Благими намерениями

  - Аллё, Нелька, привет! Да, мы вернулись. Второго. Ну, прости, закрутилась совсем. Венька уже на работу вышел, а я пока в раздумьях. На прежнее место очень не хочется, ты же знаешь тот коллективчик - склоки да сплетни. А знаешь что? Приезжай ко мне. Потрещим, я по тебе так соскучилась. Да и то, в письмах я многое тебе писала, но разве все красоты Праги словами передать? Фотки посмотришь, у меня и видео есть. В любое время, хоть с утра, хоть днём. Лучше, пока Вениамина дома нет, он не даст свободно пообщаться. И не всё ему знать надо, ну, ты понимаешь...


 - Привет, дорогая! Мы всего две недели не виделись, а у меня уже новостей! Я нашла себе новую работу. В редакции, пока секретаршей, а там пообещали и поинтересней задействовать. Представляешь? Я буду журналисткой! Моё педобразование, наконец, пригодится. Журнал исключительно для женщин, я потом тебе пару номеров достану. Он только по ограниченной подписке, по предприятиям.
  А у меня и беда как бы... Прикинь: Маруська дурит! После школы друзей приводить стала. Хвастается видиком и аудиоцентром. Вчера в бар заглянула, а там "Наполеона" почти пустая бутылка. И в мусорном ведре окурки. Я Маруське вложила по полной программе. Клянётся, что мальчишки нахулиганили. А она с девочками в это время фильм смотрели. У нас все кассеты - на английском, так хотят в языке потренироваться. Веньке я пока не говорила, бутылку спрятала, скажу, что на работе проставилась, он ругаться не будет.
  Ой, прости, родная, дочка пришла, я тебе потом перезвоню...


  - Любимая подруга! Поздравляю тебя с нашим женским праздником! Пусть каждый твой день будет таким же счастливым! Что тебе Сергей подарил? Как не звонит уже месяц? Вот подлец! Я надеялась на вашей свадьбе салатиков поесть. Какой гад! Три года голову дурил, а теперь слинял. Держись, роднулька! Ещё не вечер, найдём мы тебе хорошего мужика. У нас в редакции есть экземпляры, надо подумать. Тридцать пять не возраст, а выглядишь ты почти на двадцать.
  Ладно, сменим тему, а то ты ещё расплачешься. У меня тоже проблемы серьёзные. Да, с Маруськой. Хотели с Веней на сон грядущий боевичок новый посмотреть, "Кобра". С переводом, ему кто-то на вечер дал. А в видике кассета. Нель, я через две минуты выключила. Там такое! Я с мужем себе этого не позволяю, а там... Ну, ты поняла.
  Это же моя тринадцатилетняя сикуха смотрела, наверняка и не одна. Венька её по щекам отхлестал, аж морда распухла. Пришлось в школу записку писать, что приболела. Поговорили по телефону со свекровью, уговорили приехать погостить. При ней никаких друзей уже не привести. Что делается! И где они ту кассету взяли? Я её в мусорный бак отнесла и зарыла поглубже, чтобы кто не нашёл. Стыдоба же!


  - Слушаю! Ой, Нелька, это ты. А я думала... Ты угадала - проблемы. С ней, конечно. Стала пропадать по вечерам, а то и из школы сразу куда-то уходит. Вчера уже почти в полночь пришла. Говорит, что у подруги уроки делала. Понимаешь, какие у них уроки, чему учатся? Свекровкин приезд только во вред пошёл, а как её теперь обратно отправить? Зудит и зудит. А то мы сами не понимаем, что дочка от рук отбилась. На той неделе с Веней все подвалы вечером обошли, пытались найти их притон. Ты не поверишь: по этим подвалам можно весь микрорайон обойти, не выходя наружу. А эта поганка смеялась над нами. Говорит, что в двух шагах прошли и не заметили.
  Ты извини, я всё о своём. Как ты? Сергей вернулся? И не пойму: тебя поздравлять или сочувствовать? Сама-то рада? Тоже в сомнениях? Смотри, раз ушёл, второй уйдёт наверняка. Оно тебе надо?
  Кстати, я тут немножко чеков сняла. Давай в "Берёзку" сходим, приоденемся. Хоть что-то приятное, стресс снимем, поболтаем. Хорошо, до субботы. Целую.


