Перевал

Старый манси неторопливо разломал подаренные Сергеем папиросы и набил табаком
деревянную трубку. Раскурил, сделал первую глубокую затяжку, и узкие глаза совсем
утонули в мелких морщинах.
  Сергей терпеливо ждал. Выкурив пол трубки, манси медленно произнёс:
-Однако не ходите на перевал, дурное там место - духи живут. И, помолчав,
  добавил: Злые духи. В двух днях пути есть другой перевал. Через него
  однако надо идти.
   
   - Ничего, дед, мы пройдём. - ответил Сергей.
И усмехнувшись спросил: А ты сам видел духов ?

  - Духов нельзя видеть простому человеку. Их даже шаман не каждый видит,
  но они есть.
 
    - Но ведь ты шаман ?

   - Я не видел их однако, но знаю, что они приходят когда ветер начинает
  дуть оттуда. - и манси махнул рукой в сторону северо-запада.

  Взглянув на недоверчиво улыбающегося Сергея, он снова глубоко затянулся
 и продолжил:

   - Ты молодой, смелый и сильный, как и те девять охотников, что ушли
  когда-то на перевал. И духи убили их.

   - Как это случилось ?

  - Мой народ очень давно здесь живёт. Мы охотники, и не пасём оленей,
 поэтому живём на одном месте. Моему прадеду рассказывал его дед о том
 как пришли на перевал люди, лицом похожие на тебя.
   До этого мы не видели таких людей. Они расспрашивали нас о жёлтом
 металле. Золото - никчёмный металл - мягкий. Из него не сделаешь ни нож,
 ни копьё. Оно годится только на украшения для женщин. Приходящие из-за
 перевала коми приносили эти украшения, и меняли их на шкуры.
   Один охотник снял с жены золотое монисто и показал пришедшим.
 Они предложили ему неслыханную цену: два отличных топора и стальной нож.
   Остальные, поняв насколько глупы пришедшие люди, быстро поснимали со своих
 женщин всё золото.
   К вечеру, до самого Ледяного моря, богаче нашего селения было не сыскать.
 В каждой семье теперь были железные топоры, ножи, кирки, и просто полосы
 железа, из которых можно было делать рогатины и наконечники для стрел.
  Потом они угостили нас водкой, и счастью нашему не было предела. Настойка
 из мухомора ни шла ни в какое сравнение с этим напитком, который наверное,
  пили каждый день, только очень большие духи.
  Утром добрые и глупые люди ушли на перевал и начали долбить каменные
 глыбы. Заложив порох, они взорвали скалу, но ничего не найдя ушли. Гром
 прокатившийся по всей округе, разбудил духов.
   Мы не знали, что духи проснулись, пока не начали находить на перевале
своих охотников мёртвыми.
  Мужчины собрались на совет, но никто не мог объяснить как они погибли.
 Не было ни следов на земле, ни ран на телах погибших, и оружие было при них.
    И тогда встал молодой охотник и сказал:

     - Мой отец умер на перевале. Наверное, это сделали коми с той стороны.
  Поэтому я пойду на перевал и отомщу им когда они придут.

  Восемь молодых и смелых охотников решили идти с ним.
 Они ушли и не возвращались три дня, на четвёртый люди пошли на перевал.
 И страх охватил наш народ.
     Все девять охотников лежали на склоне мёртвыми.
  Лица их были как у стариков, волосы на головах, как снег. В мёртвых глазах застыл ужас. Казалось, что они разбегались в разные стороны от чего-то страшного, но
 так и не смогли убежать. Луки и копья валялись рядом, и никаких следов борьбы. 
   Дед моего прадеда был большой шаман, но даже он ничего не мог объяснить
 своему народу. И тогда он стал ходить к перевалу и издали наблюдать за
 пасущимися дикими оленями.
   Однажды он прибежал в селение в невероятном ужасе, держась за голову руками. Ворвавшись в жилище, он кинулся к груде шкур и, страшно воя, стал
 в них зарываться. Люди пытались вытащить его из этой кучи, но он
 с пеной у рта отбивался, стараясь спрятаться как можно глубже.
  Решив, что он общается с духами, только почему-то без бубна, его оставили
 в покое.
   Утром шаман пришёл в себя. Собрав народ, он рассказал что произошло.

    Много дней он наблюдал за перевалом. Несколько раз оставался на ночь, когда
  светила луна. Но ничего не происходило. Олени спокойно паслись на склоне
  и устраивали лёжку. Вчера вечером он тоже решил остаться. Кругом всё
  было спокойно. Он даже задремал сидя на камнях. Проснулся он от ощущения, что что-то изменилось.
    Оглядевшись, понял, что поменялся ветер.
  Прохладный, сырой ветер перекатывался через перевал и спускался по склону.
  Олени вдруг вскочили на ноги и, повернув головы на северо-запад, замерли, вслушиваясь.
 
  Вдруг они разом сорвались с места и стрелой понеслись прочь. Как будто
 за ними волки гнались.

   Старый манси замолчал, и снова стал набивать трубку.

     Хитрый старик, - подумал Сергей - не хочет, чтоб чужие люди ходили
    по местам их охоты. Вот и рассказывает мне старые сказки манси.
    Надо отдать должное, очень интересно рассказывает, и паузу взял как
   настоящий актёр, на самом интересном месте.

    Манси раскурил трубку, а Сергей подумал: Сейчас начнёт рассказ о , о пляшущих чертях и прочих представителях нечисти.

   - Нет, там не было крылатых змей, и чертей тоже. - усмехнувшись проговорил манси,
   пуская ноздрями дым.
    От неожиданности Сергей вздрогнул. Он, воспитанный в духе соцреализма, не
  верил ни в Бога, ни в чёрта, ни в прочие чудеса.
    И вот перед ним сидит старик, который читать и писать не умеет, но легко
  озвучивает его мысли.

