Затерянные в параллелях

ГЛАВА 1

ЗАГАДКА МЕРТВОЙ ДЕРЕВУШКИ


В тот незабываемый день я стояла возле торгового центра и мечтала о новом купальнике. За зиму я раздалась в груди и бедрах, так что сорок второй размер одежды больше не подходил.

Откуда-то сверху вместе с солнечными лучами лилась целительная симфония Моцарта, но настроение оставалось подавленным.  Еще бы, денег на обнову как всегда не было.

- Ах, ах, ах, какая красивая девочка, - цокая языком, неожиданно подошел ко мне веселый брюнет лет тридцати с двухлитровым баллоном пива в руке.
Смерив надменным взглядом наглеца, я отвернулась и направилась вглубь магазина.
- Постой! – закричал он, но я, подражая кошке, фыркнула в ответ. 

В бутике, торгующем купальниками,  было людно.  Женщины всех возрастов и комплекций толкали друг друга и по очереди бегали в примерочную, чтобы полюбоваться своими телесами. У них деньги были.

Повздыхав, я присела на скамеечку в холле, и тут зазвонил сотовый.
- Хочу на базу отдыха! - изрекла из мобильника Алка Лебедева, - Давай поедем в Соловьево на моей тачке. Можно Вадьку Протасова  с Валеркой Осиповым взять! Они в нефтяном учатся. А что, лето, каникулы! Сессию сдали, перешли на третий курс!

- Мама отпустит? – осторожно поинтересовалась я и подумала о своей родительнице, которая крайне опасливо относится к подобным мероприятиям.
-А если принесешь в подоле? – в таких случаях обычно начинает нудить она. – Имей в виду, Вика, я нянчиться с ребенком не намерена, у самой жизнь не налажена.

- Не принесу, - в ответ буркала я и вспоминала о контрацептивах , которыми еще не приходилось пользоваться, так как я до сих пор была девушкой.  Мне уже девятнадцать, но никто не замахивался на мою невинность.

- Отпустит! – захохотала Алка.
- С бабками проблемы, - пожаловалась я и тяжело вздохнула.
- Зато у меня они есть, - успокоила подруга. – Папка с вахты прилетел, ему там премию выделили, так что гуляем – на двоих хватит!
- На двоих? – удивилась я. – На кого – двоих?
- На нас с тобой, - протянула Лебедева. – Собирайся! Завтра отправляемся в путь-дорожку.

Отключившись, я подошла к зеркалу возле отдела головных уборов, чтобы вновь поизучать  свою физиономию, которую называли красивой. На меня, слегка щурясь, смотрела эффектная шатенка со слегка  вздернутым носиком, маленькими пухлыми губками и  васильковыми глазами. 

«Тьфу ты, - прервала я свое созерцание. – Рот у меня не модный. Даже если бы были финансы, ни один пластический хирург не решился бы разрезать щеки, чтобы его увеличить»!

Ничего не купив, я вернулась домой в трехкомнатную квартиру, а там села на диван и включила телевизор, но мысли витали далеко от уютной домашней обстановки.

Мой отец скоропостижно скончался от инфаркта, когда мне исполнилось семнадцать лет. С тех пор мама стала чудить. Сначала она плакала, закрывшись в комнате, потом начала надолго исчезать и приходила домой подшофе. Хорошо, что я учусь на бюджете, а то пришлось бы бросить медицинский институт.

- И что тебе даст эта медицина? – вытирая несуществующие слезы, ворчала мама, подсаживаясь ко мне. – Сущие копейки зарабатывать будешь!
-  В платную клинику устроюсь, - подбадривающее улыбалась я. – Там один прием специалиста восемьсот рублей стоит.
- А сколько этому специалисту на руки остается? – хмурилась мама.

Эти данные мне были недоступны, я вставала и шла в свою комнату, а мама сердилась на меня из-за моей неконтактности.

Итак, значит, мы  едем в Соловьево, которое стоит на реке Белой. Там двухместные домики, запах хвои от вечнозеленых деревьев, разбросанных по берегу и ощущение счастья, преследующее каждую минуту.

Красивая брюнетка Алка – моя подруга, она живет в благополучной семье, имеет машину «Лада-Калина», которую ей подарил папаша в связи с тем, что дочь поступила на бюджет мединститута. У Алки есть рыжеволосый бой-френд Вадька, они  хотят пожениться после окончания. Валерку Вадим пригласил из-за меня, чтобы мне не было скучно.

Последнего я видела издалека всего один раз на вечеринке в загородном доме у одного из богатеньких однокурсников. Он поглядывал на меня, но подойти так и не отважился.
Я вздохнула и постаралась вспомнить лицо будущего ухажера. По-моему, ничего особенного, обычное русское лицо с темно-русыми волосами и голубыми глазами, таких много на бескрайных просторах родины.

«Неужели приму его ухаживания? – поморщилась я и вспомнила Алена Делона. Вот кто был моей страстью! - Старик он сейчас, но время течет по спирали».
Как же я хотела оказаться в тех годах, когда Ален был молодым!