  - Да, привет... Это не голос такой. Это беда такая. Маруська пропала. Уже пятый день. Никто не знает вроде. Я и в классе всех расспрашивала. И ребят во дворе. Никто ничего. Вроде бы Маруся рассказывала кому-то, что на вокзале тусуется с интересной компанией. Я фотку взяла, два вечера там всем показывала, без результата.
  С дочкой два мальчика из класса пропали. Их родители тоже ищут. Нель, представь: в милиции заявление писала, надо было указать все приметы. Где какая родинка. Страшно представить, зачем такие подробности. Мы уже в отчаянии. Веня в деревню ездил, где у бабки дом был. Вдруг там, дачи вокруг пока пустые, все проверили. Не знаю, что и делать.
  Твой Сергей ничем не может помочь? Он же в органах служит. Выгнала? Что так? Проболтался, что какая-то стерва родила от него? Вот гад! Я так и знала, что он подлец. Сочувствую.
  Нель, ты прости, я не хочу телефон надолго занимать, вдруг позвонят... Хорошо бы с известием, что нашли живую и невридим...у...ю...


  - Нель, извини, не до разговоров. Кто-то звонит и молчит. Я в трубку: дочка вернись, мы тебя ругать не будем, только вернись. А на том конце смех. Так прикалываются. Мой Венька и отец одного мальчика нашли беглецов. На даче у того парня. Все трое. Когда их в электричке домой везли - Маруська как-то сбежала. Теперь всё снова-здорово. Хоть жива, немного полегче стало.
  Ты прости, я тебе потом перезвоню сама.


  - Да, привет... Нашлась. Кто-то из ребят позвонил, что её в соседнем доме в подъезде видели. Ругать не стали. Спит второй день. Я не захожу, боюсь сорваться, ведь нервы на пределе. Со снотворным и то не могу. Нель, мне мама одного из мальчиков, что сбегали с моей заразой, позвонила... В общем, посоветовала на Маруськины руки посмотреть. Она сказала, что всё сама пойму. Я боюсь... вдруг следы от уколов... Прости, не могу говорить, слёзы душат...


  - Нелька, пожалей хоть ты меня. Даже поделиться не с кем, кроме тебя. И от мужа скрываю. В общем, слушай. Убегала она с тем мальчиком, в кого влюбилась. Он второгодник, уже это о чём-то говорит. Его все зовут Ан-два. Он Андрей Андреев. С ним она по подвалам и пряталась. Нет, не наркотики. Это она вены пыталась резать...
  Они третьего с собой подговорили сбежать. У того с родителями непонятки. Вроде учится хорошо, в спортивную секцию ходит. Не знаю, что там, не вникала. Своего дерьма по уши. У этого третьего ключи от чужой дачи оказались. Там поругались, моя с этим Аном. Он, вроде, изнасиловать пытался, а она сопротивлялась. И ничего умнее не придумала, чем резать запястья. Хорошо, что мальчики испугались, забинтовали. Нет, шрамы небольшие, почти царапины.
  Ребята в школе мою Марусю травят, мальчишки на интим намекают, девчонки бойкот объявили. Месяц остался, доучиться бы дали, на тот год в другую школу переведу. Со школы её встречаю, какая работа? Хорошо, что свекровь отчалила к родным берегам, её нотации меня чуть до смертоубийства не довели. И Маруська огрызалась, что та ни скажет . Я боялась, что опять сбежит.
  Спасибо родная, что выслушала. Пора собираться, уроки заканчиваются скоро...


  - Ага, привет, подруга. Почему не звоню? Хорошего ничего нет, а плакаться тебе в жилетку - стыдно уже.
  Всё без изменений. Веня хочет взять две путёвки на море для нас с Марусей. Почти месяц. Другая обстановка, другое окружение. Попробую отношения с дочкой наладить. Да, холодная война всё ещё. Но и её понять можно: все от неё отвернулись. А нас она не слушает, мы, по её словам, понять никогда не сможем.
  Помню я твою первую любовь... Но ты же не резала вены, поплакала и забыла. А Маруська не плачет. Да, я могла и не видеть этого. Но она сейчас, как замёрзшая, и помочь ей не знаю как...


