Молчат только статуи

                Молчат только статуи.


«Почему именно я? – спрашивает себя каждый в толпе. Я один ничего не сделаю». И все они пропали. «Если не я, то кто?» - спрашивает себя человек, прижатый к стенке. И спасает всех.

Владимир Буковский.
И возвращается ветер…




Глава I


Прежде чем приступить к написанию того, о чем, о ком я хочу рассказать. Какое-то время думал, собирался, надо ли вообще, об этом писать. И все же, как бы то там ни было. Но, прямо скажем, на эту грязь, преступление, которое было совершено против нас.  Я, (мы) просто был обязан, хоть как-то отреагировать. И, как результат, как следствие, назовите изложенное, как хотите, рассказ, или статья. Это, не столь важно. Другое дело, как, какое дать этому название. Поначалу, хотел назвать, «Занесенные ветром», или «Холодное лето 2012», но, как тут же, передумал. Да, и потом, достаточно того, что уже был фильм, «Холодное лето 53». И опять же. Что ни говори, а героями в этом, скажем так тексте, будут задействованы в основном «крупные» люди района, и не только они. Называя их крупными людьми, я совсем не хотел сказать, подчеркнуть, их физические данные. Это самые обыкновенные человечки, порой, если брать их телосложение, фактуру, некоторые из них, просто, гномы. Другое дело, занимаемые ими посты, должности. Здесь, конечно, они крупные. Но, опять же, если взять их отношение к своей работе. И то, как они работают, на крупных, близко не тянут. Поэтому, нужно сделать так, показать их такими,  какие они есть на самом деле. Ничего не придумывая, минуя, всякий вымысел.
                ***

 За свою жизнь, пришлось пожить в разных уголках, регионах России, среди разных людей. В основном, среди коренных народов севера Сибири. Но с такой категорией, как здесь, (миякинском районе) впервые. И их, какие они есть, а это, руководство района и не только, постараюсь показать, на нашем примере. Здесь, сразу отмечу, что значит, оставить людей, на полтора года, без такого, жизненно важного продукта, как вода. И никто, ни один человек, руководитель района, как то: глава администрации, начальник местной полиции, прокурор, в дальнейшем районный судья. Так вот, все эти выше перечисленные, должностные лица. Они, вместо того, что бы разобраться, с тем, кто это преступление совершил, и наказать его. Вместо этого, ищут всякие варианты, как защитить его, увести от заслуженного наказания, в данном конкретном случае Брусова Ю. А., совершившего этот варварский поступок. При этом, они еще говорят, уподобляются высказываниям, тогда еще Президента РБ, сейчас Главы РБ, Хамитова Р. З.:  «работать для людей». На это скажу им, если на кого вы и работаете, разве что, на себя.
                ***
 И вот, как-то, в очередном разговоре по телефону, со своим товарищем, который живет в Екатеринбурге. С ним, еще совсем недавно, каких-то там, двадцать с лишним лет, уж так быо, корчился, замерзал и отогревался, у таежных костров, длинными, зимними ночами, лежа на еловом лапнике.
Так вот он, узнав, суть дела, и на что, на кого, я хочу потратить  время, сказал: «Брось ты все это. Разве ты не видишь, что это трясина, застоявшееся, гнилое болото, затянутое, покрытое пленкой плесени. К тому же, дурно отдающее, давно не чищеным туалетом. Стоит его тебе только разворошить, как сам увязнешь в его тине. Оно, засосет тебя». Видя, что на меня его слова, сказанное им, не произвело ни какого впечатления. Он, как бы в шутку, как бы всерьез, сказал. Тебе не кажется, что о чем, о ком, ты будешь писать. Что, этим самым, ты, берешься за провода, с напряжением двести двадцать вольт. При этом, тебя, даже не трясет. Но, поверь, и это не исключено, увлекшись, не заметишь, как тебе, подведут провода с напряжением триста восемьдесят вольт. Взявшись за них, ты, обуглишься. Выслушав его, прекрасно понял, что он имел в виду, о чем предупреждал. Но, как он сам же, любил говорить: «нашел берлогу, добывай зверя. А, иначе, какой ты охотник». Но он не знал, да и откуда ему знать, предупреждая меня об этом. Что, те люди, руководители, уже давно сами держатся за провода, с напряжением триста восемьдесят вольт. Вот только, а жаль, пока нет человека, который бы, насмелился, решился, опустить рубильник. Что бы, только, теперь уже их, затрясло во всех режимах.
Безусловно, и я, с ним согласен, доля правды в его словах была. Действительно, зачем мне все это нужно. Если бы, не одно но, все это, не коснулось, лично меня, моих близких. То, можно было бы и сказать: «Гори оно все синим пламенем». Но, когда это стало зашкаливать, переходить все допустимые нормы и грани. Да и потом, в конце-то концов, кто-то же должен ставить, загонять в правовое поле, весь этот разнузданный, распоясавшийся, в своей безнаказанности «планктон».
                ***
Безусловно, описывая это, предавая широкой огласке, заведомо знаю, что кому-то, изложенное, уж очень не понравится, соглашусь. И это прекрасно, что касается меня, то я, и не ставлю своей целью, кому-то понравиться, и, уж тем более, кому-то угодить. Как это делают некоторые, одни из страха, другие из лести. Даже, если им открыто плюют в душу. Поэтому, пользуясь, случаем, и тем, что мы живем в свободном демократическом, правовом государстве, именуемом Россией. А, не в зоне, как когда-то было, (да и было ли это, если о том времени, некоторая часть, категория людей вспоминает с тоской и благоговением) где, мне нельзя налево, мне нельзя направо. Во всяком случае, я не пишу то, и о том, что хотел бы видеть, слышать, чувствовать. А, стараюсь писать, то и о том, что происходит сейчас, и, когда-то было. А, уж, как получилось, не мне судить.
Во всяком случае, нужно писать так, что бы написанное не было детской погремушкой. Что бы тот, кто, читая, фразы ворочались в его мозгу, причиняя боль клеткам мозга. Если человек пишет своей кровью, то нет надобности, посещать лагеря и тюрьмы. За материалом убывать в творческие командировки. А, всего то, писать то, и о том, что будоражит, тревожит умы и сердца людей, что лежит на поверхности.
                ***
 Каждое русское поколение, выбрасывает в жизнь одинаковое количество гигантов и ничтожеств, гениев и талантов. И только времени надлежит дать герою, таланту, дорогу. Или, убить случайностью, или удушить похвалой и тюрьмой.
Я же, исходя из обстоятельств, сложившихся на данное время, вынужден писать о ничтожествах, коих много, развелось в наше время. И они, как колорадский жук, которого, сколько не трави. Ни смотря, ни на что, продолжает плодиться.
Было время, мы, если не всегда, то зачастую лучших людей, их талант, бросали в тюрьмы, травили. Или и того хуже, или лучше, хотя, лучше вряд ли. Выгоняли их из страны, лишая их гражданства, их исконной Родины. И многого, многого другого. А, когда человек, этот гений, истратил себя, свой талант на чужих людей, чужую страну. Мы, опомнившись, спохватившись, запоздало, приглашаем, просим его вернуться. И, что бы загладить свою вину. Если, что и делаем для него, в лучшем случае, после его смерти, отводим ему место на привилегированном кладбище. Рядом, скажем так, с каким ни будь, некогда нами же самими, охаянном, оговоренном, государственном деятелем. С тем же В. Лениным. Хотя нет, с Лениным, пока не получится, для него еще самого не подобрали ни кладбище, ни место на нем. В то же время продолжаем превозносить тупых, безнравственных, убогих, интеллектуально не развитых, порой абсолютно, дремучих  невежеств, застывших, в своем развитии. И их, этих убогих, нередко, ставим на руководящие посты, должности.
А, когда он накуролесил, начинаем удивляться, иногда, возмущаться, почему такое происходит. Говорить, почему не продвигалось, тормозилось, казалось бы,  самое простое, обыденное дело. И, только тут, спохватившись, запоздало, понимаем, говорим себе. Что, сами, не разобравшись, выбрали, сделали ставку, на случайного, занесенного ветром  человека. И, в который уже раз, начинаем спрашивать себя, почему такое произошло. Да, наверно потому, что сами такие, недалекие. Правду гласит народная мудрость: «Какие сами, такие и сани». Рассказывая, сразу оговорюсь. Что буду вынужден, казалось бы, отходить от сути своего рассказа, делать сноски, сравнения. То, что пришлось мне, и моим близким, пережить здесь, и продолжать переживать, прочувствовать и видеть, весь этот жалкий, ни чем не прикрытый идиотизм, лицемерие руководителей, власть предержащих, на всех уровнях, начиная с районов, и так, по восходящей. И, все это, происходит в наше время. Тем паче, что я ни кому это не навязываю, соглашаться или не соглашаться со мной, мной написанным. Ну, а, что касается моих, скажем так, лирических отступлений в тексте. Назовем это так. Говоря другими словами. Пусть, все это будет выглядеть, ну, как в телевидение, сиюминутной рекламной паузой. Вот, хотя бы, это, в качестве примера. Как-то, ранним утром, идя по одной из центральных улиц района. Как вдруг, вижу, из-за угла дома, выскакивает заяц. И это, почти, в центре района. На какое-то время, он, останавливается, смотрит по сторонам. После, неторопливо бежит  впереди меня. Ну, побежал и побежал, мало ли чего, подумал я, может, заблудился, а спросить не у кого. Как тут, надо же, вскоре, неожиданно, остановился. И не просто остановился. Стал медленно кружиться вокруг какого-то, лежащего на дороге предмета. Естественно, меня это заинтересовало, с чего бы это. Я, не доходя до зайца, каких-то десять, от силы одиннадцать шагов, остановился. Стал наблюдать, что будет дальше. А дальше было. Заяц, перестал кружиться, остановился, посмотрел в мою сторону. После чего нагнулся, откусил от лежащего на земле предмета маленький кусочек, стал жевать. Как тут же, закатив глаза на лоб, выплюнул. При этом, возмущенно, громко, на своем заячьем языке сказал: «У, блин, говно, чуть не наступил». И бегом, что есть духу, побежал, вскоре, скрылся за углом магазина «Стиль». Меня это заинтересовало, с чего бы это, что не понравилось зайцу. Действительно, когда я подошел к тому месту, увидел то, что так возмутило зайца. На асфальте, лежала подрумяненная, высохшая, коровья лепешка.

Этот случай с зайцем, я рассказал к тому. Что и мы, прежде чем выбрать, назначить на руководящую должность человека. Должны его проверить, приглядеться, наконец, убедиться, что это именно тот человек. Что бы потом, не разочароваться в нем, не проклинать, и не плеваться, как заяц, в коровьей лепешке.
Связи с этим, будем объективными, если взять район, о котором пойдет речь. Район, сугубо аграрный, сельскохозяйственный. И, по определению, возглавлять его должен, и это, аксиома. Как минимум, хорошо знающий сельское хозяйство, землю, и работающих на ней людей, опытный, скажем агроном. Или же, под стать ему зоотехник. Но, ни как, не физкультурник, размахивающий руками. Ну, да, что бы такое произошло, будем надеяться, когда-нибудь, пусть с запозданием, проснуться верхи, да прозреют низы.
Хотя, что такое может произойти, верится с трудом. И вот почему. Что те, вновь, избранные, а по большей части назначенные руководители района, как правило, придя, становясь, на этом посту. И, хотя, они еще не успели, не сделали ничего такого, скажем так, предосудительного. За что их сразу, можно было бы отстранить от занимаемой должности.
Уже только потому, что за некоторыми, как от только что пролетевшего реактивного самолета, тянется шлейф, отработанного топлива, от них же шлейф негатива. Как то, кто-то, до этого, будучи на прежней своей работе, попал на взятках. Другой, отсидел срок. Третий, злоупотреблял своим служебным положением. И, мало ли чего такого, за что, их не только, нельзя ставить на руководящие должности. Но, и близко, не подпускать, как это говорится, на пушечный выстрел, для некоторых, ставшей кормушкой.  Приступая, о ком, о чем я хочу рассказать. Прекрасно понимаю, что этим, пускаю себя под нож. Правда, тупой и перочинный, как и его хозяева. Надеясь на то, что однажды, прочитав это, кто-то из них, возможно, образумится, станет острее. Хотя, судя по тому, как развиваются события, вряд ли. Как это, опять же, бытует в народе, «горбатого, разве, что, могила исправит».
                ***
Я считаю, что мной написанное, изложенное в данном тексте, имеет право, на жизнь. Здесь нет ничего надуманного, какого-то вымысла. Людей, в данном случае руководителей, о которых пойдет речь. Всегда было огромное количество. И к великому сожалению, они всегда были, есть и будут. По одной простой причине. Что те, кто должен воспитывать, лечить, нести культуру в массы. Так вот, они сами, как ни кто другой, в большей степени, нуждаются, в этом самом воспитание, лечение. Некоторые из них, вообще, безнадежно «больные». И нуждаются в срочном хирургическом вмешательстве.


Глава II


 Рак, как особо опасную болезнь, что бы она, не распространилась, не разрослась до катастрофических масштабов. Нужно вырезать с корнем, не дать ей расползтись. Иначе…? Мы не имеем права мириться с тем, с той грязью, беззаконием, ужасным произволом, который происходит, в нашем современном обществе. И этот произвол, зачастую творят,  не кто иной, а власть предержащие, на глазах у всех, на всех уровнях, начиная с районов. И это, происходит не вдруг, не случайно. И наглядным примером тому, может служить прокурор  Миякинского района Муртазин Р.В., (подробнее о нем, и о других, подобных ему, расскажем, чуть ниже). Хотя, коль скоро, пошла речь о прокуроре района. То, считаю нужным, привести один пример, из его служебной деятельности. Его отношение к тем посетителям, кто приходил к нему на прием, за помощью. Вот, хотя бы, наш пример. Когда я, автор этих строк и моя супруга Костина Т. В. Придя в прокуратуру, обратились к прокурору района Муртазину Р. В. Стали объяснять ему, цель своего прихода, обращения. На что Муртазин Р.В. (что-то ему не понравилось, в высказывании Костиной Т.В., а может, был не в настроении). Только он, вместо того, что бы выслушать Костину Т.В. Не нашел ни чего лучшего, как дважды, без каких либо, на то оснований. Обращаясь к Костиной Т. В., произнес: Костина, выйдите из кабинета. В знак солидарности с Костиной Т. В.. Я, поблагодарив прокурора Муртазина Р. В., за столь «радушный» прием. Тоже, покинул кабинет, так как, мы оба, пришли к прокурору Муртазину, с одним и тем же вопросом. Не законным, сказать больше, преступным отключением у нас воды. Здесь нужно отметить,  такое обращение с гражданами, пришедшими на прием к прокурору Муртазину Р.В. за помощью, в ущемлении их гражданских прав, далеко не единичны. Но и это, еще не все, не принесло должного облегчения прокурору Муртазину Р.В. В следующий понедельник, в приемный  день, надо же, я и Костина Т. В., снова пришли на прием, к прокурору Муртазину Р. В. (скажите, к кому еще обращаться, когда нарушены, ущемлены, ваши гражданские права). Видя это, этот «беспредел», который «творит» Костина Т.В., (нет, ну они достали прокурора Муртазина Р. В. приходят, да и только к нему, беспокоя Муртазина Р.В.). Муртазин, не выдержав, прямо скажем, этакого беспредела, этих бесчинств, который творит Костина Т. В., увидев Костину, и, что бы покончить с этим, еще с порога, крикнул: «Костина Т.В., в кабинет не заходи». Видя такое к ней отношение, со стороны прокурора района Муртазина Р. В., пишет  заявление в прокуратуру республики, на имя, тогда еще здравствующего, прокурора Хуртина С.А. О нетактичном,  сказать больше, хамском отношение к гражданам, прокурора Муртазина Р. В., пришедшим к нему на прием, со своими проблемами.
Надо же, ответ из прокуратуры РБ, не заставил себя, долго, ждать. И, как это говорится: «Не «дремлет, чуткий камыш». На свое заявление из прокуратуры, она тут же, получает ответ: Ваше заявление, рассмотрено и, что бы разобраться, с районным прокурором Муртазиным Р.В., по поводу его неправомерных действий, отправлено на рассмотрение, кому бы вы, думали, прокурору Муртазину Р.В.!!!. Получается, что «Щуку бросили в воду». А что, разве это не так? Что, разве прокурор Муртазин Р. В., враг себе. Будет рассматривать себя, разбираться с собой, своим поведением. Извините, но, это, же абсурд.
И это, такое обращение с нами будет продолжаться до тех пор. Пока люди будут жить в страхе, в замалчивание, той грязной действительности, которая происходит на всех уровнях, властных структур. К слову сказать, когда об этом, узнала заслуженный врач республики, Базарова Ф.М. сказала: в районе проживает половина населения богатых, половина угнетенных. И это, если так разобраться, посмотреть со стороны, видно не вооруженным глазом. С ней нельзя не согласиться, разве что, другое дело, что она, какой смысл, вложила в понятие богатый. К этому можно относиться двойственно, философски.


Глава III


Вот хотя бы, к примеру, раньше, в некоторых районах Сибири, проходя по улице, мимо двора, глядя на большие вытянутые вдоль забора поленницы дров, говаривали, этот хозяин богатый. При этом, непременно, указывали на поленницы дров.
Шло время, все менялось, изменился сам человек, его обычаи и нравы. Причем, как это будет не грустно сказать. Далеко не в лучшую сторону. Если взять сегодняшнее время. То, сейчас, богатый тот, кто имеет трехэтажный дом, машины, огромной  высоты забор. И этому забору, разве что, позавидовала Великая Китайская стена. По периметру установлены видеокамеры, во дворе, огромных размеров, с мрачным видом, тупой мордой, бегает на цепи собака, породы алабай. Но, то что удивительное, если не сказать странное, этим богатым гражданином, вдруг, ни с того, ни с сего, надо же, ни с того, ни с чего, им, нажитым его, скажем так, неимоверным трудом богатством, начинают интересоваться, следственные органы.
И, возьмем другого, соседа напротив. У этого, одноэтажный дом, полутора метровый забор, из сетки рабицы, ни каких собак, разве что, декоративной, комнатной. Ни каких там машин, видеокамер, даже двор не освещен. Но, странно, про него, тоже говорят, что и он, богатый. Казалось бы, не казалось, богатство, богатству рознь.
И в этом, если заглянуть в его дом, квартиру, можно легко убедиться. В его доме, квартире, помимо телевизора и компьютера, вдоль стен стоят стеллажи с книгами. И эти книги хозяином прочитаны. Стены квартиры увешаны картинами, как современных художников, так и из прошлого времени. В зале, стоит пианино, и оно, не служит атрибутом мебели. Иногда, когда позволяет время, хозяин играет на нем, классику. Более того, хозяин этой квартиры, казалось бы, зачем, ему это надо, так нет же, свободно владеет одним из иностранных языков. У него прекрасная жена. И, хотя, она не француженка, тогда, как, имя у нее Изабелл. И, если к ним, иногда, кто ни будь и обращается с чем-то, зачем-то. То им, ни от кого, и ни чего не нужно. У них свой мир, понятен, доступен только им. И в этот мир, они  стараются ни кого не допускать. Круг его друзей предельно ограничен. Вообще-то, там, где он сейчас вынужденно проживает, друзей у него вообще нет. С кем бы он мог поделиться сокровенным. Вспомнить, поговорить о том времени, о тех, проведенных днях и ночах.  Коротая длинные, зимние ночи, в тайге, в прокопченных избушках.  Они, после того как распалась, разъехалась их заброшенная таежная деревня. И тоже, оставив промысел, охоту, по разным, на то причинам. Кто-то, по преклонным годам, кому-то, нужно было учить детей, да, и мало ли еще почему, так вот они, разъехались по разным городам, и весям. И один из которых, живет, в данное время в Екатеринбурге. И, иногда, если, они и общаются друг с другом, разве что, по телефону. Он, перезваниваясь, делясь своими впечатлениями со своим Екатеринбургским другом. Рассказывая, чем сейчас занимается, о чем, о ком, вынужденно пишет. И на это, он в который уже раз слышит от него, неизменное: брось ты все это. Разве, ты, до сих пор, не можешь понять, что все это дермо. На которое не стоит тратить время. И ты, в который уже раз, в душе соглашаешься с ним, с его жизненной позицией, с его определением, высказыванием. Если бы, не одно но. Более того, даже, ставишь под сомнение, заглавие своего рассказа: «Молчат только статуи». Уже только потому, по рассказам очевидцев, где сейчас они «проживают» (остров Пасхи). Так вот, иногда, жалуются, плачут и стонут. От неожиданно налетевшего на них, морского Бриза. От прикосновения, которого, от его порывов, с их обнаженных плеч, начинает слетать, выветриваться, копившаяся на протяжении долгих веков пыль.
И ты, как и он, в  ответ, на его слова, в который уже раз, возражаешь ему, говоришь:  «Кто-то же должен, ставить в правовое поле, всю эту распоясавшуюся, разнузданную свору». На что, на это, на твои слова, он на некоторое время замолкает, уходит в себя. И, очевидно, чувствуя, понимая, тщетность, что меня невозможно переубедить, разом  меняет тему разговора.
                ***
Здесь, нужно отметить, он тоже пишет, правда, рассказы для детей. Кто знает, возможно, потому, что у него их двое. И ему не безразлична их жизнь, их дальнейшая судьба. А, ведь, мог бы, писать и о другом, что ему гораздо ближе, и понятней, о той же природе, и назначении человека в ней. Так, нет же. А, вообще-то, пусть пишет для детей, что бы они, не выросли безнравственными, духовными уродами, каких, по нынешним временам хватает. Что бы о них, как когда-то, сказала писательница, Гертруда Стайн. Тогда еще, о молодом Э. Хемнгуее. А она сказала: «Вы, потерянное поколение. У Вас ни к чему, (кому) нет уважения. Вы все, сопьетесь».  И здесь, как мне кажется, давая такое определение, поколению Э. Хеменгуея, возможно Г. Стайн, поспешила. Во всяком случае, с Э. Хеменгуеем. Который вырос, стал всемирно известным писателем. Что стоит только его роман: «Старик и море». Не говоря уже, о других его произведениях, уважаемых и читаемых во всем мире.
И я, прежде чем навалиться, раздраконить, своих (наших), скажем так обидчиков. В лице Гайсиных, Насыровых, Яппаровых, Муртазиных, Туктаровых. И, конечно, главного дирижера, во всей этой миякинской «симфонии», некоего Ю. Брусова. Который, как ни кто другой, принадлежит к сегодняшнему поколению. И, вот  здесь, и с этим трудно будет не согласиться, насколько были уместны, некогда сказанные слова, Г. Стайн,   в адрес, молодого Э. Хеменгуея.
Действительно, если взять, скажем, сегодняшних молодых девушек. На то, как они одеты, как заштукатурены их лица, грустно становится. Пока, учились в школе, других учебных заведениях, еще, как-то  они росли, развивались физически и духовно. Стоило им выйти замуж, (некоторые не достигнув совершеннолетия) обзавестись семьей. Как все это, ранее ими приобретенное, разом, улетучивалось. Быт, семья, эти пеленки, выживание, в этом мире. В одночасье,  съедает, как их самих, так и все, некогда приобретенное ими. Они, остановились, застыли в своем развитии. Да и было ли у них, это, самое развитие. Еще хуже, обстоит дело с молодыми парнями, подобно Ю. Брусову. У которого, нет ни чего святого. На уме, разве что, жажда наживы. Страшно, порой грустно видеть, смотреть, на обкуренного, корчащегося, бьющегося в судорогах, молодого парнишку. В отсутствии дозы, наркотического вещества. А это, смотреть, как стая сопляков, у всех на глазах, избивают, лежащего на земле, бездыханное тело пенсионера. Но, самое главное во всем этом. Все это, варварство, сходит им с рук. Только потому, что те, кто должен этим заниматься, сами погрязли, мягко сказать, в своей нечистоплотности. И этому, такому равнодушию, безразличию, вполне, есть объяснение. Как тут же, как масляные пятна на поверхности воды, всплывают деньги, взятки, «крыши», кумовство. И, если,  что еще вселяет, уверенность, в его будущность, наконец, в Россию. Когда смотришь телевизионную программу Ю. Вяземского, «Умники и умницы». Слушаешь, умные, грамотные ответы, некоторых ее участников. Приходит какое-то успокоение. Значит, еще не все потеряно. И, опять же, с некоторой  грустью, отмечаешь. Что, такие правильные, умные ответы, чаще всего, исходят от участников из глубинки, с хуторов и деревень. С тех мест, куда еще не достигли, прелести современной цивилизации. А пока, и это надо признать. Россию захлестнула наркомания, пьянство, табакокурение, порнография, секс. И много другого негатива.  И это, как это будет ни прискорбно констатировать, действительно, так, об этом говорят и пишут в прессе, в телевизионных программах, в частности, «Пусть говорят», которую ведет Малахов.
Но, вернемся к насущному. В данном случае, к моему товарищу, коль скоро, зашел разговор о нем, живущем в Екатеринбурге.  Его хобби: увлекается охотой и рыбалкой. Свои отпуска проводит, выезжая на охоту, рыбалку, на север Сибири, или приполярного Урала. Туда, в те места, где его кровь, пьет гнус: тучи комаров и мошки. Тогда как, только что упомянутый выше «богатый», едет отдыхать на юг, в ОАЭ, или Египет, валяться на лазурном берегу моря. А, по окончанию своего отпуска, на десерт. И сейчас это, довольно, часто происходит, по возвращению домой, при поездке на туристическом автобусе, в аэропорт, автобус летит с обрыва. Или, ему подбрасывают наркотики. Заводят на него уголовно дело. А, и это, тоже бывает, насилуют его жену. А, сколько людей, туристов, гибнет в авиакатастрофах. Одним словом экзотика. Да, но мне могут возразить, и твоего товарища, писателя, на его северном отдыхе, его кровь, пьют тучи кровососов. Соглашусь, с той лишь разницей, что когда от его  удачного выстрела падает глухарь, или на его спиннинг, блесну, садится огромных размеров таймень, это, надо видеть. И, если и пьет его кровь комар, то, свой, Российский. А, вот насилуют его жену,  подбрасывают наркотики и роняют с обрыва, чужие. Так что, если хотите получить полноценный отдых. Забудьте юг, выбросьте из головы лазурный берег моря. Пакуйте рюкзак, собирайте удочки, ружье и, как поется в песне. И в дальний путь, на долгие года. А, что бы с вами, ничего не случилось. В напутствие, постарайтесь, обязательно, прочитайте рассказ Джека Лондона «Белое безмолвие». И, что бы уж совсем закрыть тему богатства. Скажите, богаты ли были  А.Пушкин, М. Лермонтов, В. Высоцкий? Не ломайте головы, спите спокойно, каждый определит, поймет, (извините, в силу своей распущенности) по-своему. Только стоит сказать, и в этом есть сущая правда. Если взять только что описанного выше богатого, его богатство, после его смерти, невесть, откуда, появятся его родственники, (тогда как, до этого, их не было и в помине) и не только они. И будут делить его богатство, ходить по судам, рвать глотки на всевозможных телевизионных программах. Тогда как, богатство, наследие, А. Пушкина, М. Лермонтова, В. Высоцкого, будет храниться в сердцах, душах людей, переходить из поколения в поколение. И, никто, ни один, из живущих, не сможет, посягнуть на него. И примером тому, опять же, может служить мой любимый писатель Д. Лондон. Не добыв на Аляске и унции золота, тем не менее, он заработал на золотой лихорадке больше, чем любой старожил, застолбивший участок на Бонанзе. Сокровищем его стали блокноты, которые он сберег все до единого, и память. А это, если перевести, есть, не что иное, как, мешки долларов. И этим, и не только, как ни кто другой, был богат Джек Лондон. Но, закроем тему богатства, перейдем к насущному, тому, что и подвигло меня писать эти, вымученные, вынужденные строки.


Глава IV


Вернемся в наши дни, хотя и те, только что упомянутые не чужды. Сегодняшний читатель круг которого стремительно сокращается не хочет читать пустяков. Он требует решения жизненно важных вопросов, ищет ответ о смысле жизни. Ему подавай дневники, путешествия, воспоминания. И, как это будет ни грустно, дешевые детективы, напичканные кровью, убийствами, сексом и порнографией. Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения. Она не угадывает шутки, не чувствует иронии, она, по крайней мере, большая ее часть, просто, дурно воспитана. И это, как это будет ни грустно сказать, хорошо просматривается на нашей, сегодняшней молодежи. И, не только на ней, но и людей среднего возраста. Некоторые, если не все, из вчерашних школьников, не знают элементарного, таблицы умножения, не умеют играть в шахматы. И в этом, довольно часто убеждаешься. Иногда, как это говорится, в порядке прикола, спрашиваешь оного, смотрел ли он фильм по Чехову, про колхозы. Ответ, нет, не смотрел. Тогда задаешь, более  развернутый вопрос. Как! Не смотрел фильм по рассказу Антона Павловича Чехова, про колхозы. Ответ тот же, не смотрел. Тогда говоришь ему. А были ли при жизни Чехова колхозы? И только тут, и то, некоторые, начинают соображать. Мной написанное, не было запланировано заранее. Что бы написать это и об этом, вынудили, заставили, как это сказал выше, обстоятельства. И, уж тем более, не является аналогом, параллелью. Тому, как когда-то сделал, поступил, М.Евдокимов. Человек с большой буквы, великий человек сцены. Еще, совсем недавно, радуя народы, проживающие в СССР, теперь, России, и не только ее. Своей правдой, своим глубоким юмором, а, как пел. И все это он сделал, оставил сцену, лишь только потому. Видя, какая несправедливость, коррупция, безвластие и беззаконие творится на его Родине, Алтае. И, что бы хоть как-то это исправить, пресечь, все это беззаконие, пошел в губернаторы. Что из этого получилось, мы знаем. Взять того же, пусть не нашего, вырванного из того, канувшего в лету времени, всеми любимого. Опять же,  Д. Лондона. С его северными рассказами. И, не только рассказами, что стоит его роман Мартин Иден. В них он рассказывает, описывает борьбу человека, казалось бы, попавшего в безысходное, безвыходное положение, оказавшегося в условиях дикой северной природы. И, не смотря ни на что выжившего. Взять, тот же, его рассказ, «Белое безмолвие», или, «Любовь к жизни», и мало ли еще, каких рассказов. Если бы не события тех  лет, та борьба, то бесправие, происходившее в ту пору в Америке. Которые отвели его, его мысли от описаний северной природы. Толкнув в бездну политической жизни. Она то, впоследствии его и разочаровала, ускорила его уход из жизни. Не зря, в одной из самых честных книг о войне, «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, один из героев которого, повесил на стенку в своей землянке, на берегу Волги портрет Джека Лондона и пытался дочитать его роман, «Мартин Иден» в перерывах между боями. И каждый, кто заползал  в эту нору, знал роман и его автора. Кстати, портрет Джека Лондона, висит и у меня, в моей «норе». Его я, скачал с обложки книги, «Мартин Иден». А сколько еще писателей и не только их, ввиду неустроенности нашей сегодняшней жизни, жизни, в обществе потребителей, где редко, можно услышать слово, «на», тогда как «дай», повсеместно. И вот некоторые из пишущих людей, подпав под влияние, а больше из страха прогневить своего руководителя, потерять работу, а это редактора местных районных газет. Вынуждены писать, не о том, что просит настоящее время, их призвание. А, пишут то и о том, что не редко их заставляют, вынуждают обстоятельства. Иногда, просто выполняя чей-то заказ. Взять, к примеру, канувших в лету, но не забытых еще в наших зачерствевших душах, сознании, сердцах. Таких писателей, поэтов, (не чета, нам сегодняшним) как А.Пушкин, М.Лермонтов, С.Есенин, Володя Высоцкий и ряд других. И, если мы катастрофически боимся числа тринадцать, так называемой «чертовой дюжины». То таким числом, для только что перечисленных выше, было число сорок. Почти все эти люди, ушли из жизни, кому было сорок, или около этого. Слава богу, я не принадлежу к этой когорте славных людей. И давно уже перешагнул это опасное, роковое число. И, если дотяну, то мне будет уже два раза по сорок. И теперь, ввиду своего возраста уже могу, поерничать, поиздеваться над собой, своими годами самому. А то, все это делают другие. Видя, то, что происходит сейчас, забываешь о том, что когда-то было, невольно, начинаешь сравнивать то время, сегодняшним. И, иногда, память выхватывает события тех, чудесных, незабываемых лет. Разве можно забыть, то время и себя в нем.


Глава V


Челябинск, полдень, жара под сорок, душно. Медленно ползет трамвай, издавая редкие, резкие, подобно будильнику звуки, предупреждая, зазевавшихся пешеходов о его движении. В салоне трамвая, всего трое. Я, тринадцатилетний пацан, сидящий на скамейке возле тамбура. И, хотя трамвай пустой, места свободные. В тамбуре, прислонившись к стенке, стоит, словно на посту молодой милиционер, пока еще не капитан, но уже сержант. Двери трамвая открыты настежь. В дверях, широко расставив ноги, держась за поручни, стоит парень, этак, лет тридцати. Ну, ладно, если бы он просто стоял, при открытых дверях, что при движении трамвая запрещено. Так он, еще и насвистывает, какую-то, известную только ему мелодию.
И тут, доселе, мирно  стоявший милиционер. Судя по его обличию, наружности, явно, выходец из сельской местности. Не выдержав, подходит к стоявшему, возле распахнутых дверей, парню. И, что ему не понравилось в этом парне. Так нет же. Подойдя, неуверенно, смущенно, говорит: Послушай, ты, в трамвае, в общественном месте свистеть не положено. И тут, и без того, медленно ползущий трамвай, неожиданно, останавливается. Впечатление такое, как будь-то, милиционер, в чем-то усовестил трамвай, да так, что тот был вынужден остановиться. На замечание милиционера, насвистывающий парень, в долгу не остается, говорит: А я про Сталина понял. Милиционер, смущенный таким ответом парня, не зная, что ответить ему, на какое-то время задумался. И, это хорошо было видно по нему, по его смущенному лицу. И, очевидно, как это говорится, от греха подальше,  на всякий случай отходит, возвращается, на свое место. Его лицо принимает задумчивый вид. И, если бы можно было заглянуть в его мозг, мысли. То, не иначе, сейчас, они в срочном порядке обрабатывают полученную информацию, сказанную, продолжавшего насвистывать парня. Милиционер, примерно думал так, ну хорошо, про Сталина значит можно свистеть в общественном месте. Тогда, про кого, про какого руководителя, государственного деятеля, еще можно так вести себя, насвистывать в тамбуре трамвая? Тогда, в силу своего возраста я еще не знал, не мог сопоставить события, происходившие за окном идущего трамвая. И то, почему нашелся, так ответил, на замечание милиционера этот парень. Все дело в том, что как раз на повороте, по ходу движения трамвая, по правую его, сторону, был разбит довольно больших размеров палисадник. (Кстати, рядом с моим домом). И в этом палисаднике, с одной стороны возвышался бюст Ленина, с другой Сталина. Шел конец пятьдесят четвертого, начало пятьдесят пятого года. К тому времени Н. Хрущев, уже успел развенчать И.Сталина. Осталось за не многим, снести его «Эхо», отголосок минувшего.
                ***
 Около бюста вождя, орудуя ломами, хлопотали двое мужиков. Пытаясь «свернуть» шею, Иосифу Виссарионовичу. Некогда отцу народов, перед которым еще совсем недавно, они трепетали, и вот, надо же, «пошел вон». Такое, иногда случается, хотя и редко, и в наши дни. Но, видать крепко, пусть в бюсте, цеплялось за жизнь, лицо кавказской национальности. По тому времени, не то, что в наши дни, цемента в раствор не жалели, а перец в пищу сыпали не для вкуса, что бы она, эта пища, была гуще. И, все-таки, хоть и накуролесил, Иосиф, по тем временам, его боялись, даже в бюсте. Точно не помню, толи на одном из съездов, или пленуме, который вел тогдашний «кукурузник, Н. Хрущев. Речь шла о проделках Сталина. И тут, голос из зала, если вы, все это знали, почему молчали? Хрущев, не был бы  Хрущевым, он тут же, как только что описанный трамвайный парень, нашелся, обращаясь в зал, сказал: «Кто это сказал, зал молчал». На это, теперь уже Хрущев, сказал, что, молчите, вот так и мы молчали. И по тому времени, включая настоящее, страх бежал впереди человека.
Что касается меня, то я не союзник тому времени. Тем более, тогдашнему руководству страны советов. Хотя и проживал в тот период. Больше того не сочувствующий тогдашним государственным деятелям, руководителям, не важно, какой пост они занимали. Но, поскольку большая часть жизни прошла притом, называйте, как хотите, и, все-таки режиме, скажу. Тогда, в то время, если возникали какие-то трения между людьми, тем более соседями. То человек, не бежал, не подавал заявление на своего обидчика, посягнувшего на его гражданские права, сразу в суд. Для этого, достаточно было обратиться в райком, партком, в профсоюзную организацию. Да и просто, в суд, но, товарищеский. И вопрос был незамедлительно решен. А, вообще-то, не помнится случая, по тем временам, что бы сосед посягнул, на имущество или земельный надел другого соседа. Такого, просто, не было. Я это могу засвидетельствовать на примере своей, канувшей в лету семьи. Говоря это, я не хвалю тот режим, строй, понимайте, как угодно. Я, просто, говорю, констатируя факты. Теперь уже, наши грязные факты, которые происходят, имеют место быть, сейчас, в наше время. Не только в масштабах района, о котором идет и пойдет речь, но и в целом, по республике. И, не только ей.
Однако, продолжу, если бюст Сталина, помучившись, рабочие так и не смогли сдвинуть с места. Оставалось одно, применение технических средств, трактор. Что они и сделали. Подогнав трактор, накинули трос на шею «отца всех народов», столкнули с постамента, поволокли. Тогда как, бюст Ленина был оставлен в покое, не пришло время. Говоря это, я нисколько не ерничаю. Каждый человек, не важно, кем он был при жизни, какой бы пост не занимал, имеет право, обладать, будучи почившим, на двух метровый надел земли, Разве что, на кладбище.
Однако, вернемся к трамваю, который по-прежнему продолжал стоять. И совсем не потому, что вагоновожатая заинтересовалась судьбой бюста Сталина, нет. Она, как и те, немногие, которые находились в соседнем вагоне, смотрели совсем в другую, противоположную сторону. Там, держась за кромку шифера, на коньке двухэтажного дома, висел, болтая ногами, пытаясь подтянуться,  парнишка. И на него, смотрели не только, находившиеся в трамвае люди, но и проходившие мимо, остановившиеся прохожие. Все смотрели, в ожидании, или обломится шифер, и парнишка, минуя, два этажа опустится на землю. Или напрягшись, все-таки подтянется. Сенсации не произошло, шифер выдержал, (по тем временам, шифер, того времени, значительно отличался по качеству, от сегодняшнего). Собравшись, парнишка из последних сил подтянулся, ухватившись за угол крыши, вылез. И, осторожно ступая по крыше, вскоре, скрылся в проеме чердака.
Доехав до остановки, я тут же вернулся к месту событий. Где и застал «экстремала»,  выходившего из подъезда. Это был Биба, Вовка Биба, парень с нашего двора. Он мне рассказал, что на крышу залез, что бы поймать, как он сказал породистого, дорогого чужого голубя. За ним, потерявшим свою голубятню, следил вот уже целую неделю. И вот, наконец-то, момент настал, при попытке поймать этого голубя, чуть сам, не сорвался с крыши. Здесь, надо сказать, для справки. В то, послевоенное время, а это, голод, холод, разруха. Народу, людям, уставшим от ужаса войны, была необходима отдушина. И эту отдушину, они находили в голубях, которых, (здесь имеется в виду Челябинск), держали, буквально через двор. Тогда как, самим, есть, было, нечего. Ну, да, судный день, это «сказки» для младших.  Отвлекаясь, делая лирические сноски. Кто-то может вполне справедливо сказать. Куда ты ведешь нас, «Иван Сусанин». Почему, ты, сразу, еще в начале своего повествования, как это сейчас принято говорить. Не «наехал» на того и тех, кого правильно и справедливо охарактеризовал. Соглашусь, и объясняю. Будучи, по своей натуре человеком гуманным. В свое время, я, даже глухаря стрелял из правого ствола, что бы ему не так больно было. А, тут, живые люди, да, еще какие. И еще, я же, не японский самурай, что бы, вот так, как японцы, бросить Лазо, в топку паровоза. Скажу больше, даже, приговоренного к расстрелу человека, свыкшегося со своим положением, участью,  который только и ждет. Что вот, наконец-то, со скрежетом, металлическим лязгом, откроется дверь. И надзиратель буднично, заученно, уставшим голосом, скажет, на выход. Что это значит, осужденный прекрасно понимает. Он уже смирился, устал, от безысходности, в ожидании своего конца. Выходя, с облегчением подумает: наконец-то, закончились его мучения. Но странно, этого-то, чего он так долго ждал, (расстрела) как раз и не происходит. Он не знал, не мог знать. Что, на протяжении долгого времени, пока он находился в камере. Провели доследование, наконец-то, разобрались, признали, что он не виновен. И, что его нужно освободить. Скажи ему это, вот так, сразу, и, кто знает. Что может произойти с человеком, обреченного на «веревку», или, пулю в затылок.



