приходилось доставлять из ближних крупных сел. Кроме коров, в хозяйстве Турьевых были овцы, куры  и лошади. Берега Кальи (как и Сосьвы) были усыпаны кустами жимолости, смородины, черемухи — ешь сколько хочешь  вкусные терпкие ягоды,  в речке — полно рыбы, в том числе таймени и хариусы, излюблимыми  местами которого являются многочисленные речные перекаты.

Второй семьей, срубившей дом на Усть-Калье, была семья лесообъезчика.

Сплавляемый по Калье лес сопровождали женщины и подростки, которые длинными баграми разбирали образовывавшиеся заторы бревен, волоком стаскивали обмелевшие на берегу и застрявшие в кустах бревна. Всеми этими работами руководили опытные сплавщики.  Доведя лес до Сосьвы, сопровождающие  отдыхали в казармах-бараках, которые со временем были для них построены, затем вверх по берегу Кальи возвращались домой. Со временем для нужд сплавщиков леса в Усть-Калье появились склад, магазин, пекарня. Кордон разрастался строениями, население росло. Дома свои поселенцы белили не только изнутри, но и снаружи. Глину для приготовления извести жители поселка брали из пещеры, которую нашли на правом берегу Кальи, неподалеку от ее устья. Со временем за этой пещерой закрепилось название Усть-Кальинская.
Более удобного места для поселения нельзя было найти во всем северо-восточном районе лесничества: встреча двух рек, большой косогор, с которого открывался прекраснй вид на Калью и Сосьву, красивые скалы вверх и вниз по течению.  Весной берега утопали в зарослях цветущей и душистой черемухе. Берега  Кальи и Сосьвы изобиловали покосными полянами с роскошными травами.  В окрестностях  Усть-Кальи было много ягодных и грибных мест, а в реках много рыбы (хариус, таймень, налим, тугун, щука и др.)

Для сопровождения сплава леса по Ваграну и Сосьве до Надеждинского завода впервые применили специальные плоты, управляемые с двух сторон. На плотах устанавливались домики из тёса для ночлега, защиты от непогоды, приготовления горячей пищи и складирования продуктов. Жители прибрежных деревень  называли их «харчёвыми», так как имели возможность приобретать с таких плотов муку, керосин, соль, водку, порох, патроны, дробь, косы, лопаты, топоры и другие необходимые в хозяйстве товары и принадлежности.

В 1920-30-х годах Усть-Кальинский кордон разрастается: здесь возникает  поселок золотоискателей, работники которого относились к Южно-Заозерскому приисковому управлению.  Старатели мыли золото ручным способом на плотах по рекам Калья, Ваграну и Сосьве, а также из шурфов и штолен.
 
Первыми золотоискателями стали прибывшие из Нижнего Тагила и Висима, а также местные жители из Петропавловского завода, Воскресенки и Мостовой.  При промывке золота далеко от Усть-Кальи старателям приходилось жить в землянках или бараках, оставленных лесозаготовителями.  Однажды искатели золота из Усть-Кальи при промывке  породы со дна Сосьвы нашли самородок весом 73 грамма. Иногда вместе с золотом попадалась и платина в шлихах.

Летом 1941 года к поселку Усть-Калья на плотах сплавили  драгу,  демонтированную на прииске Сольва.  Эта драга, построенная на Путиловском заводе в Санкт-Петернбурге, работала на Сольвинском прииске С 1908 по 1934 годы.
Во время войны Усть-Кальинская драга, работая по руслу Сосьвы, дошла до устья р.Канда.

В начале 1930-х годов в п. Усть-Калья и его окрестностях поселили так называемых кулаков, высланных из южных областей страны. Среди них были и казаки. Этих спецпереселенцев использовали при заготовке леса и сбора живицы – сосновой смолы. Нехватка жилья, одежды, голод, суровый климат для выходцев из теплых краев – всё это вело к большой смертности спецпереселенцев. Это приводило к побегам и даже волнениям среди переселенцев.
(Более подробно о событиях в апреле 1931 года смотрите в материале "Протестное движение спецпереселенцев").

Основатель кордона Николай Федорович Турьев умер в 1932 году, а его жена Агрипина Савльевна, работая пекарем в местной пекарне,  потихоньку, чтобы не увидели мастера-десятники лесозаготовителей, передавала голодающим спецпереселенцам дополнительные пайки хлеба, а ее зять – то, что приносил с охоты, но всем нуждающимся переселенцам  помочь не было возможности.

