Кто виноват?

               
        - Кто заказывал столько снега? – задаю вопрос сам себе.
       Лёнька не слышит, он бодро шагает между рельсов по снегу, толкая впереди себя дефектоскопную  тележку. Снег лежит на междупутье и на откосах, из колеи его выметают пролетающие поезда. Поэтому кто идет с тележкой тому легче.
   - Наваливай Лёха, впереди рубки, врубай стабилитроны,- не оборачиваясь кричит Лёнька. «Врубить стабилитроны» - значит открыть дополнительные краники для подачи спиртового раствора на рельс.

       Мы, операторы дефектоскопных тележек, в простонародье – дефектоскописты или скописты. Уважаемые люди, зимой у нас стабильно есть спирт. Многие, с наступлением холодов, заводят с нами дружбу. Приходят с полтарашками, баночками разного калибра , термосами:
  - Лёха, плесни чуток, настойку хочу сделать, у тёщи ноги шибко болят. -  Знаем мы их «настойку», к вечеру лыка вязать не будут.
       И так всю зиму. Как только температура поднимется с минуса на плюс, всё, как отрезало, проходят мимо не здороваясь. Но мы не обижаемся, жизнь есть жизнь.
       Через  два километра закончится 13-й  линейный участок (околоток) и начнётся 14-й. На границе нас должны ждать, бригадир и два сигналиста, будут сопровождать до разъезда, чтоб не дай бог дефектоскопистов поездом не сбило. Вот уже и видны три фигуры в оранжевых жилетах (желтухах).
  - Смотри, Дыня в ожидании чуда,- Лёнька скалит зубы,- ща простимулируем его.
               
       Серёге Дынину  два года до пенсии, но бегает по путям он со скоростью звука. Бывший дефектоскопист, списанный за то, что с чёртиками дома спирт пил. Белая горячка так плотно навалилась на него, пришлось в наркологию сдавать. Затем он перешёл в путейцы и уже лет пятнадцать не пьёт, боится.
  - Здорово бездельники, - издали кричит Дыня.
  - Хай блэк тринитрон Серёга. Как жизнь молодецкая?
  - Не дрищем, как сам?
  - Вашими молитвами, вашими молитвами.
      Так за взаимными уколами, шуточками, пошлостями мы и доходим до тепляка на разъезде. Ставим тележку, скачиваем записанную информацию на флэшку. Пока идёт  процесс передачи информации, сидим в тепляке, греемся.
  - Ты ждал нас, Серёжа, печурку вон истопил. Эххх, мне б твои заботы.
  - Заботливый ты наш. Не свихнулся ещё от забот?
  - Чтоб ты понимал, на мне вся безопасность железных дорог, а зарплата – кот наплакал,- с умным видом выдаёт Лёнька, – а вы, путейцы, в носу месяц проковырялись, девяносто штук вам вынь да положь.
  - Пошёл ты, переработался небось. С тележкой пробежал перегон и домой, а мы тут до пяти как привязанные.
  - Ах, Серьга, я как ты был на цепи,- поёт Лёнька и получает по кумполу сигнальными флажками.
    До электрички часа полтора. Мы ждём монолог Дыни. С ноября, как выпал снег, два раза в месяц Серёга жалуется нам (я думаю не только нам) на работу снабженцев.
   - Вот грёбаное РЖД, чтоб им всем там икалось. На нас экономят, где только одёжу закупают, по дешёвке, сто пудов. Я профсоюзу плати, подоходный плати, «Благосостоянию» плати. А они вон чего, валенки мне выдали, ногу правую жмёт. Прям мочи нет. И что характерно, валенки одинаковые, ноги то ж одинаковые.- В подтверждение слов он сбрасывал валенки и соединял их подошвами. Затем закидывал ноги на лавку и в позе лотоса демонстрировал нам одинаковость длины ступней. – Жмут заразы. Чтоб эта железная дорога провалилась в тартарары.

     Мы смеёмся. Даём ему нелепые советы, «отрежь носки, чтоб пальцы выпали», «ноги держи в холодильнике, чтоб меньше были» и т. д. Время проходит быстрее. Уже запрыгнув в электричку, Лёнька кричит из тамбура:
   - СерьгА, завтра с ранья когти рвём, не проспи.
                *     *     *
         Весна. Солнце днём жжёт спину, на откосах большие острова проталин. Снег мокрый, местами такой лёд, что того и гляди брякнешься черепком об рельс.  Ночью, правда, минусит  не слабо. Весна.
       Мы снова на разъезде, ждём электропоезд. Всё как всегда, по накатанной. Но чего-то не хватает. Как-будто вы каждый день приходите домой в течение многих лет, раздеваетесь, идёте на кухню ставить чайник на плиту, входите в комнату, а там, на месте телевизора пустота.
   - Серёг, а что случилось? Чудо свершилось, твои пальцы уменьшились? Валенки подросли? Ну, колись, ты же знаешь, я не отстану. С РЖД обвинения сняты? Ты простил их? Помиловал?
  - Тьфу, ты. Балабол, – Дыня плюнул и вышел из тепляка.
  - Тут такая история, – подал голос сигналист Виталя,- на прошлой неделе, после работы переодевались, вот Серёга и уронил ключи в правый валенок. Запустил туда руку, достаёт ключи……и носок скатанный. Ха-ха….он ещё в ноябре носок законопатил  в валенке, вот он ему и давил пальцы….А он всё «грёбаная железка».

             


Рецензии
Да уж!Прямо как чукча,который в бане телогрейку из под слоя грязи вымыл!Вот Дыня!

Татьяна Фролова 4   18.03.2018 20:21     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.