Глава VI


Вот и я, не могу, вот так сразу без подготовки, что бы с ними ничего не случилось. Поставить их перед фактом. Что ни говори, а это, всеми «уважаемые» люди, руководители района. Такие, как,  глава администрации района Насыров З.Х., его заместитель Мусин, судья Гайсин З. М. начальник полиции Яппаров А. У., и, вездесущий председатель сельсовета Туктаров.  Ну и замыкает всю эту кавалькаду районных знаменитостей, прокурор района, Муртазин Р.В. Все эти руководители на протяжении долгих полутора лет, пока у нас не было воды, «сопереживали»  за нас, и с «нами». Тогда, как, на самом деле, не ударили палец о палец, что бы хоть как-то помочь нам. Поэтому, как только что, осужденного к расстрелу. К «веревке», к краю «пропасти» что бы с ними раньше времени ничего не случилось их нужно тоже, готовить, вести осторожно, не дать им почувствовать, кромку обрыва. Рассказывая, пусть даже,  не попаду в струю. Назовем это, как я уже сказал выше, рекламной паузой.
Сидит председатель районного суда в своем кабинете, смотрит в окно, и думает, по такой погоде взгрустнуть бы не мешало. Действительно, ярко светит солнце, птицы щебечут. Где-то там, далеко, под Уфой, в репейниках, «стонет», заливается веселой трелью соловей. Но, вот беда, для грусти причины нет. И, вот, надо же, повезло. Вдруг, без стука, в кабинет председателя суда, вбегает, да, что там вбегает, вламывается его секретарь, Тотлыбаев, и так кричит. Ваша честь, дом сгорел. На что судья, отрываясь от окна, поворачивается на голос вломившегося, недовольно бурчит: ну и что, что сгорел, нашел, чем удивить, почитай каждую неделю горят дома. Год високосный, вот и горят. И, не скрывая удовольствия, радостным голосом добавляет, вон, два дня назад, у главы администрации района сгорел дом, так что, ему теперь плакать, что ли, дадут государственную квартиру. Не то, что его «завалюшка», с улучшенной планировкой. Сколько лет ждет ее. Так ведь, «Ваша честь», осторожно так, вкрадчиво, что бы, не приведи бог, не испортить настроение судье, что бы с ним не случилось психологического надлома.  Секретарь, теперь уже, крадущим голосом, говорит: «Так ведь, сгорел то, ваш дом. Сам думает,  не ровен час, после такого сообщения, у председателя суда, может произойти нервный срыв, а посему, чего доброго, дадут ему путевку, отправят на лечение в санаторий.  Нет, не дадут, в районе, из судей, он один остался. И действительно, от услышанного у председателя суда, на лбу, не то, что пот, иней выступил. Ну, наконец-то, не скрывая радости, обращаясь к секретарю, молвил судья: мой говоришь, сгорел дом. Ваш, ваш, отвечает Тотлыбаев. В таком случае, говорит судья, выйди-ка из кабинета, остынь. Зайди и снова доложи обо всем спокойно, доходчиво и по порядку. Подними мне настроение, а то, орешь, как на пожаре, дом сгорел !!!, дом сгорел !!!, а то бы подумал. Тотлыбаев, не стал думать, быстро вышел из кабинета, какое-то время стоял, собираясь с мыслями, не зная, как еще доходчивей объяснить судье, что сгорел именно судьи дом, а, не его соседа. Постояв так, ни чего и не придумав, как, что сказать судье, чем успокоить, была, не была, зашел. И теперь уже, как того просил судья, растягивая слова, начал свою речь: Ваша честь, дом-то, все-таки, ваш сгорел.
Вот это другое дело, другой табак, ведь можешь успокоить меня. Сообщить что-то такое, так нет же, повеселевшим голосом говорит судья, не скрывая радости на лице, а то…. Сам же, все еще не веря, в случившееся, в удачу, что, наконец-то, свершилось то, чего он ждал долгие годы. И, по-прежнему, все еще не веря, в счастливую случайность. Для большей достоверности, убедительности, начинает уточнять, расспрашивать, своего секретаря. А что, Тотлыбав, шторы, кои висели на кухне, сгорели. Сгорели ваша честь, сгорели, отвечает Тотлыбаев. А, матрац, который я взял в кредит, на котором я спал с женой, то же сгорел, сгорел ваша честь. Ну вот, это совсем другое дело, говорит судья, опять же, не скрывая радости. Сам же, тут же, прикладывает правую ладошку к левой груди. Где у него, во внутреннем кармане, вот уже который год, лежит, в ожидании своего часа страховка на дом, на случай пожара. И вот, надо же наконец-то, повезло, свершилось. После чего смотрит на часы, благодарит Тотлыбаева, за столь приятное сообщение. И начинает торопливо собираться. Про себя думает, еще успеет до окончания рабочего дня, оформить страховку, погорельца. Но это, все так, как бы. Один мой товарищ, прочитав, явно прикольное, усмехнувшись, сказал: Везет же судьям, если и горят, разве что, в рассказе, на бумаге, а надо бы…. Зная хорошо его, его гражданскую позицию. Пусть это кому-то не покажется странным, и, даже преступным. Но, где-то в глубине своей души, с ним, согласился.


Глава VII


 Вот, и пришло время, начать рассказывать, о том, что и подвигло меня, на всю эту писанину. А начну я свой рассказ с себя (с нас). То, что произошло с нами. Полтора года, мы, а это я, и моя супруга находились не то что бы, без питьевой воды. А, и вообще, без какой либо. И все эти испытания выпали на нашу долю, не из-за какого-то там природного катаклизма, стихийного бедствия, нет. А, из-за соседа, недоношенного выкидыша, ублюдка, Брусова Ю. А. таким определением его наградили жители района.  И все это, случилось, произошло  утром, когда супруга, открыла кран, собираясь набрать воды. Странно, вода не пошла. Мало ли что, подумали мы, возможно ремонт. Прошло да часа, а вода так и не появилась. Бывает, подумали мы, ремонт затянулся. Но, когда вода не появилась и через сутки. Это нас немного насторожило. Обратились к соседям, удивительно, у них вода была. А, все-то просто. Как оказалось, наш сосед, предприниматель, недоделанный фотограф, Брусов Ю.А. Оказался на редкость более чем фотограф, предприимчивый, приватизировал, коммуникационную систему, перекрыл подачу воды, в нашу квартиру. Здесь, необходимо пояснить. Все дело в том, что вода, во всех двухквартирных домах, по улице Спортивной, где нам удосужилось проживать. От центральной системы водоснабжения поступает изначально, к одному жильцу, (дом двухквартирный) и через его квартиру к другому. Пользуясь этим, сосед Брусов Ю. А., не предупреждая нас, (тогда как, по существующему закону, положению) любой жилец, и не- важно кто. Прежде, чем отключить воду у соседа, он должен был поставить своего его в известность, указать причины отключения, в данном случае нас и обслуживающую организацию, и все это сделать, в письменном виде. В противном случае, не сделай он это, его действия, подпадают, квалифицируются, как самоуправство, статья УК РФ  330 «самоуправство». Более того, если обратиться к статье 290 ГД РФ в ней, на чисто русском языке, черным по белому сказано. Что все коммуникационные системы, многоквартирных домов, будь-то водоснабжение, газоснабжение, электроснабжение. А так же несущие стены, перекрытия, крыша, находятся в общей долевой собственности. И никто из жильцов, как в нашем случае, не имеет права перекрыть воду один у другого. Что, соседом Брусовым, было в грубой форме нарушено. А теперь на минуту представьте, что будет, если кто-то из жильцов, скажем первого этажа, перекроет воду, в  пятиэтажке, остальным живущим над ним. Абсурд. На все наши требования, что бы он включил воду. От соседа Брусова Ю. А., слышали одно: подавайте в суд. Хорошо зная районный суд. И работающих в нем судей, как они судят. В суд подавать мы не спешили. Здесь нужно рассказать, кто воспитал этого ублюдка. Трудно поверить, его мать,  Брусова В.П. бывшая учительница  английского языка. Отец, Брусов А.В., бывший директор школы. А теперь скажите, что они привьют, чему научат детей, в школе. Если сами воспитали своего такого недоросля. Связи с этим, немного истории. Как, вообще появилась вода в квартире, ныне живущего соседа Брусова Ю. А. До некоторого времени, точнее, до 1974 года. В этом двух квартирном доме, вообще не было воды, пользовались водой из колонки. Тогда, бывший муж Костиной Т.В. (трагически погибший), Костин Е. А. На свои деньги купил трубы, нанял экскаватор, стал проводить воду в свою квартиру. По тому времени колхоз, ныне, ООО Миякикоммунсервис, попросил его, что бы заодно, он провел воду и в соседнюю квартиру. В то время, проживающим там, старикам Аряниным. Кстати, родителям, родителей Брусова Ю. А. Что и было сделано, мужем Костиной Т. В. И все это он проделал, провел воду им, совершенно бесплатно, а, точнее за свои средства. И в течение 38 лет, сейчас уже больше. Все это «племя» Брусовых, как присоски к днищу затонувшего корабля, молча, пользовались водой проведенной, повторяю, бесплатно, для их тонущего в пучине склок и откровенной грязи рода. И вот, спустя время, некий, ныне проживающий в соседях Брусов Ю. А. Вместо того, что бы целовать Костиной Т. В. подошвы, муж которой провел ему воду. Вместо этого, в знак благодарности, отключает у нее воду. Сказать больше, такое в миякинском районе, не единично, вошло в норму. Так, у инвалида второй группы, пенсионера, Глядкова Г. Г., по примеру Брусова Ю. А. Его сосед, так же отключил у него воду. Глядков Г. Г., будучи инвалидом второй группы походив по всем инстанциям, организациям, обратившись ко всем руководителям района. Так, ничего и не добившись, и, как результат, перенервничав, остановилось сердце.  3 июня  2012 года отдал богу душу, умер. А, ведь, казалось, ему грех жаловаться.  И, что ему не хватало? Отказывая ему в помощи, очередной руководитель, к кому он обращался. Неизменно говорил, называл его «уважаемым». Так нет же, не выдержал, этот уважаемый, оставил в покое руководство района и не только его, представился. После этого, так и хочется сказать: «везет» же людям, (да простят меня за вынужденную «иронию»). Так походишь, походишь, и сам, того, представишься, доставишь им радость.
А, пока,  первый руководитель, к кому мы обратились. Был глава администрации района Насыров З. Х. Он, после того, что мы ему рассказали, нашего обращения. И то, что происходит, какой вандализм творится  в возглавляемом им районе. На это, наше обращение, от главы администрации района получили отписку. В ней говорится, что это не входит в компетенцию главы района, решать вопросы, кто у кого отключил воду, подавайте в суд. Спустя время, дав главе администрации Насырову З. Х., придти в себя, успокоиться от только что пережившего. Снова обратились к нему, с этим вопросом. На это, наше обращение. Получаем отписку, которая гласит: прекращаю с вами всякую переписку, и, ведь статью приводит, по которой он имеет право это сделать. Тогда как, мы считаем, первое, что должен был сделать, по нашему заявлению, глава миякинского района, господин Насыров З. Х.. Пригласить к себе Брусова Ю. А.. И, в присутствии юриста консультанта, ознакомить его со статьями: 290 ГК РФ, и  330 УК РФ.  После этого ознакомления,  дать Брусову Ю.А. пятнадцать минут, что бы он незамедлительно подключил нам воду. За это время, герои рассказа О. Генри, «Вождь краснокожих», успели добежать до Канадской границы. А тут, совсем рядом. К тому же, учитывая, что Брусов Ю.А. на машине, то и вовсе обойдется пятью минутами.  В случае, невыполнения Брусовым Ю. А., данного поручения.  Повторно пригласить к себе Брусова Ю. А.. И, теперь уже, не дожидаясь, когда Брусов Ю. А. поднимется к главе администрации в кабинет. Самому, встретить его, на лестничной клетке, и пригласить его, только теперь уже не в кабинет к себе,  а, за гаражи администрации. И, популярно, в двух словах, объяснить ему: «ты, сука, хоть понимаешь, что делаешь, не даешь спокойно отсидеть мне второй срок, в должности главы района. Забегая вперед, скажем, не отсидел, попросили, по «собственному» желанию. Хочешь, после того, что ты натворил, послать меня, что бы я встал на биржу труда, и каждую неделю, по утрам ходил в центр занятости по трудоустройству, в ожидании престижной работы, должности. Это я к тому, как бы должен поступить глава администрации Насыров З. Х., в экстремальной для него ситуации. Чего он не сделал, а, спустя время пожалел об этом.
Наконец, мы, поняв, что слова к делу не пришьешь. К тому же, слова имеют особенность уставать, тогда, как, запечатленное на бумаге остается на долго. Стали писать заявления. И, не только в адрес администрации района. Здесь хочу напомнить господину Насырову З. Х.  Что мы, в отличие от него, являемся пенсионерами, людьми преклонного возраста. И, не Вы, ли, господин Насыров З. Х. пишете в районной газете «ОКТЯБРЬ», от 24 сентября 2013г. «О праздновании дня «пожилых людей». Где есть такие слова. Привожу дословно: «В целях сохранения гуманных традиций оказания помощи пожилым людям, усиления государственной поддержке граждан пожилого возраста, ветеранов войны и труда, удовлетворения их материальных, социально-бытовых и культурных потребностей главой администрации МР Миякинский район с 20 сентября по 30 сентября, объявить декадник. Если Вы так говорите, господин Насыров З. Х., так, где же то милосердие, к нам пенсионерам, где поддержка граждан пожилого возраста? И об этом, Вы, так  выспренне заявляете. Кстати,  считаем нужным, напомнить, Вам, господин Насыров З. Х.. Что и нет статьи, которая давала бы Вам право, распускать руки, бить по голове телефонным аппаратом (трубкой), распространителя билетов, некоего работника дома культуры, Б. Хазиева. Только за то, что он продал мало билетов на концерт уфимских артистов. Где, экзекутором, выступили Вы, как уже было сказано, нанесли удар Хазиева по голове телефонной трубкой. В результате чего  Хазиев, получил сотрясение головного мозга. Связи с этим, таким варварским, (иначе, не назовешь) поступком, Хазиев Б. обращается в районное отделение полиции. Казалось бы. Не казалось, дело спускается на тормозах, замяли. Сразу напрашивается, возникает вполне справедливый вопрос. Что бы было, если бы, такой поступок, только теперь уже  отношение Вас, главы администрации Насырова З. Х., совершил кто-то другой, простой смертный. Его бы, раскрутили на полную катушку, и, уж конечно, напечатали в районной газете. Кстати, о газете. Как-то разговаривая с одним из работников  этой газеты, корреспондентом Т. Семенко, спросил ее, почему не освещаются вопросы, которые идут в разрез, скажем так, скользкие, касающиеся деятельности той или иной организации, руководителя. На это, получил, вполне, откровенный, исчерпывающий ответ: «у меня семья, мне ее кормить надо». А, ты…., почему. Тогда я задал такой же вопрос, другому ее работнику, М. Парфирьеву. Мы, как раз находились у него в кабинете. На что он, подойдя к окну, сказал, видишь то здание, (прокуратура). И добавил: так вот, я не хочу, что бы меня еще раз вызывали туда. На что, на его такой ответ и жест рукой я сказал, что боишься. Его ответ был более, чем откровенный, да, боюсь. На сказанное ими, на их такие ответы, я их, не осуждаю. Но и  согласиться не могу. Безусловно, страшно писать против ветра, себе дороже. Еще трудней, бороться со сложившейся годами районной системой. А, по сему, проще, и безопасней для них, если они будут  обслуживать эту систему. А, заодно и тех, кто ее представляет. Вторым, к кому мы обратились за помощью, был начальник районной полиции Яппаров А. У. Он, ознакомившись с нашим заявлением, опять же, подойдя к окну, (хоть забивай окна) неужели и он, подумали мы, покажет на здание прокуратуры. И то же, как корреспондент газеты, М. Парфирьев скажет: я не хочу больше туда. Его ответ, и вовсе поразил нас. Постояв, какое-то время, глядя в окно.  Задумчиво, с грустью в голосе, отрешенно, сказал: как я буду наказывать Брусова Ю. А., если я учился в школе у его отца. И то, верно, действительно, как посочувствовали мы ему. При этом подумали, а интересно,  что бы ты сказал, начальник полиции Яппаров А. У., если бы Брусов Ю., отключил воду у твоего отца или у тебя самого. Наверное, вся эта учеба у отца Брусова, пошла бы, как это говорится, кобыле под хвост, однако, засуетился бы, забегал. На это, на сказанное  начальником полиции Яппаровым А. У.. Так и хотелось ему сказать. Если ты не хочешь принимать меры в отношение, Брусова, только потому, что учился у его отца.  Я тоже, не лыком шит: «спал с Кондолизой Райс. И пил водку с Мишкой Япончиком. А, может, даже, нахожусь в родстве, с Президентом В. Путиным». А что, действительно, если верить учению Ч. Дарвина. Все мы, (человек) произошли от обезьян, так что. Правда, учение Ч. Дарвина, можно поставить под сомнение. Уже, только потому, что, на протяжении многих веков, ни одна из современных обезьян, что-то, не спешит, превратиться в человека. Кто знает, возможно, потому, видя, как живет современный человек. И какие грязные, порой безрассудные, безнравственные, жестокие поступки совершает в отношении, к такому же, как и он, себе подобному. Может поэтому, не спешит, превращаться в человека. Будет лучше, и полезней для нее, оставаться обезьяной, спрос меньше. Так вот, господин Яппаров, оставим обезьяну в покое. А вот то, с кем, какими категориями людей, я имел «дружбу». Это, будет гораздо круче, твоей учебы у отца Брусова. Говоря это, имея таких районных начальников, в частности в миякинском районе. Мы прекрасно понимаем министра внутренних дел республики М. Закомалдина. Неохотно идет молодежь на службу в органы МВД. А, казалось бы, нет ничего проще, поступить туда. Для этого, всего-то и нужно, что бы отслужил в армии, не писался по ночам в постель. На худой конец, закончил заочно, заборостроительный техникум. И, как минимум, должность участкового, ему обеспечена. На худой конец, стоять,  на перекрестке, с жезлом. Кстати, скажем, к Закомалдину,  мы, тоже обращались с заявлением. Почему, на каком основании, закрыли уголовное дело в отношении Брусова Ю.А. по статье 330 УК РФ. Которое, вопреки всему, скрепя сердце, все же, было открыто, теперь уже бывшим начальником полиции Киселевым А. И. На это, получили ответ, от начальника Управления организации дознания С. Сысолятина. В нем сказано, дело закрыто, связи со сроком давности. При этом, таком нам ответе, грешным делом, подумали: неужели и там, в верхах МВД, тоже, кто-то, когда-то, учился у отца Брусова Ю. А. Тогда как, было бы лучше, если говорить серьезно, нужно разобраться, с дознавателем Э. Садыковой. Которой, теперь уже бывшим начальником полиции, Киселевым А. И. Было поручено вести это уголовное дело, по статье 330 УК РФ. (самоуправство), в отношение Брусова Ю. А. Правда, сперва, надо отдать ей должное, Садыкова Э. круто взялась за порученное ей дело, еще круче его же и оставила. Мы, грешным делом, даже подумали, эта раскрутит, кому-то мало не покажется. И действительно, первое, что она сделала, вызвала нас к себе в кабинет, на допрос. И этот допрос снимала с нас, с пяти вечера и до часу ночи. Этого, как потом оказалось для нее показалось мало.  Спустя время, теперь уже сама, пожаловала к нам домой. И снова стала нас допрашивать. И в этот раз, допрос продлился, закончился в первом часу ночи. На этом, как потом оказалось, дело и закончилось. Естественно, нет, нет, да мы интересовались, как продвигается возбужденное уголовное дело, в отношении Брусова Ю. А. На что, на это, на наши запросы. Получили ответ от дознавателя Э. Садыковой, буквально, дословно: а что я могу сделать. Спустя время, спрашиваем, снова звоним, по этому, же вопросу. На этот раз, получаем, вполне исчерпывающий ответ. Дознаватель Э. Садыкова, говорит нам: знаете, если Брусова Ю. А. предать суду. То на нем будет пятно. Так и хотелось сказать дознавателю Э. Садыковой. Да, пусть он хоть весь, будет в кровоподтеках. А, что бы у Брусова Ю. А. не было этих пятен, для этого, не нужно нарушать Брусову Ю. А. существующие законы. И еще, то, как он ведет себя, какие поступки делает, что творит. Он уже, как и Горбачев родился с пятном, «меченым».  В конечном счете, дело дознавателем Э. Садыковой, в отношении Брусова Ю. А., было закрыто, формулировка, истек срок давности. Напрашивается вопрос, если вы, заведомо знали, что, есть срок давности, зачем открывали его. Тогда как, на самом деле, не было ни какого срока давности. Дело закрылось, лишь только потому, что это, кому то было, уж очень нужно. И потом, как оказалось дознаватель Э. Садыкова, вспомнила, или ей напомнили, что она, тоже училась у отца Брусова Ю. А.  А, посему, дело в срочном порядке нужно закрыть. Что и было сделано дознавателем Э. Садыковой. И сколько еще таких дознавателей, подобно Э. Садыковой «плавает», скребется по району. Которые, если не они сами, то их дети, учились, у отца Брусова Ю. А.. И, как результат, получается замкнутый круг. А теперь скажите, то, как работает местная миякинская полиция. Разве можно, ее назвать, символом закона и порядка? Здесь, нужно сказать, дать справку, кто же, такой Брусов Ю. А. Что все хором, как осиновый лист, в безветренную погоду, трепещут, раболепствуют перед ним. Первое, на что нужно обратить внимание, так это то, что его после истечения года учебы в ульяновском военном училище, выдворили из него. После года отсидки дома, по, вполне «понятным» причинам, восстановили. После окончания училища, распределили, отправили отрабатывать в Екатеринбург, откуда, опять же, он уволился, якобы ему там не климат. После этого, теперь уже в Миякинском районе, куда он переезжает поближе к родителям. Поступает работать в районный узел связи. Из которого, как сказал начальник узла связи Б. Хайретдинов, (у него мы, как у депутата района, были на приеме), Брусова Ю. А, как работника, что бы, хоть как-то избавиться от него, уволил по «собственному» желанию. Более того, о матери Брусова Ю. А. Брусовой В. П. отозвался, как о скандальной женщине. Здесь, я считаю нужным вкратце, остановиться, рассказать о родителях Брусова Ю. А., этих крохоборах. Пока, Костина Татьяна Васильевна, жила одна, со своими двумя детьми, будучи в соседях у четы Брусовых, (в то время, в этой квартире, в соседях у Костиной жили родители Брусова Ю. А.). Все для Брусовых складывалось благоприятно. Они могли беспрепятственно и безнаказанно отобрать у нее кусок земли. И так, кое-что по мелочам. Когда же, появился я. У Брусовых сразу, почему-то похолодало, хотя их квартира находится с южной стороны. Говоря обычным, понятным языком. Я, как муж Костиной Т. В. и как сосед Брусовых, стал для них неудобен, как кость в горле.


Глава VIII


Всю свою жизнь, занимаясь любительской охотой, которая спустя время. Перешла, стала моей профессией, образом  жизни. И другой, как я думал, в то время не мыслил, не представлял. Но, всему свое время, шли годы, меня потянуло к людям, к «цивилизации». И вот, я здесь. И, хотя я оставил промысел. И все же, когда подходила осень, на меня находила, накатывалась, неудержимая тоска. Я, ясно представлял себе, что там, где-то, по ту сторону уральского хребта, в сибирских селах. Охотничий люд, начинал суетиться, собираясь в тайгу на промысел. В это время, все менялось, приходило в движение. Ладно, люди, жители сибирских сел. А то ведь, охотничьи собаки, лайки, как они бесновались, радовались, засидевшись за длительное время межсезонья на цепях. В ожидании этого счастливого для них, и их хозяев, долгожданного времени. Да, что там говорить, это, надо видеть. А ты тут…. И, что греха таить, тоскуя, ощущая тщетность, что мне уже ни когда, не испытать этого чувства. В то же время, казалось, нет ни чего проще как, оставить Костину Татьяну Васильевну на съедение, «добропорядочных» соседей, Брусовых, и иже с ними. И, совсем как, « ты не рожден для дикой доли. Ты, для себя лишь, хочешь воли». И, опять же,  что бы на это решиться, что бы это сделать, надо быть, законченным идиотом. Тогда как, таковым я себя не считал.
И, что бы как-то забыться, утопить эту хандру, это, неожиданно возникшее чувство «голода» то, чего уже не возвратишь. Как это будет ни прискорбно сказать, и не делает мне чести. На какое-то время, впадал в депрессивное состояние. В этот период, единственным моим «спасением», было спиртное. Когда же наступало прозрение, выход из этого депрессивного состояния, для меня, был мучительно трудным. И это, мое такое мучительное состояние, не оставалось не замеченным, моими, (нашими) соседями, четой Брусовых.  Они, что бы, хоть как-то «помочь» мне, на этот случай, у них всегда была припасена бутылочка КВН, (коньяк выгнанный ночью). И здесь, надо признать, отдать им должное. Этот «КВН», (самогонка), у них была отменная. Да, по-другому и не могло быть. Что ни говори, глава семейства, Шурик Брусов, (так его зовут жители района) до некоторого времени был директором школы. Одновременно преподавал математику, правда, когда похолодало, он во время спохватился, в срочном порядке, принял верное решение, «оставить» это занятие, пост директора. Занявшись исключительно преподаванием математики. Так вот он, при производстве этого КВН, как математик, знал, умел высчитать, отнять там, прибавить тут, сколько и когда, и какого компонента нужно засыпать. И когда, в какое время, начать это производство. Чем и потчевали меня, в трудное для меня время. При этом, преследуя одну цель, внести раскол, в наши семейные отношения.
И я это, их потуги, «благородство», благотворительность, что касается меня, прекрасно понимал. И, иногда, глядя на них, на их потуги, на их старания, скажу, откровенно, было их жалко. Все дело в том, что я, как их, так и их продукцию, которой они меня угощали, давно раскусил. И, во всей этой, скажем так затее, если, как это будет ни странно сказать, кто и был жертвой, так это чета Брусовых, этих крохоборов. Спросите, почему я назвал их крохоборами. Мало того, что они, на суде защищая своего ненормального выкормыша, сыночка, не зная удержу врали. Так еще, давая мне бутылку, всегда, каждый раз, не забывали напомнить мне, когда отдашь, рассчитаешься. Тогда, как, у меня, в отличие от них, была привычка, не свойственная многим здесь живущим. Если я у кого-то, что-то, когда-то и брал, скажем, в четверг. Всегда отдавал, на день раньше, в среду. Так поступал и в отношении Брусовых. Не было случая, что бы я, не вернул им должок. При этом, не делал это в тихую. Всегда, говорил Татьяне Васильевне, что, где, когда и зачем, что-то брал, в данном случае, у Брусовых. И, что они, должны были уже привыкнуть к моей пунктуальности. Но, на то, они и были крохоборами, за копейку, богу душу отдадут, давая мне в долг, всегда, напоминали, когда отдашь.
Правда, однажды, не буду скрывать, был случай, (не здесь). Как-то, взяв у одного своего товарища, энную сумму. И надо же, за суетой дел, запамятовал. Ладно, я, но и он, тоже забыл, что, когда-то ссудил мне деньги. Когда же я, вспомнив об этом. Пришел к нему, что бы вернуть должок. Не поверите, он отказался брать, при этом говоря, что он, ни когда, ни чего мне не занимал. И, что я, якобы, его провоцирую, проверяю на честность, на добропорядочность. Благо, был свидетель, которого я привел к нему. И, что, тот подтвердил ему, что он,  тогда-то, действительно, давал мне в долг деньги.
А теперь, представьте на минуту, если бы, в то время, на моем месте оказались Брусовы. Во-первых, они бы ни когда не забыли, что, кто-то им, что-то должен. Во-вторых, должок пересчитали, не единожды, да, еще бы сказали. Что в данной сумме, не хватает трешки. Ну и наконец, опять же, уже в который раз. Кто-то, читая, вполне справедливо, может сказать мне. Ну и на кой хрен, ты все это нам рассказываешь. Про каких-то там Брусовых, глав администраций Насыровых, судей подобных Гайсину, прокурора Муртазина, да еще, про  какие-то там статьи 330 УК РФ, 290 ГД РФ. А что, разве в этом есть какая-то крамола?
К тому же, учитывая, что мы живем, в свободном, правовом, демократическом государстве, именуемом Россией. Где каждый имеет право, на свою жизненную, позицию, мнение. Даже, если оно, не совпадает с мнением других. А, что касается наших семейных отношений, то, особо любопытных, успокою. Татьяна Васильевна, эта мудрая женщина, в отличие от других, прекрасно понимала меня тогда (загул), и понимает сейчас. И то, что это явление, тот негатив, иногда, присутствующий, проявлявшийся во мне, и со мной. Все это проходящее. Для этого, всего то, и было нужно, разве что, немного времени и терпения. Остальное, как это говорится, дай время, приложится.
Что же касается, описываемых мной событий, в данном повествовании. Что иногда, больше зачастую, ухожу от темы, как бы, сваливаюсь в «кювет» , при этом, на какое-то время, теряется нить рассказа. Это, не есть моя заслуга, столько вина, задействованных в рассказе, «героев».
Действительно, не спаивайте, не выручайте меня в трудные для меня минуты Брусовы. И все бы было нормально. И кто знает, возможно, не было бы этого рассказа, так нет же…. И потом, зачем, здесь я, если они, такие многогранные. Новогоднюю елку, что бы она была привлекательней, нужно наряжать,  как можно ярче. Вот и мне, своих «героев», в отличие от новогодней елки приходится не наряжать, а разукрашивать. Кстати, Костин С. Е., сын Костиной Т. В., в отличие от Брусова, как бы это ни было трудно (кстати, то же учился у отца Брусова Ю. А.).  Имеет два, высших образования, одно из которых, окончил, московский государственный юридический университет. В настоящее время, отдает долг Родине, в звании подполковника, служит в действующей российской армии. Защищая, как раз тех, кто в данный момент, читает эти строки, и тех, кто издевается над его престарелой, больной матерью. Теперь, пусть на минуту, вся эта «медная орда», руководство района, и не только, к кому обращалась его мать, представит. Что бы было, если бы Костин С. Е., обратился, к В.Путину, не как Президенту РФ, а как, военнослужащий, к главнокомандующему Российской армии. Хотелось бы посмотреть, как бы вся эта «обойма», весь этот районный концентрат, в составе: Насырова, Мусина, Яппарова, Гайсина, Хайретдинова, Туктарова и некоего прокурора  Муртазина, и иже с ними. Забегала, затряслась, задергалась, заплясала, зажарилась, как карась на сковородке. И это сделать, еще далеко не поздно. Здесь, нет срока давности, как это сделала дознаватель Э. Садыкова. Надо надеяться, до этого еще дойдет, если этот текст, ляжет на стол Президента РФ В. Путина. А, такая возможность, если хорошо постараться, может иметь место быть. И еще, что самое важное и главное.   Накануне отключения у нас воды Брусовым Ю. А.. Костиной Т. В. сделали сложнейшую операцию на ноги. И она, в течение полутора лет, в зимнее время, в мороз, буран, утопая по колено в снежных сугробах, за полкилометра, носила себе ведрами воду из колонки. А, ведь, по сути, если, так разобраться, вода Костиной Т. В. нужна была не только для приготовления пищи. Но и для стирки белья, бани. В летнее время, для полива огорода. Учитывая, что лето 2012 года было экстремально жарким, засушливым. Без полива, все, те культуры, что были высажены, попросту высохли, пропали. Тогда как, Костина Т. В., при ее то, пенсии шесть тысяч рублей, жила огородом, тем, что на нем вырастет. И, как результат, все пропало.