В середине 1930-х годовв поселке Усть-Калья были хороший магазин и склад для продовольствия и промтоваров.  Но здесь могли отовариваться только золотари. Эти артельщики за день намывали золота весом в 5-6 головок спичек, что оценивалось в 50 копеек. Килограмм муки в местном магазине стоил 7 копеек.
 
Один из внуков основателей Усть-Кальи – 17-летний Николай, сын их дочери Евдокии, - утонул в весеннем паводке Сосьвы 30 мая 1941 года при измерении уровня воды в реке.

Ученики п. Усть-Калья с 1 по 4 классы посещали начальную школу в поселке лесозаготовителей Даньша, располагавшимся в месте слияния р. Даньша с Ваграном.  Начальная школа здесь была открыта еще в 1932 году. В годы войны, закончив начальную школу, ребята больше не учились.  Чтобы прокормиться и обеспечить малолетних братьев и сестер, ученики в старательских поселках бросали школу и устраивались на работу на прииск, который располагался на реке Усольцевой.
 
Только с сентября 1946 года в Усть-Калье была открыта своя начальная (1-4 классы) школа, школа № 16. Так как в районе не хватало учителей с педагогическим образованием, то детей в поселке учили случайные люди. Только в конце августа  1951 года в Усть-Калью была направлена молодая учительница Анна Ивановна Басалаева, которая вскоре вышла замуж за Николая Петровича Тимирёва,  местного начальника драги.   Весной ученики 4-го класса ходили с учительницей в школу п. Черёмухово, чтобы там сдавать экзамен за выпускной класс. 

В 1952 году окончательно закрыли добычу золота в Североуральском районе.  Летом  1954 года в Усть-Калье закрыли школу, жители поселка за немногим исключением переехали в поселок Петропавловского леспромхоза - поселок 42 квартала, который  еще в 1948 году обосновали на обоих берегах Кальи в семи километрах выше устья.

В этом же 1954 г. в поселка  42 квартала была открыта начальная школа № 24, куда и была переведена из Усть-Кальи учительница А.И. Тимирёва.  Жители Усть-Кальи свои добротные дома перевозили на новое место.

В 1953 году в Усть-Калье в возрасте 83 лет умерла Агрипина Савльевна Турьева – первая жительница лесного кордона Усть-Калья, жена Н.Ф. Турьева, основателя этого кордона.

Осенью 1956 года п.Усть-Калью покинула последняя его жительница – Улита Никитична Иванова. 
На поляне, когда-то приютившей основателя кордона, остались одни оплывшие ямы от погребов в бывших домах. Сама поляна, занимавщая некогда весь косогорный берег, постепенно зарастает кустарниками и деревьями, которые ежегодно метр за метром отвоёвывают себе пространство у неё.

31 декабря 2015 г. 

При написании этого очерка использованы воспоминания Е. Мылова, жителя г. Североуральска

************************************ 


СЕВЕРНЫЙ УРАЛ. ПРОТЕСТНОЕ  ДВИЖЕНИЕ  СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В АПРЕЛЕ 1931 г.

Первыми спецпереселенцами в Петропавловском леспромхозе Надеждинского (Серовского) района Уральской области были зажиточные казаки с Кубани, прибывшие в северные края Уралы в начале 1930 года. Все они были направлены на лесоповал по участкам Усть-Калья, Денежкино, Марсяты, Усть-Канда, Сама, Атюс.

Начиная с января 1931 года нормы вырубки леса для переселенцев против вольных рабочих были увеличены на 50%.  Так как спецпереселенцы, не обеспеченные профодеждой и не имевшие опыта работы на лесоповале, не могли выполнить этих норм выработки, последним продовольствие выдавалось не полностью, с уменьшением его дневной нормы на 50 и даже 75%.  Это привело к тому, что уже в первых числах апреля 1931 года  сказалось на материальном благополучии переселенцев и вскоре почти повсеместно переселенцы стали голодать. Переселенцы поселков Усть-Калья, Денежкино, Сама, Марсяты, Усть-Канда буквально голодали, употребляя в пищу мясо павших животных, мох, березовые листья и другие лиственные суррогаты, не имея возможности приобрести продукты питания за личные средства не только потому, что леспромхоз зарплату установил по низким ставкам и не уплачивал таковую свыше 6-ти месяцев, так что переселенцы оставались постоянными его должниками. К тому же  зам. секретаря Надеждинского (Серовского) райкома ВКП( б) Маслов своей директивой в феврале 1931 года категорически запретил торгующим организациям продажу переселенцам продовольствия и промтоваров.