   - Прости, дед. Возьми ещё пачку папирос и рассказывай дальше.
    Я тебе верю.
  И снова старик поставил его в тупик.
 
      - Нет, ты мне не веришь, но все равно слушай дальше.
  Когда убежали олени, то ничего не произошло. Луна светила ярко, и дед моего
  прадеда хорошо видел, что на перевале никого нет. Он снова сел на камни и
  стал ждать.
    Вдруг он почувствовал необъяснимую тревогу. Она одиночным
  комаром начала звенеть где-то в голове. Вот ещё один комар, и ещё, пока
  не зашумело целой тучей. И вдруг на него обрушился невидимый и неслышимый ужас.
    Такого страха он не испытывал даже тогда, когда на охоте медведь сломал
  упёршеюся в его грудь рогатину, и он остался с одним ножом, против раненого и
  рассвирепевшего зверя.
   Тогда он победил свой страх и остался жив, а медведь умер. Теперь же он
  не видел врага. Всё оставалось по-прежнему. Рядом никого не было, но ужас
 останавливал сердце и больно разламывал голову.
   И тогда он побежал.
  Он бежал всю ночь, боясь оглянуться. Чувствуя спиной, что его преследует что-то
  страшное. Измотанный, он уже не помнил как прибежал в селение.

    Слушали его люди и качали головами: Плохо, очень плохо, нужно уходить с
  обжитого места.  А куда ? Все места заняты другими, и никто не потерпит
  чужаков на своей земле.
   И тогда дед моего прадеда, (а он был большой и мудрый шаман)
 сказал:
     - Сегодня ночью я буду говорить с добрыми духами. Может быть, они помогут.-

   Всю ночь стучал бубен шамана. Всю ночь люди не спали, ждали, что скажут духи.
     Шатаясь от усталости, шаман вышел и сказал:
-Никогда ещё не было так трудно говорить с духами. Добрые духи сами
  боятся злых духов с перевала. Но они рассказали как можно поладить с ними.
  Духи на перевале выходят из камней разломанных пришлыми людьми. И будит их
  ветер, когда начинает дуть со стороны заката. Они неслышны и невидимы, и
  убивают всё вокруг, но дальше перевала не ходят.
    Добрые духи сказали мне, что мы можем жить здесь, но нельзя ходить на перевал.
  Духи назвали его "Гора мёртвых".
    И вот уже много, очень много лет, мы обходим перевал стороной.-

   Манси замолчал и начал выколачивать трубку, чтобы снова её набить.
  Сергей отцепил от пояса фляжку со спиртом и протянул старику.

-Выпей, дед, ты очень хорошо рассказал.-

  Манси приложился к фляжке, глотая спирт как воду.

  -  Ты хороший человек, щедрый, поэтому я тебе скажу: Завтра вы пойдёте
   на перевал, и вас будет девять. Это нехорошее число, охотников тоже было
   девять. Смотри откуда пойдёт ветер.-

-Дед, ты не прав, нас десять человек.-

   - Нет, девять пойдут, девять… -
И совсем захмелевший манси, тонким голосом, начал что-то петь.
  .
    Больше ничего не добившись от пьяного шамана, Сергей пошёл к своим.

      Деревенька была небольшая, тридцать-сорок избушек вросших в землю и
   покрытых корою. Печей не было, избы топились по-чёрному от очагов на
  земляном полу. Власти когда-то попытались привить цивилизацию в деревне.
  Построили клуб под шифером, баню с парилкой и тёплым предбанником.
   Но ни то ни другое у манси спросом не пользовалось.
  Группа Сергея расположилась в клубе, и теперь топила баню.

  “Чудной старик, ему бы в цирке выступать”.
  Сергей учился на четвёртом курсе и слышал о телепатии.
  “Нужно будет записать рассказ старика, добавив его к
  мифам севера”.

    На крыльце клуба его встретила встревоженная Ольга
   
  - Олег заболел.

  - Что с ним ?

-Сама не пойму, признаков простуды нет, пищевого отравления тоже.
  Температура под сорок, и трясёт всего как в лихорадке. Дала ему жаропонижающего.
  Пока не помогает.-

  Олег лежал на двух сдвинутых лавках, укрытый спальным мешком, бледный и дрожащий.

   - Где болит? - спросил Сергей.

   - Ничего не болит. Щекочет в груди и ощущение как перед прыжком в пропасть.
   Даже дух захватывает.

   - Наверное, сказалось перенапряжение от перехода. - промолвила Ольга. - У меня
  есть снотворное, выспится и завтра будет как огурчик.

  Вскоре Олег перестал стучать зубами. Дыхание выровнялось и он заснул.
    За всё время перехода - это был первый нештатный случай. До этого всё шло
  на удивление хорошо. Слишком хорошо.
   
   Сергей просмотрел маршрут следующего перехода по карте, и откинувшись на
  стуле, расслабленно закрыл глаза. В голову пришли мысли о том как начинался
  этот переход.

     Сергей учился на четвёртом курсе индустриального института.
  Придя как-то осенью домой, он обнаружил в почтовом ящике повестку, где ему предлагали
  явиться для беседы по некоему адресу.
    Этот некий адрес знал весь город, и каждый старался обходить его стороной.
Там находился областной отдел КГБ.
    Хоть и не чувствовал Сергей за собой какой-либо вины, однако холодок
  страха в районе солнечного сплетения был весьма ощутим. Все ещё очень хорошо помнили,
  как исчезали люди по ночам. И "чёрный воронок" тоже. И хотя поменялось
  руководство в стране, и НКВД переименовали в КГБ, страх остался. У многих
  ноги становились ватными при упоминании об этой организации.