Глава IX


Что же, касается меня. То, надо мной, будучи в детском возрасте (продукт довоенного образца 1939 года) в период войны 41-45 гг. Достаточно, поиздевались, (пусть косвенно) фашисты. Морили голодом, по двое суток, как это говорится, во рту, не было маковой росинки. Тогда, что сказать о родителях, чем они питались, учитывая то, что они работали, ковали победу. Что бы тот и те, кто сейчас издевается над нами, жили спокойно, безбедно, наслаждаясь жизнью.
Сказать больше, было и такое,  правда, сразу после окончания войны,  пришлось попробовать, вкусить, мясо человека, точнее продукт, приготовленный из него.
Сорок седьмой год, Челябинск, железнодорожный вокзал. На перроне, тускло освещенном горевшими фонарями, нас трое. Мои родители: мама, папа и я, восьмилетний юнец. Ждем посадки на поезд. Очень сильно, во всяком случае, мне, хочется есть. Из еды у нас, внизу на земле стоит алюминиевый двух литровый бидон. Доверху наполненный обыкновенной, водопроводной водой. Моя мама с  состраданием, и жалостью, смотрит на меня. Она все прекрасно понимает. И, не выдержав, подходит к отцу, что-то тихо говорит ему. После чего, уходит в сторону здания вокзала. Через какое-то время приходит, в руках она держит небольшой завернутый в газету сверток. Который, быстро разворачивает. В руках у нее половина палки колбасы. Она, делит эту колбасу на три, неравные части, большую, подает мне. Я беру у нее эту колбасу, и, не чистя, жадно откусывая, не жуя, начинаю ее глотать. И тут, чувствую резкую сильную боль, в полости рта. Что-то застряло у меня между зубов, в десне. Я запускаю пальцы в рот, и достаю это что-то. Подношу ближе к глазам, и, не верю.  Как оказалось, это был, всего то, безобидный человеческий ноготь, толи с пальца руки, может ноги.  Я показываю этот ноготь стоявшей рядом со мной маме. Она, видя это, этот ноготь, как тут же, выхватывает у меня оставшуюся недоеденную часть колбасы. После чего, поворачивается к отцу. Не сказав ему ни слова, забирает и у него, его долю. Отец, еще только, только успел, очистить, ту часть своей колбасы. И откусить маленькую ее дольку. Тем временем, мама, забрав у нас весь этот деликатес. Подошла к краю платформы. И, к нашему удивлению, ни слова не говоря нам. Все это бросила вниз, под колеса стоявших вагонов. Крутившиеся возле нас, две собаки, бросаются вниз, под колеса вагонов. Слышится их злобная грызня.  Мама, подходит к отцу, отводит его чуть в сторону, что-то тихо говорит ему. После ее слов, отец, как то сразу нагибается, прикладывает руки к животу. Отбегает в сторону, туда, куда не хватает свет фонарей, в темень. Его начинает, как это говорится полоскать.
Такое состояние мужиков, мне приходилось наблюдать, когда они, рано  утром стоят, в ожидании, когда откроется киоск, торгующий пивом на разлив. Когда, кто ни будь из них, вот так же. Не выдержав, от вчерашнего, перепитого. Его начинает полоскать, как вот сейчас, моего отца.
Много позже, когда я был уже взрослым. Это состояние, чувство, пришлось испытать и мне. Скажу сразу, препротивное это состояние. Вскоре, объявили посадку. И, как-то так получилось, что все это забылось. И, только потом, спустя годы, когда я уже подрос, отслужил армию. Моя мама решилась рассказать мне, что же произошло тогда, на перроне вокзала, в ожидании посадки на поезд. Как оказалось, эту колбасу, она купила с рук, у женщины. Тогда, по тем временам, да и сейчас, всевозможные торговки, когда прибывают проходящие поезда. Продают, кто вареную картошку, огурцы, и прочую домашнюю снеть. Так вот, она, эта колбаса, которую купила моя мама, как потом, оказалось, была приготовлена из мяса человека. И, что мясо, этой колбасы не было пропущено через мясорубку, а было рублено, крупными формациями, с красным оттенком. И теперь, спустя годы, вспоминая, сравнивая. То мясо, тот продукт, приготовленный из мяса человека, который, мне пришлось поесть, попробовать. Отдаленно, чем-то, напоминает мясо, тощего медведя. Уж его-то, по сегодняшнему времени, и то, чем занимался все эти последние годы, пришлось поесть, что называется вволю.
И, если то время, военное и послевоенное, еще можно было как-то оправдать, что происходило тогда. Как жили люди в то время, как и чем, питались. И сравнить, что происходит сейчас, в наше время. И то, что творят, как издеваются, над нами, пенсионерами, людьми преклонного возраста, и главное кто. Какой-то, недоношенный выкидыш, некий Брусов. К тому же, как это говорится, не годится нам в подметки. Напрашивается, вполне резонный вопрос. Кто позволил этому отморозку Брусову Ю. А. и иже с ним, лишая нас воды, издеваться над нами. Опять же, где те люди, руководители, к которым мы обращались.  Почему не приняли, и не принимают, ни каких мер, по восстановлению справедливости. Где полиция, к которой мы неоднократно обращались, почему она не приняла ни каких мер. Говоря это, я совсем не хочу сказать, обидеть несостоятельность работы правоохранительных органов в целом. Но, скажу, как работают местные правоохранительные органы, Миякинского района, как отреагировали они на наше, к ним обращение, не в восторге, если не сказать больше.
                ***
Опять же, вот, хотя бы, один из примеров. И все с тем же и из-за того же, соседа Брусова Ю.А. Не буду вдаваться в подробности. Скажу только, что однажды, в ночное время, со двора, через забор Брусова Ю.А. К нам во двор перелез человек. Походил, потоптался, наследил во дворе, судя по следам, подходил, заглядывал в кухонное окно (зимнее время). После чего, снова перелез через забор, во двор Брусова Ю.А. Спрашивается, что ему было нужно.
Тем более  в ночное время. Естественно, было заявлено в полицию, мало ли что. Пришел следователь, молодой парень, сейчас уж не помню, в каком звании. Да это и не столь важно. Важно другое. Как он стал работать, вести расследование. Осмотрев следы, оставленные неизвестным. Первым делом, запечатлел их, на фотопленку, сфотографировал. После чего нагнулся, долго и внимательно их  рассматривал, изучал, даже, принюхивался, было видно, что-то в этих следах, его насторожило. Неспроста же он, так долго к ним, чуть ли не на коленках присматривался. Наконец, разогнулся, в руках он держал черного цвета волос. При этом, гордо, торжественно заявил. Перелезший через забор, к нам человек, был обут черного цвета валенки. А и то верно, действительно, подумали мы, не босиком же он был, учитывая, что на дворе зима. Что ж, зацепка есть, начало сделано. По крайней мере, было определено, во что был обут человек, а это, уже, что-то значит, осталось немного. Узнать, кто этот человек, и зачем он появился у нас во дворе, в ночное время.
Правда, я, будучи далек от криминалистики, (это же не лабиринт звериных следов распутывать, где-то в тайге), здесь, гораздо все «сложнее». Тоже, решил, нагнулся, к тому, к следам, которые так заинтересовали стража порядка. Правда, принюхиваться не стал. Осмотрел следы на снегу, оставленные незнакомцем, и, как заключил следователь. Тот был обут в валенки. На самом же деле, как это говорится, валенками, близко не «пахло». Судя по оставленным отпечаткам следов незнакомца, его  ноги, скорей всего, были обуты в кирзовые сапоги. Или, что-то в этом роде. И это, хорошо было видно, по оставленному протектору, на снегу. Что же касается черного волоса. Из которого, новоиспеченный «Шерлок Холмс» заключил, что тот был обут в валенки, черного цвета. То, таких черных волос в округе, валялось несметное количество. И все они были с нашей черно белой кошки. Так как она, днями и ночами валялась на покрывале, которым был застелен диван.  И, естественно, супруга, взяла моду, привычку, каждое утро это покрывало вытряхивать. Откуда и появился этот черный волос во дворе, и не только черный. Тем самым, сама того не желая, ввела в заблуждение, столь удачно начатое расследование, стража правопорядка. На самом деле, если так разобраться, квалифицированно подойти к этому. То все, довольно банально и просто. Пусть, даже не найти того, кто нарушил границу, территорию нашего участка. Достаточно было, начать с того, как это говорится, откуда ноги растут. Как это все было проделано. И кто посодействовал этому. Можно, даже не искать злоумышленника, хотя и это важно. Важно другое, доказать, по чьей наводке, все это было проделано. Для этого, всего-то и нужно было, заглянуть через забор, во двор соседа, Брусова Ю. А. Где четко и ясно, судя по отпечаткам следов, было видно. Тот, кто шарился у нас во дворе. Так вот, его впустили через калитку Брусова Ю. А. Он, и перелез к нам, через забор.  Походив по двору, после чего, снова, благополучно, перелез во двор Брусова Ю. А. Прошел до калитки Брусова Ю. А. Это, опять же хорошо было видно, по отпечаткам оставленных следов. Получив расчет, в виде бутылки самогонки.  После чего, как отработанная ступень, межпланетной ракеты,  благополучно, был, вытолкнут, за ворота.
Не знаю, с какой целью это было сделано. Если попугать нас, то тот, кто это сделал, по чьей указке. Пусть сам, наперво, научится, не боятся скрипа кирзовых сапог. Одним словом, расследование, привлеченного по этому делу местного «Шерлок Холмса» на этом и закончилось. Мы, видя такое, больше ни на чем, ни на каком расследовании не настаивали, не просили,  отправили служивого «домой». Сказав, что, если еще повторится такое, то, тот, кто перелезет к нам через забор, посягнет на нашу территорию. И, что бы, он не утруждал себя, снова, вылезти к соседу Брусову. Поможем, «выйти» ему, только теперь, уже, через наши ворота. А, по сему, и, как говорится: «Самая пустая трата времени, это, потеря его в пути». Решили больше не ходить, не беспокоить стражей порядка. У них своих дел хватает, а тут еще мы.
                ***
И, не беспокоили бы, если бы, не одно но. И, опять, из-за соседа Брусова Ю. А. Дело в том, что нам нужно было доказать, то, что казалось бы на первый взгляд, не нужно было и доказывать. А, всего то и дел, некие «соседи», (нам, как ни кому, страшно везет на соседей) проживающие в соседнем доме. Так вот,  Халимовы, невестка Аклема и ее свекор Халяв. Находясь от того места, где все это происходило, а это на расстоянии примерно тридцати метров, отгороженное тремя заборами, раскидистой кроной черемухи и еще какого-то строения. Так вот они, эти двое: Аклема и ее свекор Халяв, находясь за тремя заборами, во дворе своего сарая, сидя на чурбаках, ощипывали зарезанных ими, толи гусей толи курей, не столь важно. И, при этом занятии, учитывая их вьетнамский рост один метр шестьдесят сантиметров, как они говорят, могли, кого-то видеть, слышать. Якобы Костина Т. В. назвала Брусова Ю. А., который, находился у себя во дворе, за двух метровым забором, чем-то таким, непотребным, не литературным, (чего, на самом деле не было). С чем мы были категорически не согласны. И все это, в присутствии, старшего Брусова А. В. и архитектора района Бурханова. В этом случае, достаточно было одного этого, и  это, могли засвидетельствовать, присутствующие, в данное время эти люди. Так как они то, как никто другой, должны все это слышать, более того  были заинтересованы в этом. Чего они не подтвердили.
И потом, это же абсурд, ни кто не поверит. Согласитесь, какой уважающий себя татарин, тем более, хорошо зная Халимовых, увлеченные своей работой, ощипыванием домашней дичи, в предвкушении лапши из потрохов, будут, куда-то смотреть, кого-то слушать. И, если, их что-то и могло отвлечь за этим занятием В данный момент, за этим занятием, разве что, взрыв гранаты, и то, вряд ли. Исходя из такого географического расположения, на расстоянии, порядка тридцати метров, да еще за тремя заборами. По определению, слышать, тем более видеть, они, ну ни как не могли. Но, опять же, и это уже не первый случай, будучи в сговоре с Брусовым Ю. А. Стали утверждать, что они, что-то слышали, и, даже видели. Мы, что бы распутать, казалось бы, это простое дело. Подали заявление в местную полицию, что бы разобраться с оными. Вскоре, не прошло и месяца, как к нам из районной полиции. Прибыл целый наряд, в количестве трех человек. И всю эту делегацию привел, возглавлял. Ни кто, иной, а сам, начальник ОУУП и ПДН майор полиции Мингазов Р. И. Да еще, как он выразился, привел самых лучших «следаков». При первых словах, как он представил своих профессионалов, во всяком случае, я понял, что дело затянется.
И, что мачт по футболу, по телевизору который будут транслировать, для меня, приказал долго жить. А, когда я посмотрел на тех, кого, как он выразился, назвал лучшими «следаками». Мое настроение и вовсе улетучилось. Все дело в том, что одного скажем так, из присутствующих следаков, я знал. И, уж лучшим его, но, ни как бы, не назвал. Ну, мало ли что, вдруг им повезет, разберутся. Первое, что сделал прибывший наряд полиции. Стал снимать все на фотоаппарат, назовем это, зоной «боевых» действий. После, отсняв, запросились к нам домой, как они выразились, произвести камеральную обработку полученных данных. Отобразить все это на бумаге, на чертеже. Конечно, мы сразу, незамедлительно, провели их в квартиру. Да и что только не сделаешь, в интересах следствия. Двоим, предоставили диван, третий расположился за столом. И сразу, как тому и быть, принялся за работу. Пыхтя и отдуваясь, взялся что-то вычерчивать. Все время, сверяя это со снимками на фотоаппарате. При этом, пот лил по его лицу, что называется градом. Он, за неимением платка, и, что бы как-то избавится от выступившего на лице пота, смахивал его, размазывая по лицу, рукавом кителя. После, примерно часа работы, чертеж был готов. Когда же, я глянул на лицо, составителя чертежа, не поверил. Если бы не форма полицейского, с погонами лейтенанта. Его вспотевшее лицо, которое, от напряжения, ответственности работы, он вытирал, как уже было сказано рукавом кителя.  Напоминало лицо шахтера, только что, вылезшего из забоя. И я, теперь уже, жалея его, что бы, не затягивать и без того затянувшееся расследование, с надеждой, что, при благоприятном исходе, успею посмотреть второй период футбольного матча по телевизору. Поэтому, поспешил, предложил бригаде следователей выйти на свежий воздух. И посмотреть, разобраться на месте, убедиться, что их труд не пропал даром. Когда же, мы вышли во двор. Я их расставил по местам, так сказать, провести следственный эксперимент. После этого, занял позицию, которую занимали, на тот момент щипачи дичи Халимовы. После, когда развел их по номерам, как на охоте, спросил их, кто ни будь из них, видит меня. На что они,  посмотрев друг на друга, понимая, что прокололись, дипломатично промолчали. После этого эксперимента, мне, как-то стало неудобно перед ними. Что вся их кропотливая работа, пошла на смарку. Связи с этим, что бы хоть как-то, вывести их из этого затруднительного для них положения, в который они попали. И сэкономить свое и их драгоценное время. Мне ничего не оставалось, как показать им, с какой стороны, теперь уже, закрываются ворота. С чем они, облегченно вздохнув, с   нескрываемой благодарностью, посмотрев на меня, незамедлительно согласились. Вышли за ворота. И пошли они, солнцем палимы. И, покудова, видеть их мог, с непокрытыми шли головами, (жара, вспотели). Кто-то, вполне резонно может сказать, что я незаслуженно «наезжаю» на блюстителей порядка. Отнюдь. Я считаю, что человек, не важно, какой пост он занимает. Должен относиться к своей работе, с полной ответственностью, отдачей. В независимости от обстоятельств дела, неделя, на ваших, и наших. И, что на работу, нужно приходить работать, а не присутствовать на ней. А то, и это действительно имеет место. Многое из того, что происходит в районе, вообще, не то, что не расследуется, замалчивается. Или подается в той, угодной форме, разве что, руководству района. А это, неправильно. В некоторых случаях просто, преступно. И такое происходит не вдруг, вошло в норму, во всяком случае, в  районе. Связи с этим я просто не могу, опять же, не отметить, не рассказать. И, еще об одном случае из жизни района.


Глава X


И снова, что касаемо, связанного с водой, с ее незаконным отключением. Так, некий, уже упомянутый, выше, сосед, житель Киргиз Мияков, все тот же Халимов Х. Так же, как и Брусов у нас. Самовольно отключил воду у своей соседки пенсионерки Нугумановой Р. Та, так же, как и мы, походив по всем районным инстанциям, руководителям, ничего не добившись. Решилась, провела себе воду автономно. В результате этого, ближе к весне, у нее каждый год стала перемерзать в трубах вода. И это, естественно отразилось на ее здоровье, нервничала, переживала. Кстати, человек она была, (земля ей пухом), довольно скандальная. Вечно, чем-то, кем-то, была недовольна. И, изрядно потрепала, нервы не только нам. Но и тем, кто, так или иначе, имел с ней дело. И то, что с ней случилось, казалось бы, к нам не имеет ни какого отношения. Все мы смертны. Более того, мы настолько привыкли к тому, к ее такому поведению, что, когда она появлялась в огороде. И, ползая между грядками, все время брюзжала, была чем-то и кем-то недовольна. Дошло до того, насколько мы привыкли, и, если, иногда, она долго не появлялась в огороде, парадокс, но, в этом случае нам чего-то не доставало, настораживало. Уж, не случилось ли, что с ней. И вот, однажды, как это обычно, она в течение целого дня, не вышла, не появилась в огороде. Ну, не вышла, и не вышла, мало ли что подумали мы. Но, ведь, она не вышла. Поначалу, мы  не придали этому, ни какого значения. Но, когда она не показалась в огороде и к вечеру. Это, такое ее поведение нас насторожило. Татьяна, моя супруга, что бы узнать, что случилось. Решила сходить к ней, посмотреть, в чем дело. Подойдя к калитке, обнаружила, что калитка закрыта на накидной крючок изнутри. Более того, на дверях веранды, не было, как это обычно бывает, когда человек отсутствует в доме, висевшего замка. Подумав, что, что-то, все-таки не так, не может быть, что бы соседка не показывалась в течение всего дня. Забеспокоившись, решила сходить к рядом живущей своей знакомой. Теперь уже они вдвоем подошли к дверям веранды, постучали. На стук ни кто не ответил, попытались открыть дверь, дверь была заперта изнутри. Подойдя к кухонному окну, заглянули. И то, что они увидели, поняли. Что, произошло что-то такое, не вписывающееся в этот тихий теплый вечер, и это их насторожило. На кухонном столе лежал перевернутый чайник. Но, больше всего, что их поразило, так это кошка, которая металась по кухне, выказывая беспокойство. Сразу, был сделан звонок в полицию. Вскоре, не прошло и часа, прибыл участковый. Они попросили его, что бы он немедленно вскрыл двери веранды. На что, на их просьбы вскрыть двери веранды, это сделать отказался. Сославшись на то, что, это, он может сделать, разве что, в присутствие ее родственников.  Из ее близких  родственников одна дочь, которая живет в другом городе. После чего, сел в машину и уехал.
                ***
Вскоре прибыли сотрудники полиции, порядка шести человек, на трех машинах.   Эти, сразу начали действовать. Стали искать инструмент, коим можно было вскрыть дверь. Наконец, таковой нашелся, лом. Им и была открыта, (взломана) входная дверь в квартиру. Где и был обнаружен лежащий на полу, успевший остыть, труп хозяйки. Соглашусь, нельзя нарушать существующие законы. Но, ведь, как это говорится, бывают в жизни такие моменты, когда, приходится солгать, во благо. В данном случае, затягивая время, со вскрытием двери, ссылаясь на законы. Никто не знал, неизвестно, что происходит там, за закрытыми дверями. Возможно, находящийся там человек, ему необходима срочная помощь. И, часто бывает, окажи ее во время и человек спасен. Что сделали в этом случае полицейские. Вместо того, что бы немедленно вскрыть квартиру, стали рассуждать думать. Совсем, как в рассказе А.П. Чехова: а может, она генеральская, тогда нельзя (собачонку) трогать, а если нет, тогда и цигаркой в нос.
Так и здесь, в этом случае, если вскрывать дверь, то, только в присутствие, кого ни будь из родни. А, тут еще, как оказалось, нечем вскрыть дверь, отсутствует инструмент, в данном случае лом. И, как результат, труп.
Но, оставим на время правоохранительные органы в покое. Им и так бедным достается. Спустимся, как это говорится на землю. А, ведь, если так разобраться, первым, кто должен был забить тревогу, обратить внимание, что с соседкой, живущей через стенку, что-то случилось. И это, первыми, кто должен забить тревогу, ее соседи, живущие через стенку, Халимовы. И тут, возникает, напрашивается  вопрос, почему они этого не сделали, не забили тревогу. Да потому, что такая категория людей, которая целенаправленно делает зло своему соседу, (почему, на каком основании отрезали у нее воду). Тем самым, лишая ее жизненно важного продукта. А мы, говорим о каком-то сострадании, нравственности. Действительно, что касается ее соседей, о каком сострадании можно говорить по отношению к чужим людям, если они не признают своих, кровных родственников. И в этом, мне пришлось лично, чисто случайно убедиться.

В празднование мусульманского праздника Курбан Байрам. В этот святой для мусульман день. Когда угощают, приглашают в дом, (квартиру), даже случайного, незнакомого, оказавшегося у них человека, не говоря уже о родне. А всего-то и было. Как я уже сказал, был невольным свидетелем этому.
Так, сосед Халимов Х, находясь у себя во дворе, увидев, что к ним идет родной брат его жены, (к тому же инвалид, отсутствует рука), что ни говори праздник. Халимов Х., вместо того, что бы встретить, пригласить родню в дом. Вместо этого, что делает Халимов. Быстро зайдя к себе на веранду, закрывается изнутри. Свояк, назовем его так, естественно, ни чего не подозревая, подойдя к дому, стучит в дверь, раз, другой. Напрасно, на его стук, никто не отзывается, тогда как, все говорит, что хозяева дома.  После чего, поняв тщетность, как это говорится, не солоно хлебавши-уходит. А теперь, скажите, что ждать, какого милосердия от таких людей, человека, как Халимов. Если они так относятся своим близким, да, еще в такой праздник. И такие случаи, в наше время, далеко не единичны. И такая категория людей встречается в нашей повседневной жизни, и их много, как пчел в улье.


Глава XI


А теперь, коль скоро, так сразу. Обратимся к тому и тем, кто, и как нас лечит. Все это, предварю  словами, разговором с главным врачом ЦРБ, Атангуловым И. Г.. Кстати, его, как человека и как специалиста в своей профессии, врача хирурга. Я, да, наверно и другие жители района уважают. И, в то же время, замалчивать, то, что происходит в ЦРБ, не могу, да и просто, как гражданин, не имею права. А начну я с того. Готовя свою супругу, Костину Т. В. к очередной операции. Удаление желчного пузыря. И, как нам сказали, перед операцией, в больнице отсутствуют соответствующие растворы, шприцы, еще часть каких-то лекарств. И, что все эти отсутствующие лекарства, мы сами должны приобрести в аптеке. Естественно, что мы и сделали, купили в аптеке. Так вот, уж так получилось. Встретившись с  главным врачом больницы Атангуловым И. Г. в коридоре больницы. Были вынуждены поставить его в известность, отсутствия лекарств.
А теперь, представьте, в некоторых случаях, счет идет на секунды.  Человеку нужна срочная операция, Тогда как, и такое, часто происходит в наше время, у человека, отсутствуют средства, на приобретение, казалось бы, обычных лекарств. И, что, в этом случае ему хана?  Связи с этим, я был вынужден, сказать Атангулову И. Г., что, мне, (нам) придется обратиться, куда следует. На это,  он ответил. Что об этом, отсутствии этих препаратов, назовем их так, он не знал. Для нас, его такой ответ, по меньшей мере, оказался странным. В то же время он поспешил нас упокоить. Сказав, что за приобретенные в аптеке лекарства, нам возместят. И что, сообщать, тем более писать, ни куда не надо. При этом пояснил, что ему осталось до пенсии каких-то там полтора года. И это, «куда следует», может негативно отразиться на его, скажем так, авторитете. Что ж, и то верно. В таком случае, подумали мы,  у него, есть возможность использовать эти полтора года, что бы навести в больнице порядок, реанимировать ее. А пока, после, как супруге сделали операцию, ей стало плохо с сердцем. Как, потом, оказалось, была произведена передозировка наркоза. Пришлось вызывать скорую. Где ей сделали обезболивающий укол, при этом успокоили, сказав, ничего страшного. Когда же, «это, ничего страшного», перешло более страшное. Снова пришлось вызвать скорую помощь, и, только после этого, ее положили в больницу. Но я, даже не об этом, хотя….  Так, в 2009 году, супругу, Костину Т. В. положили в больницу, с признаком на боли в желудке. Я, приходя к ней, естественно, интересовался, как проходит процесс лечения, есть ли улучшения. На что супруга пожаловалась на плохое обслуживание, невнимание к больным со стороны лечащих врачей. И, как бы, между прочим, виновато, просящим голосом, сказала. Может, что бы, что-то поменялось в отношении врачей к больным. Сделать лечащим врачам знак внимания. Что это такое, на что намекала супруга, понял сразу.  При этом пояснила, сказав: что сейчас, везде и все так делают. Что ж, где-то, в чем-то, ее слова, глаголят истину. И, хотя она прекрасно знала, как на это я отреагирую. В то же время, что только не сделаешь, на что только не пойдешь, что бы облегчить участь близкому человеку. Подумав, я согласился. Другое дело, как и что, дать, чем отблагодарить, лечащих врачей, (самое главное, за что). В денежном выражении, опять же, что бы, не обидеть, не знаешь, сколько дать. Дать рубль, скажут мало, миллион, много. Да, у меня и таких денег нет. Решил, что сделаю это, через магазин. Купил самую дорогую бутылку водки, к ней плитку шоколада и закопченную курицу. Придя в больницу, весь этот разносол, отдал супруге. Она, выбрав удобное время, зашла в ординаторскую, там увидела двух склонившихся человек. Судя по их белым халатам, по тому, как они работали скальпелями, разбирая, толи часовой механизм, то ли еще что-то. Однако хирурги, подумала супруга. Они, увидев в руках у нее пакет. Сразу поняли, что пациентка пожаловала не с пустыми руками. Не впервой, и то, что в пакете, явно не гранаты, не военное время. Без лишних слов, указали место, куда все это, этот гостинец, знак внимания нужно положить. Что, супруга незамедлительно сделала. И теперь, уже я, в следующий свой приход в больницу, спросил у супруги, что изменилось, после того, как она отдала им, этот знак внимания. На что она сказала, что стали делать то, что должны были делать, без всяких знаков внимания. Кто-то, вполне резонно может сказать, зачем мы все это делаем, сами же балуем, даем откровенную взятку. Согласен, упрек справедлив. Тогда, подскажите, что нужно делать, в том или ином случае, конкретно,  нашем. Идти жаловаться, вопрос, к кому. К бывшему начальнику полиции, Яппарову А. У., или, и то же, теперь уже, к бывшему главе администрации Насырову З. Х.. Опять же, и снова, бывшему прокурору Муртазину Р. В. И, сколько еще будет этих бывших. Которые сами завязли в этой грязи, что  в пору им помогай. А, ведь, если так разобраться, если бы, некоторой категории врачей, платили бы по конечному результату их работы. То, еще неизвестно, сколько бы было вылечено ими больных, а сколько, попало в морг. Но, и это еще не все. Как говорят, запретный плод сладок. На примере Костиной Т. В. и не только ее. Как потом оказалось, такую же подачку, сделала, отблагодарила, и другая пациентка, пенсионерка Залевская В. В. Она, также решила «угостить» своего лечащего врача, что бы и ей уделили должное внимание. И тоже, через магазин. Накупив фруктов, что ни говори витамины. И эти фрукты, гостинец, улучшив момент, (опять же, все не просто, надо улучшить момент), положила на стол перед  ее лечащим врачом, терапевтом Макашевой Ф. А. Та, увидев приношение, возмущенно сказала: ну, нет, с пенсионеров мы не берем. Сама же, привычным, заученным движением рук, сгребла, весь этот «подарок» к себе в пакет. Ну а эта, эта вообще, работает по передовой технологии. Опять же, участковый терапевт Сафиулина А. Ф., обслуживающая чувашскую деревню Зириклы. Она не стала дожидаться, когда, кто ни будь ей, что ни будь, принесет. И принесет ли вообще. Совсем, как по Мичурину: «Нечего ждать милости от природы. Взять ее, наша задача». Так вот она, что бы, не утруждать своих пациентов, пошла им навстречу. Судите сами, что было бы, если каждый житель деревни, отрывая свое время, тратясь на билет, на автобус, повез бы ей «оброк», в район. Да еще, что бы этот оброк вручить, нужно выждать время, что бы, не засветиться, не ровен час. Сафиулина, сделала просто, составила список жителей деревни. И этот список отдала техничке, фельдшерского медпункта. Согласно которого, каждый житель деревни, должен, со своего подворья, внести посильную лепту. Кто десяток яиц, кто литр свежего молока, сметану там, и даже, трудно поверить, шмат свиного сала. Здесь, нужно отметить, ну парадокс: Сафиулина, и свиное сало, как-то, не стыкуется. Одним словом, жителям хорошо, и Сафиулиной удобно. Она, приехав в назначенное на то время в деревню, скидав все приготовленное для нее в пакет, нет, в пакет все не войдет, лучше в сумку, сшитую под заказ. И, в срочном порядке, что бы, молоко не закисло, отбыла к себе на родину, в Мияки. Или другой пример, вернусь к себе.  Буквально, недавно, решая хозяйственные бытовые вопросы, связанные с большими физическими нагрузками, в результате получил растяжение, вывих руки, в плечевом суставе.  Сначала, думал, пройдет, само собой. Когда, это только усугубилось, решил обратиться в больницу, пройти рентген. Пройдя эту процедуру, хирург Валеев, посмотрев снимок, сказал: что ни какого вывиха, тем более перелома нет, добавив, что он спешит, ему некогда. Подумав, сказал, что это, не к нему, не его профиль. Послал меня к терапевту.
Придя к терапевту, та, тоже посмотрела. И то же, сказала, это не к ней. Если что, то она может выписать мне лекарства, правда, они, довольно дорогие. Что ж, здоровье, ни за какие деньги не купишь, выкупил эти самые дорогие лекарства. Стал ходить на уколы. Приняв все эти процедуры, которые не помогли, больше того, стало еще хуже. Рука повисла как плеть, боль была адская. Дошло до того, что ночью была вызвана скорая помощь. Где в срочном порядке был сделан флюорографический снимок. Посмотрев снимок, дежурный хирург Батыршин, вынес  свой вердикт, никакого вывиха нет, ничего серьезного, обыкновенное растяжение. И посоветовал, сделать повязку, что бы рука была в подвешенном состоянии. Назначил какую-то прогревающую мазь, отправил домой.  Идя по коридору больницы, медсестра, которая делала флюорографию, как бы, между прочим, сказала: знаете, а ведь у вас подвывих. И не очень лестно отозвалась о дежурившем хирурге. И, что мне, будет лучше, если я обращусь к костоправу. И это, нужно сделать, чем быстрее, тем лучше. Дала адрес этого костоправа, некой тети Оли, живущей в соседней деревне. При этом сказала, что к ней за помощью обращаются не только простые смертные, но и сами хирурги. Что ж, к костоправу, так к костоправу. Утром, взяв такси, поехали вместе с супругой к этой самой тете Оле. Найдя ее дом, не застали ее дома. Как оказалось, она была на покосе. На другой день, и! о! повезло. Тетя Оля, внимательно выслушала меня. После чего, без лишних слов, усадив меня на табуретку, попросила снять рубашку. Внимательно, осмотрев, потрогав руками плечо. После, достала откуда-то бутылку с обыкновенным подсолнечным маслом. Натерев им свои руки, начала с такой силой править плечо. Боль при этом была неимоверная. Но и это, еще не все. Когда она не предупредив, так завернула мне руку, что я издал дикий вопль. Ее муж, сидевший рядом, наблюдавший за врачеванием своей супруги, еле удержал меня на месте. Это было что-то ужасное, боль была чудовищная, невыносимая. При этом, я почувствовал, как в плечевом суставе, что-то хрустнуло. И тут, понял, что сейчас,  наконец-то, попал к настоящему специалисту костоправу. И, действительно, пока я медленно приходил в себя. Одновременно с этим уходила, утихала и боль в плече. Естественно, я не мог не спросить женщину, откуда, как и где она постигла искусство врачевания. На что она ответила, что этим занимается вот уже на протяжении двадцати лет. А, как, откуда к ней пришел этот дар, она и сама, толком не знает. Кто-то может сразу спросить, во что мне обошлось это лечение. Все познается в сравнении. «Лечение» в больнице, сколько я израсходовал на выписанные мне лекарства. Кстати, которые, вообще не помогли, разве что усугубили, потому, что были назначены врачами. А, некоторые вообще были противопоказаны. За лечение в больнице, за выписанные лекарства, я потратил две тысячи рублей. Тогда, как, за лечение, тети Оли, двести рублей. Чуете разницу. А, спустя некоторое время, я  забыл, как, еще совсем недавно, от жуткой боли, не находил себе места. Описав эти случаи, моменты, как бы даже сравнивая, противопоставляя одно другому. Я ни в коем случае не хотел умалить, обидеть истинных врачей, как говорится, врачей от бога, отдающих всего себя, своей работе, все, без остатка. И, все же, повторюсь, не могу не сказать, если бы некоторой, отдельно взятой категории врачей, платили бы по конечному результату. То, еще неизвестно, сколько бы пациентов было ими вылечено, а, сколько после их лечения, попало в морг.

Забегая вперед, прежде чем вернуться к теме воды. Точнее ее отсутствия у нас, отмечу одну, немаловажную деталь, кто и как нас лечит. Зачастую, такое бывает, человек, походив по врачам, истратив кучу денег на выписанные ими лекарства. Так и не получив, хоть какого-то облегчения. Иногда, заболевает еще больше. И, не зная, что делать, как вылечиться.  Обращается к всевозможным знахарям, экстрасенсам, этим шарлатанам.
                ***
 Кто-то, может вполне резонно сказать. Но, парадокс, здесь, ты, противоречив самому себе, ведь и ты, обратился к самобытному костоправу. Скажу больше, даже, посоветовал, еще одному страждущему. Что бы и он обратился, к этому самородку. Кстати, и ему, после лечения у тети Оли тоже, помогло, вылечился. Что это, исключение из правил, пусть будет так. Так вот, что бы расплатиться с ними, (экстрасенсами) за их услуги, врачевание, нередко, несчастный, продает свою квартиру. Таким образом, лишая себя, не только здоровья, но, и крыши над головой. При этом еще больше впадая в беспамятство, от их лечения.
Но, вернусь к своей супруге, Костиной Т. В.. После того, после операции, когда Костиной Т. В. стало совсем плохо. Ее, в срочном порядке, ночью увезли скорой в больницу. И то, как ее лечили, а, вернее не лечили, что бы успокоить ее, заглушить боль, по два раза в день кололи обезболивающими уколами. Когда я пришел справиться о том, как идет лечение. На что она, заплакав, сказала: ради бога, если хочешь видеть меня живой, забери меня отсюда. Они меня закололи уколами. Пролежав пятнадцать дней, выписали. При этом, даже, не удосужились, не назначили, какие ей нужно принимать лекарства. После такого лечения, я был вынужден  в письменном виде, обратиться к министру здравоохранения РБ Бакирову А. А. С одной лишь просьбой: навести порядок в ЦРБ миякинского района. На что, на свое обращение, вскоре, получил ответ. Правда, не от министра, а от его заместителя, Э. Р. Сыртлановой, как правило, за высшее руководство, всегда, отвечают их заместители. Где она, отвечая на мое, скажем так заявление, назвала меня уважаемым. Нет, ну, уважаемый, за что, за то, что я обратился к министру здравоохранения, с жалобой? За это, вряд ли, меня можно назвать уважаемым, скорее, наоборот. Оказывается, как объясняет Э. Сыртланова, по состоянию на 30.03.2015 г., в миякинской ЦРБ. Работает-58 врачей, укомплектованность врачами составляет-67%. И еще, отметила она, в моем обращении отсутствует документ, удостоверяющий мое право представлять законные интересы гражданки Костиной Т. В.. Совсем как, вот умрет, тогда придете. Да я ее муж, госпожа Сыртланова и имею право обратиться хоть к самому черту, что бы ей было лучше. Дальше, пошел перечень, перечисление каких-то там статей. И то, являюсь ли я законным представителем Костиной Т. В. Здесь, я должен сказать госпоже Э. Р. Сыртлановой, что, Костина Т. В. для меня является не гражданкой, а законной супругой. (Мы регистрированы, просто, остались на своих фамилиях). И, что, если у Вас не хватает врачей. Это, Ваши проблемы, на то, Вас и поставили, заместителем министра здравоохранения. Что бы Вы, следили, и отвечали, за качество, обслуживания больных в республике. И, потом, я же не ставлю вопрос о Вашем соответствии, в данной должности. И потом, ваш ответ, не отвечает нашей, и то, не к Вам, жалобы, так что, будьте добры, примите как должное. И не надо оправдываться. Вот, только не знаем, что с ней делать. Может отправить министру здравоохранения РФ Скворцовой.


Глава XII


Но вернусь к нам, к нашему вопросу, отсутствия у нас воды. Обив, как это говорится все пороги, исходив всех руководителей района. И не только его. Так ничего и не добившись. Все же, как это ни хотелось, были вынуждены направить дело в суд. Тогда как, и это видно из жизненной практики, такие конфликтные ситуации. В данном случае наш вопрос. Вполне решаемый, на уровне главы администрации района, Насырова З. Х. Простым волевым решением, опирающемся на ст. 290 ГД РФ и ст. 330 УК РФ. Вот только, законы есть, глава администрации вроде бы «есть». Если, чего у него и нет, так это воли. И так, наше исковое заявление, в районном суде. Председатель, районного суда Гайсин З. М. приняв наше заявление. Тут же, назначает вести, рассматривать наше дело, судье Хакимову И. М. С чем мы были категорически не согласны. Во-первых, судья Хакимов, сдавал свои дела, переводился, в Верховный суд республики, (интересно бы знать, за какие такие заслуги, его переводят в Верховный суд РБ). И довести наше дело до конца, по определению, уже не сможет. Второе, и самое главное, однажды, он уже вел судебный процесс. И опять же связанный, все с тем же Брусовым Ю. А. И этот судебный процесс, судья Хакимов вел с пристрастием. Откровенно, защищал Брусова. И это было видно не вооруженным глазом. Вел себя панибратски. Так, при встрече с Брусовым Ю. А. в приемной суда, первый,  протягивал ему руку для приветствия. Разве что, не расцеловался с ним. Тогда как, должен вести себя, в отношении Брусова Ю., тем более, в суде, быть официальным, не в чайной, за кружкой пива. Связи с этим, и не только, мы давали отвод судье Хакимову, но, услышаны не были. И вот теперь, снова судья Хакимов. Где мы прямо заявили, что не доверяем судье Хакимову, что не согласны, что бы наше дело рассматривал  он. При этом в своем заявлении указали, что, если Вы, судья Гайсин З. М. сами не хотите, или не имеете возможности взять наше судопроизводство. Обоснуйте, мотивируйте свой отказ. И мы будем ходатайствовать, что бы рассмотрение нашего дела было передано в соседний район. Этого, было достаточно, как говорится, процесс пошел. Дело стал рассматривать судья Гайсин З. М. И то, как он вел процесс, с какими отклонениями от сути дела. Мы, были не в восторге, (второй Хакимов). Здесь же, хочу отметить, что так вели себя, подобно судье Гайсину З. М. Все, те люди, руководители, (теперь уже, забегая вперед, могу их так назвать) отходы человеческого общества, это месиво, с лицами болезни Дауна. Которые, вместо того, что бы хоть как-то, конструктивно подойти к этому вопросу, (все-таки это вода, жизненно важный продукт для человека, без которого мы находились полтора года). На наши заявления, просьбы, наконец, просто требования. Они, либо молчали, либо мямлили, отмахиваясь, как от назойливых мух, посылая один к другому.  А пока, как и положено, в таких случаях, наняли местного адвоката, местной адвокатской конторы.  На наше предложение, представлять наши интересы в суде. На что тот, сразу согласился, сказал: деньги за его услуги, вперед. Связи с этим, теперь уже из личного опыта. В назидание другим, скажем, если нанятый вами адвокат, скажет, за его услуги, деньги вперед. Сразу же, отказывайтесь от него, его услуг. Ни чего не поделаешь, отдали ему деньги в сумме десяти тысяч рублей. После того, как нанятый нами адвокат, не явился из трех судебных заседаний, ни на одно. Были вынуждены расторгнуть с ним договор. Какое-то время он тянул с отдачей, нам денег, заплаченных, ему, за якобы, его «услуги». Но, после того, как мы предупредили его, что об этом сообщим в коллегию адвокатов. Утром, чуть забрезжил рассвет, от него нам был звонок, он сказал: не можем ли мы, сами придти и забрать у него свои деньги. Так как у него нет времени, что бы завезти их самому. Конечно, мы пошли ему навстречу, за деньгами пришли сами. После этого, скажем так прокола, с местным адвокатом.

Взяли адвоката из города Давлеканово. Который, как потом, оказалось, был не лучше прежнего. Как это бытует, говорят в народе, «коридорным». За все время судов, если, что и сделал, для нас полезного. Разве что, когда начался очередной, отложенный, перенесенный суд. И, когда, судья Гайсин З. М. открывая суд, будучи в приподнятом настроении, деловито уселся на свое место, за прилавком, то, бишь, за трибуной. При этом, с неподдельным интересом, я бы сказал, даже с какой-то надеждой, оглядел присутствующих в зале. И, не найдя в них ничего предосудительного. Будучи осведомленным, что мы лишились своего адвоката. Расторгли с ним договор. Решил сегодняшним заседанием, закрыть, весь этот судебный процесс. Вынести свой вердикт, судя по всему, не в нашу пользу. Усевшись удобнее, взялся листать гражданский кодекс РФ. При этом, приговаривая,  вот тут написано. Что уж там написано, так ему дочитать, нам услышать, не пришлось. Дело все в том, что все это время, пока судья искал для себя нужное в гражданском кодексе РФ, наш адвокат. Неожиданно встала, подошла к трибуне, за которой, восседал, судья Гайсин З. М. И подала ему ордер, в котором, было сказано, что она является, нашим адвокатом. Этого было достаточно, настроение у судьи Гайсина З. М.  как ветром сдуло, было испорчено.  Судья Гайсин З. М., так и не прочитав, что там написано, в Гражданском кодексе РФ, захлопнул его. Здесь, нужно отметить, сказать. Если бы, все же, судье Гайсину З. М., пришлось прочитать, ГК РФ, что там написано. А там написано, что, в многоквартирных домах, в соответствии со ст.290 Гражданского кодекса РФ, собственникам квартир принадлежат на праве общей долевой собственности, все коммуникационные системы, как то: общее помещение дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.  И, что никто, не имеет право, ни один жилец, отключить воду, как в нашем случае, один у другого. В случае, если кто-то, по незнанию, или по наглости и отключил воду. Это, является не чем иным, как, самоуправство. И преследуется по статье 330 УК РФ, (самоуправство), что применительно, в нашем случае. И этим, рассматривая судебное дело, прежде всего, должен был руководствоваться, судья Гайсин З. М. А не искать, какой-то, альтернативный вариант, подвода нам воды. И это, в данном конкретном случае, со стороны судьи Гайсина З. М., является грубым нарушением судебного процесса.

