Пенёк и кочка. глава 4

Во дворе зашёлся лаем Верный.
 - Пацаны пришли - подумал Олег, давясь жареной картошкой. Уже стоя он допил молоко.
 - Баба, я на улицу!
 - Куда сорвался? Уроки сделал? - вытирая руки о фартук, заглянула в кухню бабушка.
 - Ты чё, каникулы! - уже с крыльца ответил Олег.
Перепрыгнув лохматую дворнягу, подросток уже открывал ворота со двора на улицу. Бабушка, улыбаясь, только покачала головой.
На лавочке у ворот сидели Витька Штенников и Колька Бакулин.
 - Привет, - Олег по-мужски пожал протянутые ему ладони.
 - Ну что на поляну, на «Пенёк»? - ребята начали планировать длинный летний день.
 - Грязь ещё, - поморщился Олег.
 - Да ну, нормально, - Витька пожал плечами.
 - Пацаны уже там. Юрка с мячом прошёл.
Опушка могучего соснового леса за огородами была излюбленным местом сбора кодлы пацанов Больничного посёлка. Разделившись с помощью игровой считалочки на две команды, ватага обычно с утра до обеда гоняла мяч.
Но сегодня широкая поляна за околицей посёлка блестела лужами. На поваленной берёзе и пеньках понуро сидели около десятка пацанов от десяти до пятнадцати лет. Ночной дождь футбол запретил, и компания лениво перебрасывалась идеями куда податься. Ребята  обменялись приветствиями
 - Ну, все собрались, - хмуро подумал Олег Палей.
  - Теперь жди шкоды, раз игры не получится.
 Очень не хотелось ему шататься по переулкам в поисках крепко подвыпивших мужичков после вчерашней получки на Северной шахте, отбирать,  что осталось в карманах алкашей, не дошедших до дома. Не хотелось и идти на 67- квартал, городских бить. Олег недовольно посмотрел на друзей. Витька понял его взгляд. Ему шкодить тоже не хотелось, уж больно жестоко бил его обычно отец за такие дела.
 - А что пацаны, может на «Кочку» на рыбалку, после дождичка? - вдохновенно произнес Витька, прикинув последствия шатаний по переулкам.
 - Семён вчера там шесть окуней поймал!
 - Иди ты в жопу со своими окунями, - сплюнув, выругался Мишка Ицков.
Витька решил обидеться, подскочил к Ицкову, и они начали кататься по мокрой траве, сцепившись и молотя друг друга кулаками. Остальные оживились, посыпались комментарии, подбадривания.
В шуме возни не сразу услышали сдавленный голос Ляхи:
 - Палево! - Он дёрнул за ногу Мишку, пытаясь растащить дерущихся.
 - Ложись, пацаны!
 Сцепившиеся парнишки моментально рассыпались, и вся кодла залегла в траву.
По тропинке по склону к реке в сторону Кочки шла разодетая парочка. Мужчина в пиджаке, при галстуке, женщина в цветастом ситцевом платье с красным газовым платочком на шее. И шли они явно на Кочку, любимое место для пикников жителей посёлка на берегу Рефта. Они были вдвоём, шли, держась за руки.
 - Купаться ещё холодно. Значит, уединятся - быстро смекнул Ляха, который обычно заправлял всеми шкодами.
Мужчина нёс сумку в которой угадывалась бутылка вина. Молодая женщина постоянно смеялась.
 - Не высовываться, - тихо приказал Ляха, пристально всматриваясь в парочку.
 - Если кто спугнёт, тот предатель. Три «ку-ку» - окружаем. Как разложатся, по сигналу четыре «ку-ку», свистеть изо всех сил. «Лисички» у всех?
 Пацаны достали складные ножи с одним лезвием, на рукоятках которых блестела красной эмалью бегущая лиса.
 - Я забыл, - заныл десятилетний Костя Мокин. Его огромные синие глаза потемнели и выдавили крупные слезинки.
 - У, баклан, - шепотом рявкнул Ляха. Но не шуганул провинившегося, а, взяв его за плечи, добавил.
 - На тебе тогда, шкет, сумка. Мы свистим и из-за сосен показываем ножи. Ты выскакиваешь, кидаешь в сумку пузырь, жратву и дёру. Собираемся за Кочкой в ельнике у обрыва.  И морды свои не высовывать из-за стволов, чтоб не срисовали!
 - Слышь, Ляха, давай ждать, пока он ей засадит, -