  - Привет. Сейчас возьму бумажку и ручку. А что писать? Адрес? Детский психотерапевт? Это, как Кашпировский что ли? Не верю я в это, всё враньё. Операции без наркоза какие-то... Палец порежешь, и то больно.
  Кто сына вылечил? Я сперва сама её расспрошу. Спасибо за заботу. Я потом тебе перезвоню.


  - Нелька, зараза, как хорошо, что ты мне идею с психотерапевтом подала. Да, уже сходили. Пожилой такой еврей. В Израиль визу получил, на чемоданах сидит. Уже никого не принимает, я как-то уговорила. На Даниловке, за кинотеатром дом. Да, где наш скверик любимый. К нему очередь с первого этажа до пятого, но только по записи принимает. Женщина, вроде - дочка, вызывает. Мы сразу зашли, не ждали.
  Эта женщина сперва Маруську на гипнабельность проверила. Велела вытянуть вперёд ладони и закрыть глаза. Свои ладони подносила близко и спрашивала, что Маруся чувствует. Та ответила, что ничего. Женщина попросила сосредоточиться. Намекнула, что или тепло, или холод, или вибрацию хотя бы. Маруська вроде тепло почувствовала.
  Потом к Давиду Моисеевичу зашли. Он выслушал мой жалобы, сам в это время за Марусиной реакцией следил. Сказал, что лучше было бы несколько сеансов провести, но возможности у него нет. Предложил сильную привязку ко мне сделать. Но предупредил, что мне тяжело будет с этим жить. Но ты же понимаешь, что ради дочки я всё вытерплю...
  Да, самое главное чуть не забыла рассказать. Он меня отсадил подальше и начал с Марусей колдовать. Я, говорит, тебе частичку своей энергии отдам, но с ней надо будет обращаться аккуратно и с любовью. Ведь эта энергия не безгранична, чтобы ценила подарок. Такой вроде шарик, но внутри. Им можно будет управлять как-то, я не поняла... Если ушибёшься, то туда шарик направить - и боль пройдёт. Если тяжёлое несёшь - легче будет. На уроке не понимаешь... Тоже как-то отключаться, потом голова заработает. В общем, пурги нагнал, по-моему.
  Ты веришь в это? Так ты и воду Чумаком заряжаешь. Я не так наивна. Главное - Маруська изменилась за эти дни, не узнать. Помню, помню... Ты так и говорила. Вчера телевизор смотрели, так она не столько на экран, сколько на меня смотрела. Кавээн смотрели. Я засмеюсь - она тоже, я поморщусь - и она. Книжку вечером читала, так ко мне на кухню прибегала и пересказывала. Что ты, я не против. Она улыбаться начала... Я так счастлива. Кончились мои страхи за неё.
  Ну пока! У Вени в то воскресенье день рождения, приходи. Сама всё увидишь!


  - А, это ты, подруга... Не звоню. Проблемы снова. Маруську изнасиловать пытались трое придурков. С соседской девочкой гулять пошла, а мальчишки её сперва в лифт заманили, а потом в квартиру к одному затащили. Хорошо, что Олька догадалась нам сказать. Да, не успели. Веня чуть дверь не вышиб. Открыли, говнюки. Представь: с ними и её первая любовь, этот Ан-два был. Маруська говорит, что он не приставал, но и не заступался. Двое одноклассников, ровесники дочки, а этому Ану уже почти шестнадцать, ему по полной влепят всё равно. Парни были уверенны, что Андрей уже был с ней близок. Тот не отрицал, сволочь.
  Конечно заявление написала. И свидетелей нашла. Ольку, в том подъезде соседи слышали, как мы шум подняли, на площадку выходили. В милиции дело завели. Маруся из дома выходить боится. К врачу её водила, чтобы проверил и в карточке написал, что ничего плохого не было. Жизнь-то длинная, мало ли...
  Ты извини, мы на дачу собираемся. Сняли на лето. Веня на машину откладывал, только какая тут машина? Я же третий месяц не работаю, всё проблемы. Дела да случаи. Так покоя хочется.Думала, что вот заработали неплохо в загранке, поживём как белые люди... Ну, пока! К сентябрю вернёмся - позвоню.


