Затерянные в параллелях-2

ГЛАВА 2


СЮРПРИЗЫ МЕРТВОЙ ДЕРЕВУШКИ



Избушки по обе стороны дороги казались нарядными и благоухали палисадниками, в них буйствовала разноцветная сирень.
- Сейчас не время для сирени, - пробормотала я. Меня не услышали.

Ровно подстриженные газончики поражали взгляд. Это была русская деревня, но совершенно непохожая на своих веселых сестер с их гомонящими гусями и квохтающими курами, с бабушками на скамеечках, глазеющими на прохожих и щелкающими семечки и босоногими ребятишками, играющими в лапту.

В конце поселения грунтовка резко оборвалась, обнажив поле, полное дикоросов.
-Все. Тупик, - обреченно констатировала Алла. – Разворачиваемся.
- Может, справа есть какая-нибудь дорога, которая приведет к шоссе? – вжимаясь в сидение, пролепетала я.

- Может, - откликнулся Вадим. – А если нет, свернем в город. Сдалась нам эта база!
«Непохоже на него, - исподтишка наблюдая за Протасовым, озадачилась я. – Где его показная бравада»?
- Думаешь, я струсил? – словно прочитав мои мысли, повернулся ко мне Вадька.
- Я тоже так думаю, - вякнул Осипов и обнял меня за плечи. – А давайте переночуем в этой классной деревеньке.  Чем она хуже базы отдыха? За крайней избушкой, возле соснового бора, есть небольшое озеро. Половим там рыбку. Да и кто сказал, что деревня необитаема?  Ну-ка вылезай!

Валера вылез из машины и не спеша направился к ближайшему бревенчатому домику с расписными ставнями, мы последовали за ним. Один обиженный Вадька остался возле «Калины».
- Хозяева! – постучал Осипов в окошко сказочного теремка.
- Осторожно, здесь может быть собака, - прошептала я.
Но собаки во дворе не оказалось  И людей в доме не оказалось.

- Вот и ладненько, - хмыкнул Валерка и ткнул ногой плохо прикрытую калитку. Она поддалась.- За мной, - оглянулся Осипов.
И мы пошли. Хотя сердце колотилось, я утешала себя, внушая, что ничего страшного с нами не произойдет. Но папа, пришедший во сне, думал иначе. Надо все-таки уехать из неведомой деревеньки и вернуться в город.

Во дворе, возле старой яблони, стоял длинный некрашеный  деревянный стол, по обе стороны от него такие же лавки.  Гусиная трава густо и ласково стелилась по земле.  В жилище вело крыльцо с тремя крутыми ступеньками. Они вздрогнули под ногами и жалобно заскрипели.

- Тут даже замка нет, - пробормотала Алка, и ее  круглое личико вытянулось.
- За мной, - скомандовал Осипов и рывком распахнул дверь. Она живо поддалась, будто дожидалась нашего приезда.

В большой, освещенной солнцем, комнате было просторно. Светло-коричневые обои в мелкий цветочек, побеленный потолок, обработанный лаком пол, две железные, с завитушками на спинках,  полутороспальные  кровати, застеленные парчовыми покрывалами, вдоль противоположных стен оставили приятное впечатление. Меж кроватями пристроился  большой темный старинный шифоньер, а в центре горницы  расположился круглый стол, на его белоснежной кружевной скатерти кроме вазы с крупными красными яблоками находилось четыре столовых прибора.  Стулья, расставленные вокруг стола, напоминали  те, которые искал Остап Бендер в надежде поживиться сокровищами.

- Вот это да, - рухнула на лавку возле сеней Алка. – Будто кто-то знал, что мы приедем.
- Обычный ухоженный дачный домик, - фыркнул Валера. – Хозяева укатили в город, но скоро вернутся. Пошли отсюда.

Мы вылезли из жилища, и я взглянула на его фасад. Табличка в верхнем правом углу фасада гласила: «улица Булгакова 13»
- Тринадцать, - прочитав, поежилась Алла. – Не люблю Булгакова.
- Давайте пройдем в соседний дом, - осмелев, предложила я.
- Пройдем, - согласился Валерий.
- Меня увольте, - шмыгнула носом Алла и направилась в Вадиму. Он, скрестив руки,  подпирал своим мощным телом хрупкое крыло машины.

