Анализ образной части Черного квадрата Малевича

Рис.1. ЧК-1915 Малевича на выставке "0-10" 1915 г. (при наклоне монитора виден светлый "Кубо-Пегас" нижнего слоя; рис.2 ЧК-1915 Малевича в Третьяковской галлерее спустя столетие (в кракелюрах просвечивает "Синий Пегас"); рис.3 «Corrida де tоrоs 5» (1928) Пабло Пикассо

               
Анализ образной части Черного квадрата Малевича
М.А.Рушева


Основные положения, касающиеся темы «Черного квадрата» (ЧК) Казимира Малевича,  весьма кратко рассматривались в предыдущих авторских эссе (М.А.Рушева «Анализ матчасти Черного квадрата» Малевича», 2015* и М.А.Рушева  «Ультрамодернизм (Фладд, Берталь, Малевич и др.», 2012**):

1) появление символических черных четырехугольников (ЧЧ) характерно для религиозной живописи и относится к временам создания мандал в индуизме,  буддизме и др. **;

2) сочетание предельной минимализации образности с соответствующим наращиванием интерпретационного содержания произведения искусства позволило отнести ЧЧ разных авторов, включая супрематический ЧК Малевича, к ультрамодернизму, то есть к «модернизму в его крайних проявлениях», охватывающему изобразительные и выразительные искусства (супрематизм является частью ультрамодернизма)**;

3) супрематические квадраты создавались  Малевичем в творческом диалоге как со  своими современниками, так и с предшественниками (Роберт Фладд, Берталь, Густав Доре, Поль Бийо, Альфонс Алле)**;

4) понятие «супрематизм» в применении к живописи толкуется автором этих строк в иной форме, нежели это принято. Оно апеллирует не к польск. supremacja «верховенство, преобладание», а к сумме лат. supra «сверх» и лат. macies «худоба, сухощавость», то есть: супремация в применении к живописной манере переводится как «сверхсухость изложения» **;

5) изображение ЧК на картине Малевича 1915 г. являлось подобием христианской мандалы, где оттянутый угол четырехугольника, существенно отличающийся от трех прочих, синоптических, тождествен определенной стороне света (то же и на «Красном квадрате» Малевича)**;

6) упоминание об изначально-мифологическом черном мире сохранилось в мифологии индейцев-навахо, причем этот же мир являлся и красным*. Из этого изначального мира в следующий попадали через восхождение **;

7) анализ фотографии выставки «0.10» (1915 г.) столетней давности с помощью поворота монитора компьютера позволил автору этих строк установить, как именно была тогда повешена картина самим автором*, а именно: изображение нижнего слоя представляло перевернутого вниз головой «Кубо-Пегаса», при этом конская голова находилась в правом нижнем углу полотна. Присутствие этого изображения подтвердилось впоследствии данными рентгеноскопии ЧК, проведенной сотрудниками Третьяковской галереи *;

8) последовательность красочных изображений ЧК: нижнее кубистическое, среднее футуристическое и верхнее супрематическое, -- соответствует сути брошюры Казимира Малевича «Отъ кубизма и футуризма къ супрематизму (новый живописный реализм)», впервые выпущенной в 1915 г.*;

9) поверженный длинношеий «Кубо-Пегас» нижнего слоя подан Малевичем как источник вдохновения кубистов, утративший свою жизненную силу (мотив подобных "поверженных коней" был присущ работам Пикассо)*; 

10) изображение крылатого коня («Синего Пегаса») на среднем слое, как видится на представленных в СМИ изображениях рентгенограммы, характеризуется более естественными пропорциями шеи и головы, что обычно для полотен Василия Кандинского, «царя абстракционизма», одного из основателей объединения «Синий всадник», и известного российского живописца Давида Бурлюка, одного из основателей русского футуризма. В перевернутом состоянии («распальцовкой») контуры и пятна изображения «Синего Пегаса» на рентгенограмме складываются в мужской головной портрет с короной на голове *.


В данном эссе уточняются и дополняются вышеперечисленные положения, касающиеся образной части картины. 


***


Первый ЧК создан Казимиром Малевичем в числе декораций к футуристической опере М. Матюшина и А. Крученых "Победа над Солнцем» в 1913 г., где обыгрывалась аллегория солнечного затмения. Победа ЧК над солнцем в опере желанна: оно представляло все еще «солнце желе*знаго века» (е* = ять). Образ лестницы как символ будущего восхождения или снисхождения в следующий мир... Прошлое ушло в паталы низших миров...