К этому, мы еще вернемся. Ну, не повезло, выражаясь простым языком, как бы сказал простой обыватель, мужику, в данном случае, судье Гайсину З. М. Бог, не послал ему кусочек сыра. И вот, надо же, так хорошо было начавшийся, для Гайсина день и это солнечное утро, разом омрачилось. И, все это, из-за, какого-то адвоката не весть, откуда, взявшегося, которого, по определению не должно быть. Истцы, то есть мы, за это, столь короткое время просто не могли, не должны успеть,  взять нового адвоката. И вот, надо же, как оказалось, успели. О том, как вел, как проходили в дальнейшем все суды, судьей Гайсиным З. М. Остановимся, разве что, на отдельных, более значимых судебных моментах.
Что же касается вновь нанятого нами адвоката. Так он (она), Исламова Лилия Науфаловна, сразу, предупредила нас, что бы ни говорил судья Гайсин З. М., если это, даже, нам не нравится, идет в разрез нормам судебного процесса. Мы, должны  молчать. Что там, где это нужно, соглашаться или нет, с доводами судьи, возражать будет она. И, действительно, до некоторого времени, мы молчали. И, всегда, после окончания суда, в знак благодарности, за наше молчание. Наш адвокат, хвалила нас, говорила, молодцы. Тогда как, и это было очевидным, там, где нужно сказать свое веское слово, возразить, не согласиться. Теперь, в знак солидарности с нами, нашим молчанием, молчала и она. Наконец, когда, видя, как развиваются, проще сказать нарушаются, процессуальные законы. Как судья Гайсин З. М.все время пытается увести суд от его сути,  ключевых моментов. А это, как следует из нашего искового заявления: «Устранение недостатков, мешающих, нашей нормальной жизнедеятельности». Вместо того, что бы разобраться, почему, на каком основании Брусов Ю. А. отключил у нас воду. Для этого, нужно, всего-то, хотя бы раз, открыть наше исковое заявление.  Вместо этого, судья Гайсин З. М. почитай, на каждом судебном заседании. Все время, пытался навязать, склонить нас, к какому-то альтернативному варианту, подвода нам воды, минуя квартиру Брусова Ю. А.. Слушая судью, у нас, даже вкрались подозрения, неужели…., если, даже и так. То денег, что бы, отблагодарить судью, у нас нет. Если, чем и можем отблагодарить судью, разве что, комбинацией из трех пальцев. Взятку давать, это, не в духе моего (нашего) народа. Что же касается нашего адвоката, как, по нашему мнению, должна она вести себя. Защищая, отстаивая наши права, интересы в суде. Не искать какие-то там комиссии, не залазить в дебри. А, выражаясь шахматным языком, упростить партию, разменять добрую часть фигур, расчистить поле деятельности, где, сразу будет видно: где ополченцы, а, где нацгвардия. Более того, аргументировать, оперировать фактами, которые в данном судебном процессе были налицо. Убедить суд, в неправомерных действиях Брусова Ю. А.. Чего на самом деле, со стороны нашего адвоката не было сделано. Что должна была сделать наш адвокат. Первое, должна сразу, обратить внимание судьи Гайсина, на то. Прежде, чем отключить у нас воду, Брусов Ю. А., обязан был в письменном виде, как это требует закон. Поставить нас и обслуживающую организацию, в чьем ведении находится, обслуживание водой, жителей района, в известность и указать причину отключения у нас воды. Чего, Брусовым Ю. А., сделано не было. Второе,  никто, ни один из жильцов, как в нашем случае, не имеет право, отключать воду, один у другого. И это, как судья Гайсин З. М., так и наш адвокат, должны были знать. Если пойти дальше, то, что сделал Брусов Ю. А., отключая у нас воду, это, квалифицируется, как самоуправство. И об этом, говорит статья 330 УК РФ. И на все это, в процессе судебного производства, наш  адвокат, Исмагилова Л. Н., должна была, указать судье Гайсину З. М. Но она, почему-то, этого не сделала.  Мы, вопреки нашему адвокату, молчать не  стали и указали на это судье Гайсину З. М. За что,  тут же услышали от судьи Гайсина: «я вас выведу из зала суда. И это, сказанное судьей Гайсиным З. М. еще больше подстрекнуло меня. Я привел другой пример, что будет, если, жилец первого этажа, пятиэтажки, перекроет воду, жильцам, верхних этажей. Этот приведенный мной пример, и вовсе застал его врасплох. Он не зная, что сказать, что ответить. Что бы как-то вывернуться из этого, прямо скажем неудобного для него положения. Не нашел ничего лучшего, как спасительного, дежурного для него: «Это, к делу не относится». Нет, судья Гайсин З. М., относится, еще как относится. Вот только вам, на это нечего сказать, аргументировать.
А, однажды, и вовсе, когда я сказал, не согласился с доводами судьи,  и то, как он ведет судебный процесс, с какими отклонениями, предвзятостью. И, что об этом, я буду вынужден, сообщить куда следует. На что судья Гайсин З. М. на повышенном тоне, проговорил: «Вы что, мне угрожать». Услышав это от судьи Гайсина, конечно же, вслух я не сказал, не тот случай. Сам же, при этом подумал, на какой хрен ты мне нужен, что бы тебе еще угрожать. Ответил, что мной сказанное не есть угроза. Всего лишь, информация. И этого, мной сказанного было достаточно, что бы, теперь уже, замолчал судья Гайсин. Был и такой момент. Судья Гайсин З. М., открывая судебное заседание, якобы, забыл у себя в кабинете, какой-то важный документ, бумагу. Без которого, ну ни как нельзя. И, что его, нужно срочно доставить, связи с этим, обратился к своему секретарю, Р.Татлыбаеву. Что бы тот, сходил в кабинет судьи. И принес эту важную для судьи бумагу. При этом, стал доставать из бокового кармана своих штанов, ключ от своего кабинета. Не знаю почему, но это сделать, достать ключ, из кармана штанов, долго не удавалось. Толи мантия была не по росту сшита, дюже длинная, или же, была долгое время не стирана, загрубела. Все время противилась, сопротивлялась, не хотела подчиняться действиям судьи. Сползала вниз, не давая судье, сунуть руку в карман. При этом, судья незаслуженно начинал нервничать, кричать на своего секретаря. Якобы, что он забыл эту самую бумагу, в этом был виноват, секретарь Татлыбаев Р. А. Когда же, наконец-то, судье Гайсину З. М. крупно повезло, мантия подчинилась, ключ был извлечен из кармана штанов. Кстати,  такой казус с ключом, повторился, имел место, еще на одном заседании суда. Уже, после разговаривая с секретарем Татлыбаевым Р. На что он пожаловался мне, знаешь, я уже устал. И, добавил, наверно, придется сменить место работы. И, действительно, вскоре уволился. Это, я так, для справки.
Был и другой случай, не менее курьезный, закрывая заседание суда, судья, забыл назвать дату, очередного суда. Спохватившись, уже было, выйдя из зала суда, стоя одной ногой в коридоре, назвал дату следующего заседания суда.
Конечно же, такой момент, я упустить просто не мог, дернул меня черт сказал, обращаясь к судье: до этой даты, еще надо дожить. На что судья Гайсин З. М., обращаясь ко мне, вспомнил бога, повернувшись, сказал: с божьей помощью доживем.
Я уже говорил, что вновь взятый нами адвокат, за все время судебных  заседаний. Не сделала для нас, ничего полезного. Разве что, в отличие от первого нашего адвоката. Не пропускала ни одного судебного заседания. В остальном, предлагала суду, проводить такие мероприятия, которые еще больше ввергали нас в денежные издержки. И все время, только и напоминала нам, что бы мы, по любому, молчали. Но, извините, молчат, разве что статуи. А здесь, живые люди. И, когда им открыто, нагло плюют в душу. Ну, это, позвольте, при таком раскладе, мертвый в гробу заговорит. Когда судья Гайсин З. М., почитай на каждом судебном заседании, вместо того, что бы рассматривать, грубое нарушение Брусовым Ю. А. статьи 290 ГК РФ. Все время, уходил от темы, от сути суда, склоняя нас, к какому-то альтернативному варианту, подвода нам воды. Таким образом, косвенно защищая самоуправство Брусова Ю. А.  И на это, мы все время указывали судье Гайсину З. М. Естественно, это Гайсину не нравилось. Он начинал  «огрызаться», (в хорошем смысле этого слова)  говорить: «я Вас выведу из зала суда, или, это к делу не относится». На это, теперь уже, возражал я. Говорил, что, как раз это делаете Вы. Уводите суд, на обочину, судебного процесса. И такое продолжалось, почти на каждом судебном заседании.
Глава XIII


Наконец, нам все это надоело. И то, как ведет судебный процесс, судья Гайсин З. М., с какими отклонениями, предвзятостью, нарушениями. И об этом, были вынуждены поставить в известность заявлением, председателя Верховного суда республики Тарасенко М. И. Точно не знаем, не будем утверждать, только, вскоре, после нашего заявления, судья Гайсин З. М., в срочном порядке, отбыл в Уфу. После этой поездки, судья Гайсин З. М. вернулся «похорошевшим», преобразившимся, с короткой стрижкой на голове. Не подстригаться же, он ездил в столицу республики, подумали мы. Тогда как, и в районе полно парикмахерских. И тоже, не плохо и намного дешевле  стригут. Во всяком случае, вся районная элита, предпочитает подстригаться в своих районных парикмахерских, так сказать, по месту жительства.
                ***
 Здесь, я позволю немного иронии. Упреждая события, скажу. Вон, недавно, «подстригли» прокурора района Муртазина Р. В., да так, что его по сей день не найдут, где, куда он запропастился. А тут и вовсе, как гром с ясного неба, словно снег на голову. Потрясло жителей района, краткое сообщение в районной газете. Скоропостижно, якобы с уходом на пенсию, покинул свой пост, не поверите, глава администрации района, сам Насыров З.Х. И надо же, по «собственному» желанию. Обычно, как правило, такие хлебные, трудно доступные, для простых граждан должности, что-то не припомнится, что бы покидали по собственному желанию. Как тут не скажешь: «свежо предание, да верится с трудом». Другие же говорят, что покинул свое насиженное место, уже, только потому, что бы успеть, занять,  должность, связи с уходом на пенсию, начальника миякинского дорстроя, В. Хамматова. И, ведь, надо же, так совпало. Его уход совпал с хвалебной статьей редактора местной газеты «Октябрь», Миши Парфирьева. В ней он писал, какой есть Насыров, какие у него заслуги. Но, что самое главное, Миша, даже жил с Насыровым на одной улице. И вот надо же, Мишин очерк для главы администрации района Насырова З. Х. оказался, скорей всего некрологом. Ну да бывает. Некоторые вместо того, что бы крикнуть караул, кричат ура. Вообще, и это вошло в норму, где надо, скорей всего, не надо, хвалить местное руководство района, на страницах местной газеты. И этому, есть масса примеров. Опять же, с бывшим главой администрации Насыровым З. Х. Вот, хотя бы. В районе, прошло какое-то мероприятие, вроде как собрание в администрации. Ну, казалось бы, прошло и прошло. Но, в том то и дело, что оно, в этот раз, прошло, не совсем обычно, как пишет газета. А, необычность его, как, оказалось, была в следующем, на нем, не было, главы района Насырова З. Х. Куда-то уезжал, за пределы республики, толи в Тамбов, толи в Воронеж. И вот, пожалуйста, как пишет газета, мероприятие без него, прошло необычно. А, то бы подумали, на какой хрен он здесь нужен, на этом мероприятии, какой от него толк. Без него тесно, нескучно. Так нет же…, необычно. А пока, про Мишу, и его хвалебную статью, его взаимоотношения, теперь уже бывшим главой администрации,  Насыровым. Как пишет Миша. Дескать, он такой-то и такой-то. И, что, знает его с детства, да же, как оказалось, надо же, жили на одной улице. Здесь, так и хочется сказать Мише. Что-то, до того, пока Насыров З. Х. не был главой администрации, Миша Парфирьев, не замечал, что тот, жил на одной улице с ним. А тут, надо же, последний из могикан. Связи с этим, так и хочется сказать Мише Парфирьеву, может, хватит обслуживать районную верхушку. А писать то, и о том, что происходит на самом деле в районе. Ну, хотя бы это, почему «ушли» Насыров З. Х., терапевт ЦРБ, Макашева. И, забегая вперед многие другие, руководители, должностные лица. И то же, вслед за Насыровым. Здесь, нужно отметить, вряд ли кого заставишь добровольно, даже с уходом на пенсию, покинуть столь хлебное, насиженное место, добровольно. Как правило, и это, стало нормой, в нашей сегодняшней жизни. Для того, что бы какой-нибудь руководитель ушел, да еще, по собственному желанию.  Для этого надо поймать его, на чем-то таком, неблаговидном, скажем, на взятке. Или, превышением служебного, должностного положения, да, мало ли еще на чем. Что касается Насырова З. М., видно, что устал тащить район, на посту главы района. Ну а, коль так, иди с миром. Отдыхай, занимайся рыбалкой, развивайся физически, сверли лунки, по первому льду, знай, таскай ершей. А летом, на Деме, на перекатах, отменно берет пескарь. Ну, нет тяги к рыбалке, ни чего страшного. Занимайся охотничьим промыслом, ставь капканы на хорьков. Так нет же, переживает, «хворает» за район. А уж башковитый и, ведь, устроился, и, ни куда ни будь, скажем, сторожем, (что тоже престижно, а что, ночной директор) а, начальником  дорстроя района. А то бы подумал, какой из него строитель, так нет же, туда же. Но, что самое главное, на мой взгляд, в этом очерке, посвященному, главе администрации Насырову З. Х.  Который был напечатан в районной газете «ОКТЯБРЬ», №90 (9068) за 12 ноября 2014 г. Под названием, «В ответе за район». Так вот в нем была помещена фотография, теперь уже бывшего, гл. адм. Насырова З.Х. с президентом РБ Хамитовым Р. З. И все это, фотография, была сделана, на фоне заросшего поля. Где, судя по разведенным рукам Насырова З. Х., можно, разве что, предположить, что он показывает президенту Хамитову Р. З.. Какую огромную капусту в этом году собирается вырастить, а может тыкву. На что Президент Хамитов Р. З., судя, по его улыбке, взгляду, которым он наградил Насырова, по скрещенным рукам на груди, как бы говорил: «Ну, заяц, погоди», «Цыплят по осени считают».
 Он, поняв, что ветер начал меняться, скоропостижно, не дожидаясь, когда отсидит свой срок, в должности главы администрации района, а это, еще два года шустро, как он только может, уходит на пенсию. А этот, начальник ООО Миякикоммунсервис Шарафутдинов, пребывая в должности начальника аксеновского элеватора, развалив его. После чего, опять же, ни сколько не сумняшися. Всплывает в должности начальника миякинского ООО Миякикоммунсервис. Но опять же, вскоре, по «непонятным» причинам оставляет. Яппаров А. У. начальник районной полиции, этот вообще пошел в гору. Был переведен, в один из горных районов республики. Опять же, назначенный вместо него, начальником районной полиции Киселев А. И., И тоже, не отбыв своего положенного срока, как тут же, был переведен, говорят, на повышение, в другой район. Получается так, что из всего, теперь уже миякинского руководства, не стриженым, остался один, председатель сельского поселения Р. Туктаров, очередь не дошла, медленно, долго обрастает. Судья, районного суда, некто Хакимов, за которым тоже тянется шлейф неблаговидных поступков, как уже, было отмечено выше. В настоящее время дебютирует, в Верховном суде республики. Говорят, теперь совсем завязал, бросил пить…, запоями. Ну, а, что касается, прокурора района  Муртазина, кто и как стриг его, на нем остановимся, более подробно, чуточку позже. А, пока, после поездки в столицу, судья Гайсин З.М., как уже было отмечено, видоизменился, и не только внешне, но и внутренне, стал покладистей. На какое-то время забыл об альтернативном варианте, подвода нам воды. Видать поездка в столицу, для него была более, чем благотворной. Связи с этим, теперь уже мы потребовали. Что бы была создана компетентная комиссия, и не из  каких-то там уфимских представителей, которых нам предлагала наш адвокат, за работу которой, мы должны заплатить тридцать тысяч рублей. А, из местных, свои, не «хуже», к тому же, бесплатно. Что бы она, эта комиссия, смогла на месте, наглядно убедиться, в существующем положении дел. И, надо же, не поверите, на удивление, скорей всего, вопреки, такая комиссия была создана. Нет смысла рассказывать, что определила комиссия, (ни хрена она не определила, и, не собиралась, что-то определять) побывав на месте «преступления». И здесь, все было, с подачи Брусова. После чего, после увиденного этой комиссией, судья Гайсин З.М., надо же, опять воспрял духом, у него, как у стайера, открылось второе дыхание. У него снова, появилась надежда,  подвести нам воду, минуя квартиру Брусова Ю. А., альтернативным путем. Тогда как, что должна была сделать комиссия, возглавляемая судьей Гайсиным. Первое, потребовать у Брусова Ю. А., что бы он открыл, и показал соединение, состыковку труб. По которой, должна была производиться, подача воды, в нашу квартиру. Ведь, Вы, судья Гайсин, для того и создали эту комиссию, что бы докопаться до сути дела, до истины. Которая была где-то рядом. Почему, когда Брусов Ю. А., открыл кран подачи воды нам, в нашу квартиру, вода не пошла по системе к нам. Да, только потому, господин Гайсин З. М., что там, стояла заглушка. Но Вы, этого не сделали, спрашивается, почему? Да потому, судья Гайсин З.М., что это, сразу бы, в одночасье, все вскрылось. Вся эта Брусовская махинация. И, что увидев это, можно было заканчивать, прекращать, весь этот бессмысленный судебный процесс.
Но это, вам не выгодно. Больше того, Вы, снова, в который уже раз, вернулись, к альтернативному варианту подвода нам воды. В конце-то концов, что бы удовлетворить вас, вашу ненасытность, вопреки всему. Мы, дали согласие, на альтернативный вариант, подвода нам воды, хорошо понимая, что он не осуществим, разве что, только, через двор Брусова. Но, почему-то, Вы, судья Гайсин, этот наш вариант не приняли, почему? Да только потому, что это претит Брусову, что бы через его двор проходила труба, для снабжения нас водой. Ведь это было сделать, куда просто. Не могу утверждать, не знаю. Но не могу не спросить Вас судья Гайсин.  Неужели, и ваши дети, которыми, ссылаясь на статью в газете, Вы, так гордитесь. Что, они тоже учились у отца Брусова Ю. А. Вот, только не знаю, не могу утверждать, будут ли гордиться ваши дети Вами, узнав, как Вы, работаете, ведете свое судебное дело. Ну, а, что касается вашего альтернативного варианта, на котором, Вы, на протяжении всех судов, так настаивали. Скажу сразу, что это сделать, у вас, судья Гайсин З. М., никогда бы не получилось, это, абсурд. И об этом, после вашего замера шагами нашего скотопрогона, который служит нам одновременно парадным выходом. И который по ширине должен быть четыре метра, тогда как он три с половиной метра. И на это я Вам судья Гайсин З. М. указал, но Вы не приняли это во внимание. После чего, я сказал: я тебе, не дам и пяди земли, ни сантиметра, что бы рыть, какие-то там траншеи. И все это делать на нашем участке, по огороду, где все здесь занято под посадками. На это, на сказанное мной, что-то Вы не нашлись, что ответить, промолчали. Сказать больше. Дошло до того, что, однажды, на одном из заседаний суда. Вы, настолько увлеклись идеей, подвода нам воды альтернативным вариантом, так, разве что, увлекался утопией, некто Ю. Лужков, повернуть сибирские реки вспять. Но, то Лужков, Мэр Москвы, ему простительно, а кто Вы, чуете разницу. Здесь нужно сказать, и вы с этим согласитесь, в том, что со стороны Брусова Ю. А., было совершено преступление, нарушения им, статей 290 ГК РФ, и статьи 330 УК РФ. На которые, судья Гайсин, Вы, были должны, на первом же заседании суда, обратить внимание, и указать Брусову Ю. А. Но, Вы, этого не сделали. Таким образом, уводя Брусова Ю. А., от заслуженного наказания. А это, как уже сказал выше, не правильно, противоречит Российскому, да и вообще, какому либо законодательству. И, вы, хотя бы для себя, в глубине своей души, (если она у вас есть), осознали. Хотя, где там. Так вот, если бы дело пошло дальше. Вы бы, судья Гайсин, продолжали настаивать на альтернативном подводе нам воды. То, мне (нам), пришлось бы всех вас собрать в единую повозку. И свозить в Москву, на передачу к А. Малахову, «Пусть говорят». А то и того лучше, или хуже, для вас, (на выбор), на «прямой эфир», Корчевникову Борису. Думаю, что там, каждому из вас, нашли бы достойное место. Те, кому пришлось побывать там, как сами же признаются, грех жаловаться,  неплохо «окучивают».  А, что туда, я вас пока не пригласил, за это, скажите спасибо моим голубям. Не кому было перепоручить, смотреть за ними в мое, (наше) отсутствие. У меня их семьдесят, так что, Вы все, у меня еще в долгу. А долг, как говорится, платежом красен.  Скиньтесь, чего Вам это стоит, с вашей-то, «мизерной» зарплатой. Всей вашей компанией, по мешку корма на голубя, а, их, как я уже сказал, у меня семьдесят, и того, семьдесят мешков. Можно ячменем, лучше пшеницей.
                ***
А пока, как я уже сказал, у судьи Гайсина З. М. снова появилась возможность, альтернативного подвода нам воды, он снова, воспрял духом. Дошло до того, что стал замерять наш скотопрогон шагами, тогда как, мог бы попросить у меня и рулетку. Это он делал для того, что бы убедиться, сможет ли вписаться, уместиться в проходе экскаватор, для копки траншеи. Хотя, и так было видно, что не мог. При этом, так замерял, вышагивал, что, того и гляди, его штаны, разойдутся по шву, в самом неприглядном месте. Благо, все обошлось, видать материал, из которого они были сшиты, с лавсановой ниткой, выдержал. А то бы, не ровен  час, пришлось бы платить, за ремонт штанов. Но, и это, еще не все, возвращаясь к комиссии, созданной по нашей инициативе, и судьи Гайсина З. М. Так вот, некая, уже довольно в годах, судя по морщинам на ее лбу, пенсионерка, представитель  районной администрации, Вахитова Ляля. И, ведь, когда успела, умудрилась, как она сама же сказала, пощупала трубу у Брусова Ю. А. Вот только, не могла уточнить, какую трубу, она щупала и в каком месте, у Брусова Ю. А. Если же ту трубу, на которую мы подумали. То, та труба, действительно была с брачком, как она сама же сказала, ржавая и сырая. Пусть не к месту сказано, и, все же. Из всех его троих детей, ни одного парня, продолжателя рода Брусова, даже здесь, как это говорится, бог «шельму метит». Не дал Брусову наследника. Продолжателя его рода, фамилии. А тут и вовсе, как не крутил, не выкручивался судья Гайсин З. М., будучи, прижатым неопровержимыми, фактами, его план, подобно плану Барбаросса подведения нам воды, альтернативным путем, провалился, окончательно, как не состоятельный.
Казалось бы, после того, как побывала на месте «преступления», а это, согласно ст. 330  есть преступление, совершенное Брусовым Ю. А., отключение  воды на полтора года, против нас. Казалось бы, однако нет, не казалось. Через несколько дней, рано утром, я, занимаясь уборкой в одной из своих голубятен. Обратил внимание, на трех мужиков. Они, словно сыщики, прохаживались, топтались, что-то вынюхивали, высматривали, в проходе, возле нашего хоздвора. Первое, на что я подумал, ни как бомжи, у которых не хватает, сообразить на троих. Но, внимательно приглядевшись к ним, обратил внимание на то, что у каждого из этой троицы, на голове, была нахлобучена ондатровая шапка. Тогда как, современный бомж, по нынешним временам, все больше носит норковые, реже, из меха куницы. А, тут и вовсе, когда один из этой троицы, размашисто шагая, отважился, стал замерять длину  забора соседа, понял, что дело не ладно. Я, приостановив свое занятие, чистить в голубятне. Решил узнать, в чем дело. Грешным делом подумал, не уж-то, кто-то решил подновить, отремонтировать, совсем было завалившийся забор соседа. И, замерял шагами длину для того, что бы узнать, какое количество, сколько нужно сетки рабицы, для этого ремонта. Я, как был с тяпкой в руках, что бы не забыть, чем занимался. Направился в сторону этой троицы, этаких сострадальцев, на самом деле, как потом оказалось, великих  комбинаторов. Этаких  Павликов Морозовых. Еще, как по нынешним временам называют, такую категорию людей, волонтеры. И прибыли они сюда, с «благими» намерениями.
Мало ли что, подумал я, может, им нужна, от меня посильная помощь, так я того, сразу. Когда же, подойдя к ним, ба!!! не поверите. В одном из них, узнал завсегдатая, весельчака и балагура, душа компании, председателя сельсовета, некоего Туктарова. Другой, и то же, как говорится, не лыком шит, голыми руками не возьмешь, некто, выше упомянутый Шарафутдинов. Начальник водоканала, «ООО Миякикоммунсервис», третий, судя по всему, по его виду, без определенного места жительства и рода занятий. Ни как, бомж, тогда почему с фотоаппаратом. Скорей всего, был подобран по дороге, для веса. Но, что больше всего меня поразило в этой бригаде. Так это, землистый цвет их осунувшихся, от недосыпания лиц.  Все это говорило, что, поутру они проснулись. И, торчат здесь, уже достаточно время, и  не по своей воле. Как потом выяснилось, действительно, и об этом, мне сообщили доверительные источники. И, что организаторами, всей этой «аферы», (по-другому, когда я узнал, что хотела сотворить эта компания, не назовешь). Возглавлял эту всю кампанию, не поверите, сам, глава администрации Насыров З.Х. И. как сообщили сведущие люди, в доле, был и судья Гайсин З. М. Те, кто прибыл сюда с этой миссией, что бы додуматься до этого, на это, у них бы просто не хватило мозгов. Впрочем, как и у тех, кто их послал.
А, прибыли они сюда, как сами же сказали, вполне с благородной миссией. Поставить нам водоколонку, что бы мы, впоследствии, от этой колонки, сами, в ручную прокопали траншею, проложили трубы, подвели себе воду. Одно слово, альтернатива. Здесь, извините, так и хочется сказать, за свои семьдесят с лишним лет, приходилось видеть всяких  раз…., да, да, этих самых, Вы правильно подумали. И они еще не перевелись в Башкирии, в Миякинском районе, уж точно. Судите сами, что касается колонки, которую, с легкой руки руководства района, и, иже с ним, должны были воздвигнуть, эти «гастербайтеры». И,  для этого, не нужно быть человеком, семи пядей во лбу. Во-первых, это, претит, есть грубое нарушение СниП. Во-вторых, нарушением всех мыслимых и не мыслимых санитарных норм. Уже, только потому. Что там, где планировали поставить колонку, эти деятели «культуры.  Рядом, находилась  канализационной яма соседа.

Одним словом, поговорив по «душам», со всей этой благотворительной свитой, относительно мирно, разошлись. Уже потом, спустя время, разговаривая с тем, кто был с фотоаппаратом. Он сказал, до сих пор не могу понять, зачем, ты вышел, встретил нас с тяпкой в руках. При этом подумал, неужели, он еще до сих пор не выкопал, окучивает картошку. А, может…, так опять же, мы еще не успели, ничего такого сделать. За что, нас можно было бы окучить, этой самой тяпкой. Уже, много позже, после всех этих событий, назовем это, неудавшимся «терактом», который было не совершили против нас.


Глава XIV



 После всех этих событий, с неудавшейся колонкой, стоит вкратце рассказать, как сложилась дальнейшая судьба, всех этих волонтеров, черных копателей. Начальник водоканала Шарафутдинов, в срочном порядке, куда-то исчез, прошел слух, не знаю, верно, нет, говорят, выбросился из окна, первого этажа своей квартиры. Что касается, председателя поселкового совета Туктарова. У этого, как это говорится. Дела пошли в гору. Он, вскоре, приобрел себе машину, и так при выходе из нее, хлопал дверкой, что, того и гляди, дверка выскочит с петель. Кстати, после всего этого, после событий с неудавшейся колонкой. Последний раз, в этих краях, его видели на святки. Неопознанный «объект» с фотоаппаратом, случайно подобранный по дороге, с горя, ушел в запой. Что касается меня, то я, как мне кажется, сделал одну, я бы сказал не поправимую ошибку.  Все-таки, нужно было, дать возможность, этим «гуманоидам», с лицами болезни дауна, осуществить свой план. Что бы они, посреди улицы накопали траншей, поставили эту пресловутую, ни кому не нужную колонку. А, уж потом, пригласить на открытие этого, грандиозного мероприятия, такие организацию, как санэпидемстанцию, представителя водоканала, с его новым руководством. Что бы они, эти руководители, после того, что натворили, убедились сами, и на месте. И, действительно, иногда, смотришь на такого, ну, вроде бы нормальный человек, взять к примеру, того же председателя сельсовета Туктарова. Казалось бы, Бог дал ему все, хоть сейчас на подиум выставляй: красоту, стать, вьетнамский рост, метр пятьдесят девять, не обидел в должности. А вот на ум, поскупился, как говорится, обнес, не додал.
                ***
А пока, рекламная пауза. Уж так получилось. На начальной стадии своего охотничьего промысла. Первый раз, на соболевку, в тайгу, попал, где моим напарником, был старовер, довольно опытный промысловик, человек преклонного возраста, Дмитрий. Пока, промышляли с собаками, я еще, как-то, мог с ним тягаться. Пусть не на равных, но, все же. Когда же, в одночасье, навалило снегу, собаки потеряли толчок, как это говорят «поплыли. Мы перешли на капканный промысел. Здесь, я подсел. Добывать, ловить капканами соболя, для меня было, внове. В то время, как Дмитрий, поздно вечером, приходя в избушку, вытаскивал из рюкзака, очередного попавшего в капкан соболя, а, то и двух. Я же, возвращался с пустым рюкзаком. И вот, в один из вечеров, когда Дмитрий обдирал очередного, попавшего в капкан соболя. Я обратился к нему с просьбой. Сказал, что, если он, возьмет меня, хотя бы, на один день с собой. И покажет, как он это делает, как, и в каких местах, ставит на соболя капканы. И то, что я услышал, ответ на мою просьбу, этого старого, умудренного жизненным опытом кержака. Это, я запомнил, осталось в памяти, на долгие годы. Вплоть, до сегодняшних дней. Он сказал, что бы так ловить, понять этого зверька. На это, у него ушло целых четыре года. И за это время, пока изучал, познавал, повадки этого зверьков, износил не одну пару чирков, (охотничья обувь). А ты, хочешь понять этого зверька за один присест, за один день, такого у тебя не получится. Помолчав,  уже, более миролюбиво сказал: Изучай, ищи у соболя узкие места. Какие, такие узкие места у соболя и, где их искать, он так и не сказал. Больше, ни я, ни он, к этому вопросу не возвращались. И вот здесь, я сказал себе. Пусть, получится так, я «загною» сезон. Не добуду зверька столько, сколько бы мог, сколько бы хотелось. Буду мучить соболя и себя, до тех пор. Пока, хоть сколько-нибудь, не пойму этого зверька, его повадки, особенности, с чем его «едят». И, как сказал Дмитрий, стал искать у него, эти самые узкие места. И нашел, как потом оказалось, узким местом, была его, набитая, торная тропа, на которой и надо было ставить капкан. И, если, что и губит этого зверька, разве что любопытство и чувство голода.
                ***
Кто-то, кто читает эти строки. Вполне резонно может сказать, заметить. И для чего, ты нам все это рассказываешь, и будет прав. Тогда как, сам, сетуешь на судью Гайсина, якобы он, все время, уводит суд, от сути дела, темы. Согласен, это, я делаю, лишь для того читатель, если, вообще, кто-то удосужится это читать. Начав, читать, Вы, прочтете это, до конца, как говорится от корки, до корки. По одной простой причине. Вас, как и только что описанного соболя, завлечет, и погубит любопытство. Будете пытаться узнать, докопаться до истины, а что там, у него дальше, что он «несет», чем это все закончится, ведь так? А, делаю я, все это, лишь для того, и потому, приводя эти примеры. Что, в отличие от соболя, которого губит, как я уже сказал любопытство и голод. Что же касается людей, человека, если взять судей, прокуроров, следователей, и других, губит жажда наживы, запах денег.
И, об этом пестрят заголовки многочисленных газетных изданий. Об этом, и, довольно часто,  напоминает телеведущий А. Пиманов, в телепрограмме, «Человек и Закон». Вот и я, только что, рассказывая, из жизни соболя, его повадки, и, что его губит. Стал изучать, присматриваться, теперь уже, к судье Гайсину. Искать у него, узкие места, причину, почему, на каком таком основании, затягивается наше судебное разбирательство И, в который уже раз грешным делом, подумал, неужто, дети судьи Гайсина З. М., тоже, учились у родителей Брусова. Если так, то, понятно, а, если нет? Для этого, нужно вернуться к сути дела. В гущу происходящих событий. К тому, отчего и нужно было исходить, судье Гайсину З. М., по ходу судебного разбирательства. А, не искать всевозможные закоулки, как то: альтернативный подвод нам воды. Таким образом, хоть как-то, увести Брусова, от заслуженного, на то, наказания, по статьям:  290 ГК РФ и статьи 330 УК РФ. В них, на чисто русском языке прописано. Что все коммуникационные системы, в многоквартирных домах, находятся в общей долевой собственности. И, что отключить воду у нас может только обслуживающая организация, и то, только за неуплату.
Но, ни как не Брусов Ю. А. И об этом должен знать судья Гайсин. И судить Брусова по статье 330 УК РФ. Но судья Гайсин этого не сделал. Напрашивается, возникает, вполне справедливый, на то вопрос. Почему, на каком основании, судья Гайсин З. М., обошел, даже вскользь, не напомнил, не указал на это, Брусову Ю. А. Это, опять же, я оставляю, на осмысление Вам, уважаемый читатель.


Глава ХV


 Но, все это было тогда. И вот, суд, растянувшийся на целый год !!!, для нас, наконец-то закончился, кстати, выражаясь медицинским языком, больше похожий на «вяло текущую гонорею».
Есть и еще один нюанс, о котором не рассказать, не упомянуть, я не могу. Когда закончился суд. Я с супругой, стоял в коридоре суда, в ожидании, когда нам выдадут на руки,  судебное решение. В это время, мимо нас, быстрым шагом, прошел судья Гайсин З.М.. Как потом оказалось, он поспешал в туалет. И, конечно, я не мог упустить возможность, «поблагодарить» судью Гайсина З. М.. За столь «справедливое», вынесенное им, решение суда. Когда же он, проходил мимо меня. Я сказал судье Гайсину: «премного благодарен Вам, ваша честь, за столь «быстрое» и «справедливое», решение суда». На это он ничего не ответил. Дождавшись, когда он, освободившись, возвращался из туалета. Это, эти же, благодарственные слова, снова, повторил. Говоря это, эти слова. Я не ставил своей целью, кому-то, (ему) нахамить, поиздеваться, тем более, над судьей Гайсиным З. М.. В то же время, если бы судья Гайсин З. М., уловил тональность и суть, сказанных, в его адрес, «благодарственных» слов. Даю голову наотрез своего соседа, он, что бы это не слышать, сходил в туалет, в углу своего кабинета. Казалось бы, на этом можно было бы и поставить точку, закончить. Как это говорится
подсчитать убытки, которые понесли обе стороны.
А, вот здесь, я, в который уже раз, позволю себе отвлечься. Как бы, сделать, лирическое отступление. Выражаясь современным языком, когда на тебя начинает кто-то наезжать. Невольно, начинаешь интересоваться, изучать, этого человека, в нашем случае руководителя, представителя власти. Иногда, смотришь на такого, ну ни дать, ни взять, лев. Стоит этому льву наступить на «хвост». Как из львиной шкуры, выползет бесхребетный слизняк. Приводя этот пример, я не беру, одного, какого-то конкретного человека, руководителя, хотя…. Скажу только, что если бы наше дело рассматривалось не в суде. А, в другом месте, в той же чайной, за стаканом разбавленного вермута. Где, не важно, кто был судьей Гайсин З. М. или, кто-то другой. Здесь надо сказать, не будь у Гайсина таких защитных, предупредительных слов, выражений, как то: «я тебя (вас) выведу, или, это к делу не относится». Все и вся было бы на равных. Уверяю, это дело рассыпалось бы, в одночасье.


Глава ХVI



А так, когда уже было вынесено решение суда, что бы Брусов Ю. А., незамедлительно включил нам воду. И все, что с этим связано. Кстати, здесь судья Гайсин преуспел, изловчился, хоть здесь, ущемил нас. Сделал так, что бы Брусов Ю. А., не оплатил нам, судебные издержки, потраченные на адвоката. В сумме десяти тысяч рублей.
Уставшие, от всех этих судебных, грязных перепитий, не стали оспаривать, такое решение судьи Гайсина З. М. При этом, сказали, пусть эти десять тысяч, пойдут на похороны, коленкор, Брусову Ю. А. Казалось бы, вот, только не казалось. После решения суда, без воды, мы находились, еще полгода !!!. Все дело в том, что Брусов Ю. А., еще, какое-то время дергался, бился в агонии, как зверек в капкане. Подавал признаки жизни, апеллировал в Верховный суд республики. Писал заявление в районный суд, якобы ему не понятно, как он должен выполнить решение суда, тянул время. Да же здесь, вынося решение суда. Судья Гайсин З. М., не смог правильно, точно и доходчиво сформулировать, свое решение. Если, таковое, как его выполнить, было не понятно Брусову. В конечном счете, итоге, Брусов Ю. А., везде, от всех инстанций получив отказ, не успокоился. По-прежнему не подключал нам воду. Но, что самое главное, решение суда не могли выполнить судебные приставы-исполнители. Заставить Брусова Ю. А. подключить нам воду.
Тогда как, где-то в Подмосковье, по решению суда, при участии судебных приставов-исполнителей, экскаваторами сносили целые кварталы элитных коттеджей, незаконно возведенных, в зеленой, скажем так, зоне. Здесь же, в Башкирии, конкретно, в миякинском районе, судебные приставы-исполнители. Не знали что делать, как подступиться к Брусову, заставить его,  выполнить решение суда. Это, для них оказалось, чем-то таким, не подъемным, не простым решением. С этим, за время своей работы, своего существования, как организации, выполняющей решение суда, они столкнулись впервые. Другое дело, нет ничего проще, выбить алименты со злостного неплательщика. Что же касается нашего дела, для этого, что бы угомонить, поставить на место, некоего Брусова Ю. А.. Для этого, всего то и нужно, предварительно, наложить на него, штрафные санкции. Если же, это не повлияет, не возымеет действие. Нет ни чего проще, как взять представителей водоканала, в их ведение находится, обслуживание населения водой, участкового, прихватить болгарку, слесарей. И произвести подключение воды, и все это, выполненные работы, произвести, за счет Брусова Ю. А. Так нет же, снова, пошли эти пресловутые, отписки. Только, теперь, от приставов-исполнителей, растянувшиеся на полгода. Честно сказать, на них, на их недееспособность, этих слепых «кутят», было жалко смотреть. За это время, как ими было получено решение суда, сменилось трое приставов-исполнителей, по нашему делу. И, ни один из них, так и не смог, заставить Брусова Ю. А., что бы тот, выполнил решение суда. Мы, что бы хоть как-то сдвинуть это дело с мертвой точки. Бесчисленное количество раз обращались в районную прокуратуру. Все бесполезно, так как в районной прокуратуре, работают то же люди. Что бы, теперь уже она, приняла хоть какие-то меры, теперь уже к судебным приставам-исполнителям. Что бы те, имея на руках решение суда, принудили Брусова Ю. А., выполнить это решение. Но, куда там. Кроме жалких, не кому не нужных, ни чего не значащих отписок из прокуратуры, куда мы обращались, конкретно, от заместителя прокурора Мкртумян Н. Б., не получали. Честно сказать, о них, об этих представителях закона, даже говорить не хочется. Куда только мы не писали, теперь уж на приставов-исполнителей, что бы они выполнили то, что вменено им по службе, за что они получают зарплату. Вплоть до их прямого начальника, Байгускарова З. З., управление ФССП, судебных приставов. Куда там, одни нули. А, тут, и вовсе, проходя по рынку. Неожиданно, увидел парня, лицо которого, мне показалось знакомым. Где-то, я его уже видел. Он тоже узнал меня. При этом, улыбаясь во всю ширину своего рта, спросил, что, не узнаете? Я, действительно не узнал его, уже только потому, так как, он сменил прическу. Был подстрижен, или подстригли наголо. Ну как же, сказал я, судебный пристав-исполнитель, некогда, работающий по нашему делу. Но, даже дело не в стрижке, мало ли что, все-таки лето. Глядя на его бритую  голову. И то, чем он,  занимается. Как, оказалось,  торговал вилками, раннеспелой,  капусты. Я, глядя на него, на его бритую голову. Грешным делом подумал, надо же, вилок, вилками торгует. Разговорились, спросил, почему покинул свой, такой престижный пост. На что он сказал, надоело ходить, упрашивать, ответчиков, что бы те выполняли решение судов. Заметьте, он сказал, не выполнять, а, упрашивать. Слово то, какое, упрашивать. Что ж, возможно он где-то и прав. Но это так, как бы.
Вернемся в русло происходящих событий. И, это, такое неисполнение решения суда длилось на протяжении, не поверите, пяти месяцев. Я, уже не говорю, о приставах-исполнителях. Тогда как, именно они, должны сказать свое последнее слово. Связи с этим, как я уже сказал выше, по этому поводу, несколько раз писали заявления в районную прокуратуру, на имя прокурора Муртазина Р. В. На что, на наши заявления, получали ни чего не значащие, ни чего не решающиеся отписки. От его заместителя  Мкртумян Н. Б. О ней, о ее работе, речь пойдет ниже. Не знаем, что повлияло, забегая вперед, скажем, спустя пять месяцев, Брусов Ю. А., все же подключил воду. А сейчас, я хочу остановиться, заострить внимание, на той категории людей, на тех руководителях, «сбитых летчиках», к кому за все это время, мы обращались.
Я, даже не беру во внимание, теперь уже бывшего начальника миякинской полиции, Яппарова А. У. Ну, действительно, что мужик, мог сделать, как повлиять, тем более наказать Брусова Ю. А.  Если, как он сказал, учился у его отца. Ну ладно, Яппаров А. У. Что с него возьмешь, ведь он, всего лишь начальник полиции.


Глава ХVII



Но, вернемся в преддверие, того и туда, когда еще, не было решения суда, что бы Брусов, включил нам воду. Так вот, пройдя все кабинеты, всех местных руководителей, не по одному кругу, так ни чего и не добившись. Мы, все же не теряли надежду на то, вдруг, кто ни будь, кого-то угораздит, осчастливит район, своим присутствием, посетит руководитель свыше, выше стоящей инстанции. И это будет нашей последней надеждой, выйти к нему со своей проблемой. И, действительно, надо же, повезло. Читаем в местной газете, в уголке, мелким шрифтом, дано объявление. Дескать, так, мол, и так, в район приезжает, и ни кто ни будь. А депутат Государственной Думы РФ Поцяпун В. Т. И, что будет принимать по записи граждан района. А это значит, что нам к нему, уж он то, думали мы. Срочно записались на очередь в администрации района на прием. И вот, в назначенный день и час, пришли на прием. Нас таких, горемычных со всего района набралось, этак человек двадцать. Просидев в зале совещаний какое-то время, в ожидании приема, решили подняться наверх, узнать, в чем дело, почему задержка. Какая-то женщина из районной администрации, (как потом оказалось, Ляля Валиева) увидев нас, сказала, что бы мы вернулись обратно в зал. И там дожидались своей участи, в данном случае приема. В зал, так в зал, стали ждать. Подождав, так  ни кого и не  дождавшись, всякому терпению, однажды, приходит конец. Решили, снова, подняться наверх. Узнать, в чем дело, почему задерживается прием. Что ни говори, а многие из присутствующих. Оставив свои дела, приехали в район, из отдаленных деревень. Все та же женщина, снова, как и в первый раз, «спустила» нас с лестницы, на первый этаж. И так, несколько раз, вверх, вниз. Совсем, как, в одной из  песен: «День ночь, ночь день, мы идем по Африке. Ночь день, день ночь, все по той же Африке».
Когда нам надоело лазить по этажам, стали возмущаться. Как тут, в зал протиснулся человек, мужчина средних лет. И, заговорщицки, тихо так произнес: «чекушка» идет. Я, при этом, услышанном, грешным делом подумал, что еще за чекушка. И правда, вскоре, распахнулась дверь. И в зал вошел человек, маленького роста, так называемая, «чекушка». Как потом оказалось, чекушкой, таким прозвищем наградили жители района, заместителя главы администрации Х. Мусина. Скажу честно, пока у нас не случилось, не произошло этакого, скажем так самоуправства, как отключение у нас воды, соседом Брусовым Ю. А. Я вообще не знал ни в лицо не по фамилии, ни одного из руководителей района. Да и знать не хотел. Сто лет бы они мне не снились. В то же время, когда вошедший в зал человек, сказал, что идет «чекушка». Подумал, мало ли что, возможно, у этого, руководителя фамилия такая. Вон у украинцев, то же, не лучше: Забейворота, а то и вовсе, Крыса. И, ведь, не «плохо», по сегодняшнему времени, с такими фамилиями живут. Но, то украинцы, а тут «чекушка», да еще прозвище. А, вот то, что вошедший, эта самая «Чекушка», здорово смахивал на японца Мацумото, из кинофильма «Волочаевские дни», так это, уж точно. Но, в конце, концов, не это важно, на кого был похож этот человек. Важно было другое, то, что он сказал. А, он сказал, что депутат, примет всего восемь человек. И, что на прием, что бы высказать свою жалобу, (а, собравшиеся здесь люди пришли именно с жалобами), так вот, как сказала эта самая «чекушка», депутат отвел, на все про все, по две минуты, на каждого.