В соседнем доме нас ждал тот же интерьер, только кровать была двуспальная и в единственном числе. Будто дыхание позапрошлого века коснулось затерянных в глуши избушек.
- Останемся? – Валера потянул меня к кровати. – Выспимся, а завтра уедем. Посмотри, на столе груши и…
Груши были свежими, возле них, как в ресторане, стояли два прибора. А возле приборов высилась бутылка французского шампанского.

- Ничего себе! – ахнула я. – Быстро уходим отсюда.
- Наверное, ты права, - пожал плечами Осипов. – Хозяева в любой момент могут вернуться.

И мы вышли за пределы уютного дворика.
- Слушай, что это там Вадька делает? – с натянутой усмешкой поинтересовался Валера, показывая пальцем на машину.

Наш друг склонился над моторным отсеком «Калины»,  рядом пристроилась Алка.
- Неужели заглохла? – размазывала она по щекам слезы.
- Ничего не пойму, - оглянулся на нас озадаченный Вадим. – Вот и доверяй отечественному автопрому!

- Сейчас сам гляну, - отодвинул Протасова Валерка.
Он нырнул головой в «Калину» и, казалось, задремал.
- Эй, - тронула его за плечо Алла. – Просыпайся, труба зовет.
- Приехали, - показал удрученное лицо Осипов. - Счас позвоню отцу,  -  открывая барсетку, сообщил он.  И включил мобильник.

Я замерла в ожидании.
- Вот черт, - ругнулся Валерка, бросая смартфон на землю. - Здесь нет связи.
Мы кинулись к своим сотовым. Связи действительно не было.

- Пойдем пешком, - распорядился Вадим и взял Аллу за руку.
- А шмотки? – удивилась подруга. – А продукты?
- Какие могут быть продукты? – нахмурился Протасов. – Налегке выйдем на шоссе, поймаем попутку, доедем до города. А потом вернемся на другой машине. Я возьму ее у отца.         
               
До шоссе было около пяти километров. Взяв, по нашим мнениям,  самое ценное, мы уже собрались в путь, но неожиданно потемнело. Подняв головы к только что ясному, безоблачному небу, мы запаниковали. Черные тучи обволокли его плотным покрывалом, казалось, наступил конец света.  Внезапно на землю обрушился проливной дождь.

- Бежим! - крикнул Вадька и бросился к первой же избушке.
За ним устремилась Алка.
- А мы переждем непогоду в другом месте, - сжал мою мокрую ладошку Осипов.
- Почему в другом? – провожая растерянным взглядом спины друзей,  оторопела я.
Но подчинилась. С некоторых пор мне отчего то хотелось подчиняться Валерию во всем.
И мы ринулись под крышу уютного, гостеприимного домика, стоящего на противоположной стороне улицы.

Он встретил нас радушно. Мы скинули влажную одежду, развесили ее на спинки кроватей  и остались в нижнем белье. Порывшись в прихваченной большой сумке, парень вытащил из нее старую джинсовую куртку и натянул на меня.
- Иначе простынешь, - в ответ на мой стыдливо-вопрошающий взгляд строго проговорил Валера. Судя по покрасневшему лицу,  он волновался.

- Обстановка такая же, как в тринадцатом, - рассматривая горницу, удивленно протянула я. – Только занавески другого цвета и рисунка.
- Догадался! – хлопнул себя по лбу Осипов. – Это туристическая деревня!
- Шкаф пуст, давай откроем тот сундук, - обрадовавшись решению давно мучающей нас загадки, кивнула я на незамеченный ранее пережиток прошлого, прижавшийся в дальнем углу.
- Сначала заглянем на кухню, - потянул меня за большую русскую печку Валера.