 - Нэлечка! Добрый день. Как ты, роднулька? Я по тебе так соскучилась. Что ты говоришь? И как он тебе самой? Неужели всё, как ты любишь: высокий, седоватый? И глаза серые? Услышал Бог мои молитвы. И твои, точно. Рада за тебя. Смотри, сама всё не испорти, я тебя знаю. Начнёшь подвох искать. Расслабься и получай удовольствие. Надеюсь, что салатики всё-таки будут...
  У меня? Даже не сформулирую... На даче было хорошо, купались, загорали и много гуляли. Книжек перечитали...  Рядом пансионат, там в библиотеке под залог давали. Я наконец "Анну Каренину" перечитала. Давно хотелось. И Маруся "Войну и мир" от корки до корки, даже войну не пропустила. Ей к школе надо.
  В другую школу переводить или нет - ещё не решили. Нет, до суда дело не дошло. Мне все трое родителей золотые горы обещают, лишь бы заявление забрала. И в милиции уговаривали, им вообще там ничего не надо. Я поставила условие, чтобы Маруську стороной за семь вёрст обходили. Заявление забирать не буду. И пригрозила, что ещё хоть раз попробуют дочку оскорбить - в прокуратуру заявлю на бездействие следствия.
  Да, год остался. Хочет в техникум поступать. Пока не выбрала. А я попробую в округе приличный найти и без большого наплыва. Маруся хотя учится без троек, но всё может быть, восьмой класс трудный, ещё экзамены.
  Я работу опять ищу, представляешь? В редакции моё место сразу заняла какая-то шустрая девица. А Венька хочет своё дело замутить. Небольшая сумма на книжке осталась, но можно арендовать помещение. Они с друзьями варианты просчитывают, я не встреваю... Так что стабильная работа на всякий случай нужна, чтобы на еду хотя бы хватало.


  - Алло! А это я! Нашлась, нашлась. Я и не пропадала. На море ездили. Целый месяц отдыхали, честно заслужили. А то! Я хоть с мужем наобщалась за два года назад и на два вперёд. Дома его фактически не вижу, весь в проектах, весь в делах. Да, прибыль пошла, тьфу-тьфу! Мы и машину новую взяли, не новую, но в отличном состоянии. "Москвич"-то совсем уже проржавел, и как они на заводе красят? Руки поотрывать бы. "Опель", красивый, и как Венька говорит - приемистый. Думаю и сама на курсы пойти, хочется погонять.
  На работу буду ездить, как бы все иззавидовались. Простая продавщица, а машину купила. Я же не рассказываю про мужа ничего. Ага, чтобы не сглазили. Есть такие, но я особняком.
  Маруська учится. На какую-то гимнастику ходит, фитнес у них называется. Я сама бы ходила, но от зари до зари в магазине, а в выходной столько дел дома, успеть бы переделать.
  Кстати: вчера Маруська начала мне рассказывать, что шарик снова нашла, играла с ним. Я сперва даже не поняла, какой шарик. А это она про подарок Давида Моисеевича. Бывают же чудеса на свете. А врачу этому в Израиле наверняка часто икается, каждый день вспоминаю с благодарностью...