    Ночь Сергей спал плохо. Перебирая в мыслях свою недлинную жизнь, и за
  двадцать два года не находил причины, по которой он мог бы заинтересовать такую
  серьёзную структуру.
    Рассеяно отсидев на лекциях, Сергей к шести часам вечера поплёлся в КГБ.
  Дежурный на вахте посмотрел его паспорт, и, выписав пропуск, указал в какой
  кабинет пройти.
Он вежливо постучал в дверь под номером девять, и услышав “Войдите” -
  вошёл.
    Из за стола встал человек в форме со звёздочками майора, и приветливо улыбаясь,
  стал жать ему руку. Второй был гражданский. Он молчал, окидывая Сергея оценивающим взглядом.
    Майор представился и назвал гражданского Евгением Васильевичем. Присели, и
  начался разговор казалось бы ни о чём: о семье, об институте, досуге...
    Сергей сдержано отвечал, ожидая когда заговорят о причине вызова. Наконец,
  Евгений Васильевич поднял руку и остановил майора. Сергей понял, что
  гражданский занимает какой-то серьёзный пост, и в кабинете он главный.

     - Сергей, нам известно, что вы занимаетесь туризмом повышенной сложности и
  сделали несколько длительных зимних переходов. У нас к вам просьба:
  проконсультировать нас в некоторых вопросах.
    Сергей облегчённо почувствовал, что холодок в груди отступил.
  Они вошли в соседнею комнату, где стояли два манекена.  Один был одет в лётный
  меховой комбинезон и меховую шапку. На втором было надето толстое тёплое нижнее
  бельё. Бельё было из какой-то неизвестной Сергею ткани, но качество его он
  оценил сразу.
     Евгений Васильевич произнёс:

Сергей, мы разрабатываем спецодежду для длительных переходов в заполярье.
 Признаюсь, что разработки ведутся с военным уклоном, и ты, как комсомолец и
 патриот Советской Родины, будешь держать это в секрете. Скажи, тебе было бы удобно
 идти в поход в этой экипировке?
 
  Сергей похвалил бельё, но начисто раскритиковал комбинезон.

   - Мотня у штанов должна висеть почти у колен.
 
   - Зачем ? - удивился Евгений Васильевич. - Это же неудобно и некрасиво.
 
   - Зато практично. А то в вашем комбинезоне человек через пять километров
   сотрёт себе пах, и уже не сможет идти. Комбинезон должен быть не из
   тяжёлой овчины, а из собачьих шкур. И не от всякой собаки, а из шкур северных
   лаек. Он намного легче и теплей.

  Обойдя манекен сзади, Сергей провёл пальцем вдоль поясницы.

    - Здесь комбинезон должен разделяться. Нужно поставить молнию. Если
   человеку понадобиться справить нужду, то не нужно снимать его на морозе полностью. В замки молний нужно вставлять крупные кольца, чтобы их можно было
   расстегнуть замёрзшими руками. Вместо меховой шапки - нужен меховой капюшон.
   А на голову достаточно лыжной шапочки.

  Евгений Васильевич довольно переглянулся с майором. Кажется, они нашли то, что
  нужно. Сергей заметил это, и уже смело раскритиковал обувь.

    - Унты слишком тяжёлые, да и снег на них налипает. Нужны кисы - они
   легче и удобней. К шубенкам необходимы тонкие шерстяные перчатки. В них можно
   работать какое-то время на морозе.

  После они сидели за столом. Пили чай с ромом, и Сергей посвящал их во множество
  мелочей экипировки.
    Прощаясь, Евгений Васильевич попросил его зайти через неделю, сказав, что пропуск на него
 будет выписан. Легко шагалось  Сергею домой. Все бывшие страхи казались ему
 сущей ерундой.
   “Нормальные приличные люди, умные и внимательные, и чего их все боятся?”
 
  Через неделю Сергей снова постучал в кабинет. Кроме Евгения Васильевича и
  майора, там сидела девушка лет двадцати пяти. Глянул Сергей, и сердце
  на пару секунд остановилось.
   Как-то не обращал он на девушек внимание - некогда было. То туристический
  кружок, то учёба или походы. А может, просто не встречалась ему раньше та, с
  которой хотелось бы разделить жизнь. Сверстники давно уже крутили романы. Встречались, разбегались, хвастались победами. Но в этих разговорах
  Сергей видел больше бахвальства и вранья, чем побед.
    В его понятии - женщина должна быть в жизни одна. Раз - и навсегда. И рассказывать
  о том, что касается только двоих, нельзя.
    
    Девушка посмотрела на него внимательно, и даже, как показалось, ласково.
  Волнистые волосы тёмного цвета обрамляли красивое лицо, и толстой косой
  спускались на спину. Чёрные тонкие брови, пушистые ресницы, и громадные
  серо-зелёные глаза, завораживали.

   - Знакомьтесь. - произнёс Евгений Васильевич. - Это наша сотрудница Ольга.
   Вы почти ровесники, так что давайте без отчества.

  Ольга вышла из-за стола и протянула руку. Сергей отметил красивые ноги и
  стройную фигуру. В груди снова ёкнуло. Сглотнув комок, он вдруг охрипшим голосом произнёс:
 

     - Сергей.
 
  Рука у Ольги была тёплая и нежная. Хотелось её держать не выпуская.
    Евгений Васильевич улыбнулся и хитро подмигнул майору. Сергей это заметил,
  и совершенно смутившись, покраснел.
    Сели за стол. Сергей не знал куда девать руки. То он их клал на стол, то опускал
  на колени, и при этом чувствовал на себе колдовской
   взгляд зелёных глаз.
   Поняв, что в данной ситуации серьёзного разговора не получится, Евгений
   Васильевич попросил Ольгу выйти и подготовить к осмотру комбинезон.
  Сергею стало легче, но всё же было жаль, что Ольга ушла. Евгений Васильевич
   расспрашивал о ребятах с которыми Сергей ходил в походы. А после, чтобы
   разрядить обстановку, рассказал пару смешных анекдотов про туристов.
     Затем они перешли в соседнею комнату, где висел комбинезон сшитый по рекомендациям
   Сергея.
 
      - Как ты думаешь, можно его использовать как спальный мешок. - спросил
  Евгений Васильевич.