Услышав такое, возмущению присутствующих, не было предела. Некоторые заголосили, что это есть, ни что, иное, как нарушение конституционных прав, по отношению к людям. И все такое. И, действительно, только вдумайтесь, что может сказать человек, посетитель, за две минуты, учитывая то, что многие из деревень. И они, как кто-то, опять же заметил, толком, не могут говорить по-русски, по-татарски плакать. А, если, и такое, не исключено, человек с неким физическим недостатком, скажем, заикается. Так вот он, что бы сформулировать, выразить свою мысль, заикаясь, начнет тянуть слово "а-а-а...". Выражаясь шахматным языком, попадет в цейтнот, на это "а-а-а..."., уйдут выделенные ему две минуты. Видя, такое положение дел, и то, что мы (я и супруга) пришли с одним и тем же вопросом. И, что зайдем оба сразу. И то, что каждому отводится по две минуты. Тогда как, говорить будет один, поэтому решили. Приплюсуем к моим двум минутам, две минуты супруги, на выходе получим четыре. Таким образом, успеем, что-то сказать. Как, в том анекдоте.
Идут двое, лесом, один, как это говорится от горшка два вершка, гном, другой, под два метра, Гулливер. И тут, надо же такому быть, на их пути, преграждает им дорогу, огромное болото. Находчивый пигмей говорит верзиле: ты давай, пробуй, иди первым. Это почему же, возмущенно говорит тот, что под два метра. Да потому, отвечает гном, на тот случай, если оступишься, попадешь в яму, будешь тонуть, пока уйдешь под воду, утонешь.  Успеешь мне что-то сказать, посоветовать. Тогда как я, говорит гном, с моим-то ростом, утону, сразу. Какой от этого тебе будет толк. Но это в анекдоте.
А здесь, нас гоняли по этажам намеренно. Что бы часть из нас, когда эта процедура, нам надоест. Это скалолазание вверх вниз, по этажам. А, ведь, если так разобраться, в основном это пенсионеры, разойдутся, разъедутся по домам. Так и не высказав свои жалобы, претензии, высокому начальству. И, все-таки, как бы, кто не хотел, но, какой, ни какой, прием, все же, состоялся. Когда же дошла очередь до нас. Мы, зайдя, хорошо помня о двух минутах, отведенных нам на прием, сразу, высказали депутату Государственной Думы РФ господину Поцяпуну В. Т., то, что у нас наболело, свою проблему. Надо отдать должное, депутат выслушал нас внимательно. Более того, сопровождавшая  его в этой поездке помощник (советник), все сказанное нами, записывала на бумаге. Как я потом узнал, это была Саитова Элиана Фердинандовна. Молодая, довольно привлекательная, девушка. Кстати, уже после, познакомившись с ней поближе, (в хорошем смысле этого слова) обменявшись телефонами, в дальнейшем, иногда, созванивались. Она интересовалась, спрашивала, как у нас продвигаются дела. Даже, находила время, звонила, находясь в Москве, по служебным делам. С пониманием относясь к нам, к нашей проблеме. Правда, она всего лишь, была советником у депутата РФ Поцяпуна В. Т. И ее возможности, были ограничены. А пока, разговаривая, с депутатом РФ Поцяпуном В. Т.,  увлекшись, сами того не подозревая. Не заметили, как наш разговор, ушел, скатился от нашей проблемы. И, теперь уже, депутат РФ Поцяпун В. Т., стал жаловаться нам, на свою нелегкую судьбу. Как ему было тяжело в детстве, и то, что он рано пошел работать. И, что всего, тех жизненных благ, высот, всего этого, добился сам. Как он сказал без чьей либо помощи, всякого там протеже.
Слушая его, теперь уже я, стал сочувствовать ему и то, как ему было тяжело в детстве. Больше того, стал даже забывать, зачем я (мы) пришли к депутату Государственной Думы Поцяпуну В. Т. на прием. И, что, как оказалось, он, а не мы, нуждается в нашей  помощи, сочувствия ему. Так, продолжая слушать депутата РФ Поцяпуна В. Т, этакого народного избранника. Нет, нет, да, ловил себя на мысли. В чем же разница его, его поколения, и  моего (нашего). А, разница была, при чем, существенная. В отличие от него, его поколения. Он не голодал, как я, мое поколение, по двое суток. Он не ел продукт, (колбасу), приготовленную из мяса человека. Он не слушал голос Левитана. Когда тот, каждое утро, в сводках Совинфорбюро, особенно, это относится к   началу войны. Сообщал, об оставлении, сдачи, одного населенного пункта (города), за другим. И, что касается сегодняшнего времени, конкретно меня (нас). То он, не сидит по полтора года без воды. Так, продолжая слушать жалобу депутата РФ Поцяпуна В. Т. При этом, все время, сзади себя, за своей спиной, ощущал, чувствовал, чей-то неусыпный взгляд, дыхание мне в спину. И это, такое дыхание, и невидимое мной ощущение взгляда, что, за моей спиной, кто-то стоит. Чем-то отдаленно, напомнило, рассказ Д. Лондона, «Любовь к жизни». В нем, говорилось, рассказывалось. Такое дыхание, ощущал на себе ползущий, выбившийся из сил, еле передвигающийся человек, золотоискатель. Преследуемым, идущим  по пятам за ним, таким же бездыханным, больным волком.
Но, это в рассказе, а здесь. Действительно, повернувшись, я увидел у себя за спиной заместителя главы администрации района Х. Мусина. Эту, так называемую, «чекушку». Оказывается, на всем протяжении нашего разговора. Все это время, он стоял, как оловянный солдатик, по стойке смирно, у меня за спиной. Глядя на него, я сразу вспомнил, как буквально, недавно, в ожидании, когда и где начнется весь этот процесс. Прием граждан, по личным вопросам, депутатом РФ Поцяпуном В. Т. И то, как нас гоняли с этажа на этаж. И то, как сказал, «обнадежил» заместитель главы администрации Х. Мусин. Что на все, про все, нам отводится по две минуты. Я, не выдержал, повернулся, указав рукой на Мусина Х, сказал: пока район будут представлять, возглавлять такие руководители, как Мусин Х, порядка, в районе не будет. К слову сказать, действительно, наблюдая, за всей этой перетасовкой в руководстве района. Поймал себя на мысли. Сейчас, как ни когда, во властные структуры, на руководящие должности, будь-то на уровне района, (района особенно), или, и того выше. Приходят, назначаются люди. За ними уже, тянется шлейф негатива, как то. Некоторые из них, однажды, уже попадали на взятках, тогда как, другие, имеют судимости, коррупционеры, развал на предыдущей работе. Сказать больше, у большинства из них, вообще отсутствуют навыки управленческой работы. Некоторые вообще, закончив какое ни будь коммерческое, ликероводочное училище. Ему бы работать, на дегустации вин. А его, ставят, назначают, скажем, начальником медвытрезвителя. Что же касается района, о котором идет речь, где все это происходит. Действительно, как это говорится, куда ни глянь, куда ни ткни, одни Мусины. Даже начальник районной милиции Мусин. Совсем как, в свое время, пел шансонье, Костя Беляев, (земля ему пухом): «Евреи, евреи, кругом одни евреи». Тогда как, что бы в районе был порядок, нужен, хотя бы, на какое-то время, проведший долгое время в колымских лагерях, Георгий Жженов, или, Варлам Шаламов. Этакие, познавшие, в свое время, как это говорится: «по чем, пуд лиха». В конце-то концов, бог с ними, с фамилиями, со всеми этими Мусиными, другое дело, лишь бы, от них был толк, не страдали, ни в чем не повинные люди. Что бы в районе, наконец-то, случился, был порядок.
                ***
Сказав это, эти слова, в адрес Мусина Х., ожидал, что, от кого-то из присутствующих, от него, уж точно, последует, хоть какая-то реакция, кто-то не согласится со мной. Моим таким «крамольным» высказыванием. В ответ, молчание, а молчание, как известно, знак согласия. Наконец, когда наш разговор с депутатом государственной Думы, близился к концу. И, что мы с супругой поняли, что помощи ждать нам нечего, да и не от кого. Поцяпун В. Т., словно, спохватившись, как бы прочитав мои мысли, между прочим, спросил: ну хорошо, что он, в данном случае, может для нас сделать, чем помочь. На это, на его такой вопрос, скажу честно, я даже не знал что ответить. Действительно, что он может сделать, чем помочь нам. Ведь он, всего лишь депутат Государственной Думы РФ. Здесь, так и хотелось ему сказать, напомнить. А то, господин депутат, что делают в таких случаях, приглашенные депутаты, от своих округов, в данном случае республики, на программе, «прямого эфира», Б. Корчевникова, или на программе А. Малахова «Пусть говорят». Так вот они, берут под свой контроль, те безобразия, тот беспредел, который, в данном случае, творится в миякинском районе, конкретно, Брусовым Ю. А. И решают этот вопрос на месте. А, пока, памятую, что на все, про все, нам было отведено две минуты. А мы, как минимум, израсходовали, минут двадцать. Так ни к чему положительному для нас  и не пришли. На этом наш разговор с депутатом Государственной Думы РФ Поцяпуном В. Т. и закончился.
Правда, и я это должен признать, отметить, отдать должное, возвращаясь к его помощнику,  Элиане Фердинандовне Саитовой. Как я уже сказал выше. Она все время, за время нашего разговора с Поцяпуном В. Т. интересовалась, даже, что-то записывала у себя в блокнот, была, как это говорится в теме, что у нас, и с нами происходит. Грешным делом, я, даже подумал, уж не ошиблись ли те, кто выбрал, Поцяпуна В. Т., депутатом Государственной Думы РФ, от Башкирии. Может, лучше бы было, если бы им, таким депутатом, была Саитова Э. Ф. И в этом, моем таком мнении, высказывании, умозаключении, нет, хоть каких-то там намеков, признаков иронии.


Глава ХVIII



На протяжении всего времени, отсутствия у нас воды, а это полутора лет. Приходилось сталкиваться с разной категорией людей. Но с такими, которые действительно хотели, хоть как-то нам помочь, увы, не нашлись.
                ***
И, хотя,  у нас по-прежнему не было воды. Но, опять же, грех жаловаться, нам страшно «везло». Мы всегда выходили на нужных нам людей, руководителей, которые безвозмездно, хотя бы на словах, «изъявляли»  желание нам помочь. Вот и в этот раз, опять же, читаем, в районной газете. В ней, как уже повелось, очевидно, что бы те, кто хочет попасть на прием. К тому, или другому руководителю, из высших эшелонов власти, не заметили, не прочитали. О прибытии этого чиновника, руководителя. А, посему, сообщается, пишется, в правом нижнем углу, мелким шрифтом, как и в этот раз. Что бы, никто не заметил, не прочитал. На счастье для нас, и, на горе другим, руководителям. Опять же, мы заметили, прочитали, в районной газете. Что, такого-то числа, в такое-то время, теперь уже, будет производить прием граждан, и ни кто, ни будь. А сам, заместитель полиции РБ, полковник Шаймухаметов Р. И. Ну уж этот-то, в очередной раз подумали мы, этот, не то, что те, к кому мы, до сего времени обращались. Однако, держись.
В назначенный день, и час, были в отделе местной районной полиции. Где и были приняты заместителем полиции РБ Шаймухаметовым Р. И. Все это происходило, в кабинете начальника полиции района Киселева А. И.  Правда, сам он по каким-то, неизвестным нам причинам отсутствовал, а, жаль. Так как, у нас к нему, тоже, были вопросы. Опять же, как это говорится свято место, пустым не бывает. Его, на этом приеме, замещал некто, майор Мингазов Р. Р. Нет смысла рассказывать, как проходил прием у заместителя полиции РБ Шаймухаметова Р. И.. По одному и тому же сценарию, эстафете, других таких же руководителей, к кому мы обращались. Разве, что, остановимся на одном, на его обещании. Привожу буквально, дословно, сказанное, полковником Шаймухаметовым Р. И. «Татьяна Васильевна, потерпите еще месяц, и вода у Вас будет». И то верно, что стоит Костиной Т. В., обходилась же без воды, больше года. А тут, какой-то месяц. На это, на такое обнадеживающее обещание полковника Шаймухаметова Р. И, так и хочется ему сказать. Вы, находясь в таком статусе, занимая такую высокую должность, ни когда, не давайте, ни кому, тех пустых обещаний, которые не можете выполнить. Я, ладно, «продукт» довоенного образца. Приходилось видеть, испытать и пережить, многое, чем просто, отсутствие воды. Было время, по двое суток, как это говорится, не было маковой росинки во рту.  Другое дело, Костина Т. В. Перед тем, как отключить, у нее воду, этим подонком Брусовым Ю. А. Здесь надо отметить. Все то, какими названиями, в этом тексте ему даются, награждаются. Этим, этими названиями, его наградили жители района. За все то, хорошее, что он делает. А пока, что касается Костиной Т. В., ей сделали сложнейшую операцию на ноги. И она, в зимнюю стужу, утопая по пояс в снегу, за полкилометра, ведрами, из колонки, носила себе воду. А, Вы, Шаймухаметов Р. И., говорите ей, подождите еще месяц. Имейте совесть, не гигиенично давать пустые, ни чем не подкрепленные обещания. Кстати, этот, обещанный Шаймухаметовым Р. И. месяц, для Костиной Т. В., растянулся на полтора года. Наобещав, заверив Костину Т. В. И, как это говорится в таких случаях, «знай наших», отбыл к себе.
                ***
Наконец, когда мы исчерпали все возможности, поняв тщетность, чего-то добиться от руководителей на местном уровне и не только. Хорошо понимая, что Президент республики Хамитов Р. З. не является, не наделен функциями полицейского, следователя, или,  скажем, того же, прокурора. Все же решили обратиться к нему. Обращаясь к Президенту республики Хамитову Р. З., не ставили своей задачей, что бы он принял прямое, непосредственное участие, в оказании помощи нам, в решении нашего вопроса (у него на это есть соответствующие службы, рычаги). Если, что мы и хотели, поставить его в известность. Что не все уж так хорошо, и прекрасно, вверенной, возглавляемой им республике. И, в то же время, как мы думаем, Президент, (сейчас глава республики), обязан знать. Как живет простой человек, пусть даже, в одинокой, вросшей в землю избушке. И, что Башкирия, не заканчивается, не ограничивается пределами Уфы. Что есть ее окраины, где то же, живут люди. И, иногда, по крайней мере, в нашем случае, нуждаются в его помощи. Тем более, что его высказывание, которое, одно время не сходило со страниц прессы и телевизионного экрана РБ, как то: «Работать для людей», значит для нас, значит, нам к нему. А, однажды, и вовсе, читаем в прессе. Якобы, президент Хамитов Р. З. «сшил» одежду, причем за свой счет, обратившемуся к нему, самому крупному человеку Башкирии. Так как тот, якобы, не может купить ее, своего размера, в торговой сети. Тогда как, и это нужно отметить, сказать, что эту самую одежду, для него. Обязаны, по крайней мере, должны были сшить ему, по заказу, всевозможные пошивочные мастерские и ателье. Исходя из этого. Решили, что уж, если, Президент принял непосредственное участие, в пошиве одежды, самому крупному человеку Башкирии. То, уж, помочь нам с водой, жизненно важном продукте для человека, как вода, из-за отсутствия которого, человек уходит из жизни, через неделю. А тут, в нашем случае, мы находимся без нее, полтора года, решили обратиться к нему.

По началу, хотели  записаться на прием к Президенту РБ Хамитову Р. З. Все, тщетно, все к кому мы обращались, в администрацию президента, по телефону, они, узнав суть нашего обращения, начинали посылать нас, один к другому. Видя, что все напрасно, нас не слышат. Пишем на имя Президента Хамитова Р. З. два обращения. Ответа нет. Выходим дважды на его сайт. И тоже ответа нет. Остается последнее, даем две телеграммы, на его имя. Содержание одной из них: «в миякинском районе, происходит, творится, самый настоящий фашизм». Просим обратить на это внимание. Содержание этой телеграммы, чем-то не устраивает местного оператора связи. Отказывается принимать. И, только, после нашего вразумления, разъяснения, что в ней нет абсолютно ни какого криминала, крамолы. И что мы живем в свободном, правовом, демократическом государстве. Где исповедуется свобода слова, принимает. Уж это-то, казалось бы, содержание такого текста телеграммы. Те, кто ее получит, в администрации президента, просто обязаны обратить на нее внимание. Может даже привлечь нас, за такой крамольный текст, скажу честно, я даже хотел, что бы такое произошло. Более того, насторожить. И вручить ее президенту. Ничего подобного. Все наши послания, даже такие, как эта телеграмма. Не возымели ни какого действия. Создается впечатление, что все наши обращения, послания Президенту. «Отстреливались» еще на подлете, на служебной лестнице, его многочисленной администрации. Тогда, сразу напрашивается вопрос, как, каким образом, дошло до Президента, обращение самого крупного человека Башкирии, его проблема. Более того, быть услышанным Президентом. Не может же, что бы его обращение, было брошено Президенту в форточку. Минуя все служебные лестницы. Мы, все еще не теряя надежду, что каким-то образом, хотя бы одно из наших посланий, обращений, все же дойдет до адресата.

Снова, в который уже раз, пишем, обращение Президенту РБ Хамитову Р. З.. Копию данного обращения, посылаем Президенту РФ В. Путину. Вскоре, получаем уведомление, из администрации, ваше обращение рассмотрено. И отослано в администрацию президента РБ Хамитова Р. З. Кстати, в своем обращении, Президенту РБ Хамитову Р. З., делаем приписку, с просьбой, отдать наше послание, тому, кому оно непосредственно адресовано, то есть, Президенту РБ Хамитову Р. З. В котором указываем, что, если тот, кому оно первому попадет в руки, непременно, вручил его президенту РБ. Где, предупреждаем, что, если Вы, не передадите наше обращение президенту. То мы, при первом же посещении Президентом нашего района. Изыщем возможность, будем вынуждены, сделать это сами, отдать ему лично в руки.



Глава ХIX


Но, об этом, чуть позже, а пока, и я должен признать. Нам чертовски «везло», судите сами. Население района, видя наше такое тяжелое положение, как отсутствие у нас воды. Не упускали случая, что бы, не сообщить нам, что район, нет, нет, да и посещает высокое начальство. И, что мы можем обратиться к нему со своей проблемой. А тут и вовсе, нет, ну, нам, действительно, несказанно везет. В один из дней в район приехало телевидение из Уфы. У нас появилась возможность, высказать наболевшее, с экрана телевизора как относятся к пенсионерам, и не только к ним, в миякинском районе, местное руководств. И этот момент настал. Мы подошли, когда уже все были в сборе. Кто-то из толпы, увидев меня, сказал: давай, начинай ты первым, и почему-то, добавил, тебе все равно. Почему первым, и почему именно мне все равно. Я прекрасно понимал. Хорошо зная, ментальность, да, что там ментальность, откровенную запуганность местного населения, их психологию. Вот и в этом случае, каждый, думал примерно так. Что, если он выступит первым. Выскажет правду, не лестные, но справедливые слова, скажем, в адрес руководства района, прокурора или судьи, того же Гайсина З. М., или главы администрации Насырова. Не получится ли так. Что его выступление, останется в гордом одиночестве. Другие, не выступят, побоятся, откажутся. И, как говорится, все шишки, посыплются на него. А это, ему надо.
Поэтому, что бы побороть этот страх. Кто-то должен первым, задать тон, пользуясь спортивной терминологией, протоптать лыжню, в рыхлом снегу. Что бы, теперь уже другим, было легче идти. И, постольку это был, как выразился один из представителей телевидения «блиц», на выступление отпускался мизер времени. Я, не будучи готовым. Начал с того, что первое пришло в голову. Первым делом «похвалил» местное районное руководство. Как оно плодотворно, не покладая рук, работает. Всем обратившимся к ним, оказывает помощь, не забывая и себя. Поэтому, сказал прямо, что, пока возглавляет район, такой руководитель, как Насыров З. Х.. Порядка в районе не будет.  Уже после, спустя время. Узнаю, не знаю, с чем это связано, чем вызвано. Только, эту телевизионную программу закрыли. По моему это ТВ УФА. Поняв всю тщетность обращений, их несостоятельность, никчемность. Решаемся на последний, неординарный шаг.
Обращаемся к Президенту соединенных штатов Бараку Обаме, в котором, просим его, что бы он дал нам вид на жительство в его стране. Буквально, дословно: «Когда-то, очень давно, Ваших соотечественников, везли в Америку, закованных в цепи. Шло время и надо же: И! О! бумеранг вернулся, Вы, негр стали Президентом США. А, просьба у нас к Вам такая: Мы, очень любим Россию, свою исконную Родину. Но, ввиду такого, прямо скажем варварского отношения к нам, пенсионерам, живущим в Башкирии, (полтора года, находимся без воды). Просим Вас дать нам вид на жительство, в вашей стране, Соединенных Штатов Америки.

Заведомо зная, что ни какого вида на жительство мы не получим. И действительно, если так вдуматься, разобраться. Кому, какой стране, какому Президенту, тем более негру, нужны пенсионеры, эта ветошь, этот шлак. Но и это, казалось бы, обращение к Президенту США, (кстати, было освещено, опубликовано, в газете АиФ Башкирии), не дало, ни каких результатов. Поняв всю тщетность обращений, включая обращения к президенту РБ Хамитову Р. З. Нам, (мне) ничего не остается. Я объявляю голодовку. При этом, как и положено, в таких случаях. Ставлю в известность, в письменном виде, соответствующие организации. Заведомо зная, что и на этот, казалось бы, беспрецедентный шаг. Никто не обратит, хоть какого-то, маломальского внимания. На самом деле, объявляя голодовку, этим, этой акцией, преследовал одну, единственную цель. Очистить организм от ненужных, копившихся годами, шлаков. А заодно, одновременно, посмотреть, на этих жалких районных толстосумов, на их реакцию, как они поведут себя. Узнав, о моей голодовке. Кстати, добросовестно проголодав трое суток. Посчитал, что этого вполне достаточно, что бы, как я уже сказал очистить организм от шлаков, прекратил голодовку. Но, так как, официально, согласно объявленной голодовке, продолжал «голодать».

Рано утром, накормив голубей, не забыв и себя,  брал с собой пару бутербродов, по большей части с сыром, удочку, пару закидушек. Уходил на районный пруд, любоваться природой. Наблюдать, как встает утреннее солнце. Как, выпрыгивая из воды, резвится молодь карпа. Как неожиданно, поднимая фонтан брызг, с шумом, нарушая утреннюю тишину. Сплавившись, выпрыгнет на поверхность водной глади, пожилой ерш. После чего, снова, наступает леденящая, щемящая душу,  тишина. Так, сидя с удочкой, в ожидании долгожданного клева, любуясь красками восходящего солнца. Доедал остаток бутерброда, не забыв запивать водой из родника, таким образом, продолжал, затянувшуюся было совсем свою «голодовку». Сам же думал. Неужели, какой дурак, из администрации района, какой нормальный человек, поверит. Что я, из-за какого-то там, недоношенного ублюдка Брусова Ю. А. Буду издеваться над собой, своим организмом, голодать. Достаточно того, что наголодался, будучи в детском возрасте, в период войны 41-45 годов. В то же время, не подозревая, не зная, о том. Что, где-то там, у себя дома, происходило невообразимое. Вскоре, после того, как я, в очередной раз, отбыл на пруд, полюбоваться природой. А в это время, ни свет, ни заря, к нам, нагрянула целая бригада служивых: представители сельсовета, администрации района. И еще, черт знает кто, и откуда, с детскими мозгами в голове. Уже, после, когда я вдоволь «наголодался», бродя по берегу пруда. Когда вернулся домой и, как рассказала мне моя супруга. Вид был у этих посланцев, представителей власти  такой, что она, как говорит, даже испугалась за них, мало ли что, вдруг, теперь уже с ними, что ни будь, может случиться, отвечай за них.
Настолько они были напуганы моей голодовкой.  Да нет, не о том, о чем, Вы подумали. Они испугались не за меня, не за то, как я себя чувствую. И, что со мной может, что ни будь случиться. А за себя, за свою филейную часть.
Как потом, я узнал из достоверных источников. Вся эта бригада, прибывшая к нам в срочном порядке, была сколочена, главой администрации района Насыровым, и его сподвижниками. Так вот, сии посланцы, стали причитать, упрашивать супругу. Что бы я, в срочном порядке, прекратил голодовку. Так, представитель сельсовета, русоволосая, с азиатским разрезом глаз, однако татарка, Гилязова М., стала говорить супруге, упрашивать ее, что бы она, повлияла на меня, что бы я, приостановил голодовку. При этом говоря, что, мало ли чего может быть, вдруг, если со мной что-то случится, в процессе моей голодовки, то они, окажутся, будут последние, кто видел меня живым. И, что им, если что, может крупно нагореть. При этом, стали увещевать, говорить супруге, что, если я прекращу голодовку. То они, (администрация) выделят нам человека, социального работника, что бы тот, носил нам воду из колонки. И все такое. Одним словом, создадут нам рай, живи, не хочу. И, как бы сказал, в таких случаях, со всей своей прямотой, Владимир Жириновский, по этому поводу: Что, забегали, «зассали». Кстати, с ним до некоторого времени, я имел счастье переписываться. И даже, послал ему свой рассказ «Волки и Лиза», с тем, что бы он отдал его. Кому ни будь из кинорежиссеров. Если подойдет, то поставить по нему фильм. При этом оговорился, сделал непоправимую ошибку, сказал, если что, вдруг выгорит, выручку, поделим пополам. Толи ему не передали мое послание, или мои условия не подошли, выручку пополам. Наверно, здесь я зажопился, говоря, ставя условия, выручку пополам, сделал, непростительную ошибку, поторопился. Ну, что мне стоило, пообещать ему, отдать семьдесят процентов, тогда, как себе, взять тридцать. Одним словом, на этом, наша с ним переписка, начавшаяся было дружба, в одночасье закончилась а, жаль. Продолжи, кое-кому от нашего тандема с ним было бы жарко. Да, что там, не в моготу.
                ***
Возвращаясь к тому, о чем мне рассказала супруга, как испугались моей голодовки представители районного истеблишмента. Честно сказать, мне, даже, стало жалко посланцев, этих, двух девчушек. Действительно, страх бежал впереди их. Что я, даже, грешным делом подумал. Может принести себя в жертву, пожертвовать своей голодовкой, которую толком и не начинал. И все это сделать. Ради, этих двоих, ни в чем не повинных, молодых женщин. И каких женщин. Их в пору в модельный бизнес выставлять. А их, послали увещевать меня, нас. Нет, ну скажите, где справедливость.


Глава ХХ



 И, наконец, что бы, прийти к какому-то общему знаменателю. Решил сообщить о том, что происходит, творится конкретно, в миякинском районе, в частности с нами, в редакцию газеты АиФ Башкирии. Редакция газеты, ее сотрудники, проверив, убедившись, что такие факты, действительно, имеют место. Отреагировали, что называется, мгновенно. Тут же, рассказали, выдали, всю эту «грязь» в одном из номеров газеты. Что бы народ, граждане Башкирии, и не только, знали, что фашизм, по происшествию долгого времени, еще не изжил, не исчерпал, себя. Что он, еще тлеет у некоторой части, категории «людей», таких, как Брусов Ю. А. и, иже с ним. Что касается меня, прочитав эту статью, в газете АиФ. Не знаю, но мне понравилась, подкупила, та прямота, не завуалированность, происходящих событий, и задействованных в них «героев», как это обычно делают некоторые СМИ, опасаясь за свою будущность.
В этой, такой короткой, и в тоже время, такой емкой статейке, корреспондента АиФ, Е. Лукьяновой,  было прямо сказано: «То, что произошло и происходит в Миякинском районе, как поступили с пенсионерами, есть позор правительству России и Башкирии». Скажу больше. В телефонном разговоре с главным редактором АиФ Валиевой Л. А. Где я сказал ей, что глава администрации миякинского района, некто Насыров З. Х., в лучшем случае, открутится от Вас очередной отпиской. На что она ответила: «От нас, он, просто так не отделается». Забегая вперед, скажу. И, ведь не открутился, не отделался, вскоре, и это тоже подействовало. Не отсидев оставшихся два года, в чине главы администрации района. Скоропостижно, по причине, якобы, с уходом на пенсию, подал в отставку. И за это, за их прямоту и смелое высказывание, мы им премного благодарны.
Кстати, вода, сразу этим подонком была подключена. А, что касается, того определения, что напечатала газета АиФ. Безусловно, за такое определение, высказывание в ранние времена, по головке бы не погладили. Но, опять же, за такое, что сделал с нами этот отморозок, Брусов, отключив у нас воду. По тем временам, коммунистического режима: «Советская власть, плюс электрификация все страны», ему бы, дала такого пинка, что он, и его, сочувствующее  руководство района, улетело бы, без пересадок, туда, где роют золото и алмазы. Здесь, опять же, исходя из только что сказанного. Не могу не привести, один пример, пусть не совсем, связанный с нашей темой, и, все же. На одной из художественных выставок, местных художников, в Челябинске. Которая была организована, не где-то там, в зале. А, прямо, на одной из улиц, вдоль забора. Я, будучи пацаном, обратил внимание, на одну картину. На этой картине был изображен, нарисован, безногий красноармеец, в старой выцветшей гимнастерке, на импровизированной, самодельной коляске, (колесами этой коляски, служили, обыкновенные подшипники). Рядом с ним, на земле, лежала, такая же старая, видавшая виды, потертая фуражка. И он, этот защитник, выигравший, победивший фашистов, просил милостыню. На что я обратил свое внимание. Так это на то, что, вся его грудь, облаченная в гимнастерку, была увешана, орденами и медалями. Через какое-то время, у этой картины, остановились трое,  прилично одетых в шляпах, мужчин. Они, какое-то время, стояли, разглядывали эту картину, о чем-то между собой разговаривали. После, посовещавшись, забрали картину, прихватив с собой и художника, нарисовавшего эту картину. Как потом, мне объяснили взрослые. Кому я рассказал о происшедшем. Как оказалось, нельзя изображать, инвалида, фронтовика, участника войны, увешанного орденами, в таком виде, что бы он просил. Говоря, выкладывая такой пример, на всеобщее, скажем так, обозрение. Все это, я делаю, преследуя,  одну цель. Сравнить, дать оценку, тому времени, режиму, как поступали тогда, власть предержащие. И, как это делается, происходит сейчас, в наше время, время, всеобъемлющей, демократии. Демократии, когда можно оставить без воды пенсионеров, на полтора года. Здесь так и хочется сказать, дать определение, сегодняшней демократии. Во всяком случае, демократии по миякински. «Демократия это, когда власти, уже не назначаются безнравственным меньшинством, а выбираются безграмотным большинством». А, уж, если сказать точнее: сегодняшняя демократия, это, не наказуемая вседозволенность. И, все это, в порядке вещей. Никому, все это происходящее, конкретно у нас, и с нами, не покажется странным, гнусным и жестоким. Трудно поверить, от кого это все исходит. Кто воспитал, вырастил этого подонка. После того, что натворил, сделал их чадо, этот выродок, трудно, назвать их учителями чету Брусовых: Брусова А. В. и Брусову В. П.. Здесь, хочу сказать, отметить. Есть просто выстрел. Но, есть еще, что называется, пушечный выстрел. Так вот, исходя, из всего сказанного и увиденного, как ведут, и кого, какого сыночка они произвели на свет и воспитали. Таких учителей, нельзя подпускать к детям, и на пушечный выстрел. Они, вместо того, что бы приструнить свое чадо. Всячески, этому содействовали, потворствовали. И примеров тому масса.

Вот, хотя бы, один из них. Как они врали, как врали, будучи на суде, приглашенные в качестве свидетелей. Да так, кто, в данный момент читает эти строки, предупреждаю, не пытайтесь повторить. Это, для Вас, в отличие от Брусовых, чревато, не обратимыми последствиями. Так, Брусова В. П., на суде, нагло, врала, повернувшись в мою сторону, (как будь-то, судьей был не Гайсин, а я). И на это, я тут же обратил внимание, судьи Гайсина. Сказал ей: что, не я судья и, что «Ваша честь», сидит за трибуной. И, что свое наглое вранье, «красноречие» направить, в сторону судьи Гайсина З. М. Как тут, надо же, на справедливое замечание Брусовой тут же, получил,  предупредительное от судьи Гайсина: «Я Вас выведу». Вот, только, судья Гайсин, хоть и говоришь все время, что меня выведешь. Но, ты, этого не сделаешь. По одной, простой причине. Суд, для тебя, в одночасье, потеряет всякий смысл, интерес. Ведь, ты, затягивая судебный процесс, судишься со мной, хочешь ущемить именно меня. И мы, оба, это прекрасно понимаем. Продолжая истерично трещать, Брусова В. П., по-прежнему, обращаясь ко мне, врала, пытаясь убедить судью Гайсина З. М., якобы воду, ее родителям, до этого, проживавшим в этой квартире, провел ЖКХ, как,  фронтовику, по его просьбе.
Тогда как, на самом деле, воду, как раз, провел им, ее родителям, покойный муж Костиной Т. В.. Более того, это, он сделал им бесплатно, за свои средства. Хотя нет, не бесплатно, всякий раз, когда он, заканчивал у них работу. В ручную, под домом, рыл траншею, для прокладки трубы. В знак благодарности, ему, наливался стакан КВН, («коньяк, выгнанный ночью»). Кстати, все это, наглую ложь, Брусовой В. П., вместо того, что бы, пресечь это на корню. Судья Гайсин З. М. с благоговением выслушивал. И, даже, что-то, помечал для себя. Здесь опять же, хочу сказать, напомнить Брусовой В. П.. С каких пор, она, превратила себя, в набожную, в верующую, прихожанку. Уж не с того ли  времени, как стали говорить жители района, отзываясь о ее сыночке, сравнивают, говорят. Его рожа, чем-то схожа, с лицом гестаповца. И теперь, видя это, что бы загладить свою вину и вину своего отпрыска.  Засеменила, забегала в церковь, (часовню). Да так, там отбивала поклоны, что в половицах, появились трещины. Тогда как, лбу, хоть бы что.

А тут и вовсе. Находясь на службе в церкви, (часовне) на большом празднике покрова. Где прихожане, верующие, делали пожертвования, клали деньги, кто, сколько сможет. В основном, это были купюры: пятьдесят, сто рублевого достоинства.
Когда же, дошла очередь до Брусовой В. П., сделать пожертвование.
Трудно поверить, пожертвованием Брусовой, были брошены копейки. Это ли, не крохоборство. Так и хочется сказать ей. Что, страх, как самой, так и твоим сыночком. Погнал тебя к богу, отбивать поклоны. Раньше, что-то, замаливать грехи, за тобой, такого рвения не наблюдалось.
Поздно Брусова, поздно. Из чана со смолой, куда ты попадешь, а попадешь точно, если,  кто, что и подаст. Разве что, соломину.

Обращаясь, возвращаясь к суду, к судье Гайсину З. М. Так вот, этому, в противовес, вранью Брусовой В. П., относительно того, кто тебе провел воду, есть живой свидетель. И он, в данное время, живет в Белорецком районе. И который, своими глазами видел, так как сам, живя в соседях. Одновременно, с мужем Костиной Т. В., проводил себе, в свой дом воду. А, не ЖКХ. На него, ты Брусова, так упорно и лживо, на суде, ссылалась.

Связи с этим, судье Гайсину З. М., пришлось, заявить на суде. Сказать, ввиду того, что данный свидетель, проживает в другом районе, к тому же, в преклонном возрасте и болеет. Связи с этим, по объективным причинам, на суду, присутствовать не может. То, исходя из этих обстоятельств, судья Гайсин З. М., сделает запрос. Что бы, данного свидетеля, опросили в суде, по месту жительства, по данному делу. Что бы он, подтвердил, засвидетельствовал, кто же, на самом деле провел воду родителям Брусовой В. П.. Не какой-то там, ЖКХ, а, муж, Костиной Т. В. На что, так упорно и лживо, настаивала чета Брусовых.  Здесь, и я, это должен заметить. Так как, жил в то время, а это, семидесятые годы. И хорошо помню и знаю, как «чтили» и «уважали» фронтовиков тогда, по тем временам. Как относились к ним, какое внимание им уделяли. Во всяком случае, не так, как сейчас, в сегодняшнее время. Возможно, еще и потому, что их было по тому времени еще много. И принималось это, как само собой разумеющееся, как должное. Это сейчас, когда их осталось, единицы, спохватились. Стали чтить, и обращать на них внимание. Сказать больше. Сейчас, нет, нет, да и поднимается, муссируется вопрос, лидерами некоторых партий в ГД РФ, в частности ЛДПР и Компартией России. Что бы, детям, пережившим ужасы войны 41-45гг., дать, хоть какие, ни какие льготы. Но это, этот вопрос, пока, остается, разве что, на бумаге, висит в воздухе. Все дело в том, что этих детей, переживших ужасы войны, еще довольно много. Подождут, вот когда, как и фронтовиков останется единицы, вот тогда!? Совсем как, как убьют, тогда придете, а пока….
                ***
Возвращаясь к судебному процессу. Хочу спросить судью Гайсина З. М.  Так почему, Вы, судья Гайсин, не сделали этот запрос. А, ведь, это, была ваша инициатива,  сделать этот запрос. Что бы данного свидетеля, опросили по месту жительства. Где он мог, как свидетель, сообщить, кто на самом деле проводил воду Брусовым. Вы, даже не соизволили, отклонили, высланный нам, по нашей просьбе, объяснения этого свидетеля. Где, данный свидетель, четко и ясно, на чисто русском языке, показал. Кто, в 1974 году, провел воду, пенсионерам, родителям Брусовой В. П. Но, Вы, судья Гайсин З. М., не придали этому, ни какого значения. Спрашивается, почему, да, только потому, что это Вам не выгодно. В этом случае, вся эта ложь, вранье, которым пытались убедить присутствующих, в данном случае Вас, чета Брусовых.  В одночасье, развалилось, лопнуло, как мыльный пузырь. А, Вам, это надо.

Одновременно, с враньем матери Брусовой В. П. Ее эстафету, врать, тут же, подхватил и ее, сынок, Брусов Юрик. Правильно говорит, народная пословица, мудрость: «яблоко от яблони, не далеко падает». Когда, как он говорит, в своей квартире, менял трубу. И за это, с нас, запросил тысячу рублей. Мы, теперь уже, хорошо зная Брусова Ю. А., его подлость. Который во всем, и везде, видит, только выгоду, деньги. Отдали ему эту тысячу, в присутствии пенсионерки, тети Кати Перепелицы. Что, она и засвидетельствовала, подтвердила на суде. Но, даже здесь, в присутствие, живого свидетеля, Брусов Ю. А., глядя в глаза присутствующим, тому же, судье Гайсину, нагло, отперся. И в этом, есть, все семейство Брусовых.