  - Поздравляю, роднулечка! Давно надо было родить. Но это дело и в тридцать девять не очень поздно. Когда срок? Уже так скоро? И как ты умудрилась от меня скрывать... Это я всё тебе выкладываю, надо, не надо. И то ведь, кому ещё расскажешь.
  Угадала. Маруська учудила, мягко говоря. С Олькой, ты знаешь - соседская девочка, гулять ходили. И пропали. К нам в гости Эмиль приезжал, Венькин чешский партнёр. Они до утра пили на кухне и что-то обсуждали. А я Марусю ждала. К соседям раз пять бегала, вдруг их дочка вернулась.
  Ты же знаешь, что мы с Марусей как бы на коротком поводке обе. Я всегда чувствую, если с ней что-то не так. И она меня так чувствует. А тут - пустота. Нет её - и всё. Я уже с утра бегом в милицию. Такую бучу там подняла, что стали дело заводить на розыск. Опять анкета эта страшная, с особыми приметами. Я кричу: её убили или заперли в подвале, я её не чувствую. А кто поверит? Но не отмахнулись.
  Я то домой бегала, то в отделение, а уже после обеда Олькин папа за мной пришёл. Нашлись! Ты не перебивай, я сама расскажу. Я так думаю, что они легенду нам выдали. Пришли мятые, грязные, в рваных колготках. У одной тахикардия, да, мы же скорую вызвали сразу. А у другой - температура. У кого - что, я не разбиралась. Потому что врач мне потом шепнул, что на наркотики надо бы проверить, он в Склифосовского может направление выписать.
  Следов никаких... И глаза у обеих красные. Уснули сразу, им уколы какие-то врач вколол. Я подумала, подумала. И решила в секрете от Олькиного отца сохранить. У них мать в онкологии лежит, последняя стадия. Чего мужика добивать... Своему тоже не говорила, у него проблем выше крыши, сама разберусь.
  Что? Ах, да. Они рассказали, что якобы шли по Пятницкой в сторону кремля. А тут парни подошли и брызнули им в лица чем-то из баллончиков. Очнулись уже в каком-то подъезде. Без денег, без часов и серёжек. У моей ещё цепочка была золотая, на семнадцать лет мы подарили.
  Но врач сказал, что если бы и брызнули чем на улице, так через несколько минут очухались бы. Видимо или курили чего, или пили, или нюхали. Сейчас какую-то гадость с шинного завода нюхает молодёжь, ещё когда Маруся в школе училась нам на собрании рассказывали.
  Такие дела. Я потом и Маруську, и подружку по отдельности расспросить пыталась. Без пользы. Что партизанки. Да и то... Стыдно, небось, признаться... Ну, пока. Звони, когда схватки начнутся. Я тебя мигом домчу. Уже езжу, как дышу. Фрукты ешь! Только не красные. А то у ребёнка диатез потом будет. Ну, целую, подружка.


  - С Рождеством вас, девушки! И Настеньку, а как же? Большая уже? Кормишь ещё? Умница. По ночам спит? Ничего, иногда можно, чтобы ты не расслаблялась. А Герман как? Души в ней не чает? Да, дочек они больше любят, хоть и просят сыновей рожать.
  У нас? Нормально. Даже не верится. Утряслось само. Нет, не дурит больше. Наверное, испугалась сама последствий. Мальчик у неё появился. Мельком видела, симпатичный. Звонит когда, здоровается. В кино ходят. В компании. Нет, запаха никогда не чувствовалось. И ничего подобного тому... Слежу.
  Надо будет к вам забежать. Никак не вырвусь. Передам. И ты Настеньку за меня поцелуй.


   - Привет. Нет, не получится. Понимаю, что крёстная... Я тебе ещё не надоела со своими бедами? Сплошняком пошли. И Маруся. Веня. Пропал совсем. Он почти полгода назад ушёл из дома. Сказал, что полюбил другую, а у нас давно семьи нет. Я не задумывалась раньше, почему его никогда дома нет. Думала, что работа, бизнес... Я ему перестала про свои проблемы говорить и про дочку, а он своим не делился. Я, конечно, мало что понимаю в его делах, но... Вот и получила на старости лет.
  Да какая молодая. Седина уже на полголовы, не успеваю закрашивать. Маруське уже восемнадцать, скоро бабкой меня сделает. Веня, когда уходил, попросил на развод пока не подавать,  помогать обещал. Я тебе и не звонила, надеялась, что вернётся, плакаться уже стыдно. Даже тебе. Была бы чужая и равнодушная, а так... Ты за меня переживаешь всегда, я знаю.
  На днях какие-то бандиты приходили, Веню искали. Он вроде им должен, а сам пропал. На машине... Они в розыск заставили подать. Говорят, что если муж не найдётся, то мне долги отдавать. Мою машину забрали. Пригрозили и квартиру отобрать. Я в шоке.
  Ещё Маруська загуляла. С тем же. Под утро приходит. И нетрезвая. Огрызается, что пиво не алкоголь. И что надоело мои нотации выслушивать. Как бы взрослая уже. Понимаю. Знаю. Но ведь душа за неё болит...


