Дезинфекция

 
       Холод проникал во все клетки замерзающего тела. Не согревала даже меховая безрукавка,  пальцы рук плохо слушались. В Энском госпитале полным ходом шла  жесткая экономия. Каждое полено, каждое ведро угля было на особом учете у начальства, ведь зима  затяжная и морозная.
       В маленькой комнатке за бумажной работой сидели медсестры, кутаясь в вязаные шали  и стараясь согреть руки о стаканы с горячим чаем. Вот и Ирина Владимировна, не поднимая головы от бумаг, попивала горячий час с сухариками, которые повариха больницы сушила в духовке из  хлебных остатков. У старшей  медсестры  весь рабочий день был расписан по минутам, и она даже ради обеда  не могла остановить процесс. Приходилось все делать на ходу. От нее зависела работа кухни, складов медтехники, аптеки, водителей. Приходилось крутиться как белка в колесе, чтобы вовремя подготовить отчеты, ведомости, калькуляцию, ведь они в любую минуту могли быть востребованы.
     В комнату вошла , сестра хозяйка Филипповна,  с новой порцией аппетитно пахнущих сухариков на большой тарелке и поставила их на стол перед Ириной Владимировной.
   - Вот, угощайтесь! Свеженькие – только что с пылу-жару.
Налив себе чаю, она присела рядом у стола и, хрустя хлебным лакомством,  стала рассказывать местные новости. Она всюду успевала, обо всех все знала - от ее любопытного взора невозможно было что-либо скрыть. О любом происшествии Филипповна каким-то образом всегда узнавала первой, а потом, как сорока, разносила услышанное по отделениям  Энского госпиталя.
 Вот и сейчас, не переставая жевать, она поведала:
    - Наконец-то увезли больного с вирусной инфекцией гепатитом А  в другой стационар. Он долго ждал машину, сидя в холодном  боксе. Чтобы не замерз, наша повариха угостила его сухариками и горячим чаем. Хоть немного подкрепился перед дорогой, ведь когда еще ему придется пообедать – дорога-то дальняя…
 Ирина Владимировна перестала писать и с ужасом в голосе спросила:
    - А вы где взяли эти сухарики?
   - Да, вон, на окошке в тарелке стояли.
Она, охнув, растерянно посмотрела на старшую медсестру и вновь перевела взгляд  на сухарики. Другие сослуживцы тоже перестали работать. В комнате зависла тревожная тишина.
   - Филипповна, - тихо, с опаской в голосе, спросила Ирина Владимировна, - а возможно, что этот больной оставил сухарики?
   - Я не знаю – тарелка с сухариками стояла на окне.
 Ирина Владимировна бросила ручку на стол. Мысли заработали, как часы. Ее уже не беспокоила работа, недоделанные отчеты и ведомости. Как в кино, перед глазами предстали ужасающие кадры будущего. Вначале желтушная стадия - общее недомогание, потеря аппетита, дикие боли в мышцах и суставах; высокая температура; полное кишечное расстройство; резкое понижение давления…  все это будет длиться в течение двух-пяти недель. Да и желтизна кожи будет сохраняться еще не один месяц. Но самое главное - заразиться могли все в этой комнате, кто ел злополучные сухарики. Она медленно печальным взглядом обвела всех присутствующих и произнесла:
   - Болезнь Боткина… Мы все заразились Боткина…
   -  Бог мой, - воскликнула Филипповна, - ведь это эпидемия!
Она прижала руки к груди:
   - Девочки, милые, простите меня!  Я-это я  вас наградила  страшной болезнью. Надеюсь, никто из вас не болел прежде сифилисом или малярией? Она обвела взглядом притихших и как-то сразу поникших женщин. Ее голос изменился и стал хриплым. Медсестры молчали, только лица их становились все  бледнее.
И тут вмешалась Ирина Владимировна:
    - Ты, Филипповна, точно  с ума выжила - что такое болтаешь?
    - А вы, что, разве не знаете? У тех людей, которые перенесли эти заболевания, болезнь Боткина переходит в злокачественную, то есть в острую форму гепатита,… это, мои дорогие, цирроз печени и все - конец.