Очнувшись от грез, я  подошла к комоду и увидела тысячную купюру.
- Тебе, -  было написано на листочке, вырванном из тетрадки в клеточку.
Мама раздобрилась. К чему бы это?
- Ура! –  возликовала я и заторопилась на шопинг, чтобы исполнить свою мечту: прикупить новый купальник да пару маек с шортами.

Тысячной для бутика баснословно мало, но все это великолепие можно присмотреть в дешевом вьетнамском магазинчике, расположенном в соседнем доме, благо, у меня фигура на данный момент стандартная – сорок четвертый размер со всеми вытекающими из того последствиями.
Я сунула ноги в сабо и выпорхнула на улицу.

Люблю лето и завидую тем, у кого есть дачи. У нас тоже была дача, но после смерти отца мать ее продала.
- Водить машину не умею и никогда не смогу, - объяснила она свое решение. – А  давиться в автобусе до сада не желаю.
Папин «Логан» стоял в гараже и ожидал, когда я получу права, но учиться мне было некогда.  К тому же, я боялась технику, как огня, а потому обходила гараж стороной.

К вечеру сумка к путешествию была готова, и я со спокойной совестью  расслабилась в ванне с морской солью. Когда уже вытиралась, услышала стук закрываемой двери. Это пришла мама. Надо было подготовить ее к неизбежному - я все равно укачу с Алкой в это самое Соловьево,       

- Почему в зале стоит собранная сумка? – строго спросила матушка, когда я вышла из ванной.
- Уезжаю, - как можно более беспечно прощебетала я. – Хочу насладиться свободной жизнью!
- Свободной жизнью? – покосилась на баул родительница. – Куда?
- В Соловьево, - усилием воли я придала голосу беззаботность.

К моему большому удивлению, мама протестовать не стала.
- Езжай, - согласилась она. – Ты уже взрослая. Что возьмешь с собой из продуктов?
- По дороге натыканы кафешки, - вспомнив об Алкином обещании спонсировать меня, отмахнулась я. – Если только воду и бутерброды…

- Зажарю тебе курицу, - сообщила мама, - положу овощей, только что купила. И денег подкину. Пять тысяч хватит?
- Хватит, - радостно закивала я.
И она принялась за дело.

После ужина я немного почитала и легла спать. Никогда не укладывалась так рано, но завтра придется встать в семь утра. Подоткнув под щеку подушку, я потянулась и сладко зевнула. За окном еще светило солнце, но я уже крепко спала.  Внезапно лба коснулось легкое дуновение ветерка,   шелковые шторы зашевелились, по комнате пронесся долгий вздох.

- Кто там? – ощущая, как волосинки на голове встали дыбом, прошептала я.
- Не езжай туда, дочка, - ответили  мне голосом умершего папы. – Остановись. Вас ожидает опасность.

- Глупости, - возразила я. – Ничего страшного со мной не приключится.
- Я предупредил тебя, - медленно отдаляясь, завибрировал  папин голос, - ты не подчинилась. Жаль.

Но я уже его не слышала, азарт путешественника швырнул меня на шоссе, обласканное  солнечным светом.  Мы с ветерком ехали в Соловьево и распевали песни. Рядом со мной плечом к плечу сидел Валерка Осипов. За поворотом я взглянула в его лицо и ахнула: на меня смотрел Ален Делон собственной персоной.
- Змея! – неожиданно закричала Алла, и мы резко затормозили. Меня тряхнуло и забросило в объятия Валерки.

Утро выдалось солнечным, таким, каким я его видела во сне. Я быстро позавтракала и, схватив баул, выбежала на улицу. Там меня уже ждали.

«Не простилась с мамой, - ахнула я,  но возвращаться не стала: плохая примета,  а потому закинула поклажу в багажник и села на заднее сидение  авто. – Но почему она не встала меня проводить»?

За рулем находилась Алка, рядом с ней Вадька. По левую руку от меня развалился на сидении Валерка Осипов. 
- Вот и ладненько, - нажимая на газ, рассмеялась Алка. – Вперед, к покорению новых вершин!

И тут я вспомнила папу. Он впервые после смерти посетил меня, а потому стоило к нему прислушаться. Стоило, но я сделала по-своему. Смутное предчувствие опасности сдавило грудь, но я вырвала из себя это предчувствие, как иголку из ткани. До Соловьевки ехать всего три часа, причем, как сказала подруга, дорогу она знает. Что может произойти за столь короткое время?

«Калина» уверенно мчалась по городу, минуя препятствия в виде обнаглевших водил и колдобин, последние препятствия власти устраняли исключительно осенью, когда те под завязку наполнялись влагой и булькали, как омуты, в опасных для плавания водоемах.
Постепенно появились пригородные подслеповатые, облезлые желтыми фасадами двухэтажные домики постройки начала двадцатого века  и, наконец, машина вырвалась наружу, в поле.  Асфальт вился змейкой, огибая овраги и заросшие камышом болота.