     - Конечно можно, даже если мороз будет под сорок. Только нужно зарыться
   в снег, и спокойно переночуешь.
 
  Они снова сели за стол, правда, уже без Ольги. Евгений Васильевич закурил и начал
  разговор:
    - Сергей, у нас к тебе есть предложение. Нам нужна группа крепких ребят
  для длительного зимнего перехода. Хотелось бы, чтобы старшим группы был ты.
 
  Понимая, в какой серьёзной организации он находится, Сергей неуверенно ответил:

    - Я боюсь, что не справлюсь и не оправдаю вашего доверия.-

-Сергей, мы ведь не просто вызвали тебя. Мы знаем о тебе всё, и считаем, что
   ты самая подходящая кандидатура.-

-Я не уверен в себе, потому что не знаю, что мы должны делать в этом походе.-

      - Вы пойдёте в нашей экспериментальной  экипировке с определённым грузом.
    Длина маршрута шестьсот километров. Переход намечен на январь, когда у вас
     зимние каникулы. Так что всё будет выглядеть как обычно. Ведь у тебя были
    планы на каникулы? В группе рядовыми участниками пойдём я и Ольга. Все
   решения будешь принимать ты, как старший группы. Повторяю, мы с Ольгой будем
    находиться в твоём подчинении, как и все. Теперь иди домой и подумай над нашим предложением. И завтра  позвони и поставь нас в известность о принятом решении.

     Сергей вышел, а Евгений Васильевич спросил у майора:

       - Как думаешь, он согласится?

     - Да он уже согласен. Ты видел, как у него глаза заблестели, когда он
    про Ольгу услышал. Да он с ней хоть в Антарктиду, хоть на Северный полюс.
    Завтра же позвонит.

   Майор достал из стола бутылку армянского коньяка и плитку шоколада.

      - Жаль, лимончика нет, ну да ладно, давай выпьем, Васильич, за удачное начало.

     - Может, Ольгу пригласим?
 
      - Нет, не надо. Боюсь не устою. - усмехнулся майор. - Как-никак верным
     мужем считаюсь.
 
       - Да все мы верные, пока дома. - и оба рассмеялись.

    Выпили, помолчали, и майор спросил, ткнув пальцем в потолок:

       - Васильич, зачем всё это им понадобилось?

       - Там - Васильич тоже ткнул пальцем вверх - собираются вести
     арктические войны. Будут создаваться небольшие диверсионные и
     разведывательные группы для работы, скажем, на Аляске. Если, конечно, возникнет
     в этом необходимость. Людей для данных групп рекомендуют набирать
     с Урала и Сибири, как более приспособленных к суровым условиям.
       В этом походе мы с Ольгой будем наблюдать физическое и психологическое
      состояние людей в длительном переходе.
 
       - С ними-то всё понятно, а вот как ты, Васильич, собираешься идти, ты ведь
      житель средней полосы, а Ольга и вовсе с Украины?
    
       - Мы прошли спецподготовку. Наверху тоже заинтересованы в эксперименте. Им важно знать как мы себя
     будем чувствовать. Ведь мы не коренные жители Сибири.

      - Ну что ж, удачи вам. - пожелал майор, приподняв стопку с коньяком.

      - И вам того же. - парировал Васильич.

    Утром позвонил Сергей и произнёс:

        - Я согласен.
 
     Небольшой ремонтный завод выделил им пустующий спортзал
   и началась подготовка.

      - Сергей, я сейчас полностью в твоём подчинении. Зови меня просто
    "Васильич". Для остальных мы с Ольгой представители института "Освоение
     севера". Занимаемся разработкой спецодежды для геологов и полярников.
    Евгений Васильевич улыбнулся и добавил: Обращайся ко мне на "ты". Я не
    такой уж и старый. Ещё и сорока нет.

       Группа должна была состоять из десяти человек, включая Сергея и Васильича
    с Ольгой. Шестерых мужчин Сергей подобрал быстро, а вот с женщиной пришлось
    повозиться. Выбор пал на Галину, рослую спортивную девушку, которую уж очень рекомендовал
    Виктор. Как потом выяснилось, у него с ней был роман, чего Сергей не терпел
    в походах. Для рекордных скоростных переходов он никогда не брал в группу
    девушек. Особенности женского организма, в так называемые "критические"дни,
    могли сорвать график.
       Но в этот раз всё было по-другому. Впервые Сергей радовался, что в группе
    идут женщины. И радость эта выражалась в образе Ольги.

       Теперь, с трудом отсидев на лекциях в институте, он мчался в заводской
    спортзал, где они втроём обсуждали организационные вопросы и разрабатывали
    маршрут. Многоопытный Васильич быстро ретировался, сославшись на срочные
    дела. И они оставались вдвоём.
      У Сергея поначалу деревенел язык и пересыхало в горле. Он с трудом
   выдавливал из себя слова. Но умница Ольга, понимая его состояние, легко
   заполняла паузы. Это выходило у неё просто и естественно.   
  И вскоре Сергей начал себя чувствовать себя свободнее. Но стоило Ольге на него взглянуть,
  и он тут же понимал, что тонет в ласковой зелени её глаз,
  словно в глубоком сугробе.
   Никогда не обращавший внимание на свой внешний вид, теперь он иногда стоял
  у зеркала и внимательно разглядывал лицо. Результаты были неутешительны.
   Скуластый, курносый, глаза щёлками… Волосы на голове вихрились так, что сколько бы он их
  ни приглаживал, они всё равно торчали, не соглашаясь лечь в приличную
  причёску. Фигура тоже была не атлетической: средний рост, поджарый, или даже костистый. К великому огорчению, ещё и ноги немного кривые.
     С такими данными, на такую девушку, как Ольга,  рассчитывать не
  приходилось.
    Не знал Сергей в своих терзаниях, что у Ольги  уже сложилось совершенно
  иное мнение.
      В свои двадцать пять, она себя неплохо знала, и помнила, что в детстве
  была красивым ребёнком. Потом красивой девочкой, за которой ухаживали
  мальчики всего класса, а позже - весь мужской коллектив мединститута.
И даже попав работать в структуру КГБ, где дураков и слабых не
  держали, она замечала, что мужчины не сводят с неё глаз.
    Ей, по натуре умной и способной девушке,
было даже обидно, что все только  видят в ней "красивую
  бабёнку",как она в шутку называла себя. Хотя,отдать должное ,признавала ,
  что внимание мужчин ей льстит и поддерживает жизненный тонус.