Я покорно потащилась за ним.
За русской печкой стоял небольшой некрашеный, но покрытый бесцветным лаком  деревянный столик, над ним висела такая же полка с посудой.
И такие же табуретки в количестве четырех штук прикорнули к столику в ожидании седоков.
Напротив блестел глянцевыми боками и переливался виноградными гроздьями на дверцах антикварный буфет. У окна пристроилась газовая плита с двумя конфорками. Спички лежали рядом, на подоконнике.

- Слушай, - с любопытством рассматривая мебель, пробормотала я. – Здесь жарко, будто недавно топили. И нет пыли. Нигде нет пыли.
- Но главное, нигде нет горничных и менеджера по туризму, - хмыкнул Валера.

И мы вернулись к сундуку. Сундук оказался обитаемым. В нем, кроме нескольких рушников и батистовых ночнушек,  лежали два красных шелковых сарафана с орнаментами, две белые тонкие блузки с расшитыми крестиком рукавами, пара бордовых мужских холщовых штанов и лилейных домотканых косовороток.

- А вот и кофта, - выудила я с самого низу яркое теплое одеяние из ватина и парчи.
- По-моему, это называется телогрея, - почесал висок Осипов. – Что и требовалось доказать.  У  деревеньки в плане туризма большое будущее.
Я сделала вид, что поверила, хотя все во мне не соглашалось с оптимизмом друга. 

- Меряй, - протянул мне сарафан и блузку Валера.
И я натянула на себя древние одежки, которые пришлись впору.
Валерка тоже надел найденные тряпки.
- Молодцу все к лицу, - выпятив грудь, похвастал он.

- Как только прекратится ливень, пойдем к шоссе, - усаживаясь на накрытую периной кровать, решительно проговорила я.
- По такой грязи? – поморщился парень.
- Хотя бы найдем Алку с Вадькой, - на душе заскребли кошки. – Ты не помнишь, в какую избушку они забежали?

- Не помню, - откликнулся  Валерий. – Кажется, напротив.  Да найдем мы их!
Я включила мобильник. На экране высветилось время – двенадцать часов.
- Продукты оставили в машине, - подытожил Осипов, глотая слюну. – Знал бы, что попадем в такую историю, плотно бы позавтракал.

За окном по-прежнему хлестал дождь. Вздохнув, я прошла на кухню. В буфете стоял кувшин с чем-то темно-красным.
«Кровь»? – вздрогнула я.
Но понюхав содержимое, успокоилась. Пахло вином. Видимо, вином из далекого прошлого. Или не из далекого?  Осмелев, я обследовала полки буфета и обнаружила сухари, пряники и шмат старого пожелтевшего сала. Пряники оказались мягкими.

«Бояться нечего, - повеселела я. – Деревня обитаема, здесь недавно были люди и они наверняка не сильно обидятся, если мы немного перекусим их запасами».
Я поставила съестное на поднос, расписанный павлинами, и притащила в горницу. Заправленный белой скатертью стол успокаивал нервы.  Расставив на нем провизию, я позвала Валерку отобедать.

Вино было волшебным. Сделав несколько глотков, я почувствовала себя самой счастливой на свете.  Аппетит улетучился, зато дико захотелось любви.
Ничего не соображая, я потянулась к Валерке. Он крепко обхватил меня и отнес к кровати. Там, под чарующую музыку неведомых музыкантов, я потеряла невинность.

- Галлюцинации, - через какое-то время поднял голову от подушки Осипов. – Кажется, скрипка звучит.
- Вот именно, кажется, - откликнулась я и уткнулась в плечо любовника.
И мы уснули.

Такого сладкого сна я еще не испытывала никогда, и утром тело не хотело повиноваться. Тягучая истома охватила его цепкими, мощными лапами. Я вытащила из кармана бриджей мобильник и взглянула на время. Было ровно девять часов.

За окном висел туман. Валерка спал. Крупная его голова лежала на белоснежной подушке, принадлежащей загадочному хозяину дома. Или хозяйке. Или туристическому бизнесу.
Под моим пристальным взглядом он открыл глаза и рассмеялся.
- Что с тобой? – отшатнулась я.
- Ты такая красивая, - прекратил хохотать Валера и потянулся ко мне с явным намерением.