Глава XXI



 А тут, и вовсе. Мало того, что у тебя потрясение, своих проблем выше крыши. Так тут еще, чуть свет, поутру звонок.  Звонил Славка, товарищ, с Приютова, охотник, одновременно, голубятник.  Связи с этим, уйдем. Как это говорит ведущий по телевидению, на двух минутную рекламную паузу.
                ***
Даже здесь, нагло врут, так как, эта, в отличие от моей, длится не две минуты, а целых семь. И потом, в моей, рекламной паузе, сущая, правда. И ее, в том, что она таковой является, можно легко проверить. О Славке и его звонке, оказывается у него тоже проблема. Знакомая ему женщина, (он семейный, так что, не подумайте, о чем-то плохом) запила, а посему, выручать надо. Связи с этим, он спрашивал меня, нет ли у нас, в районе, хорошего нарколога. Что бы того, вылечить эту, его знакомую. На что, на его просьбу, я сказал, что у нас в районе был нарколог, говорят хороший. Но, после того, как он начал пить, больше и чаще тех, кого лечил, своих пациентов. Вскоре, куда-то исчез, толи уехал в другой, неблагополучный район. Толи, говоря это, страшно подумать…. Одним словом, остался район, без присмотра.
Но, как говорится: «потерян Рим, но не все потеряно». На это, я сказал, своему хорошему знакомому товарищу, охотнику, и, одновременно голубятнику. Что, иногда, посещает район, разъезжает по городам и весям, не безызвестный нарколог, некто, Туляков. И, как только он объявится у нас, в нашем районе. То я, ему тут же сообщу. И вопрос, с его знакомой, будет решен положительно. И вот, надо же, повезло, прошел слух,  приехал, нарколог, пока лечит в соседнем районе. Ну да, это, уже не столь важно, тут не далеко. Я сразу, позвонил своему товарищу, в Приютово. Дескать, давай, вези, своего пропойца. Момент истины настал, будем лечить.
И тут, в телефонной трубке, услышал веселый голос своего товарища. Он сказал, что все, вылечил свою знакомую. Оказывается, мой звонок, застал его в пути. Он ехал, вез свою знакомую. Откуда бы вы думали. Ушам своим не поверил. А вез он, ее из деревни, Кызыл Чишмов, которая находится, рядом с Мияками. И лечила ее, доморощенная знахарка, сама на ладан дышащая, престарелая бабка. А вот надо же, вылечила. И признаком того, что лечение прошло успешно.  Продолжал басить Славка по телефону, все время, пока они едут, то и дело шутит. А уж веселая стала, да что там, цвет лица у нее изменился, особенно нос, был синий, сейчас же, стал малиновый.
Но, больше всего, что его поразило. Так это то, что он, будучи «убитым» охотником, в каком-то там километре, не заметил, бегающую по полю лису. Тогда, как она, заметила. Я, что бы его не обидеть, сказал. Что, если бы он, находясь за рулем, ведя машину, разглядывал бы, по непаханому полю, бегающих лис. То, возможно, его, и его знакомую, сейчас бы, вместе с его машиной, вытаскивали бы из кювета, с обочины дороги. И это, в лучшем случае. В худшем, везли бы в морг, на опознание.
И, ведь, надо же, весело продолжал говорить Славка. Лечение обошлось ему, чуть ли, не даром, за каких-то, пятьсот рублей.
Уже после, спустя время, я поинтересовался, относительно его знакомой, насчет того, пьет она или нет. На это, Славка с грустью сказал, что, после лечения в Кызыл Чишмах. Он, возил ее, еще, на лечение, только теперь уже, в город  Октябрьский. И все, безрезультатно. В конечном счете, не стал больше возить ее, никуда, (себе дороже) тратить деньги на бензин, убивать свое  время.
Здесь, я не могу не сказать, не отметить, о тех, кто, и как нас лечит. Вот, хотя бы, еще один пример. Опять же, кто-то, вполне справедливо и резонно, в который уже раз. Может сказать, у тебя полтора года нет воды. А ты, думаешь, заботишься о других, как помочь, вылечить кого-то, от пристрастия к спиртному. И они будут правы. Ну да, довольно о грустном. Начнем с того, со второго примера. О котором, сейчас расскажу. Как я уже говорил выше, занимаюсь, держу не только голубей, но, еще и канареек. И, как когда-то, еще совсем недавно. Когда пенсионеры, ездили в пригородном транспорте бесплатно. И его у них, вскоре, отняли. Как если бы, это, чем-то, напоминает, брошенную кость собаке. Которую, та не доглодав, как тут же, у нее ее забрали. А ведь, на этой кости, еще много было мяса, и вот надо же забрали.
Но я не об этом, не о костях. По тому времени, при тех-то льготах, мне частенько, приходилось ездить в Абдулино, поговорить, пообщаться с такими же, «ненормальными», людьми, голубятниками. И вот, как-то, в очередной свой приезд, идя по одной из центральных улиц города. На одном из домов, увидел, на щите, крупными буквами надпись. На ней было написано, якобы, здесь, некая баба Шура, лечит от алкоголизма, всех помешанных, на этом деле и не только от него, но и других болезней. Решил зайти, да нет, не от того, на что подумали, с этим, уже давно завязано, осталось в прошлом, выветрилось, даже по большим праздникам, того же дня рождения китайца Мао Цзе дуна. Не позволяю себе пропустить стопку, другую, а там, как пойдет.

Скажу больше, честно в этом признаюсь. Иногда, в отдельные моменты, когда особенно бывает тоскливо и грустно. Да же, жалеешь, что, так рано, завязал с этим.
Ну да, ладно, что есть, то есть. Как это говорится, лучше поздно, чем никогда. Зато открыл в себе одно, немаловажное свойство, и им, считаю нужным поделиться с народом. Оказывается, нет, ничего проще, как бросить пить. Действительно, взял и бросил. Самое трудное, и со мной многие согласятся. Могут проверить это на себе, заставить себя, по утрам, на протяжении всей своей оставшейся жизни, делать физзарядку. Действительно, в процессе выпивки, получаешь, какой ни какой кайф. А здесь, делай эту самую физзарядку, каждое утро, да еще, на протяжении все своей жизни. А результат придет к тебе, увидишь, разве, что на сто десятом году жизни, лежа в гробу. Не зря же говорят: «кто мало пьет, тот дольше пьет». И с этим, нельзя не согласиться, во всяком случае, можно убедиться, проверить на себе.
Живя на севере, как уже об этом говорил, приобрел полиартрит рук. И, сколько бы я не обращался в ЦРБ, ни какого результата. А тут, баба Шура, нет, ну опять повезло, однако, дай думаю, зайду, к этой самой бабе Шуре. Чем черт не шутит, может, посоветует, подскажет, как, хотя бы, не вылечить эту свою болезнь. А, приостановить, прогрессировать. Баба Шура, (нет, ну кругом везет) была дома, сидела  на завалинке, грелась на солнце, отдыхала без работы. Я, зайдя во двор, поприветствовав знахарку. Показал ей свои пальцы на руках, спросил, не может ли она мне чем помочь, а то и вовсе вылечить. Оказывается, может, и что, вылечить, я могу это сделать сам, по месту своего жительства. Рецепт прост, всего-то и нужно, на ночь, привязывать к рукам лопухи. Забегая вперед, скажу, рецепт бабы Шуры не сработал.
Кто знает, возможно, потому, что, наши, миякинские лопухи. Не обладают, такими лечебными свойствами, как лопухи, произрастающие в Абдулино. Но, не это главное, главное то, когда разговорились, почему я приехал к ним, в Абдулино. Да, еще в такую даль. И только, когда я ей это объяснил, что бы пообщаться с такими же чокнутыми, местными голубятниками. На что она, почему-то, обрадовавшись, сказала, что ее зять, тоже голубятник. И живет недалеко, здесь рядом.
Вот только, и об этом баба Шура с горечью призналась, немного того, выпивает. И что, как продолжила баба Шура, ее родня, в отличие от других, таких же любителей «зеленого змия», увы, лечению, не поддается. Что только она не предпринимала, что бы вылечить их, не действует ее лечение, да и только. Может потому не действует. Что со своей родни грех брать деньги, а спасибо в карман не положишь. Ну да, для меня это не главное.  Главное, то, что узнал адрес, где живет этот самый, зять бабы Шуры, к тому же, который, еще и не поддается лечению. И, в том, что он не поддается лечению, вскоре, мне пришлось, воочию, убедиться.


А пока, окрыленный, узнав адрес, в срочном порядке, поспешил по указанному адресу. И, надо же, нет, ну это же абсурд, снова, в который уже раз повезло. Даже, подумал, с этим надо что-то делать, а, всего-то и делов, ее зять, был дома, гонял голубей. Нет, ну, как тут не скажешь, кругом везет, да и только. Вот, только, с водой, которой у нас полтора года, у нас не было, не везло. А все потому, во всяком случае, к такому выводу мы пришли, что местное руководство, надо бы свозить полечиться  в Абдулино, к бабе Шуре. А уж, если говорить серьезно, если, кто их и может вылечить, одних, правоохранительные органы, других, не запланированное сокращение штатов. Правда, эти органы, особенно местные, их самих лечить нужно.
                ***
Познакомившись с зятем бабы Шуры. Поговорив с ним, о том, о сем, о голубях, конечно, кто и какие породы держит и зачем держит, расстались.
И вот как-то, в очередной свой приезд, в Абулино, снова, посетил, зашел к зятю бабы Шуры. На сей раз, он был не в настроении,  его, что-то, явно, тяготило. Видя, что в этот раз наш разговор с ним не клеится. Я сказал ему, что мне нужно идти, что бы успеть на электричку. Он, вызвался меня проводить. Рассказывая, здесь я ничего не выдумываю,  говорю то, что есть,  на самом деле. Совсем как казах, степняк, едущий по степи, верхом на лошади. Поет только о том, что видит. А видит он горизонт, сурка стоящего у своей норы. Парящего в небе орла, наблюдавшего за этим сурком.

Ну и как я уже сказал, зятек, бабы Шуры вызвался меня проводить. И, как был в плетенках, на босу ногу, не считая носков, пошел, провожать меня. Здесь, я должен пояснить. И многие, со мной согласятся. С тем, то чувство, которое испытывал сейчас зять бабы Шуры. Во всяком случае, исходя из своего многолетнего опыта, знаю. И, об этом, честно, признаюсь. Я просто, говорю, про молодость ушедшую свою. Но, это, всего лишь лирика. А, то, что испытывал сейчас зятек бабы Шуры, и, что такое, когда-то, случалось со мной.
На самом деле, когда у тебя, горит все внутри, и тебя трясет во всех режимах. К тому же, если ты, на правильном пути. Идешь туда, где выручают. А, вызвавшийся меня проводить человек,  в его-то положении, был на правильном пути. Ему, в данном случае было не до того, во что были обуты его ноги. И, что на дворе, была осень, лежал снег. Пройдя улицей, провожая меня, как вдруг, он остановился. И, пожелав мне, счастливого пути, успеть на электричку. Направился к одному из домов, подойдя, постучал в окно. Как тут же, открылась форточка, впечатление было такое, как будь-то, его здесь ждут, не дождутся. И вот, надо же, наконец-то, пришел. В открывшейся форточке, показалось улыбающееся женское лицо, и ни слова не говоря, скрылось. Вскоре, появилось, снова. Вытянутая рука, протянула ему, что-то такое. Взяв которое, теперь, уже, заулыбался, просветлел, мой провождающий. Не трудно было догадаться, что находилось в свертке. Почему так он преобразился. Ну да, многие знают, в своей жизни сталкивались, испытывали это чувство. И, что, если так продолжать испытывать это чувство, то, не далек тот день, в ожидании  тризны уже не далекой.


                Глава XXII

 Или, вот, другой случай, двадцатилетней давности, но уже со мной. Как-то так получилось, вроде бы и праздника, ни какого не было, а вот надо же, одним словом, беспричинно перебрал. И, если мне, как я уже говорил, всегда везло. В этот раз, получился облом и какой. А всего-то, и тут не моя вина, под рукой не оказалось, соседей Брусовых, с их КВНом, проглядели, а то бы выручили.
                ***
Татьяна Васильевна, супруга, она, и это, сущая правда, хоть подсаживай на детектор лжи, если и выпила за свою жизнь бутылку водки, и то, вряд ли.

Поэтому, то чувство, которое, в этот момент испытывал я, ей оно, было не знакомо. Так что, как это говорится, на то, что бы мне восстановиться, светил «голяк». Да такой, что в пору, хоть умирай, как это говорится и некому руку подать. И, что бы, как-то мне восстановиться. На другой день, рано утром, я был на автовокзале, с ведром в руках. Был послан, в качестве наказания, и, одновременно, что бы, привести себя в порядок, собирать шиповник. Которого в этом году, уродилось много.
Надо сказать, забегая вперед, эта прогулка, и свежий воздух, подействовали на меня настолько благотворно. Что, к двум часам, с полным ведром шиповника. Я был, как это говорится, как свежо мороженый огурчик. В этот момент, спиртное, мне на дух не надо было. И, что это действительно так, этому, есть прямое подтверждение. Идя по покосу, и тут, неожиданно, с краю кустов. Под высохшей, превратившейся в сено травой. Увидел, чуть в сторонке, в кустах, что-то такое белеющее. Первое, на что подумал, гриб, и не просто гриб, а груздь. Подойдя ближе, и, что бы Вы думали. То, что  я принял за гриб. Оказалась четверть, трехлитровая банка, плотно закрытая белой крышкой, доверху, наполненная, поспевшей бражкой. Увидев ее, и, что бы узнать, убедиться, что я не ошибся, что это на яву, а не во сне. Опустился, как перед алтарем, на колени, чувствуя, как у меня, учащенно забилось сердце, поднялось давление. При этом, с горечью подумал, где ты, сердешная, была вчера. Как ты, в то, бедственное для меня время, была нужна.  А, сегодня, совсем как: «Посмотри в окно, под голубыми небесами, великолепными коврами, блестя на солнце, снег лежит». Так лежала, блестела на солнце, белая капроновая крышка на этой, доверху наполненной бражкой четверть.
Сейчас, когда у меня миновал кризис, признаться честно. Она мне, уже была не нужна, разве что, возвращаясь к вчерашнему, своему состоянию, сожалеть об этом. И, не зная, что с ней делать, как поступить. Все же, мало ли что, на всякий случай, основательно закидав ее травой (сеном), направился, побрел на автобусную остановку. Сам, при этом думал, как, по каким таким причинам, эта отрава, оказалась здесь в лесу, на покосе. Очевидно, скорей всего, ее взял с собой покосник. Но, так как, она оказалась не тронутой, не начатой. Это, говорило о том, что взял он, с собой не одну четверть, возможно, две. Опростав, одну из них, этого ему хватило, что бы забыть, не только про покос, но и про нее грешную.
И вот теперь, как я уже сказал, мне ничего не оставалось, как закидать е сеном. Как потом, оказалось, поступил правильно. Бог, наградил человека, не только грязными, отвратительными поступками, которые человечество совершает, ежеминутно, ежечасно. Но, и таким, в некоторых случаях, столь необходимым чувством, как память.
                ***
Была зима. Я возвращался с охоты. Страшно хотелось пить. Снег, который я кидал горстями в рот, слабо утолял жажду. Да же, наоборот, только ее усиливал. И тут, надо же, я вспомнил, про эту, найденную, и оставленную без присмотра, четверть. Как раз, я проходил мимо этого места. Подумал, чем черт не шутит, мало ли что, а, вдруг. Подойдя к тому месту, (опять же, память) где я оставил это зелье. Это, применительно к тому времени зелье. Сейчас, мое спасение. Сняв лыжи, раскидав снег. И, что я увидел, (спирт, на морозе, особенно при нынешних морозах, не замерзает). Но, это был не спирт. И, как результат, стенки банки лопнули, сползло. Обнажив плечи, содержимого, превратившегося в лед. При этом полностью повторив конфигурацию банки. Да и это, теперь уже, не столь важно, что и кого повторил. Конечно, брага не вода, но и лед, не снег, которым, все это время, утолял жажду, бросая его горстями в рот. Наколов топориком на мелкие формации, то, что превратилось в лед. Набив впрок, один из карманов рюкзака этим льдом. Пошел, кидая в рот эти кусочки льда, при таянии которого, ощущая приятный привкус, которое в некоторых случаях, приводит человека к смерти. В моем же случае, в котором я оказался, продлевало мне жизнь. Это я к тому, что, не спешите избавляться от гранаты. В некоторых случаях, поставьте ее на предохранитель.
                ***
 При этом, не забывайте, что висевшее на стене ружье, иногда, в некоторых случаях, стреляет. Рассказывая все это. Уходя от событий, которые меня и побудили, описывать  все это. При этом думать, зачем, для чего, все это, я делаю. И спросить себя, поставить перед собой вопрос. Чем отличается человек, от животного. Да, только тем, что человек, наделен речью, кое какими мозгами, которые, к тому же, у некоторых, не работают на полную катушку.
И еще, животное никогда не делает, не позволяет себе делать глупости. Не изобретает орудие убийства, (атомную бомбу), не наркоманит и не пьет, (зелье). Оно, просто живет, ни кому не мешая. Тогда, как, человеку, присущи все перечисленные свойства, пороки. И потом, если вдуматься, читая, здесь написанное. Это, больше походит, как, рассказ, в рассказе. На самом же деле, это, далеко не так. Если вникнуть, увязать, все, здесь написанное. Скорей всего это будет заполитизированная статья. И за нее, в былые времена как это говорится, можно было угодить, кое-куда. Вот только, сегодня, хрен, при сегодняшней демократии, свободе слова. Да, еще, если, все это, правда- не пройдет. Так что: «Не падайте духом, поручик Голицын, корнет Оболенский, седлайте коня».
Но, вернемся к сути описываемых событий. В то утро, когда мой, Приютовский товарищ, взывал ко мне за помощью. Что бы я помог, вылечить его знакомую от алкоголизма.
Что же касается этого звонка, он прозвучал ближе к вечеру. Звонил местный адвокат, местной адвокатской конторы, некто, Талгатович.  Он сказал, не могу ли я, изыскать возможность, зайти к нему сейчас. Если нет возможности зайти сейчас, то, завтра, с утра. При этом, пояснил, есть для меня новость, которая меня заинтересует.
Хорошо  зная адвоката, этого защитника прав и свобод человека, сразу понял. Этот, зря, за здорово живешь, беспокоить не будет. И, как я уже сказал, хорошо зная адвоката. Как я на эту новость отреагирую. Ему будет интересно. И, что я буду делать, какие приму меры. Что же касается адвоката, его звонка, еще не было случая, что бы он позвонил, предупредил меня, что завтра, будет концерт татарской труппы, от пения которой, я иногда пребываю в восторге. Так нет же, не сообщит, на это представление, концерт, он пойдет сам, один.
                ***
 Время еще было. Я подумал, что, если я приду завтра, то это, уже не будет для меня сенсацией, будет достоянием многих, в районе. А этого, как посчитал я, нельзя допустить. На приглашение адвоката, сказал, что сейчас буду. Когда же я пришел к нему. И то, что он рассказал мне, для меня это было не просто новостью, а чем-то таким, ночным звездопадом. Действительно, выслушав Талгатовича, мне на самом деле стало интересно. Надо же, зверек сам лез в капкан. И это в то время, доходило до того, что однажды, я был вынужден напрямую спросить одного из работников прокуратуры РБ. Как, что нужно сделать, что бы, потеснить Муртазина, прокурора района. Ответ был, если у тебя хватит терпения, выдержки, стойкости и времени, то, дерзай, возможно, что-то и получится. Легко сказать дерзай, получится. И вот, надо же, как это говорится, как уже было сказано, «зверек», не стал дожидаться своей участи. Сам, залез в капкан. А пока, выслушав Талгатовича. И, что до конца рабочего дня, время еще было. Поспешил в прокуратуру, что бы, воочию, из первых рук, узнать, что же все-таки произошло на самом деле, о том, только что, рассказал мне адвокат, этот не будет лгать.
                ***
 Здесь, я должен отметить, не знаю, чем это вызвано. С чем это связано. Только, так уж получалось, всегда, когда я приходил в прокуратуру. А, то, что с нами приключилось, в прокуратуре, я, (мы) был частым «гостем». И  всегда, когда я приходил, еще не заходя в кабинет, увидев меня, заместитель прокурора, Мкртумян Н. Б., вежливо, сразу, приглашала зайти к ней, в кабинет. И, не важно, был ли для этого повод,  приемный, или не приемный день, заходи и все тут. И, как правило, уж, так получалось, разговор заходил не о моей (нашей) проблеме, отсутствия у нас воды. А, о чем-то отвлеченном.
Не знаю, насколько ей нравились мои рассказы, которые. как она говорит, читает. Во всяком случае, всегда их хвалила, говоря, что ей нравится стиль моего написания. Тогда как, мне, как она работает, ее стиль, мне не нравился.
Забегая вперед, то, что я напишу о ней сейчас. Вряд ли, ей может подойти, скорее, наоборот.
Я уже знал, что ей тридцать два года, и, что она не замужем, Сказать больше, как она сказала, у нее, даже, в настоящее время нет поклонника. Или, как это говорят сейчас, «Бойфрэнда». И, все это, отсутствие у нее поклонников, как она, сама же говорила, бояться ее профессии, должности. На самом деле, о всяком случае, так думал я, она слабо преподносит, афиширует себя, как женщина. Да, к тому же, еще и бесприданница. Как потом я узнал. Оказалось, на протяжении восьми лет она проживает в гостинице, ютится в комнатушке. Камера одиночка, заключенного, на пожизненно, и то, больше. И, что об этом, таком ее социальном положении, как она сама же говыорит, она ни сколько не жалеет. Действительно, что жалеть, если тебе не дают, а ты, (она) на этом не настаиваешь, не требуешь. И, обо всем этом, она поведала мне сама. Как я уже сказал, уж так получалось. Еще только, увидев меня, с порога, почти всегда, приглашала, зайти к себе. Ее двери, не знаю почему, с чем это связано, но, почти всегда, когда она находилась в кабинете, на своем рабочем месте, были открыты настежь. Вот и в этот, мой приход. Увидев меня, она кивнула мне головой. И этот ее такой кивок, одновременно означал, приветствие и разрешение войти. Да то, что я увидел, в каком она была состоянии, я зашел бы, и без приглашения. Передо мной, скажу честно, (не хорошее сравнение) и все же, сидело за столом жалкое, человека подобное, живое существо. Во всяком случае, в данный момент, таковой она предстала передо мной. Ее левая рука, до самого запястья, была забинтована. Сказать проще, там, где делали ей эту процедуру, перевязку, бинта не пожалели. Так вот она, сейчас, ни с какого боку не походила на ту, Мкртумян Н. Б. Которая, еще совсем недавно, так  «радушно», приглашала меня к себе в кабинет. Почему радушно взял в кавычки. Да, наверно потому, что приглашая меня к себе в кабинет. Сама, при этом думала: вот «идиот», и откуда ты, только, свалился на меня, мою голову. Во всяком случае, разговаривая с ней обо всем, и ни о чем конкретно. Зачем и с чем, особенно, последнее время я (мы) зачастил к ней, а это, отсутствие у нас воды и почему она, как должностное лицо, как юрист, не принимает ни каких мер. Да, наверное, потому, что, отвлеченные разговоры, не касающиеся конкретики для нее лучше, спокойнее и безопаснее. Нежели, если бы, я давил на нее, настаивал. Почему она, как должностное лицо, которому это по определению, вменено, по службе, не принимает, ни каких мер, по нашему вопросу.
Правда, надо сказать, что мы не всегда так дружелюбно беседовали с ней. Был момент, когда, в один из приходов, со своим очередным заявлением. Которое, как всегда, она учтиво приняла. В то же время, заведомо зная, что от этого поданного мной заявления результат будет нулевой. И, что, на это, как всегда, как правило, будет от нее очередная, ни чего не решающая, не значащая, для нас  отписка.
В сердцах, не выдержав, на гребне эмоций, сказал: в другом месте, и то, как ты работаешь, давно бы выкинули из кабинета, вместе с табуреткой. Сказав эти слова, как тут же, пожалел об этом. Да нет, она не закричала, как это обычно, сделал бы на ее месте, кто-то другой. Как, вы, смеете, такое говорить, я должностное лицо, при исполнении. Нет, она, сделав обиженное лицо, повернувшись к стенке, указав  рукой на нее. Виноватым голосом произнесла, это, все он. Кто он, кого она имела в виду, не трудно было догадаться. Он, был прокурор района Муртазин Р. В. И что, это не она, а Муртазин Р. В. не принимает ни каких мер. И то, что она говорит и делает, только то, что он скажет. Грешным делом, я даже подумал, скажи Муртазин Р. В. ей, лезь в огонь. И она, это сделает. Действительно, здесь, я с ней был полностью согласен. Часто, бывая у прокурора района, Муртазина Р. В. Приходилось наблюдать, как тот, относится к своему заместителю. Порой, просто унижая его. И нередко, это делал, при посетителях. Во всяком случае, такому обращению с ней, мы были свидетелями. Как он унижал ее, говоря, Вы, Нарине Борисовна, не лезьте, не суйте свой нос, куда не надо. Тогда как, это, напрямую касалось именно ее, ее служебных обязанностей.
И тут, невольно, я представил  прокурора Муртазина Р. В.. Эти, его ничего не выражающие, бегающие, на выкате черные глаза. И, как он, не зная, как решить, что ответить пришедшему к нему на прием посетителю. Всегда, старался быстрее, свернуть, закончить разговор с ним. Обычно, говоря: у вас все, свободны. А то, и вовсе, нагло указывал тому на дверь.
Однажды, когда у нас побывал, следователь прокуратуры, некий, Загретдинов Б., посланный прокурором Муртазиным Р. В.. Так вот он, не вникая в суть дела, походил, пофотографировал. После чего, вынес свой вердикт, сделал заключение. Доложил прокурору, что, оказывается воду нам, можно провести с северной стороны. Заметьте и этот, посланец прокурора Муртазина Р. В. Вместо того, что бы разобраться с Брусовым, почему, на каком таком основании, он отключил у нас воду. Вместо этого, он стал искать варианты, где, как можно подвести нам воду. И это, такое заключение следователя прокуратуры Б. Загретдинова. Как, проведение нам воды, с северной стороны, отдаленно, чем-то напомнило. Высказывание, предложение мэра Москвы Ю. Лужкова, повернуть сибирские реки вспять. Кстати, такое заключение следователя Б. Загретдинова, его, еще, можно простить. Так как он, совсем, недавно работает в этой должности. И за это, как за спасительную соломинку, тут же ухватился прокурор Муртазин Р. В. Когда же, я, будучи на приеме у прокурора Муртазина Р. В. На что он, не преминул, напомнить мне, сказал, оказывается, воду вам, можно провести с северной стороны. Заметьте, и этот, как и судья Гайсин, и тот же, глава администрации Насыров, ни слова не говорят, не упоминают. О грубом нарушении Брусовым Ю. А., закона, как то: ст. 290 ГК РФ и ст. 330 УК РФ. А, только и нудят, о каком-то, альтернативном подводе нам воды. Теперь, уже, хорошо зная прокурора Муртазина Р. В., с чем его «едят» и чем «запивают». Спросил его, ну хорошо, тогда покажи, где эта северная сторона. С которой, якобы, нам, можно, подвести воду. Нет, ну мужик ни как не ожидал, что я ему устрою экзамен по географии. На что он, на мою просьбу, покрутив головой, из стороны в сторону. Посмотрев на потолок, как будто, там, что-то обозначено. Где этот самый злополучный север. После чего, на всякий случай, посмотрел в окно. Так и не смог, даже приблизительно показать, где, в какой стороне север. Другой, на его месте, как-то бы засмущался, может даже, извинился, за свое невежество. А этот, одно слово, Муртазин.
                ***
Но оставим на время прокурора Муртазина, вернемся к Мкртумян Н. Б. Я, спросил ее, что случилось, что она в таком виде. На что она, вкратце, сбивчиво, рассказала, что произошло, что случилось. И то, как поступил, что сделал, с ней, прокурор Муртазин Р. В. Насколько я понял, из ее сбившихся слов, рассказа. У нее, одним словом, Муртазин Р. В. был чем-то не доволен, якобы, составленным ею отчетом, или еще чем-то. Это, в настоящий момент, уже не столь важно. А по сему, решил, в срочном порядке, наказать своего заместителя. Схватил со стола авторучку и ловким, видать не впервой, заученным движением руки, нанес ей удар по пальцу левой руки. При этом, как она сказала, сопроводив свои действия, нецензурной бранью, в ее адрес. Назвав ее чуркой, ****утой. И еще, кое- чем таким, о чем не говорят, о чем сказать нельзя. После того, что сделал прокурор района Муртазин Р. В., в отношение, своего заместителя  Мкртумян. Оказывается, если верить рассказам людей, легенде. То удивляться не приходится. Дело в том, его предки, бабушка, была чистых кровей татарка, тогда как, дед, белогвардеец. Скажу честно, чисто по человечески, мне стало жалко Мкртумян. Я спросил ее, не нужна ли ей  какая-нибудь, с моей стороны, помощь. Хотя, говоря это, подумал, что я мог сделать, какую помощь ей оказать. Кто я, и кто она. На что она, внимательно, посмотрела на меня, ее взгляд, как бы говорил, что, и ты, издеваешься надо мной. Но, очевидно, убедившись, что в моих словах, нет, ни малейшей иронии, издевательства. Помолчав, глядя мне в глаза, упавшим голосом, с грустью произнесла: знаете, я не ожидала от Вас, что Вы, примите мою сторону, встанете на мою защиту. Помолчав какое-то время, снова, произнесла, не ожидала. На это, я ей ничего не ответил. Разве что, подумал, пусть не часто, но, все же, помощь приходит, как раз от тех, от кого, мы меньше всего этой помощи ожидаем.
И я, продолжая глядеть на нее, на ее, такой жалкий, раздавленный, затравленный, убитый вид. Поверьте, действительно, хотел, хоть как-то, хоть чем-то, помочь ей. И, в тоже время, не буду скрывать, наконец-то, у меня появилась возможность, поставить на место, «отоспаться», на прокуроре Муртазине. За те действия, не только в данном, конкретном случае, а, и вообще, как он относился к людям. Пришедшим к нему на прием, со своими проблемами, искать справедливость. А то, что у Мкртумян Н. Б. были сомнения, в правдивости моих слов, усомниться в оказании предлагаемой ей, моей помощи. На это, у нее были все основания. Да, и это, она прекрасно сама понимала.
За все время, сколько я (мы) обращались к ней. В решении нашего вопроса,  она, палец о палец не ударила. А, ведь, это было полностью в ее власти. Поставить, Брусова Ю. А., на то место, которое, он заслужил, своими, скажем так, варварскими действиями.
Но, оставим это, на совести  Мкртумян Н. Б. На мое предложение о помощи, она ответила, что, пока, не надо. Да и я, предлагая ей свою помощь в который уже раз подумал. Действительно, как, и чем, я мог ей помочь, простой обыватель, которому, в пору, самому нужна помощь. На этом мы и расстались. Но то, что произошло, этот прямо надо сказать грязный случай, в отношение, заместителя прокурора Мкртумян Н. Б. Как поступил с ней, прокурор района Муртазин Р. В., все это, не давало мне покоя.



Глава XXIII


И вот, как-то, вскоре, после нашего разговора с ней. Мы, я и моя супруга, Костина Т. В., зайдя в «тряпичный» магазин. Где встретились, к нам подошла женщина, специалист. Проще говоря, секретарь прокуратуры, поздоровавшись, разговорились. Я не преминул, поинтересовался, как дела у Мкртумян Н. Б. На что она, обращаясь к нам, серьезно сказала, что бы мы, хоть как-то, чем-то, помогли ей. На это, моя супруга Костина Т. В., сказала, что муж, ей это уже предлагал, но она отказалась. На что она сказала, что тогда, да, отказалась. А вот сейчас, не откажется, ей просто, как ни когда, необходима ваша помощь.
На другой день, я снова встретился с Мкртумян Н. Б. в ее кабинете. И, снова, как и тогда, предложил свои услуги помощи. Выслушав меня, на сей раз, она действительно, не стала отказываться от моего предложения, помочь ей, (видать, совсем плохи были ее дела). Сказала, будет лучше, если я, приду к ней домой, в гостиницу, вечером, после работы, (я не знал, что она, вот уже на протяжении восьми лет, проживает в гостинице). Где мы, в спокойной обстановке, можем обсудить этот вопрос. На том и расстались. Вечером, в районе восьми часов, я был у нее. И то, что я увидел, где она ютится. Это, меня повергло в шок. Маленькая угловая комнатушка, у отпетого уголовника, определенного на пожизненно, и то, больше. Когда я вошел, она предложила мне стул, сама же устроилась на диван кровати. Первое, что мне бросилось в глаза, на что я обратил внимание, так это, на ее внешний вид. Передо мной, находилась молодая, совершенно раздавленная, если, не сказать больше, убитая, в своей безысходности женщина. Причем вид у нее был такой, как будь-то, она только что освободилась, после пыток. Весь ее внешний вид, лицо, говорило, показывало, что она переживала какую-то внутреннюю душевную трагедию. Глядя на нее, ее разбитость, растерянность. Сам, того не подозревая, не ведая,  поставил себя на ее место. И тут, понял, что сидящее передо мной, это маленькое, затравленное живое «существо», (а в данный момент оно таким являлось) действительно нуждается в помощи.
Спросил ее, что я могу для нее сделать, чем помочь. На что она сказала, что и сама не знает. Ну, хорошо, сказал я. Почему бы ей, не обнародовать, все то, что произошло с ней. Скажем, написать, в столь уважаемую, принципиальную газету, как АиФ Башкирии. На это, на мое предложение, она, испуганным голосом сказала: нет, нет, только не это. При этом добавила, что ее, тогда совсем «запрессуют». Но, ведь тебя уже и так, прессуют, сказал я. Дело в том, как сказала она. Ее, пока решается этот вопрос, что делать, как быть, с тем, что произошло. Ее хотят отправить в командировку, на два месяца, в другой район. По меньшей мере, сказанное ею, отправить ее в другой район, для меня было странным.  Хорошо, сказал я, если ты чего-то боишься, а, судя по всему, она действительно боялась. То, мне придется, сообщить об этом, в газету АиФ самому. Нет, нет, только не это, снова запричитала она. Не знаю почему, чем это вызвано, как-то так  получилось, стала жаловаться, говорить, что она совсем одна. И, что у нее, из близких родственников, только мать и дедушка, и, что они живут в Стерлитамаке. И, если что случись, (явно, намекая, на то, что ее могут уволить), то она найдет себе работу. При этих ее произнесенных словах, «если что». Я невольно подумал, неужели она допускает, что ее могут уволить. И тут же, за что? За то, что в данный момент она является потерпевшей стороной.
В этот раз, так мы ни к чему и не пришли,  ни о чем не договорились. Она не согласилась, не приняла ту помощь, тот вариант, который я ей предлагал. Через день, теперь уже она, позвонила мне. Попросила о встрече, и снова, у нее в гостинице. Когда же, я пришел, к ней. Ее вид, как и тогда, в первый мой приход, оставлял желать лучшего. Она была такой же, убитой, раздавленной. Полная противоположность той, которая еще совсем недавно. Бегала по коридору, с деловым, напускным видом. При этом, в который уже раз подумал. Как мало нужно для того. Что бы, совершенно нищего человека, в одночасье, сделать богатым. И наоборот, богатого, опустить, превратить в нищего. Скажу честно, мне ее, в который уже раз, откровенно, стало жалко. Про себя решил, что действительно, нужно что-то делать, даже, вопреки ее желанию, даже, если она  этого не хочет. А, уж, если говорить прямо, боится. В разговоре, она, в который уже раз, сказала, что мало того, что прокурор Муртазин Р. В. ее ударил, так еще и обозвал нецензурной бранью, назвав ее «чуркой». И это, особенно, оскорбило, обидело ее, как ни что другое, сказанное в ее адрес.

