Школьная история Сорочинской ярмарки

      Глава 7. Эврика!

  В школьной столовой постоянно бывали практиканты из кулинарного училища. Обычно это были девушки. Менялись они часто, поэтому никто не запоминал их имена. И вдруг на раздаче в зале столовой появился мужчина. Как известно, такое событие в школе  не остаётся незамеченным. Тем более явление мужчины молодого, лет двадцати  трёх. Был он среднего роста, широкоплечий, довольно упитанный, коренастый, с большой головой
 редькой вниз(как говаривал Н.В. Гоголь), с простым русским лицом, на котором среди редких рябинок уверенно располагался широкий, прямой нос. Серо-зелёные глаза из-под светлых бровей смотрели испытующе. Заметные залысины в негустых волосах придавали ему солидный вид. Наверное поэтому все стали его звать Иван Иванович. Он оказался умелым и старательным работником и через некоторое время  уже был страшим поваром.

  Кто не бывал в школьной столовой на большой переменке, тому трудно представить столпотворение юных голодающих в течение этих двадцати минут.
  Сначала, перед самым звонком с урока, в зал чинно и относительно
 спокойно входят парами организованные едоки во главе с учителями. Они спешат до звонка с урока усесться  за предназначенные каждому классу столы, ибо задержись они на несколько секунд - будут сметены  волной вольноопределяющихся "жрецов". Это цунами
 обрушивается на стойку, за которой гранитной скалой возвышается Иван Иванович.
Боже мой! Сколько железной воли чувствуется в невозмутимом взгляде, в уверенных движениях этого человека, когда на него обрушивается шквал  голодных воплей.
 То умоляющее:"Пожалуйста,пирожок с повидлом и чай!" То в приказном тоне:"Булку с котлетой и сок!" То недопустимо грубое:"Ну, ты, поворачивайся! Два языка и компот!"
 В последнем случае Иван Иванович сбрасывал железную маску невозмутимости и отвечал в тон наглецу словами, которые мы не будем здесь повторять. Нет, он не употреблял на рабочем месте нецензурную лексику. Но  мало ли в русском языке слов, которые
ни один из нас не захочет услышать в свой адрес! Иван Иванович умел поставить на место зарвавшегося грубияна!

  Наблюдая за этим человеком,Елена Ивановна удивлялась его умению найти верный тон в разговоре с разными людьми. С учителями он  был уважительно галантен. С ребятами из старших классов  на дружеской ноге, впрочем, без фамильярности. С малышнёй по-отечески строг. Со склочной посудомойщицей общался в привычном для неё стиле.
Интерес Елены Ивановны к вышеуказанному кадру школьной столовой возник  в результате таких обстоятельств.

  Уже месяц(октябрь) прошёл с начала работы над "Сорочинской ярмаркой". И однажды, после очередной неудачной репетиции сцены Черевика и Хиври, Елена Ивановна упала духом. Она поняла, что роль Черевика не осилить шестнадцатилетним мальчикам с ещё полудетскими голосами и нулевым жизненным опытом. Она поделилась своим унынием
с Машей Никищенковой,которая к этому времени стала её наперсницей и  незаменимой помощницей.
  -Елена Ивановна,вы говорили, что не бывает безвыходных ситуаций,-
напомнила ей Маша.
  -Ты это к чему?
  -Следуя вашей методе, надо искать неординарное решение,- Машка явно что-то придумала.
  -Что ты имеешь в виду?-Елена устало откинулась на спинку сидения( они находились в актовом зале)и закрыла глаза.
  -Вы только не смейтесь и не отвергайте сразу мою идею!
  -А именно?
  -Иван Иванович, наш повар!- выпалила Маша.
  -При чём тут он?- не поняла учительница.
 Девушка даже покраснела от волнения и торопливо затараторила:
  -Елена Ивановна, вы только присмотритесь к нему. Если  надеть на него  вышитую сорочку, шаровары, казацкую папаху, будет настоящий Черевик. И усы ему сделать, как
у запорожца!
  Елена Ивановна засмеялась, представив  Ивана Ивановича в таком виде за раздачей.
 И решила(чем чёрт не шутит!) присмотреться  к кандидату в Черевики.

  Через несколько дней после разговора с Машей Елена пришла в столовую в пересменок. В это время здесь было непривычно тихо. Женщины мыли пол и столы. Елена подошла к раздаче. Галантный, как метрдотель, Иван Иванович спросил, что ей угодно.
  -Мне суп и котлетку, пожалуйста.
   -Одну минутку. А на третье ничего не будете?- он показал на соблазнительные печёности.
  -Иван Иванович, дорогой,учтите мои габариты и не искушайте!
 Повар заулыбался, и лицо его стало чрезвычайно привлекательным:
  -Ну, стакан чаю или компота фигуре не повредит.
  - Моей фигуре уже ничто не повредит,- вздохнула учительница, усаживаясь за стол.
  -Иван Иванович,если у вас есть пять минут свободного времени, присядьте со мной.
 Я хочу с вами поговорить.
 
 И Елена рассказала о том, что застопорилась работа над спектаклем( о котором Иван Иванович,оказывается, наслышан от знакомых ребят) и что она в отчаянии перебрала уже несколько кандидатур в Черевики, и всё неудачно.
 - Иван Иванович, вы моя последняя надежда. Если бы вы согласились...
  -Черевика сыграть? Да с удовольствием! Я Гоголя очень люблю. Мне
всё равно вечера некуда девать. Пить- гулять не тянет. Я ведь в общежитии живу, до школы пять минут ходьбы.
  Елена сначала онемела от такой удачи, потом про себя воскликнула"эврика!"-а вслух:
  -Ванечка!
 Иван Иванович зарделся, и лицо у него стало совсем детским:
  -Меня так только маманя называет. И ещё Ванюшкой. Или Ванькой, если что не так.
  -А где живёт ваша мама?
  -В деревне. В Пестравке. Я ведь оттуда родом.
  -А в Самаре как оказались?
  -В селе сейчас работать негде. Денег нет. Ну,и подался я в Самару, в кулинарное училище. Всё-таки специальность. И неплохая.Прокормиться можно. Да и матери помочь.
  - А на сцене когда-нибудь приходилось выступать?
  -А как же! В драмкружке занимался в школе. Мы отрывки из "Недоросля" ставили.
Я Митрофанушку играл. Мне о вашей "Сорочинской ярмарке" Костик из 10"а" рассказывал. Я сам хотел посмотреть на репетицию, да неудобно вот так, без приглашения явиться.
 Из-за стойки позвали:
  -Иван Иваныч,  продукты привезли!
 Будущий Черевик поспешно встал и спросил:
  -Когда и куда придти?
  Сценарий я вам сейчас пришлю. А репетиция завтра в 17 часов в актовом зале.

 "Поистине, пути господни неисповедимы",-думала Елена,поднимаясь на второй этаж в свой кабинет, переживая радость неожиданной удачи. В том, что это удача, она не сомневалась. Чувствовала, что этот пестравский Ванечка  будет замечательным Черевиком. 


           Продолжение следует.


Рецензии