Воздушная крепость Глава 9 Армия

Армия - дело добровольное: хочешь-иди, не хочешь - заберут! Максим Савчук в отличии от многих призывников попал в армию случайно. Когда в 2005 году прошла инаугурация нового Президента Украины Виктора Ющенко его отец Николай сделал головокружительную карьеру. «Оранжевые» руководители не забыли его работу в их донецком областном избирательном штабе и предложили соответствующую должность в новых органах власти.
- Я хотел бы вернутся на армейскую службу! - высказал он пожелание большому человеку в Киеве.
- Лучше не надо, - посоветовал тот. - Это давно не Советская Армия, в которой ты служил…
- В менты я сам не хочу, - признался Савчук, - остаётся СБУ.
- Вот и отлично! - обрадовался чиновник. - Новый глава службы Турчинов как раз меняет кадровый состав спецслужбы и ему нужен надёжный начальник одного горотдела в Крыму.
- Я ведь родом оттуда!
- Знаю, знаю… - улыбнулся кадровик. - Поэтому тебе и предлагаю. Согласен?
- Конечно! - радостно согласился Николай.
Так он из военного превратился в особиста. Его супруга Мария осталась в Донецке с сыновьями, а старший Савчук переехал в Крым и с головой окунулся в непривычную работу.
- Максиму нужно поступать в институт! - напомнила она через год.
- А в какой он хочет?
- В медицинский, - ответила жена, хотя сам Максим пока не определился.
- Легко! - пообещал Николай, который уже обзавёлся нужными связями.
В итоге средний Савчук стал студентом Крымского государственного медицинского университета имени Георгиевского. После двух лет учёбы он окончательно убедился, что медицина это не его.
- Меня при виде крови тошнит, - по секрету признался Максим брату по телефону, - а от вида трупов я теряю сознание…
Роман как раз поступал на истфак и вяло поинтересовался:
- Что будешь делать дальше?
- Не знаю, - честно признался он, - сейчас поеду на обязательные военные сборы, а потом посмотрим…
В университете была военная кафедра и студентов периодически вывозили в крымскую степь, на территорию одной из многочисленных воинских частей украинской армии.
- Не курорт… - расстроился Савчук прибыв на место.
Пятьдесят градусов по Цельсию в тени, солнце, испепеляющее всё живое. Он первым свалился с тепловым ударом. Ночью его поймал начальник штаба, делавший плановый обход части.
- Солдат, - удивился он при виде шатающегося Максима, - почему ходишь, как замороженный пингвин?
Его испугали настойчивые попытки Савчука попить воды из грязной канавы. Подчинённые разбудили в драбадан бухого институтского куратора, погрузили и отправили их в военный госпиталь Севастополя. Регистраторша, по национальности крымская татарка мягко говоря, по-русски понимала плохо.
- Звани?.. Фамили? - пролепетала она.
Больной говорить пока не мог, а куратор, бывший военный по полной форме отбарабанил:
- Гвардии майор Лукьяненко.
Регистраторша так и записала в истории болезни:
- «Майор Лукьяненко».
После этого Максима вырубило. Просыпается утром и первая мысль:
- Я в раю!
Двухместная палата для старших офицеров, в блоке ниже майора и полковника званий нет.
- И это после недели ада в армейской палатке…
Из одежды на нём остались лишь трусы и часы. Примерно дня два Савчук отходил, есть не мог - только пил зелёный чай и воду. Потом выбравшись в коридор никак не мог врубиться.
- Все прохожие солдаты вытягиваются и желают мне здоровья, - недоумевал он. - Какие вежливые…
В столовой вообще лафа - отъедался как кабан и сдружился с офицерами, соседями по обеденному столу. Старший лейтенант Котов и капитан Ищук, ненамного его старше долго ржали над историей самозваного офицера.
- Кто там смеется, как раненный в жопу? - осадил их хмурый майор.
Они притихли, а потом помогли держать случайную легенду.
- Только никому больше не рассказывай…
Через неделю общения Максим поведал им свои сомнения по поводу дальнейшей учёбы в мединституте.
- Бросай его нафиг! - убедительно посоветовал Котов.
- Меня тогда в армию заберут… - уточнил он.
- Ну и что?
- Боюсь.
- А давай я тебя запишу в свою часть! - загорелся капитан.
- Это как?
- Проведём тебя весенним призывом, - развивал он гениальный план. - Я служу в республиканском военкомате, сам оформлю тебе документы.
- А смысл? - насторожился Савчук.
- Чудак человек!.. Пока ты тут отлежишься считай полгода уже отслужил. Полгода со мной там проваландаешься, бумажки будешь перекладывать и считай свободный человек! Долг Родине отдал…
Максим сдуру согласился и уже через пару дней на свет официально появился рядовой ВСУ Савчук. В новеньком военном билете была записана в качестве места службы мотострелковая часть, расквартированная при военкомате.