 Одна из медсестер с побелевшими губами предложила.
    - Давайте выпьем как можно больше горячего чая или фурацилина
Но в комнате по-прежнему стояла такая тишина, что даже слышно было, как за окном гудит ветер. Страх перед будущим парализовал всех, им даже казалось, что волосы стали шевелиться на макушках.
 Филипповна, нервно шагая от стола к двери и обратно, все время повторяла:
   - Ой, мамочка, что я наделала! Ой, мамочка, возьми меня обратно…
   - Да присядь ты! – наконец не выдержала Ирина Владимировна. Она уже не думала о сроках сдачи документов. Теперь вся эта суета отошла на второй план. В один миг была перечеркнута вся жизнь, и что впереди - неизвестно. Обведя опустошенным, печальным взглядом своих подруг по несчастью, она предложила:
    - А не выпить бы нам с вами?
 Филипповна остановилась у стола и радостно поддержала:
   - Да, да, конечно, спирта!
 Все выпили залпом не разведенный медицинский спирт и закусили сухариками.
 Сковавший все мышцы тела страх стал отступать, кровь теплой рекой разлилась по венам.  На  бледных лицах вспыхнул  румянец.
    - Наливать еще? - робким  заискивающим голоском спросила Филипповна.
   - Наливай! Была не была, помирать - так с музыкой! - подвела черту Ирина Владимировна. Им уже стало даже жарко, и теперь это происшествие с вирусом не казалось таким страшным , безысходным.
 Они и не заметили, как за их дружной компанией уже минут десять наблюдает заведующая производством. Та пришла за калькуляцией, и то, что увидела, ее удивило и озадачило. Она хорошо и давно знала Ирину Владимировну, старшую медсестру  госпиталя,  - не один год проработали вместе. Эта маленькая хрупкая женщина всегда была собрана и очень ответственна,  и никогда, ни одной вечеринке, уважаемая Ирина Владимировна не пригубила ни одной рюмки. Но сейчас она не верила свои глазам: старшая медсестра пила чистый   не разведенным спирт , закусывая, считай, только рукавом (сухарики не в  счет). Заведующая столовой наконец-то пришла в себя и задала простой вопрос:
    - А что здесь происходит? У вас праздник?
Филипповна, увидев ее, подошла, обняла за плечи и подвела к столу.             
    - Хочешь с нами за компанию? - налила ей   полную стопку   и
Пояснила:
   - Мы проводим дезинфекцию изнутри. Теперь все в норме на 100 процентов. Теперь ни одна бацилла не выживет.
 Зав-производством непонимающе на них смотрела.
   - Бациллы? Вы, что, - больные?
   - Да! Все - сидящие в этой комнате, - согласилась с ней Филипповна. При этом вновь наполнила  стопки своих коллег.
   - А можно поинтересоваться: чем вы  заразились все сразу?
Филипповна пододвинула ей тарелку с сухариками:
   - Вот, полюбуйся, - это они. Скажи: ты угощала сегодня сухариками больного, которого переводили из-за инфекции Боткина в другой стационар?
   - Да, угощала! А что? Не понимаю…
   - Так вот он  забыл эти сухарики на окне, а мы их съели.
 Филипповна горестно опустила голову, глубоко вздохнула, опускаясь на  пустой стул у стола.
Заведующая столовой взяла в руку один сухарик  и засмеялась.
   - Вы точно заработались! Мы те сухари давно убрали и выбросили.  А эти новые, прямо из духовки, моя повариха вам несла - я её об этом попросила. Но по дороге  она  вспомнила, что не сняла с плиты бульон и вернулась на кухню. А тарелку поставила на окно, где вы её  и нашли.
    В комнате вновь наступила тишина, а через минуту ее взорвал  звонкий счастливый женский смех.

Г. Ростов-на-Дону.
Январь 2016 г.


Рецензии
Ха-ха! Замечательно! ))) Во дают девчата. А не растерялись - с такими не пропадешь.))

Олег Шах-Гусейнов   27.03.2016 18:40     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.