- Отстань, - смущенно проговорила я и подумала, что действительно красива. В папу. А что –  волосы цвета молочного шоколада, большие синие глаза, пухлые губы… что еще? Отлично сложенная фигура сорок четвертого размера.
-Тебе бы подошел костюм средневековой дамы, - продолжал изливаться Осипов.

- Кстати, мы проспали почти сутки и где сейчас Алка с Вадькой? – остановила любовника я.
- Наслаждаются одиночеством в одной из соседних избушек, - хитро прищурился Валерий.
- Почему они не стали искать нас? – медленно проговорила я.
- А почему мы не стали искать их?

Нехотя выбравшись из-под ватного одеяла, я прошла на кухоньку, чтобы вскипятить чайник.  Еще вчера я обнаружила пачку цейлонского чаю на полке с глиняной посудой.
Через полчаса мы пили его из блюдечек, закусывая пряниками, и думали о том, что в машине лежат продукты, захваченные из города, только месить грязь ногами, облаченными в белые кроссовки,  не хотелось.

После завтрака, одевшись в собственные тряпки, мы все же вышли на улицу загадочной деревушки. Надо было найти Алку с Вадькой и, естественно, авто.
Авто стояло на прежнем месте, ребят рядом не было.

- Придется походить по избушкам, - почесал затылок Осипов.
И мы пошли. В одну, вторую, третью. Везде нас встречали чистота и уют, будто жители этих домиков, прихватив живность,  недавно внезапно уехали в неизвестность, побросав свои милые жилища.

Только в одном из них остались следы пребывания человека. На полу валялась одежда, рядом с ней стоптанная обувь. Я наклонилась над этой одеждой: заляпанный жиром красный сарафан с уже знакомым орнаментом соседствовал с пропахшей потом  рубахой и вытянутыми в коленях бордовыми штанами.  Казалось, они сохранили тепло человеческих тел.   

- Надо немедленно выбираться отсюда, - выпрямляясь, процокала зубами я.
- Оставив ребят без машины? – наблюдая за моей реакцией, не согласился Валера.
- Машина сломана. Пешком, - сердце мое выстукивало бешеную мелодию.

- А если им нужна наша помощь? – нахмурился Осипов.
- Чем мы им можем помочь? – насупилась я.
- Найти их, - прореагировал Валерка.
- Где?

- Сначала обойдем все домики, потом направимся вон в тот лес, - кивнул на хвойник мой друг.
- Или на кладбище, - подхватила я.
- А ты его видела? – поднял брови Валера. – Обычно погосты стоят возле сельских населенных пунктов.
- Не видела, - опомнилась я. – Но кладбище должно где-то быть.
- Должно, но не обязано, - нахмурился Осипов. – В туристическом комплексе оно не является обязательным атрибутом.

В первую половину дня мы безрезультатно обошли оставшуюся сотню безлюдных избушек с почти одинаковой обстановкой, а потом вернулись пообедать. Желудки требовали свое, им было наплевать на наши страшные предположения.

В «Калине» провизия оказалась нетронутой. Жареная курица была свежайшей несмотря на то, что пролежала в тепле почти сутки.

- Нужно оставить что-нибудь из еды ребятам, - с жадностью прожевав большой кусок окорочка, пробормотала я.
- Оставим, - заворачивая в фольгу половину тушки,  деловито распорядился Осипов.
Подкрепившись, мы снова взялись за поиски. Обойдя всю округу, я еще раз убедилась в правоте слов Валеры: кладбища нигде не было. Зато слева был темный, непролазный лес, утыканный соснами и мелкими елками.

-Сюда они пробраться не смогли бы, - обойдя небольшое мелкое озерко, остановился возле тайги Валера. – Пойдем в другую сторону.
И он кивнул на приветливый лиственный лесок, видневшийся с другой стороны деревни.

