Дядя Миша и дядя Вася

Василий Александрович  и Михаил Павлович  дружили с  детства  и  дружескую привязанность сохранили  до конца жизни. Были они одногодками , приходились  друг другу троюродными братьями и  носили одну фамилию . Половина деревни звалась Боевыми  ,создавая обширный творческий  простор  для « навешивания»   отличительных  прозвишь , зачастую смешных, обидных и глупых. Прозвища носили и наши герои.
Расскажу об  обстоятельствах  послуживших  тому  основанием.

Михаил Павлович , нормально развивавшийся  ,здоровый  деревенский ребёнок ,по известной только ему причине, до  шестилетнего возраста   как-то странно молчал. Как только  не пытались его разговорить  : неожиданно пугали,  отливали  холодной водой,   по бабкам водили , и даже  к доктору в Рыбинск  свезли -  Мишка  молчал  непоколебимо.
Но, как то раз, когда  рассевшееся  за столом  голодное  семейство , готовое  хлебать горячие щи, в полной тишине  сосредоточило  всё внимание на  миске, Мишка неожиданно и  громко  произнёс  :
- Бля ! 

Про  щи   забыли  и  с   открытыми ртами ждали  продолжения,  но дивный ребёнок проворно  заработав  ложкой ,  дальнейшее  общение прекратил, а непристойное  словечко  «бля»  намертво   прилепилось  к его  имени  , придавая   Мишкиному образу  совершенно  не свойственную гривуазную весёлость.
В жизни  Миша  Бля  был  человеком   сдержанным ,  серьёзным ,   никто не слышал  от него ни одного  бранного  слова.
Чего нельзя было сказать о Василии Александровиче.

 Прекраснодушие полученное  Мишкой от рождения , у Васьки  насаждалось посредством воспитания ,  доступной и важной  составляющей коего была порка . Васькин   батюшка  Александр Егорович  усердствовал  весьма ,  на  лозе не экономил , но ни  что не могло поколебать Васькиного своеобычия  и  сломить исключительного упрямства.
Перед  началом занятий в школе  Александр Егорович, звавшийся в деревне Бабаном, купил  сыну     замечательные козловые башмачки. Мальчик , с тоской , натянул их на не знавшие обуви ноги , но  не  ботинки , не предстоящий   поход  в школу, его  не радовали .

Когда  возбуждённые  обсуждением  обновки  домочадцы разошлись, отправился  Васька  к колодцу. Обошел его несколько раз , произнеся странное :
- Гриб поганый, гриб поганый   -  и   неторопливо  опустил  ботиночки в сруб.
Булькнув , пошли  ботиночки  на  дно , образовав на воде расходящиеся круги  ,задумчиво  любуясь которыми стоял  Вася  , пока  не почувствовал  на ухе  железную хватку дорогого родителя , тут же  у колодца  его отодравшего безжалостно и  беспощадно.

А в школу надо было в чём то идти, и тогда  старый Бабан  сделал сыну   чуни, аккуратные такие чуньки с верёвками .
И всё повторилось точь в точь - и хождение вокруг колодца, и странное « Гриб поганый…»  повторяемое многократно  и бульканье, и круги  ,и порка.
В школу Вася пришел   только к концу четверти , в валенках. Зима стояла лютая  – колодцы промёрзли до дна.

Своё прозвище получил  он  при  обстоятельствах трагических , в день когда случилось убийство Кирова.
К началу  занятий  собрались в классе опечаленные  сообщением школьники . По обыкновению, с утра крепко выпоротый, Вася выглядит наиболее скорбным.

 Учитель Василий Алексеевич  спросил пафосно взвинчиваясь  :
-  Вася, скажи,  кто в нашем социалистическом отечестве сражен  предательской пулей ?
- Большой , большой - большой  …  -  после  долгой паузы  сказал Вася и  скорбно  вздохнул сквозь слезы .
-Кто большой ? - спросил учитель.
- Большой, большой - большой…
Это вызывало  смешливое оживление  среди детей.
Когда Вася в очередной раз завыл про большого ,учитель  вдруг испугавшись , заорал :
- Кто большой то ?
- Большой большевик ! – проговорил  Вася   печально и  замолчал .
Хоть и был Василий Александрович  небольшого роста  румяным  толстяком ,  стал он  с тех пор зваться   - Васей Большим.

В армию  друзей    призвали  осенью  сорокового  года.  Ваську  забрали    в артиллерию тяжёлую , Мишку в лёгкую .
- Не повезло Вася , будут на тебе  здоровенную  пушку катать – прощаясь пытался шутить Мишка.
А  всё вышло наоборот.