За отсутствием надлежащего питания, медицинского контроля и обслуживания большая часть спецпереселенцев, потерявшая трудоспособность, не могла обеспечить выполнения плана лесозаготовок, вследствие чего руководство Петропавловского леспромхоза дало распоряжение о привлечении на лесозаготовки всех без исключения спецпереселенцев, без различия пола и возраста, установив нормы выработки даже для детей 12-летнего возраста и стариков по 2—2,5 кубометра в день, тогда как средняя норма выработки на всех лесосеках для взрослого рабочего устанавливалась 3 кубометра в день. По этой причине спецпереселенцы, дабы выполнить норму выработки, оставались для работы в лесу целыми сутками, где зачастую замерзали, обмораживались, подвергались массовым заболеваниям, тогда как с наступлением весны на складах сельпо остались неизрасходованными в значительном количестве промтовары — телогрейки, полушубки и т. п., которые при проверке были обнаружены на складах.  Не получая медицинской помощи, надлежащего питания и нормальных жилищных условий, к концу лесозаготовок люди окончательно стали нетрудоспособны и в большинстве своем инвалиды.
К спецпереселенцам стали применять резкие репрессии: штрафы, аресты с содержанием в неотопленных помещениях раздетыми по нескольку суток и без пищи, там же систематически избивались и подвергались всевозможным истязаниям, женщин и девушек насиловали, били ложками по половым органам. Издевательства начальственного состава леспромхоза над переселенцами по своей дерзости не находили себе границ.
Поселковый комендант Деев дал установку десятникам — бросать в воду работающих на сплаве переселенцев. Для спецпереселенцев заранее изготовлялись гробы, стоящие на виду у спецпереселенцев, и были случаи, что в гробы клали для погребения живых переселенцев. Такой случай имел место в апреле 1931 года на Самском лесоучастке, когда в гроб была положена обессиленная от истощения спецпереселенка. Был случай, когда переселенец был брошен в костер.

В конце марта и начале апреля 1931 года в этот же район были доставлены на жительство спецпереселенцы Западной области, преимущественно из бывших Смоленской, Брянской губерний, расселенные по поселкам на различных лесоучастках: Усть-Калье, 25-й, 80-й кварталы, Усть-Канда, участок № 2, Атюс № 3, Петропавловского и Марсятского участков леспромхоза. По ознакомлении их с условиями жизни спецпереселенцев — кубанцев со стороны спецпереселенцев Западной области в их среде стала проводится организационная работа с целью склонить эту часть на открытое выступление, для чего велась соответствующая обработка: «Зачем вы, Кубанцы, переносите голод, холод и издевательства, нужно выступить открыто против этого с наступлением весеннего и летнего периода. Мы рассчитывали, что кубанские казаки народ смелый и решительный, а они на деле оказались трусами. Вот мы этого произвола терпеть не будем».

20-го апреля 1931 года на 80-м квартале лесоучастка был убит десятник Прокопьев К. С., замеченный ранее в избиении спецпереселенцев и вновь произведший избиение спецпереселенца Повесьма Никифора и его матери, вследствие чего Прокопьев получил смертельное ножевое ранение со стороны спецпереселенца Повесьмы Николая. Это обстоятельство послужило поводом к распространению также в среде спецпереселенцев-кубанцев мысли о необходимости решительного реагирования таким же образом на злоупотребления работников леспромхоза.

20-го апреля 1931 года состоялось организованное выступление спецпереселенцев Западной области в количестве 300 семей с участка Усть-Калье.

Это было выступление с конечной целью намерения продвижения выступивших по железной дороге до ст. Сама и города Надеждинска.  Но принятыми властью мерами продвижение было остановлено и выступившие были доставлены  на участки прежнего расселения.

 Из числа выступивших спецпереселенцев арестовано 53 активных участника и организатора.   Кроме  того арестованы:
десятники ЛПХ (леспромхоза) — 4 человека,
работники  поселковых  комендатур — 8 человек, 
работники кооперации — 2 человека.
Всего арестовано  67 человек.

******************** 
Подробности здесь   http://corporatelie.livejournal.com/130810.html










 


Рецензии