  - Нэлечка! Только ты, родная, про меня ещё помнишь... Да, отбилась. Точнее - Веню нашли. В Воронеже, кажется. Я сразу на развод и раздел имущества. Вот гад! Сколько лет вместе прожили. Так подставить. И ни капли не стыдно. Просил понять... Но машину мою никто не вернул. Я волнуюсь, что с долгами если не рассчитается... Опять меня терзать начнут. Да, врагу не пожелаешь.
  Маруся... Всё кувырком пошло. На выпускном в техникуме напилась, несколько дней домой не являлась, у мальчика своего, Кирилла, отлёживалась. А пришла - чужая. Совсем другая. Смотрит на меня с ненавистью. Говорит, что всю жизнь ей испортила. Нэлечка, чем же?
  Пьяная приходит почти каждый день, драться лезет. Как моё сердце ещё выдерживает... ПлАчу, я теперь всегда плАчу... Ты меня давно не видела, можешь и не узнать. Увидимся. Постараюсь. Я и не спросила, как ты. Эгоистка. Ну, и хорошо, хоть ты нормально. Мужу привет. Цени своё счастье. Я вот всё уже потеряла...


   - Нэль, я чего тебе звоню... У меня кавалер появился. Хочу с ним к тебе в гости напроситься. Посмотришь, оценишь. Постоянный покупатель. Всегда мне шоколадку оставлял... Да что ты! Какой молодой на меня позарится? Ему лет пятьдесят пять, не меньше. Мне-то нравится, а побаиваюсь. В сорок лет жизнь менять...
  Да, ты права. Хорошего ничего нет. Маруська вообще отдалилась. Ничего про неё не знаю. Даже есть дома не стала, я зря готовлю. У меня у самой аппетит совсем пропал. Сорок девять килограммов. Ага, как в восьмом классе было. Смеёшься? Куда мне рожать... Это ты расцвела. Как крестница? На велосипеде ездить пытается? Умница! Так когда удобно с гости? Лучше, если твоего мужа дома не будет, я его стесняюсь. Да знаю, знаю. Но он как посмотрит, так мне начинает казаться, что платье наизнанку одела. Серьёзный он у тебя.


  - И тебе здравствовать. Нормально. Почти всё перевезла. Уют навожу. Окна с утра мыла. Нет, он не грязнуля. Но мужчина есть мужчина. Я такая вредная? Придираюсь? Не выдумывай. Да вроде нормально. Заботливый. С работы встречает. Ужин готовит, когда я на смене. Уговаривает работу бросить. У него пенсия военная хорошая. Нет, не соглашаюсь. Не хочу зависеть.
  Маруська? Наверное, рада. Кирилл, её мальчик, у нас теперь живёт. Кажется, что серьёзно. Сколько лет уже. Я тут на развале пару книжек по психологии купила. Изучаю. Хочу понять, почему Маруся меня так ненавидеть стала. Пять лет почти душа в душу. И причины не найду. И повода... Может, выпила тогда крепко, вот кодирование и сбилось. Мне-то легче не стало, а вот как ей жить? Родную мать ненавидит...