   В Сергее, за его невыразительной внешностью, она увидела ум, силу воли и
  задатки лидера, который личным примером может подчинить и повести
  за собой людей.
    Неведомое чувство влекло её к этому пареньку. Наверное, так в древности
  женщины инстинктивно находил себе сильных мужчин.
    Его молчание и попытки скрыть свои чувства, были для неё больше чем тысяча
  комплиментов.
   
    Как психолог, она понимала, что это может быть результатом её воздержания, и что
  женская природа берёт своё. Она даже посмеялась, цитируя Пушкина:
      "Пора пришла она влюбилась"
    Но смех смехом, а чувство к Сергею только усиливалось. Махнув рукой, Ольга
решила плыть по течению.

   Между тем, дела по подготовке перехода продвигались успешно.
  Сняли мерку со всех участников, и через две недели Васильич привёз меховые
  комбинезоны. Впервые вся группа была собрана вместе.
   
   Ребята рассматривали и примеряли снаряжение не сдерживая восхищения.
 С тем, что они видели, не шли ни в какое сравнение ни ватники, ни телогрейки, в
 которых они раньше ходили в экспедиции.

   Добил всех Васильич, когда внёс охапку широких пластиковых лыж, лёгких и
 крепких, производства Канады. Для ребят, привыкших ходить чуть ли не на
 досках от забора, это было фантастикой.

  Все осматривали и восхищались снаряжением. Только один Гоша, ходивший в
 институте под прозвищем "Джордж", сразу восхитился Ольгой.

   Джордж был личностью знаменательной. Хороший спортсмен и надёжный товарищ, на него можно было положиться в любой ситуации.
  Но была у него одна слабость. Благодаря своим внешним данным и хорошо подвешенному языку, Джордж считался в институте первым бабником. Хотя, нужно отдать
  должное, большой вины за ним не было - девушки сами вешались ему на шею гроздьями.
  А он, по доброте натуры, никому не отказывал.

  Комитет комсомола часто вызывал Джорджа на проработку за моральный облик и комсомольскую честь.
Он искренне каялся, но иногда сам шёл в наступление,становился в позу и
 пафосно произносил:

    - А что если это любовь ?..
 
    Кончилось всё полным крахом для комитета. Секретаря комсомольской
  организации, девушку не очень красивую, но темпераментную, нашёл в
  постели у Джорджа комендант общежития, когда безрезультатно пытался
  выпроводить запоздалых гостей. После этого, Комсомол оставил попытки
  перековать Джорджа.
    И вот теперь, он наконец-то узрел девушку своей мечты. Оставив рассматривать
  снаряжение другим, он направился к Ольге. Она стояла прислонившись к стене,
  и что-то торопливо писала карандашом в блокнот.

  У Сергея застучало в висках, повадки и обаяние Джорджа были известны всем.

    - Нет - она не такая, - пронеслось в голове - не такая… И тут же
   обожгло: а вдруг? Сергей отвернулся, не в силах смотреть на происходящее.

    Когда он через минуту обернулся, то увидел, что Ольга продолжает
  писать, а растерянный Джордж, с обиженно-виноватым лицом, идёт
  назад. Сергей перевёл дух. Ольга, оторвавшись от блокнота, посмотрела
  и улыбнулась одними глазами.
   Скрывая рвущуюся наружу радость, Сергей наклонился и стал
  подтягивать ремни на рюкзаке.
    Ольга умела избавляться от навязчивых поклонников. В такие моменты она
  ничего не говорила - говорили её выразительные глаза.
    Встретившись с её взглядом, покорители женских сердец отводили взор и как
  правило быстро ретировались .
   В один из воскресных дней, группа выехала за город, чтобы опробовать снаряжение.
  Условия перехода были таковы, что мужчины должны были нести на себе по
  тридцать килограммов груза, женщины же - по пятнадцать.
   Кроме того, были ещё две лёгкие нарты. На них погрузили палатку, небольшую
  железную печку, часть продуктов и несколько одеял из верблюжьей шерсти.
   В качестве груза были выбраны продукты, которые они должны были передать
  на конечной точке, работающей там экспедиции. График движения был рассчитан.
 Осталось пройти маршрут так, чтобы по окончанию у людей осталось достаточно сил, чтобы при необходимости они могли пройти столь же.

    К январю подготовка была полностью закончена. Последнее, что Сергей вместе
   с Васильичем сделали, так это усовершенствовали канадские лыжи.
    На манер сибирских охотничьих, они подбили их лосиной шкурой. Теперь лыжи
 не скользили при подъёме на возвышенность.
 
    Ребята летели первый раз. Вертолёт трясло, как в лихорадке. Постукивали зубы и чесалось в ушах.
 Казалось, их поместили во внутрь устройства для
  промывки золота.
   
  Вертолёты только начинали входить в обиход, и первые их модели не были
  усовершенствованы. Неунывающий Васильич, под грохот лопастей рассказал,
  а вернее прокричал анекдот.

    - Встретились пилот самолёта с вертолётчиком. Зашли в закусочную, взяли
  водки и начали отмечать встречу. Разливал вертолётчик. Пилоту налил
  полстакана, себе же набулькал полный. Пилот возмутился:

     - Ты почему так наливаешь-то?

