ЗАГСовское...

      После Алжира я долго искала работу, только она нашла меня сама. Выдержала небольшой конкурс и устроилась в городской ЗАГС.

       Дела в ЗАГСе разные! Кто–то регистрирует браки, кто–то с точностью до наоборот, кто–то регистрирует рождение детей, кто–то тоже с точностью до наоборот…

       Работала в кабинете торжественной регистрации брака. Зарплату положили небольшую, да и та почти вся уходила на наряды и косметику, поскольку ЗАГС на это денег практически не выделял. Выглядеть хотела достойно — не хуже гостей брачующихся - есть такой чиновничий неологизм. Это поведение не все в дамском коллективе поняли и отнеслись очень ревностно. Был случай, что просто испортили новую блузку: ляпнули втихаря капельку растительного масла на самое видное место, чтобы не строила из себя Золушку…

       Обычно торжественную регистрацию проводили три дамы — «три Звезды», считай — Голливуд! У каждой свой текст, своя манера вещать, свой имидж и даже свои фанаты. Город наш небольшой, потому ЗАГС котировался наравне с театром.

       Считается, что работа в нашем учреждении — сплошной праздник с шампанским, а это работа как везде, только фасад у неё должен быть праздничным, чтобы никто не догадался, как порой надоедают толпы гостей, ожидающих «спектакль», а ведь регистраторши не артистки — обычные чиновницы: на работе — красавицы, на улице — тётеньки, не узнать!

       Но мне тут нравилось. Считаю, что на последнем этапе трудовой деятельности работала для души, проявляя накопленный за жизнь креатив и творческий потенциал. Высокопарно? Может быть… Но это действительно так было.

       Свадебный ритуал обновляла регулярно, только замечала со стороны «напарниц» странную зависть. Данное действо совершенно не приветствовалось — нельзя выделяться, лучше быть как они, декламирующими по двадцать лет одно и то же. Более того, такое поведение считалось подлым. Дескать, они здесь работают давно, потому высовываться нежелательно.

       А чтобы поддерживать нормальные отношения, достаточно с умилением смотреть коллегам в рот, поддакивать и подхихикивать, соглашаясь с тем, какие они "умные и правильные". Потому для меня было приятней и спокойней находится в праздничном зале наедине с молодыми парами. Разными! В прекрасных одеждах и драных джинсах. Я их любила всех! И старалась, чтобы они запомнили этот главный для них день на всю жизнь. Просила, чтобы во время регистрации женихи с невестами ощутили Торжественность Момента, а заканчивала своё напутствие всегда коронной фразой: «Всё СУЕТА, кроме ЛЮБВИ!» — как автограф!

       Частенько мамочки и невесты, расчувствовавшись на речь регистраторши, хлюпали носами и вытирали аккуратненько глазки, чтобы не размазать тушь. Наблюдать за людьми со стороны всегда интересно! Порой хватало несколько мгновений, чтобы оценить ситуацию, увидеть есть ли у молодой пары искра любви, заметить и постараться погасить накал страстей между будущими родственниками, нежно отодвинуть на второй план свидетельницу, важно демонстрирующую свои прелести и свой прикид, забыв, что сегодня главная не она. И сердце охватывала радость, когда всё происходило красиво и торжественно, когда молодые и гости были заодно! Но случалось, что в зале стоял глухой "ор", видела полупьяные лица гостей и жениха с красным «фейсом» после мальчишника. Говорить ничего в этом случае не хотелось. Но жалела невесту, которая так ждала этого праздника, несмотря на живот, выпирающий уже «на нос», поэтому напутствовала будущую мамочку и общалась только с ней.

       В последние годы богатые молодые пары старались придать своему торжеству больше респектабельности и шика! Ведь праздник снимался на камеру, делалось настоящее кино! А потому происходящее в этот день действо должно выглядеть красиво. И работницы ЗАГСа для них старались.

       А ещё нравилось устраивать торжественные регистрации Серебряных и Золотых пар. Свадебный конвейер не для них: здесь требовались более задушевные слова и интонации: будто давно этих людей знаешь, знаешь об их непростой жизни, о детях и внуках, о прошедшей с годами любви, о надежде на спокойную старость. Главное дать им почувствовать: что-нибудь хорошее ещё обязательно произойдёт!

       Глядя на них, незаметно усмехалась от мысли, что скоро и мы с мужем будем такими как эти «новобрачные». Тем более, что Серебряную свадьбу давно отметили…

       Работая здесь, стала обращать внимание на фамилии. До чего же удивительно-умилительные, и невесты с удовольствием их брали (уж замуж — невтерпёж), будто с фамилией «дворянское гнездо» приобретали. Но как говорят: был бы человек хороший!

       Особенно понравились своей «изысканностью»: Грибиздаева, Касперчик, Блянкинштейн, Маточка, Бакакина, Подсосов, Пересунько-Мяукин, Заплюй–Свечко, Антиликатор, Писулько, Конопенис, Чебуздина, Падалка, Дрыга, Музюкина, Писоцкий, Киндратишина, Бяушкин.

       Также замечала у некоторых пар совпадение фамилий по значению.
Если он Иванов, то она Ильина, или Воронов-Воробьёва, Картошкин-Капустина, Орлов-Соколова, Лютов-Волкова, Никаноров-Никифорова, Петухов–Лисицына, Пчёлкин-Ловушкина, Калинин-Ворошилова, Копытин-Быкова, Ткаченко-Кривенко, Крылов-Гуленкова, Мухай-Червякова.

       И ещё немного о словах…

       Как-то в кухне прохудилась труба отопления приваренная к батарее. Вызвали слесаря. Здоровый дядька буквально ввалился в квартиру. Оказалось, дело своё знал неплохо. Заменил на стыках переходную гайку, намотал льняных ниток, прикрутил одно к другому во всю свою мужскую силушку и ушёл.

       Только после ремонтных работ из нового шрамика потихоньку, но капало. Пришлось попросить умельца прийти ещё раз. Тот пришёл, внимательно осмотрел проделанную работу, махнул рукой и буднично произнёс:

       — Захрястнет!

       И действительно — через день захрясло.

       Труба в рабочем состоянии до сей поры, а словечко прижилось и даже вошло в повседневную жизнь.

       А когда пришла работать в ЗАГС, где не сразу заладилось, то после первого рабочего дня пожалилась дорогому супругу на неприветливо встретивший меня коллектив, на что он, жалеючи, ответил:

       — Ничего. Захряснет!

       Потихоньку здесь тоже захрясло.

       И даже внук, пришедший как-то из садика с шишкой на лбу, успокоил своих родственников полюбившимся словечком:

       — Не пеЛеживайте! ЗахЛяснет.      


Прод. http://www.proza.ru/2011/10/06/630


Рецензии
ой мама рассказывала, что с ней работала одна девушка и так своей фамилии стеснялась, всё мечтала скорей замуж выйти, чтобы сменить. Фамилия была Хренова, ну ее так и звали -Хрен.
И вот вышла она замуж за Виноградова. Можете себе представить, как теперь ее стали называть -Хрен с Виноградом.)

Виолетта Костанова   19.06.2017 17:58     Заявить о нарушении
...весло ей было, но главное, чтобы Виноградов был хорошим человеком.

Светлана Рассказова   20.06.2017 15:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.