  - Подруга, привет! Как ты? Настенька здорова? Кашляет? Медовые лепёшки сделай, как я тебе говорила. Раз на спину, раз на грудь. Не пичкай лекарствами. Почитай про побочные эффекты. Оно ей надо, с таких лет травиться. Травки заваривай. Грудной сбор, кажется, номер четыре. Я Маруську так лечила всегда.
  По слухам - беременная. Уже животик виден. Может быть - помягчает, про меня вспомнит? Я и массаж помню, и гимнастику. Во всём помогу, только бы простила.
  Я тут вычитала... Одна женщина  - сильный приворот делает. Другим. А себе помочь не хочет, незамужняя живёт. Объясняет тем, что подсознательно привязку по молодости делала. И всё бы хорошо, но через несколько лет обратная реакция начинается. Один муж просто с проклятьями ушёл. А второй убить пытался. И её клиентки так же вляпались
  Наверняка тот психотерапевт тоже знал такое. Вот и думаю... Надо было к нему Маруську вести или во вред ей сделала? Я тогда на всё была готова. Да, я всегда такая, сильно быстрая на всё. Но ты же помнишь... Да, и школу закончила, и техникум. Могла бы... Утешительница ты моя! Вот звоню тебе со своими бедами, а ты умеешь выслушать и посоветовать или успокоить хотя бы. Как бы я без тебя жила...


  - Да, можешь поздравить. Такой мальчик большой, почти четыре кило. Добрые люди рассказали, и то спасибо. Не видела... Звонила ей, она сразу трубку бросает. Не простила, значит. А у меня с Иваном какие-то трения начались. Стараюсь. Я понимаю. Но ковриком под ноги - это не про меня. Он привык командовать частью. Ага, а тут я одна за всех. Меня ещё его привычки стали раздражать. Нет, не храпит. Вроде бы... Я сплю хорошо, за день уматываюсь. Он крошки со стола в ладонь собирает и в рот... Меня аж тошнит от этого зрелища. Военное детство? Наверное. Мне всё равно неприятно. Ещё зубами цыкает. Ну, ты сказанула. Помню, у Стругацких. Изнакурнож...
  Ты как со своим? Вот молодец! Любимочка моя, нашла своё счастье. Я же тебе ещё когда пророчила, что твой принц ещё прискачет. А я, кажется, ошиблась. Венька хоть и гад, но родной был. А этот... Обнимает, а мне всё равно...
  Нет, не заплакала. Ладно, ладно, не буду. Ещё будет праздник и на моей улице.


   - Вот хорошо, что меня застала. Убегаю. В смысле домой съезжаю через пару часов, а сейчас за коробками пустыми в магазин бегу. Вещи паковать. Да, помирились. Вроде. Видно будет... Я тебе завтра перезвоню, не обижайся.


  - Привет, подружка! Вернулась, ага. Кирилла этого Маруська выгнала. Как-то путано объясняет. Вроде без него Костика вырастит. Нет, не расписались. На себя записал. Мне, говорит, ничего от него не надо. Работать собирается идти. В ясли, понятное дело, ребёнка не возьмут. И я не отдам. Такого кроху. Только сидеть начал. Кто будет? Мы, по очереди. Я её в наш магазин пристраиваю. Два дня я, два она.
  Как-то неожиданно получилось... Мне её подружка, Ольга, рассказала. Случайно или нет встретилась... Я подумала ночь, на Ивана посмотрела попристальней... Не хочу с ним жизнь доживать. Не смогла не то что полюбить, даже привыкнуть. Когда он дома был, так я то пироги затевала, то генеральную уборку, то большую стирку, лишь бы поменьше рядом быть. А то он ложился на диван у телевизора и меня пытался рядом уложить. А мне запах его пота... как из помойки. Чистоплотный, но пот какой-то едкий, никакой кондиционер для белья не помогает.
  С утра ему объявила, что домой мне надо, дочке надо помочь. Иван предложил к нам Марусю с ребёнком забрать, я только рассмеялась. Из своей квартиры в чужой ютиться... А с собой его не звала, рвать надо сразу. Нет, не звонил. Понял, наверное. Это в молодости мы не думали ни о чём. Люблю - и точка. И притереться легче было. А в наши годы уже трудно привыкать.
  Я поганка? Ну, спасибо. Не ожидала от тебя... Я надеялась, что поймёшь. Ладно, проехали. Про него больше никогда не будем. Договорились?
  У меня, когда домой зашла, что-то слёзы хлынули. Спросила Марусю, пустит ли. От растерянности что ли? Она что ответила? "Заходи" сказала. Я сразу к внуку. И про всё забыла. Пухленький, перевязочки на ручках. Улыбается, а у меня сердце заходится. Кровиночка моя! На Маруську маленькую. Ничего от Кирилла этого нет. Наш, стопроцентно.
  Ой, заболталась я совсем. Надо бутылочку греть, Маруся с утра сцеживает, потом ещё докармливаю смесями. Сейчас всё есть, были бы деньги... В гости приходи, посмотришь.