-Так я пока до рта донесу - половину расплескаю.-

   Посмеялись, и Васильич продолжил травить анекдоты, которых он знал неимоверное
  количество. К концу полёта он совсем охрип, но всё ровно рассказывал, часть
  изображая лицом и жестами, часть словами. Нужно отдать должное -
получалось у него хорошо - ребята держались за животы.
 
  Приземлились где-то в притундровой тайге на метеостанции. На следующий 
 день начали переход. Шли избегая населённых пунктов. Температура стояла в
 пределах минуса тридцати.
  По утрам, построив группу, Сергей осматривал экипировку каждого, а так же размещённый на нартах груз.
  Шли хорошо, даже очень хорошо. За две с половиной недели не было
 ни заболевших, ни обмороженных. Когда останавливались на ночёвку, то Васильич
 и Ольга что-то писали в блокноты, внимательно наблюдая за состоянием ребят.
   Когда осталось всего лишь два перехода, Сергей решил дать группе один день
  отдыха. Они сделали остановку в небольшой мансийской деревне.

    Сергей вздрогнул и открыл глаза, кажется он заснул сидя. За окном
  смеркалось.

    - Ничего, - ободрил он себя - наверняка Олег к утру поправится. Всё
   будет нормально.
   
    Сходили в баню, долго парились. После мужчин пошли Ольга с Галиной.
  Сергей разлил по сто грамм спирта. Выпили, и тело стало почти невесомым, будто
  и не  было напряжения последних дней. Стали укладываться спать, и Ольга,
  пристально глядя в глаза Сергею, вдруг сказала, что пойдёт в баню стирать бельё.
Вскоре все засопели, а кое-кто даже похрапывал. Сергей лежал с открытыми глазами и думал: “ А ведь она звала меня. - и тут же сомневался - Может, мне показалось?”
 
   Всегда решительный в делах, когда нужно было кому-нибудь помочь, или принять
  решение взяв ответственность на себя, он никогда не сомневался, но тут было
иное.
    И всё же, он решился. И сразу стало легче.

    “Или взлечу, или упаду”. Терпеть и мучиться не имело смысла.
   
   Он тихонько встал и вышел. Подошёл к бане и, глубоко вдохнув
  морозный воздух, толкнул дверь предбанника.
   Ольга сидела на широком лежаке. Они с минуту молча смотрели друг на друга.
  Затем, Ольга встала и затушила керосиновую лампу.

    Дальше они плохо понимали что делают. Два молодых здоровых организма,
  истомлённых долгим ожиданием, слились воедино. У Сергея, хоть и небольшой, но был сексуальный опыт.
Но то, что происходило с ним сейчас, было впервые.
    Близость с женщиной, которую любишь, нельзя выразить словами - это
  нужно прочувствовать. И тогда, наверное, ты поймёшь, что Бог есть. Иначе ничем,
  кроме чуда, это состояние не объяснишь.
 Они лежали на полке, и ничего не говоря, разговаривали друг с другом:
  прикосновением губ, лаской рук, учащённым дыханием.
Снова и снова в Сергее
 вздымалась волна, захлёстывающая его целиком, и он вновь приникал к Ольге,
  чувствуя, как она страстно стремится ему навстречу.
   Ночь уже перевалила за вторую половину, когда они немного пришли в себя.

    - Ты любишь меня? - спросил Сергей.
 
   Ольга прижалась всем телом, и уткнулась лицом  в грудь.

    - Давай поженимся сразу после перехода. - предложил он.

    - Я старше тебя на три года.

    - Да хоть на тридцать. Давай поженимся. Иначе я боюсь, что ты уедешь в Москву
    и исчезнешь из моей жизни.

    - Скажу тебе по секрету: после окончания института, Васильич хочет
   предложить тебе работать у нас инструктором. Ты согласишься?

     - Конечно, мы же будем работать вместе! Я за тобой хоть куда пойду,
     только позови.

    Ольга снова прижалась горячим телом, и волна желания вновь накрыла Сергея.

    В дом они пришли под утро. Тихо пробрались к своим постелям, полагая,
   что их никто не слышит. Но провести многоопытного Васильича не удалось.
   Он приоткрыл глаза, затем покашлял, и довольно улыбнулся, заметив, как они
   замерли.
 
     - Старого туриста трудно провести - практически невозможно. - пробормотал
    он. И, повернувшись, снова заснул.
 
   Остаток ночи Сергей не сомкнул глаз. Радость произошедшего не давала уснуть.
     В мыслях он видел свой жизненный путь, счастливый и долгий, и, главное,
    рядом была Ольга.
     Утром Олегу полегчало, но он жаловался на слабость и боль в пояснице.

    - Ребята, я не хочу вас подводить, поэтому идите без меня. Через неделю
  придёт вертолёт, и мы встретимся в городе.

    Группа попрощалась с Олегом и выступила в сторону перевала.

      После того, что случилось этой ночью, Сергей даже не вспомнил, что шаман
 предсказал ему о том, что на перевал их пойдёт девять.
   Расскажи он об этом Васильичу, возможно, не случилось бы того, что случилось.
  В отличие от него, ни во что не верящего, Васильич знал, что за мифами и
  народными легендами скрывается правда. Порой очень страшная.
   
   После полудня вышли к перевалу. Склон занесённый снегом оказался крутым,
 поэтому, подниматься стали уступом. Сергей рассчитывал остановиться на ночёвку выйдя на
 вершину перевала к каменным глыбам, где за камнем можно было поставить палатку.
   Но за остаток дня поднялись лишь на километр. И было понятно, что сегодня они
 вершины не достигнут. По правилам, нужно было спускаться назад к деревьям, к
  подножию перевала, и там ставить палатку. Но тогда, на следующий день, они бы
 потеряли полдня, преодолевая пройденный сегодня путь.
   Сергей внимательно осмотрел вершину и склон на предмет схода лавин. Кажется,
 такой опасности не предвиделось, и он решил ставить палатку на склоне.
  Застелили пол одеялами и затопили печь, поставив разогреваться ужин. Вместо дров
  использовали брикеты, которые достал в своё время Васильич. Они горели
  медленно, но жарко, и при этом не давали дыма. Очень удобная вещь для туристов.