- Хорошо-то как! – сплетая пальцы на затылке, закричал Вадька.
- А то, - хихикнула подруга. – Дальше будет еще красивее! Наслаждайтесь природой!

Прошел час пути, и вдруг я почувствовала, как ладонь Осипова очутилась за моей спиной. Но я не скинула ее, только во мне что-то задрожало и приятно заныло внизу живота.
- Давайте остановимся, подышим свежим воздухом, понюхаем цветы, - неожиданно для самой себя предложила я и удивилась сказанному. Перед глазами возник папа. Он вздохнул и укоризненно покачал головой.
- А давайте, - согласилась Алка.
«Калина» дернулась и застыла. 

- Вика, ты молодец! – выйдя из тачки, заорал Вадим. – Смотрите: впереди глубокая  двухметровая яма и нам придется ее объехать!  Но, - он повертел по сторонам головой, -  кругом целина! Жигуль не способен ездить по целине!
- Откуда она взялась? – с удивлением рассматривая неожиданную находку, озадачилась подруга. – Странно, вокруг пусто!
Действительно, транспорта нигде не было.

- Направо идет грунтовка, - Валерка показал на еле видимую, заросшую по обочине травой, дорогу, ведущую в неизвестность. - Она, вероятнее всего, ведет в какую-нибудь деревушку и, обогнув ее, выходит назад, к шоссе.

- Ты хочешь сказать…, - похолодела я и вспомнила папу.
- Поедем по ней, - улыбнулась и мотнула головой Алка. – Заодно познакомимся с родными просторами.
Улыбка получилась кривой и вымученной.

-Саааадись, - скомандовал Вадим, и мы послушно залезли в салон.
- Разве нельзя попробовать объехать эту яму, а вдруг…., - вжимаясь в кресло, промямлила я.
-Застрять хочешь? – усмехнулся Вадька. – Если судить по наличию осоки, сабельника, мха и хвоща,  здесь топкая местность.  К тому же в болотах водятся кикиморы.
Я замолчала.

Машина, потряхивая задом, тихо покатила к неведомому жилому объекту, у которого даже не было имени, так как не было на пути таблички с названием приближающейся деревушки. 
- Уже десять минут ползем, - недовольно проговорила Алла. – А места здесь живописные!

Я выглянула в окно. Справа виднелся лиственный лес, слева – хвойный. Причем хвойный был настолько густым, что казался сплошным конгломератом. От него веяло угрозой.
- Ура! – внезапно расхохотался Вадька, - Впереди дома, там должны быть люди. Давайте попросим у них колодезной водички.
- Попросим, - уныло согласилась Алла.

Крайний слева, покрытый старомодным серым шифером, аккуратный бревенчатый домик в три окна явился нашему взору. Возле него примостился колодец, на журавле повисло оцинкованное ведро.

- Кажется, здесь никого нет, - всматриваясь в лобовое стекло, удрученно проговорила подруга.

Мы вышли из салона и приблизились к вожделенной влаге. Набрав полную емкость жидкости, поочередно приложились к ведру, забывая о гигиене, которую приходилось зубрить из-за вредности преподавателя. Напившись, осмотрелись по сторонам.

Небольшая деревушка единственной улицей протянулась в необозримое пространство.  На улице было пусто.  Ни людей, ни собак, вообще никакой живности. Стало не по себе.
- А ты что все время молчишь? – ткнула Алла локтем Валерку Осипова.
- А что говорить? - пожал плечами Валерка. – Обычная заброшенная деревенька. Таких сейчас много.
- Если заброшенная, тогда почему домики такие ухоженные, - пролепетала я. – И окна не закрыты ставнями, хотя ставни есть. 

Легкий ветерок, будто чье-то дыхание, прошелся по моему лицу.
- Никакого движения, - почесал за ухом Вадим. – Будто все вымерло. Давайте драпать отсюда.
- Куда? – побледнела подруга. – Назад дороги нет, а впереди, скорее всего, тоже.
- Будем драпать вперед, - распорядился Вадька.
И мы поехали.

Продолжение http://www.proza.ru/2016/01/14/1003


Рецензии
Грамотно оформленное начало мистико-приключенческой истории. На сцене развешано сразу несколько "ружей", то есть намеков на то, что гладкого развития сюжета ожидать не стоит. :) Юные не слушаются не только призрачных намеков на неприятности, но и прямые предупреждения склонны воспринимать "в штыки". Кровь бурлит от обилия гормонов, переполняет жажда приключений и уверенность в собственных силах. После распада СССР появилось много заброшенных сел и деревень, в них всегда жуткое ощущение прерванного, но неоконченного, существования.
С удовольствием продолжу следить за развитием сюжета,

Инга Риис   01.04.2018 17:02     Заявить о нарушении
Благодарю за отклик, Инга.
Пишу про Башкирию.
С душевным теплом и самыми тёплыми пожеланиями,

Лариса Малмыгина   01.04.2018 19:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.