   - Нэль, я чего звоню. Я тебе тут кое-чего набрала, на сувениры. Понимаю. Но в гости с пустыми руками ходить неприлично. У твоего мужа родни много, сама говорила. Наверняка все по родине скучают, что бы там ни говорили. Цивилизация у них...  И всё равно здесь родились, здесь росли, учились.
  Рада, рада за тебя. Лишь бы ты была рада. Я бы не решилась... Может, в гости когда приеду, сейчас уже можно, по слухам. Не смеши. Мне только старого еврея в мужья не хватало. Не лучше. Я привыкла одна. У меня внук есть, вот это действительно любимый мужчина. Да, осенью в школу уже. Время летит...
  Вот думаю Настеньке крестик золотой на память подарить. Пусть вспоминает про крёстную. Не разорюсь, не каркай. Нет, Кирилл не платит. Маруська говорит, что жалко его. Я тоже не понимаю... Но с ней спорить бесполезно. Никого нет. Тут недавно сказала, что из-за меня замуж выйти не сможет. То была бы мать-одиночка, но с квартирой. А так... ещё тёща впридачу, кому нужно такое? Отмалчиваюсь. Внешне мирно, а в душе... что у меня, что у неё - чёрт разберёт.
  Ты когда сможешь заехать? Тогда я завтра сама к тебе. Как я без тебя жить буду? Ты мне самая родная на всём белом свете... Не буду... Постараюсь...


  - Отыскала меня? А я и не смогла никак. Маруська вредничает. Да, разменяли. Один сосед. Пьющий только. Бог с ним, я запираюсь, и ничего. Когда его дома нет - готовлю на два-три дня. Не хочу об этом. Ты-то как? Ой, умница! И язык уже выучила? А работать не пошла? Ну и ладно. Это хорошо, когда муж зарабатывает, можно детям больше заботы дать. Второго не надумала? Ох, сейчас и в пятьдесят рожают, тем более - не первого. Мужу наверняка сына хочется? Молчит? Молодец. Как он вообще? Ну, ты сказанула! Десять лет, а всё медовый месяц. Завидую, по-хорошему.
  Костика на выходные забираю. Но редко удаётся. То я работаю, то он учится. На пятёрки. Старается. А крестница как? Вот умница! А ты ещё боялась. Всё у тебя сложилось. Нет, и не думаю. У меня аллергия на мужчин. Смешно...
  Маруся замуж собралась. На мой взгляд - не фонтан. Мелкий какой-то, засушенный Геракл. Юлой перед ней вертится. Она? Не заметно, чтоб сильно счастлива была. Я с ней об этом не разговариваю. И вообще... Чужие мы опять стали. Пока я Костика поднимать помогала - она ещё нормально ко мне относилась. А как этот прыщ появился - мама уже лишняя стала.
  У неё отдельная, комната большая, кухня тоже, лоджия. Я ей мебель всю отдала, посуду. Себе по минимуму оставила. Ой, что мне надо-то? Где спать, где помыться. Костику раскладушку ставлю. Мы с ним друзья. Всем делится. Я осторожно, не дай Бог что-то сломается в отношениях. Про Маруськины закидоны и вспоминать страшно.Пережили, да.
  Но если бы вернуть всё назад... Я бы никакого психотерапевта близко не подпустила. Само бы наладилось. А так... Ненавидит она меня до сих пор. Теперь уже, наверное, навсегда. А за что? Не понимаю. Это всё тот гипноз...
  Благие намерения? Ты правильно говоришь. Вот только ведут они... в ад...


Рецензии
Спасибо! Интересно написано и да и ситуация неординарная по своему.С уважением,

Иван Таратинский   24.10.2017 20:36     Заявить о нарушении
по непроверенным слухам
сам стиль новаторский)))
спасибо за добрые слова

Галина Гладкая   24.10.2017 21:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.