Записки графомана. 75. Сила слова

                (полубайка)

Это раньше – характеристики разные там надо было, на партбюро обсуждали. Одна лаборантка рассказывала: у её мужа болгарин был бригадиром, пригласил к своей родне под Пловдив поехать машинами -  вина попить. Так там такое было! На профкоме председатель, толстый, на Лужкова похожий, всё допытывался, не скрывая ехидцы, а какой такой строй в государстве Бечуаналенд – социалистический или как?

Зависть, злая зависть. Сам-то впоследствии перестройки мотнул на ПМЖ в новую державу («географические новости»), где в исторической её столице Каунасе отцов особняк пропасть мог без хозяина. Хоть и к нации принадлежит, мягко говоря, совсем не титульной, но поехал. Пришлось и приспосабливаться, и девчушке-машинистке приплачивать от себя, чтоб сопроводиловки  на госязык переводила. Но это уже потом. А тогда – только зависть.

Но, повторюсь, перестройка открыла шлюзы, и народ поехал. Куда? Туда, где наши обосновались, где родня, друзья. Где наших много. А где наших много?

Известно, где.

Санька тоже туда намылился.

Вы только не глядите на то, что зовут  Санька. У него по паспорту имя то ли новосоветское, то ли староместечковое. А ты попробуй его произнести в забое, где грохот стоит - матюгов не слышно. Привыкли все, да и он тоже – Санька да Санька. И вопросов меньше.

Прибыл он на историческую. Аэропорт, туда-сюда. Друзья подскочили, пить пока не бросившие. Культурная программа – тебя везут, ты смотришь. Там – то, у нас – это. У них Средиземное море, у нас Чёрное. Там – Негев, а у нас Санька три года на службе и не по такой пустыне мотался. В Мёртвом море отметился, но у нас на Славкурорте озерко хоть и малюсенькое, зато полезней, раз лечиться аж оттуда приезжают.

Кипу на макушку приладивши, у стены постоял, как положено, записку сунул. Кто что. Одни молятся, другие так стоят. Санька на стену  глянул, прикинул хозяйским глазом – даром, что ль, в МИСИ на вечерний бегал?!! Только головой помотал.

В общем, съездил нормально. Интересная страна – идёшь по улице, а навстречу или сосед бывший, сто лет не виденный, или одноклассник. А однажды в автобусе чуть нос к носу не столкнулись с давней курортной халявой. Не страна, а тот свет!

Поскольку общался только со своими (да и то со всеми не успел – печёнка не железная!), то и языка местного практически не слышал.

Одно только слово и привёз – «тахана». Заметили мужики – если чего не получается, Санька руками и ногами упрётся, глаза рогом: «тахана!» - и гайка страгивается. Или бегут на перекуре – не вовремя пускач выбило – Санька только морщится: «тахана, отдохнуть человеку не дают!»

И как-то прижилось словечко на шахте. Кто редко, кто почаще, а кто совсем по-нашему – через слово. Вот только что оно означает на библейском языке – Санька молчит. Должно быть, уж такое-этакое! И слово гуляло.

И было однажды совещание. Рапортовать бы надо любимой Родине к празднику, ан нечем. Новая лава пока не готова. Можно, правда, в другом месте добрать, оборудование перекинувши, да там на кабелях  утечка, чуть напругу подашь  – накроются. Новые прокидывать надо. А на складе такого сечения нет. А снабженцы говорят – проплатить надо, тогда в счёт лимита завезём. Если лимит скорректируют. А бухгалтерия… А служба главного механика… А служба ТБ и вентиляции…

Слушал их генерал, слушал. Дремал. А потом ка-ак подымет пудовый кулачину, да ка-ак грохнет по дубовой столешнице! Чуть не слетел прибор – подарок шахте от Серго Орджоникидзе:
 
- Тах - хана!!! Шоб через месяц всё стояло и работало! Проверю сам!
       И враз – закрутились людишки, забегали. И кабель нашёлся – в дальних, на чёрный день, загашниках. Подключились, что-то ненужное пока откинувши. На пупах, на нервах перекинули оборудование.
 
       В общем, пусть не через месяц, а через чуть больше, но таки запустились и добрали до плана годового ещё в ноябре, а потом, перебравши столько, сколько надо, но чтоб не сильно много, отрапортовали.
 
И было как всегда – цветочки, пионеры в галстуках и ёлочка в нарядной. А уж под ёлочкой сам генерал отвёл Саньку в сторону и, вежливо назвав его без ошибки паспортным именем и отчеством, вполголоса спросил, что, мол, означает это самое «тахана»?

И Cаньке (куда ж ты денешься – генерал спрашивает) пришлось признаться, что слово это означает на том языке… «автобусная остановка».


Рецензии