- Сегодня устраиваем проводы в армию новобранца! - суетился старший лейтенант.
- И отметим окончания нашего лечения! - поддержал почин капитан.
Проводы удались на славу. Утром Котов и Ищук выписались со скандалом, а менее стойкий Максим остался с симптомами сильнейшего отравления.
- Как выздоровеешь, - напомнил на прощание капитан, - сразу ко мне в часть…
Легенда Савчука с появлением солдатских документов рухнула, его перевели в обычный госпиталь. Вскоре пригрозили неминуемой выпиской.
- Надо как-то задержаться… - смекнул он.
На улице лето, в разгаре плодово-ягодный сезон. Поэтому недоучившийся медик остановился на дизентерии.
- Симптомы ежу известны: диарея, сильная боль в желудочно-кишечном тракте, сгустки крови в кале, небольшая температура, бледность лица.
Диарею осуществить на первый взгляд казалось легко. Максим подговорил соседей по палате, тоже не горевших желанием быстро возвращаться в части. Наелись всякой дряни, запив всё это дело молоком с солёными огурцами и отборной жирной селёдкой.
- Не забудьте про свёклу, - напомнил провокатор, - это якобы сгустки крови.
Сидят, ждут, но в желудках солдат гвозди перевариваются. Так что попытка оказалась неудачной. Пришли в аптеку:
- Нам бы для бабушки какого-нибудь мощного слабительного, - робко попросил Савчук. - Только, пожалуйста, очень мощного, ибо бабушкин организм имеет нехороший синдром привыкания.
- Рекомендую в таком случае «Английскую соль», - посоветовала аптекарша. - Принимать строго по инструкции, смотрите, чтобы бабушка не переборщила, ибо очередь за собой занимать в туалет будет.
- То, что надо!
Сожрали по целому пакету этого славного лекарства. Опять же не забыли про свёклу. Поскольку, как объяснил фармацевт, реакция будет очень мощной и главное быстрой, было решено:
- Все дизентерийные симптомы надо довести сразу до соответствующих показателей… 
Нужна лёгкая температура – сожрали по нескольку кусков рафинада, смачно смоченных йодом. Бледность лица – выкурили сразу по пол пачки сигарет «Север» без фильтра, главного солдатского курева.
- Пока высевают анализы, - планировал Максим, - мы должны исправно корчить из себя больных и регулярно 2 раза в час ходить на горшок «по-большому», показывая содержимое дежурной медсестре.
Продление волшебного пребывания в госпитале было почти гарантировано. Наступили тягостные минуты ожидания. Чтобы время даром не терять, решил Савчук свою форму постирать. Вдруг чувствует удовлетворённо, что внутренняя реакция началась. Сжал задницу в кулачок, чтобы не расплескалось по дороге и метнулся бегом к начальнику с криком:
- Вот полюбуйтесь, наелся шелковицы, теперь очень живот болит, с горшка не слезаю…
А самого уже конкретно прижало, слово молвить боится. Начальник дал ему горшок.
- Сходи сколько сможешь, я гляну.
«Английская соль» действительно дала мощную реакцию. Стул оказался на радость рядового и удивление начальника чрезвычайно обильным, жидким, даже с пышной пеной, как у капучино.
- А что это у тебя руки, такие странные, как у прачки?
- Не знаю, сам удивляюсь.
- И давно так?
- Как живот начал болеть, такими и стали.
- Да у тебя холера!
Тут прибегает второй больной ноет:
- Температура, живот болит.
Тоже просится на горшок. Приносит содержимое – чуть ли не через край плещется, словно пенное пиво. Начальник госпиталя в ужасе.
- В закрытом лечебном заведении, где даже офицеры едят в общей столовой, завелась холера, - похолодел он. - Это почти 200 человек потенциальных носителей.
Все палаты срочно закрыли на карантин. Все помещения и одежда подлежали немедленной санитарной обработке хлоркой. Всех больных немедленно погнали на осмотр и сдачу анализов. Заговорщики притихли.
- Кажись, переборщили… - понял Максим и признался в содеянном преступлении.
Его в тот же день под конвоем доставили к месту службы, где он с ужасом узнал, что капитан Ищук за скандал переведён в другую часть.
- Вот так поворот! - ужаснулся Савчук.
Протестовать и что-то доказывать было бесполезно. Пришлось ему втянуться в армейскую жизнь.
- Хорошо ещё что почти полгода отслужил…
Место его службы навевало тоску. Бетонный плац, окружённый заборами, с одной стороны военкомат, с другой стороны метров через 30 гараж, возле гаража туалет типа «сортир», рядом курилка.