  Сняв комбинезоны, они разулись и вытянули уставшие ноги к печке.
   Неожиданно Сергей почувствовал, что за стенами палатки что-то изменилось. Он выглянул, и при свете убывающей луны оглядел перевал.
  Казалось, что всё было спокойно. Небольшими гребнями лежал снег, чернели камни.
 Но, в районе  солнечного сплетения, нарастала тревога.

    - Ветер! - пришла мысль. - Он поменялся с южного на северо-западный.
Ветер позёмкой мёл вершину перевала.
   Сразу вспомнился рассказ старого шамана.
 
  - Да ерунда всё это - дедушкины сказки.
Он пытался отогнать тревогу, но
 она перешла в беспричинный страх. Вдруг он понял, что стало
  тихо, смолк оживлённый говор и смех. Он вернулся в палатку. Все сидели молча,
  переглядываясь и вслушиваясь. На лицах был выражен явный страх.

    Васильич первым осознал происходящее. Он выхватил нож и с криком: “Бегом отсюда!” - полоснул ножом по палатке.
   
   Следом ещё двое вспороли палатку и ринулись в прорехи.
     Ужас лавиной обрушился на людей и погнал вниз по склону.
 Они бежали раздетыми, не осознавая ничего кроме страха. Не чувствуя ни холода, ни боли в ногах.
     Бежавшая впереди Галина, вдруг споткнулась, и со всего маху ударилась головой
   о торчащий из снега камень. Звук удара был такой, как будто арбуз уронили, и он  глухо треснул.
  Обезумевшие люди пробежали мимо. Истекающая
   кровью, она осталась лежать на снегу.
    Остановились в лесу у подножья перевала. Ужас постепенно уходил, и теперь группа,
   растерянная и замёрзшая, топталась между кедрами.
 Никто не понимали почему они находятся здесь, а не в тёплой палатке.

   Сергей пришёл в себя первым.


     - Васильич, что это было?  Нужно быстрей идти назад в палатку - иначе
       замёрзнем.

- Назад идти нельзя - погибнем все. Ломайте лапотник с кедров и разжигайте
  костёр.  Нужно переждать здесь. Это инфразвук.

      - Какой звук?

   - Этот звук не слышит человеческое ухо, но воздействие его на организм
  страшное.
Васильич ломал ветки замёрзшими руками и продолжал рассказывать:
   
    - Учёные его открыли недавно. У нас в лаборатории создали инфразвуковую
  пушку. Я сам  испытал её на себе, только в слабых режимах. Поэтому сразу
определил, что здесь что-то аналогичное, но мощнее в разы. Сейчас мы выскочили
  из зоны его воздействия. Снова попадать в неё смертельно опасно.

   - Слушай, Васильич, в деревне мне рассказал шаман о том как на перевале
   погибли люди. Манси называют перевал "Гора мёртвых".
И Сергей рассказал,
   что услышал от шамана.

    - Но я не придал этому значения, полагая, что всё это выдумали манси, чтобы
   чужие люди не ходили по их земле.-

-Жаль, что ты не рассказал мне это когда мы были ещё в деревне. Здесь
  природная аномалия. Северо-западный ветер, при определённой скорости, крутясь
  в лабиринте каменных глыб, начинает вырабатывать инфразвук. Создалась
  природная мощнейшая инфразвуковая пушка, и когда она начинает работать,
  всё живое сходит с ума и погибает. Даже современная наука ещё долго не
  дойдёт до таких мощностей.

   Развели небольшой костёр, и, сидя на лапнике, пытались отогреть обмороженные
  ноги. Двое из группы, не чувствуя боли, сильно обожгли себе конечности.
     Ольга с Сергеем сидели укрывшись одеялом, которое она неосознанно прихватила
  из палатки,и всю дорогу бежала с ним.
Виктор всхлипывал:
 
   - Там же Галина осталась на склоне. Давайте, я схожу за ней.

   - Галине уже не поможешь. По опыту знаю, что после такого удара головой
  о камень, люди умирают сразу. - сказал Васильич.

   Все понимали, что даже сидя у костра на лапнике, в тридцатиградусный мороз
  без экипировки им не выжить. И тогда Сергей принял решение.

   - Мне нужен кто-то, кто пойдёт со мной к палатке. Делаем рывок, хватаем
   первую попавшую одежду и бегом назад.

-Я пойду. - вызвался Виктор

 Джордж, гревший у костра руки, поднял голову и в упор посмотрел на Ольгу.
  Многое понимал этот казалось бы легкомысленный парень. Видел он какими глазами
  смотрела Ольга на Сергея.
    Он встал и решительно заговорил:

    - Сергей, ты не имеешь права оставлять группу. Пойдём мы с Виктором.
   И пошутил, улыбнувшись замёрзшими губами: У нас с Виктором ноги длиннее,
   мы быстрей добежим.

     Луна, между тем, исчезла, и над перевалом сгустился мрак.

- Ориентируйтесь по нашим следам. Кажется, ветер стих. Но если что-то
   почувствуете - сразу возвращайтесь назад. - инструктировал их Сергей.

    - Хорошо. - Джордж резко выдохнул: “Господи помоги!” - и перекрестился.

    Все  они были комсомольцами и атеистами, но поступок Джорджа никто не осудил.
   Люди находились у последней черты, и позолота комсомольских лозунгов слетела
  с них как шелуха. Наступил момент, когда уповать оставалось лишь на Бога.

    - Пошли. - крикнул Виктор,и оба рванулись от света костра в темноту.
   Задыхаясь, они бежали вверх по склону,перешагнув ту черту, когда собственная
   жизнь уже не имела значения, и оставалась только цель. Так во время войны
   люди бросались с гранатами под танки, и разорванные в клочья, останавливали
   танковую атаку.
   
