Записки графомана. 76. Богоизбранные

                (кусочек жизни)

…Обычная еженедельная оперативка отраслевого института с обычными директорскими камланиями на тему «заключайте договора»… С обычными отмазками, с обычной стопроцентной явкой (не придёшь –  на разборе пролетов твой отдел и признают крайним!) Обычные иронические ухмылки официальной оппозиции – тех, кого обошли в должностях.

У кого есть вопросы? Вопросов нет, спасибо, все свободны. А вы, Анатолий Иванович, задержитесь.

Там мне из исполкома позвонили. Я ведь вроде бы как депутат райсовета. А вы были записаны помощником депутата. Надо на один адрес съездить, это рядом, и составить акт обследования семьи. Женщина оформляет опекунство. Исполком, там триста седьмая комната, вам и объяснят подробнее, и покажут, как написать, и образец дадут. Сможете на этой неделе? Почему не смогу? Смогу. Срочных дел нет, а несрочные подождут – это важнее.

Директору неловко – он стал на вожделенную должность только потому, что именно я, обнаружив, что, в нарушение тарифного соглашения, мне недоплачивают процентов десять – пятнадцать от положенного, пошел с жалобой в обком профсоюза. А там давно искали хотя бы самый малейший повод убрать прежнего – такого же  карьериста, только безынициативного и туговатого.

Директору бы хоть словесно меня поблагодарить, но мешает спесь. Он долго копается и выуживает адрес: дом пятидесятый, квартира шесть, Резникова Татьяна… - он кривится - …Моисеевна.

В исполкоме с ходу вводят в ситуацию. Женщина живет с больной матерью, из-за которой где-либо работать не получается. Поэтому, нужно оформить над ней опекунство – это какая – никакая, но прибавка к пенсии. Звоню прямо оттуда, женщины меня уже ждут.

Подъезд пятиэтажки, скромная чистенькая квартирка, где не до евроремонтов. Татьяна Моисеевна ведет показать маму.

Матрена Трофимовна, худенькая, как подросток, лежит в несоразмерно огромной кровати. Весело со мной здоровается и заводит пионерскую песенку про костры и синие ночи. Дочь грустно поводит плечами и ведет на кухню, где, пока я заполняю черновик обширной анкеты, рассказывает вкратце всю свою жизнь – а с кем еще поделиться?!! Для меня это эпизод, для них мой визит – событие.

Маме девяносто три, из них последние восемь она слегла – перелом шейки бедра. Лет пять, как впала в маразм – слышали, как поет? Но я привыкла. Уже троих проводила, в онкологии знаю каждый закуток. Отец, потом муж, потом младшая сестричка…

Жизнь прошла, а жизни и не видела. Вы не смотрите, что я еврейка, меня сама жизнь, так получилось, сделала ярой антисемиткой…

Стараюсь не отвлекаться, заполняя адрес, номер паспорта, лицевого счета…  Не до споров.

… Вообще, я пришла к выводу, что соединять судьбы  нужно только с человеком твоей национальности. Иначе толку не будет. Взять моего отца – нас, девчат, у них с мамой трое. Он маме сразу сказал – я получаю сто двадцать, вот тебе сто двадцать, даже без профсоюза и подоходного. Всё.

А он? А он работал завбазой. Свои сто двадцать  - нам, а остальные…  Каждый год или Сочи, или Юрмала. Одессой брезговал. Да и между отпусками… У него была своя жизнь. А мама мыла полы на двух работах, потом нашла еще. Так и вырастила, и выучила нас троих…

Мама есть мама, сколько уж там суждено, а вот за ним обидно, что пришлось в онкологии ухаживать. Хорошо еще, что не очень долго. Так что я и сама поняла, и других учу – не выходите замуж и не женитесь на человеке не вашей национальности – толку не будет!

Чтобы не ошибиться, сверяю анкету с документами еще раз.

… Моя бывшая невестка работала в школе, что через дорогу, потом, повздорив с завучкой, перешла в другую, родную. Ту, что под патронатом жены местного раввина. Впрочем, вскоре проблемы начались и там.

Отдельным предметом в этой школе изучают «традицию»: в каком случае и как нужно себя вести.

Скажите, если в человеке не заложено изначально стремление жить для семьи, интересами семьи, то, может, хоть в школе этому научат?!! Хотя, есть люди, которым скажешь – не плюй в угол, они и не будут плевать. Но только в тот угол, на который ты показал пальцем.

Шагаю на работу и привожу мысли в порядок: причем тут национальность?!! Надо  было  в совковом паспорте завести  пятую графу: стыд есть или нет стыда.

А, может, и вправду народ богоизбранный? Избраны, чтобы одни показывали, как надо поступать, а другие – как не надо?



Рецензии