- Будем служить вместе! - сказал постоянно сидевший там младший сержант Чумак.
В гараже находилось постоянно всего два человека - штатный слесарь-ремонтник автотранспорта военкомата Чумак и Максим, выполняющий важную функцию «подай-принеси».
- «Волга» военкома постоянно ломается! - слезливо жаловался он.
После каждого очередного ремонта Чумак посылал помощника вылить ведро отработанного масла в сортир. Чтобы не скапливать оставшиеся после ремонта ГСМ их официально разрешалось выливать в туалет, но в женскую часть. На двери было крупными красными буквами написано:
- «Не курить!»
Для самых умных внизу добавлена приписка:
- «Курилка там!» - и стрелочка направо.
К зиме немереное количество масла и прочего ГСМ было вылито Савчуком в соответствующую дырку. В это время одному из новобранцев-обалдуев командир поставил задачу:
- Отдолбишь трубу летнего водопровода, который на зиму забыли отключить, труба разморозилась...
Солдат оказался сообразительным, он пошёл в гараж, намотал на палку тряпочку, окунул в ведро с остатками ГСМ и оттаял трубу. Затем зашёл в мужское отделение туалета и собрался бросить его в дырку. 
- Нужно спрятать факел… - твёрдо знал солдат.
В то же время на соседнем очке сидел задумчивый сержант Чумак. Солдат нагнулся над дыркой чтобы глянуть, как упадёт факел. В ту же секунду раздался ужасный взрыв.
- Ямка же в сортире одна! - догадался в последний миг Чумак.
Естественно после этого выливать в туалет горючие вещества запретили. А обгорелого солдатика провезли по всему гарнизону, демонстрируя его рожу как наглядный пример несоблюдения табличек. Задницу Чумака не показывали, но обсуждали:
- Даже яйца поджарились…
Максима назначили виноватым в несоблюдении правил техники безопасности и отправили охранять парк ржавой техники ВСУ на мысе Фиолент.
- Что тут охранять, - удивлялся он, - всё украдено до нас!
Главным персонажем роты охраны был старший прапорщик Чухнов. За пару дней он мог достать любого солдата.
- Вы не должны спускать глаз со своего врага! - любил повторять он перед строем солдат. - Савчук, ты чего так уставился на меня?
Однажды во время вечерней поверки Максим не выдержал его чудачеств, когда Чухнов проверял наличие личного состава.
- Иванов!
- Я!
- Логично… Петренко!
- Я!
- Логично… Савчук!
- Я!
- Логично…
- Товарищ прапорщик, почему вы всегда говорите логично? - спросил Максим.
- Иди сюда, сынок. Вот видишь море?
- Да.
- Видишь на берегу стоят два гаража, один красный, другой синий?
- Да.
- Вот так и мы. Рождаемся, живём и умираем!.. А евреи в украинской армии не служат.
На следующем утреннем разводе прапорщик выпросил у командира пятерых бойцов:
- Помочь маленько...
Савчук и четверо солдат, ведомые Чухновым поднялись на чердак трехэтажной казармы. Там взяли 4 танковых аккумулятора и спустили их вниз.
- Весят аккумуляторы хрен знает сколько, но дохренища! - оценили они.
Выстроившись цепочкой, так чтобы между каждым было по аккумулятору, бойцы попёрли монстров в парк. До туда от казармы было метров 500-600.
- Быстрее, быстрее! - торопил прапорщик.
Он попробовал открыть железные ворота одного из боксов. Мешал слой снега, неожиданно выпавшего за ночь. Разумеется, за пол часа солдаты справились с новой задачей, расчистив перед боксом квадрат метров пять на пять.
- Заноси! - приказал он.
Открыв ворота, они занесли аккумуляторы внутрь. Чухнов взял баночку с краской, из которой торчала обгрызанная кисть и написал на аккумуляторах кривые номера:
- АБ1/2.
После чего бойцы вынесли их на улицу. Закрыв бокс, прапорщик опечатал его, сдал ключи дежурному, и солдаты цепочкой понесли полутонный груз обратно в казарму.
- Сейчас я понял, куда попал! - злился на себя Максим, с трудом переставляя ноги в сапогах.
Только следующей весной перед дембелем его всё же научили метко стрелять из «калашникова» и гранатомёта «муха».
- Хотя это мне вряд ли понадобится в жизни! - успокоился Савчук к концу службы. - Но за все ошибки в жизни нужно платить… Потраченным временем и здоровьем.
продолжение http://www.proza.ru/2016/01/25/31


Рецензии
Да была дезинтерия в части и в Уфе тоже.

Игорь Степанов-Зорин 2   24.05.2017 08:25     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   24.05.2017 08:41   Заявить о нарушении