 Хихикая, прошипел Колька Бакулин, верный соратник Ляхи.
 - Четырнадцать пацанов свиснет в два пальца, за сто метров воробьи сдохнут, а они верняк склещатся. Во потеха будет!
 - Не знаю. Люди не собаки, редко склещиваются, - засомневался  Ляха.
 - Прождём, пока он трусы с неё снимет,  они водяру выпьют и колбасу сожрут. Нет, не катит
 - Что нам пузырь на пятнадцать человек? - настаивал Колян.
 -  Да и без штанов мужик за нами не побежит, а по карманам у него, может,  капусты на пять пузырей!
 - Кончай базар!- Ляха уже принял решение и отступать не собирался.
Поставив на ноги в один ряд троих «мелких»: Костю, Стёпку и Олега Сименкович, глядя им в глаза, он произнес:
 - Слушать внимательно. Костя после команды  «Пошёл!» хватает сумку со жратвой. Степа, бумажник мужика со штанами, штаны на бегу потом сбросишь. Не вздумай оставить! Олег, ты хватаешь девкину сумочку. А мы стоим с ножами в руках минуты две. Если мужик схватит кого, остальные выручают. Ножами не тыкать, а резать. Ткнёшь - он сдохнет, посадят ещё. Трусам, стукачам - смерть. Палей, ты сейчас бегом вдоль Синего ручья, с той стороны залазишь на Волчицу (Волчица - невысокая голая скала), посмотришь, где остановятся. Как рассядутся, бегом вниз,  в ельник. Мы будем там.
 Хоть и не очень охотно, но Олег вскочил и побежал перелеском к первой скале на берегу Рефта, подныривая под ветки и перепрыгивая валежник. В голове его крутилось: «И почему это Ляха командует? По алгебре и геометрии у него одни трояки. В футболе его Штенников и Бакулин спокойно обводят. Но на улице учеба ни к чему, главное - балдёж и кайф компании. Ляха это понимает и он, вообще то, самый отчаянный!»
Пацаны, растягиваясь в цепь, забежали в густой ельник, поднимая куропаток. Когда Палей с Бакулиным выбрались к берегу Рефта правее Сорочьих скал, парочка уже сидела на бревне у большого пенька. Присмотревшись, Олег по шевелящимся кустам черёмухи понял, все уже на месте.
Вдруг мужик что-то заметил. Он встал и оглянулся на стену леса. После вялого «ку-ку» раздался такой свист, что в лесу замолкли не только зяблики, но и сороки. Женщина истошно закричала.
Мужчина, считая торчащие из-за стволов руки в рваных свитерках с блестящими лезвиями ножей глуховато крикнул:
 - Что за дела? Какого х… надо?
 - Оставь пузырь со жратвой, - отозвался скрытый сосной Ляха,
 - добавь кошелёк, не открывая, и вали. А то у нас и лопаты есть. Прикопаем.
 - Отдай, отдай всё! - Женщина вцепилась в рукав своего кавалера, не переставая причитать.
 Мужчина молча бросил кошелёк на землю. Постоял,  как бы раздумывая, поглядывая в сторону неожиданных гостей, но потом  взял даму под руку,  и они быстрым шагом пошли по лесной тропинке к посёлку.
Через минуту ватага пацанов с криками и хохотом бежала вниз по течению Рефта, пугая щук на отмелях, буквально через каждые 50-100 метров чертящих стрелы в глубину из прибрежной осоки. Запыхавшись, они остановились только через два километра на окраине посёлка Золото у заброшенной шахты.
В посёлке был магазин. Денег, правда, в кошельке на бутылку водки не хватило, и ребята набрали карамелек с печеньем. Но парочка оставила им почти полную бутылку водки.
Счастье пацанов было полным.
 


Рецензии
Да, много ли для счастья надо?
В чём-то и перекликается, но у нас до такого не доходило... всё-таки "приличный" район :)
Я вот часто думаю - почти у всех поколений советское детство в чём-то похоже. И юность. Многие, конечно, после неё прожили недолго, но... в ту уже далёкую пору всё ж-таки работали социальные лифты. Любые: от криминала до комсомола (спорт, армия, родной завод и т.д.), только прояви себя...
Рассказ интересный, жизненный, легко читается.
Спасибо.

Владимир Коршунов   02.06.2017 22:43     Заявить о нарушении