Несомненна некоторая перекличка с ЧЧ предшествующей эпохи -- «Combat de negres dans un tunnel» («Битва негров в туннеле») Поля Бийо и «Combat de negres dans une cave, pendant la nuit» («Битва негров в пещере глубокой ночью», «Ночная драка негров в подвале», «Драка негров в пещере ночью») Альфонса Алле. В тексте пьесы «Победа над солнцем» имеются строки: «ликом мы темные...», а в последних сценах появляется улица с домами и окнами-тоннелями...


Черный мир в ряде мифологий народов мира значился неким изначалием, причем в мифологии индейцев-навахо этот изначальный мир являлся черным и красным. В европейских мандалоподобных системах принято разделять черный и красный миры, и у Малевича, как и у Альфонса Алле, «красные четырехугольники» следуют за черными, и, как представляется, живописный рассказ красных прямоугольников имеет свои характерные особенности.  К примеру, «Красный прямоугольник» Альфонса Алле апеллирует к мифологии африканских бамбара, где демиург Фаро спас свой народ от потери крови во время жертвоприношений его противнику Баланзе, научив есть дикорастущие томаты, в коих заключалась кровь и принцип жизни, представленный числом семь (в этом плане белый прямоугольник Алле «Premiere communion de jeunes filles chlorotiques par un temps de neige"(«Первое причастие страдающих хлорозом девушек в снежную пору», «Первое причастие анемичных девушек в снегопад»…), -- описывает анемичный обескровленный народ).


В русской истории опричнины с её царским лицедейством была своя символика. «Голландский купец Исаак Масса писал об Иване IV: «Когда он одевал красное -- он проливал кровь, черное -- тогда бедствие и горе преследовали всех: бросали в воду, душили и грабили людей, а когда он был в белом -- повсюду веселились, но не так, как подобает честным христианам» (Культурология (ред. Проф. Г.В.Драч). Ростов-на-Дону. Феникс, 2000).  Иначе говоря, каждый цветной четырехугольник в ультрамодернизме нес смысловую нагрузку, сообразно определенному моменту исторического времени и опираясь на определенные свойства естественных систем, образные системы искусств, конвенциальные договоренности, мифологические представления и т.п.
               

«Черный квадрат» (1915) Казимира Малевича, фигурировавший в «красном» углу петроградской выставки «0.10» в 1915 г., представляет собой ЧЧ с одним оттянутым углом на белом квадратном фоне (или же с белым окаймлением). Оттянутый угол, как представляется, соответствует направлению Вселенной, отличному от трех иных, синоптических (черным цветом чаще всего в мандалах обозначали север Вселенной, реже -- запад или крайне редко -- восток). Неправильность ЧК является, на взгляд автора этих строк, отличной от всех предыдущих черных четырехугольников XVII в. - XIX в. чертой, гениальной супремацией,  с невиданной до этого «сверхсухостью изложения» изобразившей символическим образом Вселенную, в которой родился и существовал сам художник Казимир Малевич. Эту небольшую неправильность ЧК можно было выразить, наложив черное на светлый фон. Белая окантовка служила фоном для ЧК и полем, освещенным лучами невидимого солнца.


***


Концепция ЧК (1915) изложена, по сути, в названии трижды издавшейся брошюры К. Малевича «Отъ кубизма и футуризма къ супрематизму (новый живописный реализм)», впервые выпущенной в 1915 г. Эта концепция стала очевидна в полотне лишь через многие годы, когда рентгенограмма подтвердила присутствие под изображением ЧК еще двух изображений. Среднее изображение «Синего Пегаса» у Малевича являлось, вероятно, символом российского футуризма, представленного прежде всего работами «короля четвертого измерения» Давида Бурлюка, его брата Николая и сотоварищей по -изму, в числе которых весьма известные поэты и художники. Не исключено, что «Синий Пегас» Малевича послужил и некоторым обращением к «Синему всаднику» Василия Кандинского, «царя абстракционизма». Бурлюк и Кандинский брали в Мюнхене уроки у одного и того же учителя -- Антона Ашбе, и Бурлюк участвовал в выставках группы «Синий всадник».