И вот, как-то, спустя время, разговаривая по телефону, со своим товарищем, живущем в Екатеринбурге, рассказал ему, об этом эпизоде. Он, выслушав, меня, сказал: в том, что у вас такое происходит, в этом, Вы сами виноваты. И пояснил: наставите, на высокие должности, вот таких, (так и сказал) «чурок», подобно Муртазину и Мкртумян, и, иже с ними. В последствие, жалуетесь, стонете, почему, что, да как. Выслушав его, подумал, а ведь, говоря, это он был прав. И тут, в одночасье, в памяти, перед моими глазами, словно наяву. Промелькнули все эти люди, руководители: Муртазины, Гайсины, Насыровы, Туктаровы, Яппаровы, к кому мы, почитай, каждое утро, как на работу, безуспешно ходили, обращались. С надеждой, что кто-то из них откликнется, обратит внимание на нашу беду, проблему, но, куда там. И это все, хождение по мукам, на протяжении полутора лет, запинаясь, обивали пороги, безответно, обращались. Действительно, бьюсь об заклад, даю голову на отсечение своего соседа. Мой товарищ,  действительно, был прав. Все они, точь в точь, слеплены, посажены, на одну колодку, из одного, сырого материала, высыхая, дает многочисленные трещины. Обращаясь, вспоминая, слова Мкртумян, и то, как ее обозвал, назвав ее чуркой, прокурор Муртазин, что подразумевал он, имел в виду, под этим словом.
И вот теперь, в отместку, решил отыграться, на своем заместителе. Я же, глядя на его, его внешний вид, сравнив, грешным делом подумал: если посадить их рядом, то различить их, можно, разве что, по половому признаку.  Оба они, как одно целое, со смуглым цветом кожи,  похожие, на обуглившиеся головешки, прогоревшего костра. И такие же, гномы,  очутись они в Африке, любое африканское племя, те же пигмее, примут их за своих. Правда, здесь, в защиту их обоих, нужно сказать, отметить. Если верить науке, учению Дарвина, мы все, вышли, произошли, от обезьян. Вот, только, почему-то, по происшествию, долгого времени, многих веков. Ни одна, из сегодняшних обезьян, не хочет превращаться в человека. Что, не те обезьяны пошли?
А, пока, получив от нее отказ, на  мое предложение, то, что произошло с ней, опубликовать в прессе. Предложил ей последнее, обратиться напрямую, к генеральному прокурору РФ Чайке Ю. Я., выйти на его сайт. И рассказать все, доподлинно, как все было, на самом деле. На что, на мое предложение, она, ответила с еще большим отказом, сопротивлением. В таком случае, сказал я, хочет она того, или нет, это, сделаю я, выйду на сайт Чайки.
Когда же, я собрался уходить, она сказала, что на днях, должна приехать, разбираться, связи со случившимся, комиссия из прокуратуры РБ. Еще не зная зачем, я попросил ее, что бы она сообщила мне, о ее прибытии. Ушел. Выйдя на крыльцо гостиницы, грешным делом. В который уже раз, подумал, и зачем мне все это надо. Действительно, зачем? Своих проблем мало. Вот так, мы все время говорим, оправдываемся, защищаем тех, кого, в некоторых случаях, самих, нужно судить. И этим, нашей слабостью, а то и вовсе, животным страхом.  Зачастую пользуются те, кто стоит у власти, сверху, донизу. Начиная с районов, и так, по восходящей, вплоть, до администрации, да что там, Президента РФ. Не говоря уже, о местном руководстве.
                ***
И вот, по истечению нескольких дней, Мкртумян Н. Б. действительно позвонила мне, сказала, что комиссия по ее делу, прибывает завтра. Мы, я и моя супруга, Костина Т. В. пришли в прокуратуру. Толи мы припоздали, толи комиссия начала свою работу раньше. Одним словом, «не согласовав» с нами, процесс уже шел, полным ходом. Обоих «допрашиваемых» как это говорится, развели по разным сторонам, кабинетам. Мкртумян Н. Б., повезло больше. Ее допрос, или опрос, что тут, какое определение подходит в данном случае больше, производился на первом этаже. И, если что, ей спускаться ближе к выходу, на свежий воздух. А то, что ее будут «парить», так это, уж точно. Тогда как, Муртазина Р. В., подвергли этой процедуре на втором этаже, в кабинете Мкртумян Н. Б. И еще, с Муртазиным Р. В. беседовал мужчина. И не просто мужчина, как я узнал чуть позже. А сам, полковник Арсланов Ю. Б. старший советник юстиции. Тогда, как занималась, проводила «экзекуцию» Мкртумян Н. Б. молодая девушка, психолог Маркелова Н. А. Мы с супругой, пока проходил весь этот процесс, ожидали  в фойе, первого этажа прокуратуры. Стояли, прислонившись к стенке. Нам хорошо был слышен,  довольно громкий разговор, беседу, между психологом и Мкртумян Н. Б.. Правда, о чем, о ком велся разговор, разобрать было трудно. Да, и, наверно не хорошо подслушивать, чужой разговор. Тем более, такого ранга. Когда же, наконец-то, все это закончилось. Из кабинета вышла, довольно молодая женщина психолог, учинившая допрос, над Мкртумян Н. Б.. Я подошел к ней, представился, сказал. Вы, составили психологический портрет заместителя прокурора Мкртумян Н. Б. Тогда как, я, (мы), теперь уже хорошо зная Муртазина Р. В., довольно часто общаясь с ним.  Хотел бы, Вам обрисовать, составить психологический портрет, прокурора Муртазина Р. В.. На что, на это, она, выслушав меня, сказала, подождите минуту. И, что ей, этот вопрос нужно согласовать. С кем, она не сказала.
Поднялась наверх, второго этажа. Вскоре, вернулась, предложив нам, следовать за ней. Поднявшись на второй этаж, и тут, надо же. Первого, кого увидели в коридоре, так это, прокурора, Муртазина Р. В., прохаживающегося по коридору. Увидев нас, он, учтиво, вежливо, поприветствовал нас, что за ним, такая учтивость, да, еще по отношении Костиной Т. В., доселе не наблюдалось. Муртазин, обращаясь к Костиной Т. В., вежливо, спросил: Вы, ко мне? На что, теперь уже я, сказал: нет, теперь уже, не к Вам. При этом подумал, как мало нужно человеку, что бы перевоплотиться. Казалось бы, совсем недавно, каких-то, два месяца назад. Прокурор Муртазин Р. В., дважды, удосужился, выгонял Костину Т. В. из своего кабинета. И вот надо же, такая учтивость, вежливость, по отношению к Костиной Т. В.
Зайдя в кабинет, где увидели, сидевшего за столом мужчину, средних лет, в форменной одежде, в погонах, полковника. Который, поздоровавшись, как только что, прокурор Муртазин Р. В., так же учтиво, вежливо, предложил нам располагаться, на рядом стоящих стульях. Здесь, нужно сказать. Я давно отметил для себя, одну, скажем так, особенность. В поведении некоторой категории людей, руководителей, этого, высокого начальства. Все они, бывают, учтивы и вежливы, до определенного момента. Когда же дело касается чего-то конкретного. Они, как страус, прячут голову в песок, зачастую, их не найдешь на месте. Или, они ушли в отпуск. Или же, пошлют вас, к такому же, как и он сам раз…., и это, в хорошем смысле А то и вовсе, что бы отвязаться, дадут Вам, ни чего не решающую, не значащую отписку.
А пока, представившись, назвав себя. Мы, вкратце посетовали, рассказали,  что привело, по какому поводу, мы попросили о встрече. Надо отдать должное, нас внимательно выслушали. Но, когда, разговор, коснулся, зашел о прокуроре Муртазине. О его, мягко сказать непристойном поступке, как он ведет себя. О его обращение с посетителями. Не говоря уже о том, как он поступил со своим заместителем Мкртумян Н. Б.. Разговор, как-то, сразу, почему-то не пошел. Мы рассказали, как он повел себя, в отношение, Костиной Т. В., выгнав ее из кабинета. На что, представитель прокуратуры РБ, сказал: возможно, Вы, пришли к нему не в приемный день. На это я сказал, (совсем как, возможно, он вез гранаты, да не вез он гранаты), что как раз, мы к нему пришли в приемный день. В не приемный день, нас, не пустила бы, и на порог, его кабинета, «отстреляла», еще на подходе, его секретарь. Или, как там его, специалист. После этого, его такого замечания, относительно прокурора Муртазина Р. В.. И то, что, якобы, мы пришли к нему в не приемный день. Наш разговор, во всяком случае, для меня, потерял всякий смысл, стал не интересен. Дальше, больше, дошло до того, толи в пылу гнева, или еще по каким-то другим причинам. Представитель прокуратуры, сказал:  что, по-вашему, поставить прокурором района, Мкртумян Н. Б.. На что я, хорошо зная Мкртумян Н. Б., как она работает. Кстати, когда человек, руководитель, быстро привыкает к своей должности, к «скудной» зарплате. Он, сразу, перестает работать. И от него, нужно, в срочном порядке, избавляться. Сказал: а вот этого, как раз, делать не надо. При этом уточнил, если, кем и назначить Мкртумян Н. Б. разве что, секретарем прокуратуры.
После, с представителем прокуратуры разговаривала супруга, Костина Т. В. Я же, что бы, время не пропало даром. Решил целиком и полностью, переключиться на молоденького психолога. А поглазеть, действительно, было на что, молодая, привлекательная, стройная особа. Да, такая, что за ней, если взять шестидесятые годы, парни бы, ходили стаями. Как февральские волки, пришедшей в охоту, волчицы. (Да, извинит меня, за столь, возможно, неудачное, вольное сравнение). При этом, грешным делом подумал. Все те, руководители, из высших эшелонов власти. Кто, нет, нет, да и удосуживался посетить район. Так вот они, здесь, я беру исключительно тех, к которым я (мы) обращались, со своей проблемой.   Все они, на мой взгляд, за редким исключением, если брать их внутренний мир, были так себе, не пришей рукав. Тогда как, сопровождавшие их, секретари, советники, или, как в данном случае психолог, которых, они брали с собой. Так вот они, глядя на них, как это говорится, глаз не оторвешь, что порой забываешь, зачем пришел. Незаметно, за этим занятием, наш разговор иссяк, подошел к концу. Из которого, ничего путного для себя (нас) не вынес, не извлек.


Глава ХХIV

 Когда же, мы вышли из кабинета, спустились вниз. И тут, я, извлекая из своих карманов перчатки, обнаружил, что одной не хватает. Кстати сказать, и это, не первый случай, потери перчаток, (рукавиц) связанных для меня, моей супругой. Опять же, пользуясь, случаем, пока Татьяна Васильевна спускается по лестницам в низ, не могу не рассказать, один случай, связанный с потерей рукавиц. Будучи на охоте, немного подустал, решил передохнуть. Стряхнув рукавицей снег с павшей лесины, положив рукавицы на нее, усевшись удобней, решил ободрать, попавшую в капкан куницу. После отдохнув, закончив с куницей, пошел. И вот, когда отошел, от того места, где, только что обдирал куницу. Обнаружил, что у меня нет рукавиц, и, что я оставил их на лесине. Что бы, не опоздать на автобус, решил, что заберу их в следующий раз. Вот только, ни в следующий, ни в какой другой, забрать их не пришлось, их забрал кто-то другой.
Конечно, такой вот, своей безалаберностью, забывчивостью. Безусловно, я обижал, свою супругу, потратившая столько времени, трудов, что бы связать, мне рукавицы. И, вот, надо же, такая благодарность, с моей стороны. Но, надо отдать ей должное. Она, никогда не ставила мне это в упрек. Во всяком случае, ни когда этого не показывала. Хотя, кто знает, где-то, в глубине своей души, и обижалась на меня. За мое, к ней, за ее труд, такое вот, мое головотяпство. И в этом, была вся, моя супруга, Костина Татьяна Васильевна. Которая ни шла ни в какое сравнение, с какой-то там, да не в обиду будь им сказано, Гайсиной Флюрой Латыповной, или, тем паче, Брусовой Валентиной Петровной. Говоря это, эти слова, я говорю вполне серьезно.
                ***
Вернувшись, поднявшись наверх, действительно, на полу, возле стула, на котором сидел, обнаружил перчатку. Поднимая ее, при этом, в шутку сказал, наблюдавшему за мной полковнику. Что это, брошенная, (в данном случае, забытая) мной перчатка, не есть вызов Вам, или еще кому-то. Как это делалось, в ранние времена. Бросали перчатку, таким образом, делали вызов на дуэль. С моей стороны, в данном случае, была, всего лишь, непредвиденная случайность. Мило улыбнувшись друг другу, попрощавшись, расстались.
Казалось бы, на этом все, можно было бы и закончить. Если бы, уж так получилось, не знаю зачем, но, на всякий случай у психолога, Маркеловой Н. А., я взял ее рабочий телефон. И вот сейчас, нет, нет, да и переговариваемся (переговаривались) с ней по телефону. Я со своего сотового, звонил на ее, рабочий. При этом, терплю, испытываю неимоверные финансовые издержки. У меня, с моего сотового телефона, на ее рабочий, в результате разговоров, уходили «бешеные деньги». И я, что бы, как-то исправить это положение, финансовую сторону, по которой, я нес огромные по нашему времени убытки. Предложил ей, что бы она, дала мне свой номер сотового. На что, на это, мою просьбу,  категорически, отказалась, дать мне свой номер сотового телефона. Что не может, пойти мне на встречу. При этом сказала, что она замужем. И, мало ли что. В свою очередь, я ей сказал, что я, тоже семейный. И, что мне,  семьдесят пять лет. И что, у меня прекрасная жена. И, что я не опасен. И, что мне, дают гораздо моложе ее по возрасту и по служебному положению девушки и, даже, вполне состоявшиеся женщины и ни чего. Но и это, такое объяснение, не подействовало. Не дала, и все тут, хоть вешайся. Я, да же, грешным делом подумал. Что бы еще раз с ней встретиться, пообщаться, в живую. Оставалась последняя надежда. Для этого, всего-то и нужно, что бы, вновь назначенный прокурор района. Сделал что ни будь такое, скажем, ударил Мкртумян Н. Б., еще по какому ни будь месту. И тогда, у нее снова появится возможность посетить район, а у меня, встреча с ней. Хотя нет, с Мкртумян Н. Б., достаточно, того, что сделал с ней, бывший прокурор Муртазин Р. В.. Да, кстати, ни кто не знает, где, сейчас, находится прокурор Муртазин Р. В., где прозябает. Его, опять же, по слухам, отпустили с миром, по собственному желанию!!! Тогда, как, надо бы…. Где-то он сейчас, бедняга. Говорят, одно время, хотел пристроиться в администрацию района юристом, даже зарплатой интересовался. А что, там бы он вполне сработался, сжился, как говорится два сапога пара. Один, (глава администрации района Насыров З. Х.) ни за что, ни про что, бьет своего «подчиненного» телефонным аппаратом. Да так, что тот получает сотрясение мозга. Другой, (прокурор района Муртазин Р. В.), «колет» авторучкой, своего заместителя, Мкртумян Н. Б. Да так, что она уходит, почитай на три месяца на больничный. Другие говорят, что пытался устроиться, опять же, в администрацию района, в природоохранную организацию. А, что, вполне мог подойти, и даже взяли бы, разве что, сторожем. Некоторые, опять же, судачат, что заделался коммерсантом, неким, «купи-продай». Бычками торгует, живым весом берет.
Кто-то, вполне резонно спросит, а что, Мкртумян Н. Б. А ничего, на все, казалось бы, свалившиеся на ее голову, карательные меры, (в данном случае, указательный палец ее левой руки), продолжает работать в своей должности. А тут и вовсе, как-то, встретившись, разговорившись, с женщиной, специалистом прокуратуры. Она, как бы, между прочим, мило улыбаясь, сказала: Мкртумян Н. Б., наконец-то, повезло, ее позвали. И, что скоро, у нее свадьба.
По крайней мере, для меня, это было большим сюрпризом, сенсацией. Но и это, еще, куда, ни шло, так ведь, еще и приобрела машину. Я, даже подумал, наконец-то, свершилось, позвали, (в хорошем смысле этого слова). И вот, однажды, совершенно случайно. Я, встретился с ней на улице, увидев меня, она радостно воскликнула: надо же, я Вас не узнала.
А ведь, во мне ничего не изменилось, я оставался таким же, как и до встречи с ней. И, вот, надо же, не узнала.
Она забыла, как приглашала меня в свой рабочий кабинет, потом к себе домой. Взывая о помощи. И вот, надо же, не узнала. В таких случаях, в народе, говорят: «отлегло от задницы, можно и забыть, не узнать».
Я, как и всегда это делаю, по восточному обычаю, справился, поинтересовался ее здоровьем. А, вообще-то, как правило, как повелось по сегодняшнему времени. Когда, кто-то, интересуется, спрашивает один,  другого, как его здоровье. Всегда, или, почти всегда, в ответ, слышится: «не дождешься».
На что она, улыбаясь, весело сказала, что у нее все хорошо, вышла замуж. Разве что, с грустью произнесла, и это, хорошо было видно по ней. По тому, как она сказала, пожаловалась. Что, когда, по каким-то причинам отсутствует на работе, вновь, назначенный прокурор района. Замещать его, на этот период, ставят, не ее, как его заместителя, а одного из следователей прокуратуры.
И, что это, как она считает, для нее унизительно. Я, что бы хоть как-то, отвлечь ее от этих, неприятных, грустных мыслей. Перевел разговор, в другое, более благоприятное для нее русло.
Здесь, к слову сказать, разведчик, неважно, какой страны, государства. Что бы, не проколоться, не разоблачить себя. Всегда, старается перевести разговор. В то русло, тему, в которой, он силен, более осведомлен. Вот и я, перевел разговор, в более благоприятное для нее русло.
Спросил ее, кто ее избранник, где проживает, кем работает. На что она сказала, что работает в соседней деревне, в совхозе, правда, затруднилась, или, не посчитала нужным, сказать кем, в какой должности. Одним словом, как сказала она, сидит в конторе, занимается  бумагами. На это, опять же, что бы, не обидеть ее. Я ничего не сказал. Разве что, подумал, с бумагами, сидят и в туалете. И, в продолжение, я спросил ее. И все же, кто он такой, что осчастливил ее. Она сказала, что из местных, из соседней деревни, помолчав, сказала, татарин. Услышав это, и то, о чем я спросил. Она прекрасно все поняла. В ответ, как бы, в свое оправдание, произнесла: значит, это ее судьба. Да не судьба это, не судьба, Нарине Борисовна. Опять же, про себя подумал я. В нас, порой, напичкано, такой хрени, и что бы оправдать ее, выдаем, как за судьбу. И ее, не разгребешь и совковой лопатой. И, что бы уж совсем, смягчить разговор, привел пример из своей жизни. После армии, как то, уж так получилось. То, военное, послевоенное поколение. Мы скажем так, не очень то, увлекались, смотрели на  девчонок. Не рассматривали их, как объект продолжение рода человеческого. Как до армии, так, некоторое время и после службы в армии. По большей части, отдавали предпочтение спорту. И, как результат, как доказательство этому, кто серьезно занимался хоккеем, а это, братья Макаровы Сергей и Николай, Сергей Бабинов, (кстати, мама, Сергея Бабинова, была моей крестной). С ними, когда-то, играл в одной команде, в Челябинске, завод металлоконструкций. О них, кем они стали, говорить не приходится, только ленивый, не знает их. О голубях, и говорить не приходится, держали, почитай, в каждом дворе. Рыбалкой и охотой, этим, занимались повально.
И вот как-то, видя все это, чем я занимаюсь, моя мама, как бы, между прочим, смущаясь, спросила: если у меня девушка? На что я сказал, (и это была сущая правда), что нет.
Однако, сказал, что есть, на примете, одна девушка, работающая у нас, в нашем цехе, в отделе главного технолога, но она, татарка. Моя мама, православная, эта мудрая женщина, глубоко верующий человек. На это, на мои слова, на мой, только, только, еще предполагаемый выбор, не сказала что, нет. Только сказала: послушай меня, смотри, допустим, у вас все сложится. И, такое, может быть. Вы придете в гости, в ее семью, сядете за стол. Где гарантия, что, кто-то, из ее родни. Глядя на тебя, будет говорить, возможно, обсуждать тебя, и все это на своем языке, который ты не знаешь.  Сказав это, она замолчала. На это, своей маме, я, ничего не ответил. В то же время, представил, что такое, действительно, может быть. И, выбросил из головы, забыл, об этой девушке, о ее существовании.
                ***
Здесь, надо сказать, отметить, что, по тем временам, в отличие от сегодняшних. Мы свято чтили, свои обычаи и нравы, старались уважать, не перечить, своим родителям, (правда, надо сказать, не всегда это получалось должным образом) как это, выражаясь фигурально, старались идти, соблюдать уличное движение, не выходить на встречную полосу. А улицу, переходить, по «зебре». И только, на зеленый свет.
Здесь, надо уточнить, говоря это, об этой девушке. И, если, я имел на нее виды. В тоже время, не знал, нужен ли я ей? И то, что могло, объединить нас.
Выслушав меня, Мкртумян, опять же, повторила, значит, это, ее судьба. Правильно, сказал герой, из рассказа О. Генри, «Деловые люди». «Виноваты не дороги, которые мы выбираем. А то, что внутри нас заложено». А мы, судьба. Свою судьбу, свой жизненный путь, выстраивает, намечает, выбирает дорогу, сам человек. Не знаю, но, думаю, что говоря все это ей. Приводя эти примеры, хотя бы крупицу, моего ей сказанного. Она взяла для себя, на вооружение. На этом, наш разговор и закончился. Здесь, что касается нашего разговора, с Мкртумян Н. Б., хочу сказать, из своих личных наблюдений. Так, некоторая категория женщин, большую часть своей жизни, если, чему и посвящает. Разве что, делает карьеру. Забывая о том, что, однажды, придет время. И оно им напомнит, скажет: «К карьере, ночью не прижмешься. С карьерой, спать не ляжешь». И, теперь уже, спохватившись, жалея себя, свои уходящие годы. Прыгнут на подножку, последнего вагона, уходящего поезда. Им уже, бывает все равно, куда, в какую сторону, увезет их поезд.
Я совсем не хочу, отнести, только что сказанное, мной приведенное Мкртумян Н. Б., и все же. И вот, однажды, спустя время, мы с ней, встретились вновь, на сей раз, на рынке. К этому времени она уже, пребывала, в интересном положение. И это хорошо было видно по ее округлившейся фигуре. На мой вопрос, возможно, бестактный, кого ждет. Улыбнувшись, сказала: УЗИ, показало, что будет мальчик. Как бы, что бы, там ни было. Все эти неприятности у нас с водой. Где она, как заместитель прокурора, играла ключевую роль. Но, не приняла, как юрист, как должностное лицо, в нашем деле, ни какого участия. Более того, что бы помочь нам, приструнить Брусова, в его неправомерных действиях, косвенно защищала, стояла на его стороне.
Теперь уже, все это, ушло на задний план, забылось. Я, от всей души, пожелал ей и ее, еще не родившемуся малышу, всего самого лучшего. Я, действительно, хотел, что бы у нее, все было хорошо, все сложилось в жизни. И, все же, не сдержался, сказал: что бы тот, кто у нее родится, не был похож, не взял от нее, ее характер. На это она, улыбнувшись, ответила. Что и у нее, в ее характере, пусть не все, но есть, что-то положительное. Каждый, пошел своей дорогой.
Казалось бы, можно было бы и закончить, это, скажем так, «коротенькое» повествование. Вода, которая у нас отсутствовала, на протяжении полутора лет, наконец-то появилась, что еще нужно. Если бы, не одно но.


Глава ХХV



Как я уже говорил ранее, на все наши обращения к Президенту республики Хамитову Р. З., а их было шесть. Мы не получили ни на одно из них, хоть какого либо ответа, ту же отписку. Очевидно, думали мы, ни одно из них, не дошло до него. А может, не посчитал нужным, ответить, подумаешь, у каких-то там пенсионеров. Кто-то, не законно отключил воду. Да и мы, обращаясь к президенту РБ Хамитову, хорошо понимали, что Президент не прокурор, и, уж тем более, не полицейский. И в его обязанности не входит реагировать на какие-то там обращения, каких-то там пенсионеров. К тому же, обращаясь к нему, не ставили своей задачей, что бы он оказал нам помощь. На это, у него есть, его многочисленная администрация, которой, он мог экспортировать, наш вопрос. Посылая ему свои послания, обращения, если, что и хотели, что преследовали. Так только то, что не все уж так благостно и прекрасно, вверенной ему республике. И, что Башкирия не заканчивается границами Уфы. Что есть, ее окраины, с вросшими в землю избушками. Где, тоже, живут люди. И, что эти люди, нуждаются, хотят, что бы и на них, их нужды, проблемы, обращали внимание.
Как я уже сказал. Не получив ни одного ответа на наши обращения, (заявления). Все же, не теряли надежду, что будем услышаны. И, если что, на всякий случай, копию одного из своих обращений, отослали Президенту РФ В. Путину. Кстати, спустя время, получили ответ, уведомление, из администрации Президента РФ. В том, что наше послание, рассмотрено и, было отправлено, теперь уже, в администрацию Президента РБ. Кстати, мы, наученные горьким опытом. В этом (последнем) своем обращение Президенту РБ, Хамитову Р. З. И, что бы оно дошло до адресата, возымело, хоть какое-то действие, отправляя, были вынуждены, сделали приписку. В ней указали, что тот, кто его получит, естественно, прежде чем вручить, (если вообще вручат) обязательно  прочитает. А уже после, как прочитает, вручит адресату, то есть, Президенту РБ, Хамитову Р. З. Если, такового не произойдет, то  это обращение, будем вынуждены вручить сами, при первом же посещении района Президентом. И это, с нашей стороны, как кто-то, может подумать, сказать, не есть угроза. Всего лишь, маленькая просьба и ее, необходимо будет исполнить.
Но и на это, наше послание, ответа не последовало, не получили, даже уведомления, в получение нашего послания. И, все равно, как это говорится, при всех наших неприятностях, нам чертовски везло, судите сами. Добрые люди, зная о таком нашем ужасном, бедственном положении, отсутствия у нас воды, столь длительного времени. Сообщили, что, такого-то числа, на открытие спортивного комплекса, район посетит, Президент республики. Да, собственно, об этом, не нужно было, и предупреждать, достаточно было выйти на улицу, ближе к центру. Как сразу, станет все ясно. Уж так повелось, во всяком случае, в миякинском районе, уж точно. Всегда, когда район, посещает высокое начальство. В районе происходит столпотворение, аврал, все и вся, приходит в движение. Происходит перевооружение всего личного состава, те, кто сидел за компьютером, всевозможных контор, офисов, администрации района. Все эти службы, персонал, в срочном порядке, оставляют свои, насиженные рабочие места. И, айда пошел: кто белить, кто красить, стричь, одним словом, заниматься тем, чего у себя дома не делали.
Вот и в этот раз, потому, как мели улицы, (в основном в центре, где должен быть проследовать, кортеж президента), убирали газоны, красили заборы. Одним словом, делали все то, на что до этого, руки не доходили. И, как это говорится, мы покажем президенту все лучшее, а худшее, пусть сам ищет. Теперь, казалось бы, думали мы, если никто и ни что, нам не помешает. Мы можем сами, лично, минуя, все административные барьеры, вручить свое обращение Президенту.
И вот, этот, знаменательный, для нас день, наконец-то, настал. С утра, погода была, выглядела по-осеннему, на небе, появились тучи, подул северный ветер. Но это, нас не остановило, так как для нас, приезд Президента, был последний луч надежды. Здесь, забегая вперед, скажем, этот луч надежды, так и остался, для нас лучом надежды, по сей день. Так как, ни какого ответа. Ни от Президента, ни из его администрации мы не получили.

А пока, рано утром, собираясь в дорогу, как тут, неожиданно, звонок, звонили с районной больницы. Неизвестный мужчина, не представившись, простуженным голосом, уточнив, что попал туда и к тем. Спросил, не могу ли я, отдать, вместе, со своим заявлением. Пакет заявления, (жалобу), от администрации ЦРБ. Я, теперь уже, из предыдущих событий, хорошо зная, ментальность местного народа, людей. Где афоризм, «один за всех,  все, за одного», в миякинском районе, не срабатывает, не проходит. Да и потом,  хорошо зная, трения администрации ЦРБ, в лице главного врача, Атангулова И. Г., с главой администрации района, Насыровым З. Х., согласился, сказал, отчего же, валяйте, везите. Соглашаясь на это, передать Президенту, их жалобу. Прекрасно понимал, что, если это не сделаю я, (мы). То, уж они-то, точно, этого не сделают.
Более того, содержание, суть их жалобы. В общих чертах, я знал. Поэтому, сразу согласился. Они, и я их прекрасно понимал, перепоручая мне, ими написанную жалобу, понимали, что, если вдруг, что-то не так, кому-то что-то не понравится, крайним буду я. И вот, мы с супругой на месте. Как я уже говорил. Погода, должен сказать вам, в это утро выдалась, совсем не праздничной, заморосил мелкий дождь.
Связи с этим, с такой погодой, народу собралось, на это, важное мероприятие, не то, что бы много. Так, толпа, человек двадцать. Простояв где-то около часу. И, уж совсем, собравшись, было расходиться, как вдруг, кто-то обнадеживающе крикнул, едут. И действительно, вскоре показался кортеж, три, черного цвета легковые машины. Подъехав, как тут же, им, услужливо были распахнуты ворота. Из остановившихся машин, вышло несколько человек. Они, как это обычно происходит, не направились, сразу, в здание спортивного комплекса, виновнику торжества. А, двинулись, пошли, в сторону площади, где и остановились. Тот, что шел первым, в черной фуражке и такой же черной куртке, как потом, оказалось, был Президент РБ Хамитов Р. З. Он, остановившись посередине площади, увидев толпившихся людей за оградой. Выставив перед собой руки обращаясь к присутствующим, поманил их к себе. После такого приглашения Президента, те, кто держал народ за оградой. Им, ничего не оставалось, как распахнуть калитку. То, что произошло, как толпа устремилась на площадь. Такое, мне приходилось наблюдать, будучи, в детском возрасте, сразу, после войны. Более того, быть участником, всего этого. Когда люди, с раннего утра, когда еще, даже, не забрезжил рассвет. Занимали очередь в магазин за хлебом. Для этого, что бы знать, кто за кем стоит. Что бы, не потерять свою очередь. Номера писали мелом на ладошках рук. А то, и вовсе, на спине своей одежды.  В ожидании, когда наконец-то, в фургоне, на лошади, привезут хлеб. После того, как его разгрузят. Откроется магазин и толпа, сминая все на своем пути, давя друг друга, бросится в дверной проем, магазина.
Нечто похожее на те времена, за хлебом, произошло и сейчас. Когда президент, призывным движением рук, пригласил, собравшихся за оградой людей. Люди, граждане района, бросились бегом, толкая друг друга, к ожидавшему их Президенту.  Мы, а это, моя супруга и я, тоже, не лыком шиты, подхваченные толпой, поспешили, к Президенту. Не знаю, зачем, почему, так спешили все присутствующие. Тогда как мы, исключительно, по делу, вручить свой пакет, обращение Президенту. И это, передаст ему послание, вызвалась моя супруга, Костина Татьяна Васильев На это, на ее желание, я не возражал. Да и потом, все-таки женщина. Ну, а, что касается, как это говорится, посмотреть  на живого президента. Что касается меня, в этом, не было, чего-то такого, удивительного, особенного.
За свою жизнь, мне пришлось повидать шаха и шахиню Ирана, главу Югославии, Иосифа Броз Тито. А тут, подумаешь Президент республики, экая, невидаль. И все это, это руководство, других государств, я повидал, за время учебы в Иркутске. Куда, тогдашнее наше руководство страны, если кто-то из высокопоставленных руководителей других государств, набирался смелости, посетить Сибирь. То его, обязательно отправляли, в Иркутск, показать одно из красивейших пресноводных озер планеты, озеро Байкал. Вот там-то, мне и довелось повидать всю эту перечисленную выше иностранную «братию». Но, это так, к слову, не более того. Сейчас же,  ввиду сложившихся неблагоприятных для нас обстоятельств. Пришлось не только посмотреть на Президента РБ. Но и обмолвиться с ним словом. Правильно говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. По мере приближения к Президенту, не знаю почему, но мне вспомнилась одна из статей, в газете «НЕДЕЛЯ», за 2012 год, (кстати, которая, (газета) приказала долго жить). Так вот в ней была помещена фотография группы экстрасенсов, этаких современных шарлатанов. И на их фоне находилась фотография Президента РБ Хамитова Р. З. И в этой статье были высказывания, гадания, экстрасенсов, как то: сколько он пробудет на своем посту, в качестве президента. Кого и скольких руководителей, из высших эшелонов власти он уберет. Не знаю, насколько был бы я прав, если бы меня спросили об этом, о количестве кандидатов, на снятие со своих постов. То, учитывая, к скольким из них мы обращались. Никто из них, да же, пальцем не пошевелил, не обратил внимания, на наше бедственное положение. Так вот, мое мнение было бы таково. Что касается того, сколько пробудет в своей должности Хамитов Р. З., как Президент, (сейчас глава) республики. То, он, как думал я, пробудет в качестве президента РБ, столько, сколько сам захочет. При любом раскладе политического и экономического положения дел в республике. Ну, во-первых, и это мое личное мнение. Он назначенец, назначен бывшим президентом РФ Медведевым Д. А. И, если, пусть да же, дела в республике пойдут, где-то не так, как бы хотелось. Все равно Президент Хамитов Р. З. останется на своем посту. Уже только потому, что его назначил, рекомендовал на этот пост, в то время Президент РФ Д. Медведев. Не сделай он этого, значит, назначая его, в нем ошибся. Чего не может быть по определению. А, что касается, кого уберет из своего, скажем так, окружения. Мое твердое убеждение, убирать нужно, из старой «гвардии», каждого первого, второго, уж точно, не говоря уже о руководителях рангом ниже, того же Миякинского. А пока, когда мы приблизились на достаточное расстояние к Президенту, который уже стоял в окружении  присутствующих там людей, общался с ними. Первое, на что я обратил внимание, так это на то, во что и как был одет Президент. На голове черная фуражка и такая же черная куртка. Одним словом, он ни чем, в данном, конкретном, случае, не отличался от присутствующих, окружавших его людей. Где-то, что касается одежды, некоторым, даже, проигрывал. Другими словами, окажись он, скажем на рынке, в толпе. Никто не скажет, что это Президент республики. Он затеряется, растворится среди всех. Вполне демократичный человек, ничем, не отличающийся от простых смертных. Мы, с супругой, стояли от Президента, что называется на расстоянии вытянутой руки.
Улучшив момент, когда появилось «окошко», супруга протянула Президенту конверт. Беря конверт, Президент, спросил, что это, жалоба. Да, жалоба, сказала супруга. На утвердительно сказанное супругой, Президент, не скрывая своего разочарования, сказал: а я то, ехал к Вам с настроением, на открытие спортивного комплекса для вас. На это, теперь уже я, стоя перед Президентом, сказал: это, не для нас, (имея, в виду, себя и супругу, и то, в каком крайне безысходном положении мы оказались). А для кого, последовал ответ Президента. Понимая, что я не на приеме, и, что разговор с Президентом, не более, чем блиц. Помня, какое количество раз мы обращались к Президенту. И, все безрезультатно. Сказал, первое, что пришло в голову, «для Пушкина, а он умер». После этого, сказанных мной слов. Президент посмотрел на меня. И, очевидно не зная, да и не ожидая от меня такого ответа, промолчал. Что ж, к чьему-то счастью, диалог, не получил продолжения.
А то бы, я сказал: Вы, приехали открывать, спортивный комплекс,  полным бассейном воды. Тогда, как у нас, пенсионеров, вот уже полтора года, этой самой, воды нет. И, что мы, наша жизнь, находимся в крайне опасном положении. И все это, происходит, не из-за какого-то там, стихийного бедствия, природного катаклизма, отнюдь. А, из-за самоуправства, недоношенного ублюдка, Брусова Ю. А. И, которого, местная администрация, во главе Насырова З.Х., не может, и не хочет, поставить на то место, которое он заслуживает.
Я не стал обращать внимание, даже, не обернулся, не посмотрел, как кто-то тихо, шипящим голосом, за моей спиной сказал: Чигиваро. Явно направленное, ко мне, в мой адрес. Кстати, тот, кто это сказал, назвав, меня  Чигиваро. Если бы он написал это слово, как только что произнес. То он, в одном слове сделал бы, сразу три ошибки. Во-первых, не Чигиваро, а Че Гевара. И, еще, мне до этого самого Че Гевара, как бы, кто-то, сказал раньше, как китайцу до луны. Но это, это выражение, к сегодняшнему времени, китайцам, увы, не подходит. Так как, китайцы, давно уже летают в космос.
Другое дело, коренные народы севера. Над ними, мы, все еще продолжаем смеяться, сочиняем про них анекдоты. А, если, так разобраться, подумать. Окажись, кто ни будь из нас, на их месте, в их трудных, жестоких, не сказать больше, условиях. Не выживет, пропадет в одночасье. Что же касается их, они сумеют, адаптируются к нашим условиям нашей жизни. Вот только, это им не надо, в некоторых случаях, даже вредно.
                ***
Возвращаясь к разговору с президентом. И то, что на сказанное мной, мои слова, Президенту. Как уже сказал выше, ответа от него не последовало. Забегая вперед, скажу, не получили мы от него, никакого ответа на наше заявление, отданное лично, ему в руки.
Казалось бы, уж сейчас то, отдали в руки. Вот только, не казалось, и не сейчас. А пока, продолжая, слушая ответы Президента на вопросы присутствующих жителей района. Как тут, неожиданно, откуда-то, слева, из толпы, услышал хрипловатый голос. Который сказал: а этот-то, этот, что тут делает, что ему то, здесь нужно. Еще не зная, в чей адрес, кому были адресованы, сказаны, эти слова. На всякий случай, отвел взгляд от Президента. И только тут увидев, понял, кому были адресованы эти слова. И с этим человеком уже, где-то, неоднократно встречался. Другое дело, где?
И, нечто подобное, я уже слышал, стоя на остановке, в ожидании автобуса. Рядом со мной стояли две девушки, этак лет двадцати пяти. Мимо их проходил парень. Одна из стоявших девушек, указывая рукой на проходящего мимо них парня, сказала: а, ведь, я его, где-то, уже видела, вот только, не могу вспомнить где. Приложив правую ладошку ко лбу, обращаясь к своей подруге, сказала: вспомнила, да, ведь, у себя, в постели. Вот и я, глядя на это, до боли знакомое, мне лицо. Вспоминал, где я его мог видеть. Да ведь, это, и как я сразу не догадался наш, Глава администрации района, некто, Насыров З. Х. К которому, мы несколько раз, безуспешно обращались, по поводу отсутствия у нас воды.
И, теперь, уже я, подумал, действительно, что ему здесь нужно. Ну, ладно, мы пришли, что бы, вручить президенту свою жалобу.  Другие посмотреть на Президента, возможно, что-то высказать ему, за что-то, даже, поблагодарить. А этот-то, этот, и впрямь, что ему здесь нужно, продолжал думать я.
Сидел бы и сидел, у себя в кабинете, до лучших времен, так, нет же, туда же. Конечно, он прекрасно слышал, наш разговор и мой ответ Президенту. И, судя по всему, по его, пробивающейся сквозь усы улыбке. Был, несказанно «доволен» моему, такому ответу, Президенту.
Кстати, сейчас, район возглавляет, выбран новый глава администрации. И, уже, есть некоторые подвижки, в лучшую сторону. За короткое время, успел, заасфальтировал дорогу к рынку. И, если дело пойдет так и дальше, не ровен час, заасфальтирует, закатает в асфальт. И тех, нерадивых, как сейчас модно говорить, руководителей, «работающих» для людей. Продолжая стоять, выслушивая хвалебные речи в свой адрес. Президент так же, не упустил возможность, похвалить и район, сказал, что увиденным доволен, район хороший, только не сказал, чем, что в нем хорошего.
Если, его фасадом,  внешним видом. То не мудрено, что ни говори. За три дня до его приезда, центр, путь следования кортежа Президента, мели, красили, белили, скоблили. И так прочее и тому подобное. Одним словом пудрили мозги, обманывали, в первую очередь себя. Как бы говоря, мы покажем Президенту все лучшее. А, худшее, пусть сам ищет. Что тут скажешь, логично. Тогда как, если поднапрячься, подтянуться, заглянуть за «забор», во взаимоотношения простых граждан, как между собой, и той, правящей верхушкой района. Послушать, что говорит простой люд на рынке и кухнях, других, общественных местах. Мнение, может разделиться. И вот, почему, вместо того, что бы консолидировать, сплотить, жителей района, вместо этого, происходит самый настоящий раскол. И это, хорошо видно, если взять, и не только наш пример. Какое предвзятое отношение,  происходит, к тем же пенсионерам, и не только к ним. Что в пору, хоть уезжай из района.
Правда, не все разделяют такое мнение. Так, одна из присутствующих женщин сказала, что район настолько хороший, что она, даже уехала из своего, переехав в Миякинский. Разве что, не сказала, умолчала, что ей не понравилось в том районе, в котором она родилась и прожила добрую часть своей жизни.
На это, на сказанное женщиной, стоявшая рядом с ней моя супруга, Костина Т. В.,  сказала: а мы уезжаем из этого хорошего района. Говоря это, эти слова, я сразу понял, чем руководствовалась, что она имела в виду. Она знала, что я обратился к президенту США, что бы тот, дал нам вид на жительство, в его стране. Разве что, она не знала, истинного содержания, моего обращения.
И вообще, она никогда, не встревала в мои дела, считала, что то, что я делаю, говорю. Если это, не вредит семье, семейным отношениям. И, уж тем более, окружающим нас людям. Значит, это правильно, быть тому. Как это говорится, если хочешь помочь, то не мешай. И за это, и не только за это, я премного благодарен ей. И то, что я сейчас скажу, и это, я скажу не для красного словца. Или, еще, чего-то там такого. Пусть скажет о своем близком человеке, вот также, кто-то другой. Такого человека, как Костина Татьяна Васильевна, нет во всей Башкирии, в Миякинском районе, уж точно. И это, не только мое личное мнение, но и тех, кто ее близко знает.