Всю войну отвоевал Вася  Большой  номером орудийного расчёта , подтаскивающим  45 килограммовые снаряды - чушки , к ведущей  беглый  огонь 152 –х  миллиметровой  гаубице , перебрасываемого с фронта на фронт, 78 – го  гвардейского  гаубичного  артиллерийского  полка 26-й  артиллерийской , дивизии  РВГК.
В  октябре  1944, при удержании Наревского  плацдарма  ,расчёт Васькиной  гаубицы навалял столько немцев и произвел такие разрушения, что наградили сразу весь расчёт. 
Закончив войну в Германии , ни разу не раненый, вернулся  домой победителем, с  чемоданом трофеев, блестя медалями ,  в широченных галифе с карманами до колен (две пол-литры  не заметно). Женился , настрогал ребятишек  и , не напрягаясь  работал лесником  - жил весело, пьяно и долго.

Миша войну  начал на Западной Украине , командиром расчёта 45-и миллиметровой пушки  -  «ствол длинный - жизнь короткая». Уже   второго  июля 1941 он был тяжело ранен и  вывезен в тыл, успев выскочить  из чудовищных  котлов под Киевом  . В строй вернулся в ноябре  в  район  Ростова, в аккурат под  танки Клейста . В августе  сорок второго  был опять был  ранен, из госпиталя вышел в феврале сорок третьего  и угодил на  Керченский плацдарм , в декабре опять  ранение и госпиталь.
С января 1944  воевал в  составе  29 танкового корпуса 5 танковой армии.  В кровопролитнейших боях за  Шауляй  был ещё дважды ранен и остался в строю .

Конец войны застал старшего сержанта Боева в Восточной Пруссии. Прекратившая вдруг стрелять армия, но  в рассудке все ещё  воюющая, томилась , ждала  демобилизации  и «разлагалась».
Пили водку.В компанию артиллеристов втёрся малознакомый  сержант, того типа  людей, которые  после первой же   рюмки становятся  неприятными  и опасными   скотами . И начал сержант  , матерясь  не закрывая рта , «доставать»  Мишу нагло и напористо. Несколько  раз их растаскивали , но забубённый вояка не унимался  , в очередной раз «прыгнул», бездумно вдёрнул  из кобуры пистолет и  наскочил на пулю …

-    Как же  ты его так , а ? – спрашивал я сдуру.
-    Выбора не было. Если б не выстрелил, кто бы ,  кому  сейчас  рассказывал? У него в руке был пистолет  ,с патроном в патроннике , на войне стреляли быстро, не раздумывая.
-    Посадили не за убийство (следствие признавало необходимую оборону) -  за пистолет  и в совокупности . Стрелял не из штатного ТТ  , а из трофейного «парабеллума» , который  должен был давно уже сдать.
-  Если и  виноват, то  своё отсидел сполна -   и  добавлял 
-  Жалею  об одном , орденов лишили .

Освободился   в пятьдесят третьем году. Домой не вернулся , а с вывезенной из зоны женой Клавой,  поселился  за  сто первым километром  под Приозерском.  Тоскливо скандаля, жили они вдвоём . Насобачившись  в зоне , работал Миша в леспромхозе на пилораме. Пил  крепко, не напиваясь  , и по странности  судеб  постоянно  избирался  председателем товарищеского суда.

Приезжая домой погостить   Миша , недолго поторчав у  матери , сбегал к Васе.
Туда же  « на огонёк»  подтягивались  прочухавшие выпивку  мужики- соседи , друзья детства , фронтовики . Притаскивали гармошку и  начиналась домашняя постановка передачи Валентины Леонтьевой «От всей души» - грустно , смешно и трогательно   в одном  стакане .
Обыкновенно всё заканчивалось за полночь , когда   здоровая ,  кроткая нравом , Васина Клава  выносила   охмелевшего супруга на руках  , или  когда   примчавшаяся  стервозная  Клава Мишина ,  выгоняла  своего благоверного ,  пиля  его  бесконечно, нудно и похабно.

Как-то , что б  не  доводить до греха, бабушка за дядей послала   меня - ребёнка.
Да, куда там !
Натискав и облизав  в пьяном умилении , меня  усадили   за стол, чем то угостили  и тут же забыли. Я  сидел ,  слушал  перебивавшие друг друга хриплые голоса ,  вникал   в заковыристые  обороты речи  , и  надышавшись парами самогонки и махорочным дымом,  в конце концов заснул.
После полуночи  примчалась  Клава, прибавлявшая,  на  этот раз  к каждому  матюгу слово «ребёнок».  Вышибла  нас с Мишей  на осеннюю тёмную улицу  и погнала нас, как  пленных румын,   праздных , безответственных и крепко державшихся за руки .


Рецензии