На европейской сцене, с момента опубликования 20 февраля 1909 г. в парижской газете «Le Figaro» первого футуристического манифеста в авторстве Филиппо Томазо Маринетти, шли «ожесточенные споры на тему: какое течение вправе претендовать на приоритет в преобразовании эстетической среды -- кубизм или футуризм?.. В 1913 г. вместе с Соффичи... Маринетти задумал сформировать некий «общеевропейский фронт» ; международное сообщество художников и писателей...» (М. Жиру. Искусство во Франции с 1900 по 1930 год / В кн.: Москва-Париж 1900-1930. М.: Советский художник, 1981). В январе 1914 г. Маринетти посетил Россию по приглашению русских футуристов, при этом будетляне пришли к убеждению, что итальянец смотрит на свое путешествие в Россию как на посещение главою организации одного из ее филиалов. Некоторыми будетлянами была выпущена листовка с провозглашением отмежевания от взглядов Маринетти.


«Синий Пегас» изображен под ЧК в прямом виде (головой в правом верхнем углу картины), но, если перевернуть его изображение, то из элементов фигуры коня складывается головной портрет человека в короне. Вероятно, портрет принадлежит тому «царю живописи», кто свалился с «Синего Пегаса»: сам Малевич в то время уже устремился к супрематизму и претендовал на роль лидера русского авангарда с более высоким статусом «верховенства и преобладания», нежели предшествующие короли живописи.  Слово «супремация» вполне может трактоваться как «верховенство и преобладание» в приложении к амбициозным устремлениям супрематистов, но не к сути самой супрематической живописи, которую проявляет иной перевод слова -- «сверхсухость изложения».


***


Нижнее изображение, видимое в свете немного наклоненного монитора на знаменитой фотографии ЧЧ 1915 г. в «красном углу» петроградского выставочного зала* (и, естественно, на недавней рентгенограмме), принадлежит перевернутому вниз головой светлому крылатому коню, написанному в кубистической манере (голова коня находится в правом нижнем углу). У него неестественно длинная шея и длинная прямоугольная голова, и это сразу же напоминает лошадей Пикассо (изображение просвечивает недостаточно четко, поэтому решить вопрос о присутствии или отсутствии фигуры сброшенного всадника не удается). Изображения длинношеих лошадей с головами-параллелепипедами, в замысловатых и натужных позах наиболее характерны для живописи Пикассо в период классицизма (1917-1925) и период сюрреализма 1925 - первая половина 1930-х), затем они перешли в живопись периода «Герники» (1937 – 1945). Пожалуй, картина «Corrida де tоrоs 5» (1928 г.), написанная в сюрреалистической манере и изображающая лошадь, упавшую на спину под напором черного быка, наиболее сходна с «Кубо-Пегасом», обнаруженным в нижнем слое ЧК Малевича в перевернутом виде и перекрытым чернотой верхнего изображения.


Поверженный Кубо-Пегас подан Малевичем как источник вдохновения кубистов, утративший свою жизненную силу, он, как и "Синий Пегас, под ЧК -- как под черным богом тьмы. Собственно говоря, сама выставка «0.10» была названа последней в знак прощания художников круга Малевича с прежними живописными манерами. Некоторые из последующих ЧК Малевича (1923 г., 1929 г. и 1932 г.), судя по виду их фотоизображений в  поворотах монитора, также могут содержать нижние живописные слои с их рассказами, еще не прочитанными почитателями живописи Казимира Малевича.

 
27-28.01.2016 (MS-QWA)

* - М.А.Рушева «Анализ матчасти Черного квадрата» Малевича»,2015 ):  http://www.proza.ru/2015/11/14/1789

** - М.А.Рушева  «Ультрамодернизм (Фладд, Берталь, Малевич и др.)»,2012: http://www.proza.ru/2012/01/10/1889


Рецензии
В рамках моего примитивного мышления,абстрактные художники это те кто не может ничего представить в классическом стиле.Я представляю с каким злорадным наслаждением Малевич наблюдал за зрителями глубокомысленно рассматривающих его "Черный Квадрат" пытаясь скрыть,что не понимают сакрального смысла произведения.

Радиомир Уткин   29.01.2016 18:05     Заявить о нарушении
Мир abstract - это весьма сложный и интересный мир, требущий своего современного классификатора... По сути, супрематизм является частью этого мира... А чувства Малевича и его зрителей ─ это уже не по моей части (смайл)... как и термин «сакральное» (если только не считать в данном случае таковым круг понятий и символов, принятых в творческой среде авангардистов начала прошлого века)...

Мара Рушева   29.01.2016 18:46   Заявить о нарушении
Малевич пошутил.

Олег Пузаринов   24.09.2016 16:08   Заявить о нарушении
Если есть время и желание, прочтите о К. Малевиче по ссылке:
http://proza.ru/2014/01/19/841

С уважением,

Владимир Касьянов   12.11.2019 10:40   Заявить о нарушении