Глава ХХVI


Связи с этим, приведу, один пример. Уж так получилось, что в этот раз на рынок, пришел один. И, почти всегда восхищался разнообразием продаваемых  товаров. Действительно, чем только там нет, чем только не торгуют. Вот, только, что надо, того не найдешь, не купишь.
И тут, надо же, среди торгующих людей, на обочине, чуть в сторонке. Стоял парень, когда я подошел ближе, узнать, чем он торгует. Как, оказалось, продает муляжи,  довольно красивых. поющих птичек. Я, прикупив, все необходимое. Придя домой, об увиденных, птичках, и то, что они еще и поют, и, что они мне понравились, рассказал своей супруге. На что она, поглядев на меня, с явным укором сказала: почему, я их не купил. Заметьте, она не спросила, сколько они стоят, а, почему не купил. На это, в свое оправдание, почему я их не купил. Сказал, что, если бы я купил их. То, пришлось бы, израсходовать на них все деньги. Не купить то, те продукты, за которыми я и пришел на рынок. У меня бы, просто, не хватило денег. На что она сказала, возьми деньги, сходи и купи. Взяв деньги, в срочном порядке поспешил на рынок. Где успел, купил последнюю пару, этих созданий.
Это, я рассказал, к тому, на секунду представьте, что бы сказала на это, на месте моей супруги, другая. Не буду утверждать. И, все же, допускаю. Другая, (будет лучше, и справедливей сказать, некоторая) услышав такое, возмущенно сказала: «Я, вторую неделю, не могу собрать себе деньги на бутылку пива. А ты, о каких-то там птичках».
                ***
 Кто-то, вполне резонно, может сказать, и, даже будет прав, к чему это, все я рассказываю.
Для особо дремучих, объясняю. Да, наверное, все к тому, что человек, как одно из величающих созданий природы, являющийся ее  неотделимой, неотъемлемой составной частью. У которого, помимо желудка, этакой емкости, подобно емкости для бензина у  машины, есть еще и душа. И о ней, тоже, как это ни странно будет сказано, пусть иногда, нужно заботиться. С собой, в загробную жизнь,  а она, не минует ни одного из нас, ни кто, ничего, никогда, не возьмет. И еще, если углубиться, вникнуть, пойти дальше.
Те, та категория людей, кто сейчас, в этой жизни нахапал, и продолжает хапать, не зная удержу. Где гарантия, что они, в той, только, уже загробной жизни,  им уготовано, не будут рыться в мусорных баках, отхожих местах, забыв о бумеранге.
Продолжая, грузить, говорить лестные слова, в адрес своей супруге. И в этом, не вижу, ни чего предосудительного, плохого. Я же, не виноват в том, что она таковой является, по крайней мере, на данное время. Поэтому продолжу, скажу больше.
Когда осенью, приближаются холода. Когда у нас в квартире остается одна, домашняя муха. Надоедавшая, приносящая, столько неприятностей нам, в течение лета, бегая по столу, садясь на продукты питания, и вообще, хамила.
И вот сейчас, когда для нее наступило трудное время, холода. Супруга, что бы продлить ей жизнь, создать благоприятные условия, для ее проживания. Выкладывала для нее, на подоконник, половину буханки хлеба. С тем расчетом, что, когда она съест этот хлеб, выложить, оставшуюся половину буханки. Как правило, обычно, при такой заботе, муха доживала у нас до нового года. Потом, куда-то исчезала, пряталась.
А это, нет, ну это, уж совсем, парадокс, что бы наша кошка, не съела, ни весть откуда, появившуюся у нас на кухне малюсенькую мышку. Так вот, супруга, ради спасения этой мышки. Дала объявление в газету, что бы отдать свою кошку, в хорошие руки. После этого, когда все же кошку у нас взяли.
Супруга, всякий раз, каждое утро, проверяет, смотрит. Что бы упаси бог, этот мышонок, не съел, выложенную, для него отраву.
Ну а это, это, вообще, какие она делает соленья, заготавливая их впрок, на долгую зиму. Что, даже, некоторые, умудренные жизненным опытом,   хозяйки,  попробовав это снадобье. Как тут же, обращаются, просят у нее рецепт, как это она делает. Впоследствии, этот рецепт, некоторые, выдают другим, как, свой. Узнав об этом, супруга, улыбаясь, говорит: Бог им судья. Если это им так нравится, они живут с этим, ради бога. А, как она работает по дому, по хозяйству, не зная удержу, об этом нет смысла говорить, это, надо видеть.
                ***
А теперь, скажите, после того, что я рассказал. Можно ли позволить издеваться над Костиной Татьяной Васильевной,  какому-то ничтожеству, ублюдку Брусову Ю. А. (Брусовым). Этакому планктону, инфузории туфельке, и, иже с ним, о ком я говорю, они, это, прекрасно знают. Ну, а, что касается вида на жительство.  Его, я действительно, попросил у Президента, Соединенных Штатов Америки, Обамы. Кстати, оно, было опубликовано в газете АиФ, выходящей в Башкирии. Хотя, скажу честно, заведомо знаю, при любом раскладе, ни какого вида на жительство, мы, по определению, не получим. Уже, только потому, как отметил выше. Кому, какой стране, тем более Америке, какому президенту, к тому же негру. Нужны пенсионеры, этот шлак, эта ветошь. Где, помимо причин, почему мы хотим «покинуть» Россию, свою исконную Родину. Так вот в нем, в этом обращении. Есть и такое, такие слова, находясь вдали от нее (России). Любить ее, еще больше, сильнее и самозабвеннее. А, если уж говорить совсем прямо, откровенно. Что касается лично меня, то я, действительно, на самом деле, с большим удовольствием, побывал бы в этой стране, конкретно, и все же, нашей Аляске. Разве что, в качестве туриста, не более того. И то, только для того, что бы посмотреть, полюбоваться ее природой. Сравнить, скажем, с природой, нашей Камчатки, или, Курильскими островами, на которых, я провел свыше трех лет.
Одним словом, как это говорится, мечтать не вредно. А пока,  коль скоро, грядут выборы Президента республики. И, естественно, люди интересуются, спрашивают друг друга кто, за какого претендента будет голосовать, тот, или иной, житель республики. Что касается меня, когда меня спрашивают об этом. Стараюсь, не говорит, за кого, какому претенденту, отдам свой голос. Как правило, отвечаю, какого бы Президента, обладающего какими качествами, хотел бы видеть. Во главе, республики, если, это республиканские выборы, и уж, тем паче, Российские.  И, неважно, как уже сказа, будь то президент республики или Российской федерации. Лишь бы, он не был, как это говорится,  «умирающим лебедем». А, таким подтянутым, простым, образованным интеллектуалом, пышущим здоровьем, целеустремленным, настроенным на будущее. Находящимся в гуще событий, как страны, так и людей, патриотом. Что же касается меня, то такими, для меня являются: премьер Крыма Аксенов Сергей, Рамзан Кадыров, в Чечне. Не говоря уже, о сегодняшнем Президенте РФ Путине В. В. Он, не идет ни в какие сравнения, ни с кем.
Он, если хотите, слишком русский мужик, и это, здорово. И его, быть таковым, возглавить сегодняшнюю Россию, оказавшуюся в особенно трудном положение, (санкции), а, скажите, когда она была в привилегированном положении.
А, что касается сегодняшнего Президента РФ В. Путина. И это, мое личное мнение. Его, поначалу предложил, а, потом назначил, Б. Ельцин, с божьего благословения. Что же касается бывшего Президента Б. Ельцина, назначая Президентом РФ Путина В. В.. Хоть здесь, он не промазал, И, уже за одно, это, ему спасибо. Но, больше всего, и это опять же, мое личное мнение быть В. Путину Президентом РФ, потребовало, спросило, наше, не простое время, в котором оказалась Россия, ее народ. Исходя из всего здесь сказанного. Я не умаляю, и, уж, тем паче, не унижаю, ни одного народа,  проживающего, на территории РФ. Однако, на минуту представьте, что, конечно, не приведи Бог, вдруг, по каким-то, необъяснимым, на то причинам, выборочно, подобно, появление Тунгусского метеорита. В одночасье, исчезнет русская нация, этот стержень, этот хребет, сдерживающий буфер, того, что происходит. творится на земном шаре. И его, этого народа, что говорить, уважают народы, всего земного шара. Одновременно, необоснованно боятся, такие руководители, таких государств, как, в Германии Меркель, во Франции Олланд, в штатах Обама, и другие. Связи с этим, даю, теперь уже свою, а, не соседа, голову на отсечение.
Так вот, случись что, как уже сказал выше, исчезни с земли русская нация. Ее, эту нацию, не сможет восполнить, заменить, ни какая другая нация, из ныне, проживающих наций, народов, на территории Российской Федерации. Не зря же, в одной из своих речей, Сталин отметил: «Русская нация, великая нация». Во всяком случае, трудно представить, что бы было, если, таковое  произошло. Исчезни, с лица земли русская нация. Мир, все мировое сообщество, превратилось бы, погрузилось, в кромешный ад, хаос,  кромешный мрак. Тогда как, города и села, в руины. На это, даже, существует, появился анекдот. Стоят двое, один из них эстонец, другой латыш, может литовец, не столь важно. Смотрят на небо, где проносятся «стрижи». И, так уважительно, благодарно, говорят: «наши». На что, стоявший поодаль русский, услышав произнесенное, сказал: «Если бы не наши, имея в виду, пролетевших в небе «Стрижей», то Вы бы, уже давно, чистили сапоги немцам».
А пока, исходя из существующей обстановки, то, что происходит, творится в мире, в его, мироустройстве. Я бы, сказал, этим двоим, прибалтам. То, как они себя ведут, что у них происходит. Готовьте щетки и гуталин, чистить сапоги, только, теперь уже, американцам.
Что же касается русской нации, русских. Так вот они, да будет  известно всем, кого это касается. Русские, многих подняли с колен, эмансипировали женщин, уже одного этого достаточно.
И, как это будет ни грустно сказать, не делает нам чести, приучили, напоили, коренные народы севера, водкой. Что касается Президента, какового, хотел бы видеть, на будущее.  Такого, который, был бы «соткан», взял мизер, самых лучших, какие только были, от всех и каждого бывших наших генсеков, включая И. Сталина. И даже, того же Пиночета, но разве что, из его детских, юношеских лет. В детстве, он не был таким, каким стал, каким проявил себя, во взрослой жизни.
Кстати, что касается Сталина, говоря о нем, приводя его в качестве примера, и это, моя позиция, мое личное мнение. Даже, если,  она не совпадает, с мнением некоторых. Этот деспот, этот «русский» мужик, кавказской национальности, вне, всякого сомнения, кто бы, что бы, ни говорил. Обладал, был умный, мудрый, одновременно, коварный, и хитрый человек. В меру трусливый, еще более осторожный, и уж совсем, довольно жестокий человек, диктатор.
И, если бы он, вовремя одумался, и направил, весь свой природный ум, свои лучшие деловые качества, а они у него, на заботу, на благосостояние народов, проживающих на территории России. Кто знает, парадокс, возможно, его политическая карьера, как руководителя государства. А с ней, и это, исключать нельзя, его биологическая жизнь. Закончилась бы, кто знает гораздо раньше, пятьдесят третьего года.
                ***

Преуспевающего человека, (я не беру Сталина), во все времена, (сохранилось это и в наше время), не любили, да что там, ненавидели. Неважно, будь-то в политике, искусстве, спорте или, еще где-то, в других сферах, человеческой деятельности. Что же касается Сталина, то его место, с успехом, с превеликим удовольствием, занял бы, тот же Хрущев, (что, на самом деле и произошло), Берия или, кто-то другой, стоявший за ними в очереди. На это, кто-то, тут же, может возразить, сказать. Уж не получается ли так, что Сталин так себя вел, поступал жестоко с народом, с его лидерами. Заведомо зная, поведи он себя иначе, делай все во благо людей, народа. Как его тут же подсидят и скинут, завистники. Укоротят его не только политическую жизнь, карьеру, но и его биологическую. Поэтому то, как бы, предвидя, зная, он так поступал, вел себя. Да, нет, конечно.
И в тоже время, имеют право на существование, на жизнь.
А, пока, когда пишутся эти строки, выборы президента РБ уже прошли. И так получилось, на эти выборы, будучи законопослушными гражданами, мы не попали. Не потому, что не хотели пойти, отнюдь. Все дело в том, что нам, не принесли уведомления, где, на каком участке, мы должны отдать свои голоса. Что мы, даже, грешным делом подумали. Уж, не специально ли, все это, было сделано. В наше время, все, может быть. Ходить же по участкам, спрашивать, где мы должны были голосовать. Как-то, было не совсем удобно. Да и за полтора года, отсутствия у нас воды, мы достаточно походили, обивая пороги власть предержащих. К тому же, если учесть, наш возраст, за семьдесят. Так что, уж, не обессудьте.
И потом, прочитав, ознакомившись со всеми программами, биографиями претендентов на пост президента РБ было очевидным, кто будет президентом. Но это, совсем не значит, что не надо ходить на выборы.
Что же касается самих выборов, их процентного содержания, задействованных в них претендентов. Так, действующий президент набрал восемьдесят (округлил) процентов голосов избирателей. Тогда как, конкурент, набрал всего лишь, десять процентов. Согласитесь, к таким выборам пропадает всякий интерес. Когда, заведомо, знаешь, кто будет президентом. А, если пойти дальше, то, что сказал один из проигравших претендентов. Буквально: «Зато, видите ли, он получил опыт борьбы, за президентское кресло». И, уж, на следующих выборах, держись, он покажет. Совсем как, и это, чем-то, отдаленно, напоминает анекдот. «Бежит петух за курицей, про себя думает, если не догоню, то, хоть согреюсь».
Другое дело, вот если бы, один из претендентов, на президентский пост, условно, набрал бы девяносто процентов голосов, другой, скажем, отстал от него на пять процентов, третий, вообще на восемь. Вот здесь можно сказать, вот это борьба, вот это накал, каждый претендент, достоин был быть главой республики, а так….
Возвращаясь к нам, и то, что произошло у нас, это, этот вопрос. можно было решить и без суда.
Одним, волевым решением, главы администрации района, того же, Насырова З. Х.). Но его как, всегда не было на месте, как и его волевого решения.
И это, какой неимоверной ценой, нам все это далось. Ценой огромных усилий, издерганных  нервов, здоровья, времени, средств. И многого, многого другого, не поддающегося измерению. И вот, наконец-то, когда я уже заканчивал свое повествование. Надо же такому быть, (здесь, я повторюсь, к уже, выше сказанному) как на грех, (хотя, на грех вряд ли). Район постигло большое горе. Такое «горе», испытал, разве что, советский народ, когда умер отец всех народов И. Сталин, великий эвакуатор и экзекутор.
Что-то похожее, произошло и у нас, в нашем районе. Неожиданно, не дожидаясь окончания срока главы администрации района, якобы, по собственному желанию, покинул свой пост, глава администрации миякинского района, Насыров З. Х., чем разочаровал добрую часть жителей района. А, ведь, если так разобраться, сколько бы еще смог сделать, натворить «полезного», для себя, для района. Так нет же, «представился», в хорошем смысле этого слова. Правда, если кто и будет помнить его, его правление на посту главы администрации района, так, разве что, мы и Б. Хазиев, которому он дал телефонным аппаратом по лбу. Мы всегда говорим, ищем, сваливаем, что такое, рассказанное в данном тексте. Может происходить где-то там, в соседях, за бугром. На самом деле, как оказывается, подобного и у нас хватает. И за примером, далеко ходить не надо. Взять, хотя бы нас, наш пример. Что значит, отключить воду у пенсионеров, людей, преклонного возраста. (Кстати, одному из них, буквально перед этим сделали сложнейшую операцию на ноги). И продержать их без воды, целых полтора года. Такое издевательство, творили, разве что, фашисты, в период войны 41-45 годов. Сейчас это, повторил, какой-то недоношенный отморозок Брусов Ю. А. И, если мы, кому и благодарны, во всей этой истории. Кто, хоть как-то, понял нас, наше бедственное положение, встал на нашу защиту. Так это, газета АиФ, в лице, ее главного редактора Л. Валиевой и корреспондента Е. Лукьяновой. Она, не побоялась, набралась мужества, опубликовала в газете АиФ, то, что произошло, какой творится в Миякинском районе, как издеваются над пенсионерами, власть предержащие. И высказывание: «Это, есть позор, правительству Башкирии и России». И это, действительно так.
Описывая, показывая, всю несостоятельность, недееспособность, полнейшее равнодушие. Порой вообще, преступные действия, со стороны руководителей всех рангов, начиная с районов и так, ступенями выше.
Я бы уже давно закончил этот текст. Кстати, затянувшийся, как и наш, пресловутый судебный процесс, на полтора года. Но, как только, дохожу до этого, что бы закончить, все это повествование. Как тут же, всплывают новые обстоятельства, прямо, или косвенно, связанные, с нашим делом. И о них, не могу не рассказать, умолчать. И к такому выводу, мнению. Пришел не только я, но и те, кто, одни из сострадания к нам, другие из любопытства, чем это все закончится, хотя, какое уж тут любопытство, когда у людей, у человека, лишили воды на полтора года.
                ***
Это, если можно так сказать, выразиться, чем-то, отдаленно, напоминает цепную реакцию. Выхватывая, цепляя, все новые и новые факты, жизненные моменты, обстоятельства, о которых, невозможно молчать.
То, что я сейчас скажу, для кого-то, может показаться парадоксом, на самом деле это не так.
Скажу больше, как бы, противореча себе, своим высказываниям. В некоторой степени, «благодарны», соседу Брусову Ю. А. И его родителям: Брусовой В. П. и Брусову А. В. Которые, своими грязными, противоправными действиями, лишая нас такого важного жизненного продукта как вода. И ведь, сумели не смотря на трудности того времени, произвели, на свет, выдали на гора, (шахта). Пусть не всемирно известную, и все же, такую, незаурядную личность, как их чадо, (скорей всего чудо). По крайней мере, в масштабах Башкирии, уж точно. И ему, этому чуду, если, кто и позавидовал, разве что, небезызвестный, Адольф.
Очень часто, когда я писал эти строки, по большей части, в ночное время. Когда доходил, описывал должностное лицо, того, или иного руководителя, с которым, пришлось встречаться, и очень часто обращаться.
По тому, как он зевал и мямлил, делая очередную отписку, посылая нас к такому же, как и он сам, недалекому, чистоплюю. При этом, всякий раз,  передо мной, моим взором, как в предрассветном тумане. На фоне, равнодушия, этих сытых, самодовольных, в своей безнаказанности рожь. Вставала, высвечивалась, бредущая в зимнюю стужу, в кромешной темноте, женская фигура. Утопающая по колено в снежном сугробе, несущая в своих слабеющих руках, с больными ногами, женщина, ведро воды.
Боясь не упасть, не расплескать, столь ценную и необходимую для нее, воду. И этой женщиной, была моя супруга, Костина Татьяна Васильевна. Были моменты, когда меня не было дома. И это идти за водой. Приходилось идти ей. И все это делать в ночное время, тащась по сугробам, за километр.

Но я, даже не об этом, хотя…. И, не о том, о чем сейчас расскажу. Как это, не иногда, а зачастую говорил судья Гайсин прижатый, в определенных случаях к «стенке». Так, «Это, к делу не относится». Вот, только, в данном случае, господин Гайсин, относится, и еще, как относится.
Как-то, находясь на рынке, в четверг, в этот день недели. Ко мне подошел, один из моих знакомых, предприниматель, Назаров Анвар, этакий, «купи-продай». (Да, не в обиду ему будет это сказано). Продающий кирпичи, попутно, цемент. И, все это, как он выразился, исключительно, для людей, порой, забывая о себе. А, зная, что я, пишу рассказы.
И, всегда, или, почти всегда, при встрече, со мной говорил: Не мог ли я, в одном из своих рассказов, упомянуть и его. Сделать этаким героем, рассказа. На что, теперь уже я, всегда, как бы в шутку, говорил ему. Что, если и могу где упомянуть его, то, разве что, в должности сторожа, овощной базы. Или, охранника, местного лесхоза. На что, на эти должности, он, в упор, категорически, не соглашался. Говорил, что это не его статус, не тот масштаб.
А однажды, при встрече, он, немного смущаясь, сказал: недавно был в столице республики, где увидел на растяжке, поперек улицы баннер, на котором крупно было выведено: «Время созидать». При этом сказал, не мог ли я, своими словами объяснить, расшифровать, что это такое, как понимать, «Время созидать». Отчего же, сказал я ему. Очень, даже объясню. Начал с того, вот ты, продаешь населению кирпичи, для чего они у тебя их берут. Как для чего, ответил он, вопросом на вопрос. Для того, что бы строить для себя, кто дом, у кого ума нет, или, наоборот много,  «голубятню». Почему голубятню, взял в кавычки да, только потому, что, тот, кто, если начнет строить таковую, земной шар, расколется надвое. Говоря это и это, сущая, правда, занимаясь голубями на протяжении двадцати лет, так ни кого и не заинтересовал этим. И из своих личных наблюдений, понял одно. Здесь, у здешних людей, душа ушла в желудок, ничего святого.

Правильно сказал я, для того и приобретают что бы строить, значит, что-то создавать. Так вот это создавать, является, ни чем иным, синонимом, слову созидать.
Судя по тому, по его неопределенному, озадаченному лицу, я понял. Что он, из сказанного мной, моего разъяснения, ничего не понял. Тогда, я зашел с другой стороны. И, что бы, окончательно его убедить, расшифровать, что же, все-таки, означает это слово созидать.
Привел ему другой, более доходчивый, наглядный  пример. Опять же, выручили таджики, этакие конкуренты, «грачам» с Кавказа. Правда, связи, с конфликтом в Абхазии в настоящее время, прилет этих «грачей» с Грузии, стал редкостью. Продолжил свое разъяснение, другу Анвару, сказал, видишь таджиков, которые строят соцобъект, толи гостиницу, толи столовую. А вон там, чуть поодаль, эта же бригада таджиков, из этого же кирпича, со стройки, по вечерам, во дворе местному судье, строят гараж, на две машины. Так вот, продолжил я, обращаясь к Анвару, что они делают, как что, строят. Правильно, строят,  значит, создают, созидают. Правда, созидая, если разберутся, откуда кирпичики взяты на этот гараж, на это созидание.
То, синонимом слову созидать, больше будет подходить слово «сидеть». Но, до этого, не дойдет, строят то, «созидают» судье. В крайнем случае, за это созидание, таджиков выдворят к себе, на родину. Да еще, и билет им купят, на деньги из российского бюджета. То есть, на наши с тобой, налоговые отчисления. И, что бы, окончательно удовлетворить его любопытство, в познании слова созидать.
Привел другой, более доходчивый пример. Начал с того. Сказал, благодаря, пятиминутному, (у одних на это уходит больше времени, у других меньше) созиданию твоих родителей, в результате чего, ты и появился на свет. Видя, как при этом заулыбался мой друг, предприниматель, Анвар. После моего такого приведенного примера, одно слово (он, словно вишневый сад, расцвел, как огурцы). Наконец-то, до него дошло, он понял, что означает слово «созидать». Правда, у некоторой категории людей, тех же пенсионеров. У которых пенсия шесть тысяч рублей. Многие, из которых, живут ниже прожиточного минимума, за чертой бедности. Так вот, у них, у этой категории людей, слово созидать, больше ассоциируется со словом выживать.
                ***
Как я уже сказал выше, «благодарен» Брусову Ю. А.. Его такому, прямо скажем мерзкому, варварскому, поступку, в отношении нас, пенсионеров. Этим самым, своими действиями, он дал мне возможность, узнать, не только то, что происходит в Башкирии, конкретно, в миякинском районе. Но, и, гораздо глубже.
Возвращаясь к уже выше сказанному, представьте, что бы было, будь на месте В. Путина, президентом РФ, кто-то другой, скажем, В. Жириновский, или Г. Зюганов. Хотя, я не умаляю их заслуги, в отстаивании, защиты народа, интересов России на всевозможных международных форумах, и не только их.
И все это, учитывая, в каком сложном положении (санкции), оказалась Россия. Так вот, возвращаясь к тем, только что перечисленным руководителям фракций. При всем уважении к ним, больше подходят слова, сказанные Н. Мордюковой, в фильме «Председатель». М. Ульянову, в роли председателя: «Хороший ты мужик, но не орел, не орел».
А это, эти слова, разве мог, будь на месте В. Путина, сказать кто-то другой, с трибуны Ген. Ассамблеи, ООН. Обращаясь к присутствующим там, руководителям глав государств. Которые, больше всего касались, сказаны были, в адрес Президентов: Франции (Олланд), Германии (Меркель), и, уж конечно, Президента США (Обамы). «Вы, хоть понимаете, чего Вы натворили». Так, обычно обращаются, к нашалившим, ни чего не осознающим, не понимающим, дошколятам. И это, эти слова, выслушав, они проглотили.
Но, вернусь к себе (нам), сегодняшним, происходящим событиям. Так сказать, опустимся на землю. Теперь уже, когда все это, эти мучения, выпавшие на нас, на нашу долю, наконец-то вроде бы закончились, оказались в недавнем прошлом. Кстати, этих дел, могло и не быть. Если бы, на своих местах, в руководстве миякинского района, были не манекены, не случайные люди. Все бы, было иначе. Спокойно бы, дорабатывал, отбывал свой срок, на посту главы администрации, некто, Насыров З. Х. Не рисковал бы, замеряя шагами, наш хоздвор, боясь порвать свои штаны, судья Гайсин З. М.. Возможно, даже, сохранил свой пост, прокурор района, Муртазин Р. В., и другие. Что же, касается нас. Мы бы, не обращались, не беспокоили, своими обращениями, Президента РБ, Хамитова Р. Х., Президента РФ В. Путина. И, не было бы, письма президенту США Обаме, с просьбой дать нам вид на жительство в США и многого, многого другого.

Я уже не говорю, о руководителях, рангом ниже. Да и жизнь, в районе проходила, катилась, без всяких, на то, потрясений. Если бы, вдруг, неожиданно,  размеренную жизнь района, как гром, среди ясного неба, в одночасье, не нарушила, своим поступком, заблудшая овца, в лице Брусова Ю. А. Еще куда ни шло, если бы, такое вытворил, скажем, депутат района Хайретдинов Боря. Как это говорится, другой «табак». Хотя, нет. Депутат Хайретдинов, в данном случае, не подходит. Так как и он, тоже отличился, «оттяпал» у своей соседки, пенсионерки, клочок земли. И, да же, выиграл все суды, выдвинутые против него. Действительно, кто он, и какая-то, там, пенсионерка. Разные весовые категории.
И теперь, исходя из всего этого. Во всяком случае, мы. Сделали для себя, неутешительный вывод. В Миякинском районе, нет ни одного руководителя, который бы, соответствовал, своему месту, назначению. Связи с этим, сразу, может возникнуть вполне, резонный вопрос. Что для этого нужно, что бы изменить, исправить, существующее положение дел в районе.
Для этого, всего-то и нужно. Что бы, были нормальные судьи, (а еще лучше, если бы, не было таких Брусовых, и, иже с ним, как в нашем случае, не было бы и обращений в суд). Что бы, глава районной администрации, теперь уже бывший Насыров З. Х., использовал телефон по своему прямому назначению, а не использовал его, в качестве орудия убийства. Ударил им по голове, работника дома культуры. В результате, тот получил сотрясение мозга. И все это, сошло с рук, осталось, для Насырова безнаказанным. Опять же, прокурор района, (теперь уже бывший) Муртазин Р. В. и, тоже, на рабочем месте, нанес удар авторучкой, своему заму Н. Мкртумян. После чего, она, находилась на больничном листе, порядка трех месяцев. Будь эти, все перечисленные люди, руководители на своих местах. Соответствуй, своему назначению, всего этого, могло и не быть. Да и мы, не страдали бы отсутствием у нас воды, на протяжении полутора лет. И, что бы все нормализовать. Для этого, всего-то и нужно, прежде всего, освежить, давно уже, застоявшуюся «кровь». Район, о котором идет речь, и в котором все это происходит, не Уфа. Здесь, все и вся на виду. Все, взаимосвязано. Все друг друга знают. И, в некоторых случаях, то, что все друг друга знают. Негативно сказывается на жизни района, его жителях. Некоторые руководители, из местных. Так вот они, приходят во власть, руководству района, заведомо обросшие, всевозможной родней. Одному он зять, другому брат, третьему, кум, сват, одним словом, как у них говорится: «базя». Взять того же, теперь уже бывшего начальника полиции А. Яппарова. Когда мы, обратились к нему за помощью, что бы он поставил на место Брусова. На что, как я уже сказал выше. Его ответ был: «как я буду наказывать Брусова, если он, учился у его отца».  А ведь, если, так разобраться,  Брусов ему, даже, не базя. А, если бы был базя, вот, вот, и я это же говорю. Кстати, в данное время, Яппаров А. У., уйдя в отставку, из органов МВД. Его назначили, или устроился, старшим судебным приставом, по миякинскому району. И, как говорится: «опять по пятницам, пойдут свидания. И слезы горькие моей родни». Что, разве, он будет наказывать, случись что, Брусова Ю. А.. Да, нет, конечно. Как я уже сказал, нужно освежить кровь, в районном руководстве. Что для этого нужно. И это, мое личное мнение. Назначить прокурором района, а так же главой администрации района, русского, сибиряка, из шестидесятых годов. Почему из шестидесятых? Да все потому, что сейчас, в Сибирь, как это говорится, понаехали. Уж так получилось, мне пришлось, жить, в кои годы в Сибири,  в глухих, забытых богом краях. И разговаривать, с теми, родителей которых, раскулаченных в тридцатые годы, завозили на баржах. И выбрасывали в глухой, необжитой тайге, кишащий гнусом: полчищами безжалостных кровососов, мошки, и комаров. Вместе, со своим жалким скарбом. И, как уже сказал. Уж так получилось, какое-то время, жить в Сибири. И слушать рассказы убеленных сединой, людей, переживших все это. И, вот, что я отметил.
Рассказывая, вспоминая то время, как они обживались в этой глуши, корчуя тайгу. В их словах, воспоминаниях, о том, безвозвратно ушедшем, канувшем в лету, тяжелом для них времени. Абсолютно, не было горечи, обиды, жалобы, на то, как когда-то жестоко с ними поступили. Разве что, констатация, свершившегося факта.
И, теперь, когда сменилось поколение, когда ушли на покой, в иной мир те, кто не по своей воле оказался в этих суровых краях. К руководству на местах, а это: прокуроры, судьи, начальники полиции, главы администраций, поселковых советов, пришли их дети, которые уж точно, ни один из них, не учился у отца Брусова. Так вот такой, будучи поставленный прокурором района, или главой администрации Миякинского района. Первый год, своего назначения, присматривался, к тому и к тем, кого куда послать, в оставшиеся, отведенные ему три, работал, в усиленном режиме. И, уже после, выполнив свою, скажем так миссию, по наведению порядка. Уедет, с чувством выполненного долга.
Здесь, и это, нельзя не отметить. Особенно, и это бросается в глаза, что касается чад, теперь уже, бывших руководителей района. И, вообще, скажем так, всей районной элиты.
Большинство их чад, после окончания средних школ, так никуда и не поступив. Так, вот они, во всяком случае, многие их них словно, придорожная муть, в луже воды, после дождя. Не найдя себя, место в городе. При поддержке, своих родителей, пристраиваются на теплые места, некогда занимаемыми их родителями. И здесь, как это говорится, не подходят слова, выражение: «Где родился, там и пригодился». Здесь, больше подходят слова, из стихотворения Т. Шевченко: « Чуден Днепр, при тихой погоде. Но, не всякая птица, долетит до середины Днепра». Понимайте это высказывание, как хотите,  разве что, правильно.
После этих слов, высказываний, в адрес чад бывших руководителей района. Кто-то из этих, только что упомянутых выше, чьи сыночки и доченьки, пристроились по конторам. Связи с этим могут упрекнуть, сказать Костиной Т. В., а где твой сын, разве он не пристроился.
Этим скажу, слушайте внимательно. Ее сын, Костин С. Е., кстати, тоже учился у отца Брусова. Только не пошел по стопам его сыночка Брусова Ю. А. Так вот он, у него два высших образования, одно из которых, окончил Московский Государственный юридический университет. В данное время, живет в Престольной и работает, служит, в военной прокуратуре, следственного отдела. Он не ухватился за подол матери, не остался, у нее под юбкой. Как это сделали те, выше упомянутые, кто учился вместе с ним.

Глава ХХVII

Очень часто, при встрече, некоторые жители района, зная, что у нас, с нами произошло. Так вот они, с долей шутки, (некоторые всерьез) говорят, спрашивают: что бы Вы, сделали с теми, какое бы вынесли им наказание. За то, как поступили они, с Вами. И, ведь, что характерно, перечисляют фамилии, этих деятелей, как-то: Брусов Ю. А. Насыров З. Х. Гайсин З. М. Муртазин Р. В. и ряд других, мелких сошек. По своей натуре, как человек гуманный, поскольку БАМ уже построен, золотоносные жилы на Колыме поиссякли. Осталось что, правильно. Собирать металлолом, бочкотару оставшийся с советских времен, освоения Арктики. А это, южное побережье, Северного ледовитого океана.
И, если повезет, вытащат из болот тундры, какой ни будь тягач,  трактор. К тому же, еще и на ходу. Загрузят весь этот металлолом, свезут. И сдадут, на приемный пункт, где-нибудь, в пригороде, Норильска, или Салехарда. И мне, еще спасибо скажут, дал возможность заработать.
И, опять же, если, вдруг, с металлоломом у них ни чего не получится. Не беда, их, как и старателя, из рассказа Д. Лондона, «Любовь к жизни». Подберет, мимо, проплывающий пароход, Севмор пути. Где их накормят, нормальной, человеческой пищей. А то, мясо белого медведя, после скитаний, по бескрайним просторам севера тундры, изрядно, надоело.
                ***
Да, я Вам неудобен, поднадоел, (это я обращаюсь к местному руководству района) кстати, Вы, мне, намного больше. Но я же, как русский человек, до некоторого времени терпелив.
А все потому, что говорю правду. Так вот, кто-то из вас может обидеться, возможно, захочет, что-то, предпринять.
Не дергайтесь, не советую, надорветесь, кишка-тонка. Я же сказал Вам, что, спал с Кондолизой Райс, и, пил водку, с Мишкой Япончиком, а, если, еще и окажется. Что, нахожусь в родстве с президентом РФ В. Путиным. Это, согласитесь, не идет ни в какое сравнение с вашим. Да мне по всем счетам, большому и малому плевать. Кто и у кого учился, у тех же родителей сыночка Брусова. Это, скажу я вам куда круче. Так что, уж, не обессудьте. А, что касается суда, судьи Гайсина. Так вот, если бы у нас был адвокат, как говорится, не коридорный. А, скажем, Стравинский, или Барщевский. Да, что там, хватило бы и одного из ныне живущих, А. Трещева. Что бы, весь этот судебный процесс, затрещал, рассыпался, как сквозь пальцы песок. Пришел бы, к его, логическому завершению. Не растянулся, на полтора года. Что касается суда, кстати, который мы выиграли, судьи Гайсина З. М.. Скажу, Гайсин, это, не мы выиграли судебный процесс. Это ты, его проиграл, вместе, со своей, пресловутой альтернативой, подвода, нам воды.
 А сейчас, прежде чем это сделать, сказать, предварю словами. И их, адресую всему истеблишменту, района, и не только ему. Кстати, что касается истеблишмента, его определения, с чем его едят. Вспомните, когда мы, а это: Глава администрации района Актуганов Р. Г., его заместитель Атангулова С. М., редактор газеты «Октябрь» Аминев М. Х. Я вас спросил, кто, как понимает из них слово истеблишмент. И это слово почитай, если, кто-то из них смотрит телевизор, некоторые его программы, находится на слуху. На заданный мной, явно, провокационный вопрос, они, посмотрев друг на друга, так ни кто и не ответил. Видя это, и, что бы, не смущать их сказал: истеблишмент, вы и есть, местная правящая верхушка. Поблагодарив их за посиделки, отбыл к себе домой.
Знайте, Вы, своим бездействием, своими, ни чего не значащими пресловутыми отписками. Которых, за полтора года набралось столько. Что, не зная, куда деть всю эту макулатуру, что с ними делать, часть из них, отослал по назначению, в прокуратуру РБ, (кстати, ни чем, не объясняя,  недавно, мне их снова вернули из прокуратуры РБ), другую в Министерство МВД Башкирии. Остальные, которые не вошли в конверты положил в банную печь, на растопку. И, ведь, что характерно, они, как одно целое, не стали гореть. Пришлось сжигать их по одной, предварительно, скомкав.

И в продолжение, видя, как переживает, мучается супруга Костина Татьяна Васильевна. Из-за отсутствия у нас воды, глядя на все это, ее мучения. И вот, как-то, однажды, когда мы шли на очередное заседание суда, совершенно незнакомый мне человек, подойдя ко мне, тихо произнес: неужели, тебе все это не надоело. Вытащи Брусова из машины,   и двумя ударами, вообще-то, одним. Для него, такой, какой он есть, хватит и одного, второй, если что, контрольный. И, если он православный, в чем есть большие сомнения. Его не примет не только православное кладбище, но и мусульманское.
Действительно, случись такое, что сотворил Брусов, где-то в Сибири, в ее глухих забытых богом уголках, в шестидесятые, семидесятые годы. Приходилось быть свидетелем того, что делают  такими, как Брусов, его бы, просто, не искали.
Тогда как, здесь, в Башкирии, конкретно, в миякинском районе. Судя по тому, как относятся к нему, к его, (вещи, нужно называть своими именам), фашистскому поступку. Делают его таким героем, превозносят. Да, что там превозносят, откровенно, покрывают.
Вернусь к тому, о чем упомянул выше, к крамоле, в понимании некоторых, (хотя ни какой тут крамолы нет), сущая, правда.
На протяжении всей своей сознательной жизни, а это, порядка, шестидесяти лет. Заметил одну странную. Я бы сказал, да же, страшную особенность. При одном, только, упоминании о ней, идут мурашки по коже. Все дело в том, что, анализируя, сравнивая, сопоставляя, на протяжении всей своей, как уже сказал, сознательной жизни, отдельные ее моменты. Поначалу думал, что это случайность, простое совпадение. Но, когда больше погрузился, вник, во все это происходящее, проанализировал. Понял, что это, далеко не так, не  мистика, не случайное совпадение. Что это, реальность. И что, те люди, кто сознательно, целенаправленно, злонамеренно, беспричинно, делал мне подлости. А, таковых, за все время, уже живя здесь, я насчитал десяток. Они, по разным на то причинам. Не дожидаясь, своего биологического часа, вдруг, ни с того, ни с чего, беспричинно, уходили из жизни.
А теперь, возвращаясь к нам и то, что с нами произошло. И, если те, кто с интересом, на протяжении полутора лет. Наблюдал за нами, за нашими мучениями, отсутствия у нас воды, и не только ее. И, целенаправленно делал нам зло, неприятности. То, сейчас, теперь уже мне, (нам), интересно, кто из них, будет одиннадцатым?
В этом случае, кто-то, вполне резонно может сказать. А, вдруг, если, этим одиннадцатым, окажешься ты. Что ж, не исключаю, допускаю, дам возможность порадоваться тем, «сочувствующим» нам людям.
Разве что, скажу им. Что я, какую, ни какую, все же, жизнь прожил, (семьдесят восемь лет).
И теперь уже, могу, над собой, своими годами, чуточку, поиздеваться сам. Сказать о себе, подумаешь, осталось жить всего, каких-то там, десять, ну двадцать лет, тридцать, вряд ли.
И, если такое, я говорю в свои семьдесят восемь. Пусть такое скажет тот, кому пятьдесят, шестьдесят, не говоря уже о тех, кому сорок. Вот только этого он не скажет, уже только потому, а вдруг того, и это страшно. Так вот в продолжение к тем, как уже сказал, кто будет одиннадцатым. И это, число одиннадцать, с ним, они будут засыпать, и просыпаться. Оно будет сопровождать, висеть, над ними, как домоклов меч.
Они, прежде чем заснуть, будут, долго мучаясь, ворочаясь с боку на бок, засыпать. А заснув, часто, просыпаться в холодном поту. Им будет мерещиться, стоять перед глазами, число одиннадцать. Кто-то, опять же, может сказать, но, ведь, это жестоко. И потом, вроде бы, к делу не относится.
Относится, или не относится, по большому и по малому счету. Теперь уже, после всего, что произошло. Мне, честно сказать, все равно. В нашей, сегодняшней жизни, много чего, к делу не относится. Да, вот, только, происходит. И потом, не относится, не читайте, не берите во внимание. Возьмете, когда такое, что произошло у нас, с нами. Случится, произойдет у вас, с вами. Хотя, как говорится, не приведи Бог, врагу не пожелаешь. Что бы с ним, у него такое не случилось.
                ***
Вот и пришло время,  закончить, всю эту, гремучую смесь, нужную разве что мне. Возможно, рассказывая, кого-то обидел, допускаю, кто-то может подать на меня в суд. На это, скажу, словами из «Лесоповала». «Я не боюсь, я не боюсь, я с вами опытом делюсь. И, если кто меня поймет, тот не прогнется». Действительно, если бы боялся, то, подписался бы, «Вася Перцев».
                Эпилог.
Чем дольше я живу здесь, среди людей, этого народа. Тем чаще, ловлю себя на мысли, евреи нравятся мне больше. Возможно потому, что мое военное и послевоенное детство. Прошло среди них, среди всех этих Фарберов, Пуленов, Гельфинбеев, Канторов и других. Возможно….
         


Рецензии
Что самое грустное в этом рассказе,так то,что это не единичный случай,а повальное явление.Трудно добиться правды и справедливости,когда вокруг круговая порука.Люди ,облеченные властью служат ни для народа,а для собственных интересов.Заинтересовал эпизод с колбасой .Нечто подобное слышала раньше.Мне рассказывали подобное мои родственники.Один из них служил в МВД после войны .Положение в стране было ужасное.Люди голодали.Были и подобные случаи,когда в колбасе находили детские пальчики.Однако,был приказ Сталина ввести комендантский час и чрезвычайное положение. В течение месяца в городе был наведен порядок.Все криминальные элементы высланы в определенные места .Всегда можно поставить зарвавшихся людей на место ,было бы на это желание.

Станислава Мурашова   06.09.2017 11:43     Заявить о нарушении
Согласен, было бы желание. Вот только, что бы это сделать, сейчас, нет желающих. По-прежнему, страх бежит, впереди людей. Да и Сталина нет. Его заменила пресловутая демократия, вседозволенность одних, рождает безнаказанность другим. Всем, кроме нас. Да, что об этом говорить. Деньги, взятки, лизоблюдство, обозленность людей, друг на друга, даже, среди своей родни. Вот что стоит во главе угла. И, видя это, иногда думаешь: У человечества нет будущего. За понимание премного благодарен. успехов, Станислава, здоровья и вообще.... Борис.

Борис Бабкин   06.09.2017 16:16   Заявить о нарушении
Спасибо,Борис!Приятно было почитать ваши произведения,они умные и содержательные. Вы много видели и все понимаете.Доброго Вам здоровья!

Станислава Мурашова   06.09.2017 16:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.