Около получаса мы добирались до него, но результат нас обрадовал. Лесок был таким красивым, что мы, не сговариваясь, пошли вглубь, время от времени опускаясь на корточки, чтобы полакомиться щедро разбросанной по траве земляникой.
- А вот и белые грибы, - улыбнулся Валера, показывая на парочку красавцев у большой березы. - Зря не взяли тары.

- Не проблема, - я выудила из кармана бриджей пластиковый пакет. – А вот и еще…
Я осторожно обломала крепенькое основание боровика.
- У меня есть складной ножик, - покосился на мое неразумное действо Валерий.
- Посмотри, - привстав, изумилась я. – Да их здесь тьма-тьмущая!

Действительно, из-под каждой березки торчали любопытные шляпки белых грибов.
- Не забыла, зачем мы здесь? – неожиданно спохватился мой первый в жизни любовник.
- Ах, да, - сознание вернулось ко мне,  я вспомнила о пропавших друзьях.

И мы закричали. Вместе. Не сговариваясь.
- Аллааааааа! – усердно напрягая голосовые связки, позвала я.
- Вадиииииим! – начал вторить мне Осипов.
- Иииииим! – вдруг откликнулся кто-то неизвестный.
- Эхо в лесу? – озадачилась я.

- Почему бы и нет, - отозвался Валерка. – Когда я был маленьким, мне бабушка рассказала такую историю:  Жила-была в лесу нимфа по имени Эхо. Она была очень болтлива. Богам это не нравилось, и в наказание они лишили ее речи. Но не совсем, а так, чтобы нимфа могла повторять только окончания чужих, подслушанных в лесу слов. Случилось, что Эхо повстречала очень красивого юношу. От любви к нему она стала худеть и, в конце концов, превратилась в невидимку. С той поры кто услышит в лесу отголосок своего «ау!», говорит: «Это вторит мне бедная Эхо».

- Значит, это бедная Эхо вторит нам, - подытожила я.

Но от разговора стало легче.  Стараясь не обращать внимания на щедрые дары природы, мы прошли далеко вглубь и остановились возле рва в рост взрослого человека,  длиной около десяти-двенадцати метров и шириной около трех.

На дне рва росли крупные фиолетовые цветы. Таких я не видела ни разу в жизни.
- Что это? – присела на корточки я.
- Удивительно, - почесал переносицу Валера, -    не тюльпаны, не ирисы, не розы…
- А слабо спрыгнуть, чтобы сорвать их для меня? – пытаясь разрядить напряженную обстановку,  поддела я юношу.
- Счас, - и Осипов приготовился к прыжку.

Я покрутила головой по сторонам и увидела кучку чего-то темного под крайней осиной.
- Подожди, - остановила я друга. – Кажется, там какие-то тряпки.
Он разогнулся и направился к незнакомым предметам. А потом я услышала Валеркин стон.
Никогда бы не смогла предположить, что Осипов умеет так стонать. Как животное.
Осторожно, на цыпочках, я подошла к Валерию и остановилась. Ноги подкосились и стали ватными.

Продолжение http://www.proza.ru/2016/01/15/1385


Рецензии
Очень хотелось бы, чтобы это была всего лишь туристическая деревня. Но, увы, это параллельный мир. Побегу читать дальше, что же там нашли Валера и героиня?

Наталья Алексеевна Исаева   31.03.2019 22:43     Заявить о нарушении
В параллельных мирах, думаю, ещё интереснее.

Лариса Малмыгина   01.04.2019 07:55   Заявить о нарушении
Лорочка, возможно. Но там страшнее, потому что заранее не будешь знать, спасёшься иди нет.
А в книге автора, которого уже знаешь и привыкла верить, то и заранее веришь в благополучный исход дела. А это важно. Иначе я бы боялась читать. Мне важно знать, что хотя бы в книге всё хорошо завершится. Возможно, поэтому я спокойно отнеслась к тому, что окончания нет. Для меня важно знать - героиня будет жива и получит всё, что ей нужно.

Наталья Алексеевна Исаева   01.04.2019 19:54   Заявить о нарушении
Опечатка... "...спасёшься иЛи нет..."

Наталья Алексеевна Исаева   01.04.2019 19:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 44 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.