   Джордж с Виктором преодолели почти половину пути, когда ветер ударил им
   в лицо. Адская боль разрывала голову, но они продолжали двигаться вперёд, жутко
   крича и воя. Находясь на грани сумасшествия, они ползли в сторону палатки,
   пока глаза не лопнули и не стекли по щекам. Уткнувшись в снег, они
 неподвижно замерли на склоне прОклятого перевала.
 
     Вторая волна инфразвука была на порядок мощней первой. Она обрушилась,
  на сидящих у костра людей девятым валом.
   Сергей схватил взметнувшуюся Ольгу и упал с ней на лапотник, натягивая на
   голову одеяло. В последний момент он понял, что бежать больше некуда.

    Четверо ринулись дальше в лес, и в сплошной темноте обрушились в овраг,
   почти с десятиметровой высоты, на вымытые водой камни. Трое разбились
  насмерть, только Васильич ещё какое-то время подавал признаки жизни, но вскоре
  и он затих. Не спеша, снег начал заметать изуродованные тела людей.
Ветер, как преступивший хозяин, убивший своих гостей, прятал улики.

  Прижавшись к Сергею, Ольга затихла. Инфразвук отражался от уступа снега
  за которым они лежали, и воздействие его ослабевало. Но стоило Сергею поднять
 голову, как он получил страшный удар по перепонкам. Из ушных раковин потекла кровь.
   Он ещё крепче прижал к себе всхлипывающую Ольгу и решил ждать.

   Постепенно по телу разлилось приятное тепло, а затем стало и вовсе
 жарко. Сергей знал, что это чувство возникает когда человек замерзает.
  Но его мозг уже не сопротивлялся неизбежному.

  Вдруг стало светло, и он увидел старого шамана. Манси сидел на камне и курил
 трубку, пристально глядя куда-то вдаль. Посмотрев в ту сторону, Сергей
 увидел перевал в сиянии удивительного света. Казалось, что по всему склону переливалась огромная радуга. И в этом свете
стояли девять охотников манси.
    Шаман выбил трубку о камень и подошёл к ним. Он долго смотрел им в лица,
  потом произнёс:

   - Теперь вам можно уйти. Новые стражи пришли на "Гору мёртвых".

  Сергей оглянулся и счастливо удивился. Вся его группа стояла перед ним живая,
  готовая идти за ним хоть на край света.
Зеленью глаз улыбалась Ольга. Галина поправляла
выбившуюся из под шапочки прядь. Положив руку на плечо, Виктор что-то тихо шептал ей на ухо.
Джордж широко улыбался, как бы говоря:

   - Я рад за тебя, Сергей. За тебя и за Ольгу.
 
   Васильич хитро подмигнул, мол, видишь, как всё получилось хорошо.

   Сергей снова взглянул на охотников. Они разом воткнули древки копий
  в снег, и повернувшись пошли в переливающемся свете на вершину перевала.
   Они легко поднялись и скрылись за гребнем. И тогда шаман,
  указывая трубкой на девять копий воткнутых в снег, обратился к Сергею:

    -  Они принадлежат вам.ТЕПЕРЬ ЭТО ТВОЙ ПЕРЕВАЛ.
И мрак опустился чёрной стеной.


   Погибшую группу нашли  через месяц.



   


Рецензии
Я как бывший альпинист и турист (многократно бывавший на Уральском севере), в это слабо верю. Был на горе Сабля и Народной +Денежкин Камень и Косьва - Обычная куча курымника, то есть сборище камней, массив ниже метров на 300-500, сложен из Гранита. Заходили на Уральский хребет, ни каких трудностей я там не заметил, был в декабре и марте -2 раза.Пора прекратить спекуляции на эту тему гибели группы Дятлова. Это недостойно и гнусно, глумится над покойными, лучше скинулись в нашем городке им на достойный памятник, не давно почитал С.он развёл такую бодягу как у п.Бальзака.Ещё раз утверждаю. Нет там никаких трудностей, а перевалы все остались на большом Кавказе и Памире,как и были. Я сам забивал скальные крючья на перевале Далар. Кто не видел этот перевал около трёх тысяч, советую сходить, удовольствий выше крыши,яйца мокрые.Погибнуть на этой горушке "Перевал" могли только дилетанты, если конечно на них не упала ступень ракетная с гептилом. Это топливо ракетное очень токсичное.Других версий не надо. Не надо трогать покойных, они на мстят.

Владимир Левкин   27.01.2020 10:45     Заявить о нарушении
Владимир, это-же художественное произведение, даже имена изменены. Я никогда и не
пытался выдать это за достоверный факт. Это плод моей фантазии. С уважением.

Петр Жук   27.01.2020 16:04   Заявить о нарушении
Вы меня извините, оно понятно, я сам многое сочиняю. Ведь недаром Флобер писал,- за что я люблю искусство, там Свобода.

Владимир Левкин   27.01.2020 16:22   Заявить о нарушении
Я считаю, шумиха эта вокруг Дятловцев, несерьёзно. В те годы группы гибли часто, ещё бы ни опыта, не снаряжа.Урал горы относительные, у нас в районе бывшего Свердловска самая высокая гора Волчиха,метров 500 с лишним. В общем горы большие по моему мнению начинаются с Кавказа, да и там где мы долбились по ледникам всё почти растаяло.Даже Алтай многими не воспринимаются серьёзно, вроде турецкий рай. Хотя есть вершины за 4 тысячи. Раньше был альплагерь, -Актру. Сейчас судя по интернету ничего нет, а если и есть то полный бардак. Федерация альпинизма России полное говно сейчас. На горах валяются остатки альпинистов по двадцать лет, у нас это не принято. Мы не в Гималаях живём, нет денег похоронить погибших.

Владимир Левкин   27.01.2020 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.