Последние рыцари...

                "Граница родила казачество, а казачество создало Россию"
                Л. Н. Толстой.

                Русско-афганская граница 188...год

       Выслушав посыльного, командир первой сотни Кавказского казачьего полка Иван Кобцев,длинным ножом вскрыл пакет, подрезав сургуч с личной печатью командира третьей сотни.

       Он прочитал письмо и поднял глаза на вестового:
 
       - У вас на заставе все в порядке?
       - Не могу знать, просили передать пакет.
       - Хорошо казак,-Кобцев усмехаясь поднялся из-за стола,- правду не скажешь,
 брехать мундир не позволяет. Передай командиру к вечеру буду...
      
       Сотник подтолкнув посыльного рукой, вышел вместе с ним на крыльцо. Солнце разогнав туман в распадке, начинало припекать. Земля после вчерашнего дождя
 подернулась жесткой коркой, по ней побежали трещины, разбивая землю на неправильные квадраты.  Расстегнув черкеску Иван присел на деревянную скамью, сбитую из досок...

        - Слюсаренко,- он махнул рукой вахмистру, увлеченно руководящему дюжиной
 казаков на постройке барака. Тот отряхнул пыль, забившуюся в складки шаровар,
 подбежал, слегка прихрамывая на левую ногу...
      
       - Скажи Степан, у тебя брат в какой сотне служит?

       - В третьей, у Фильчикова .

       - Ну так возьми еще пару казаков и после обеда будьте готовы. В гости поедем к Дормидонту Ивановичу, в Аймак-Джара.

       - Двоих маловато, надо бы человек пять. Сарыки по ночам постреливают.

       - Не бузи, Степан...нам ехать от силы верст пятнадцать...До ночи успеем!

       - Все равно опасно... На неделе под Сара-Язы на наш разъезд афганцы днем напали, так  это в пяти верстах от Аймака...Вот крест святой!

       - Не клянись казак понапрасну, не клянись,- сотник откинувшись спиной на теплую стенку хаты, вынул пенковую трубку отделанную в серебро,- ...Ступай,- Кобцев вынул кисет и кивнул головой,- будь по твоему...
      

       В два часа пополудни пять казаков навернув на кулак повод, ждали сотника у ворот заставы... Кони щипали пырей, сверкая вымытыми боками на ярком солнце...

       В полусотне шагов Кобцев верхом на караковом жеребце выслушивал доклад первого урядника. Командирский конь застоявшийся в стойле, фыркал и мотал большой головой с рыжими пятнами под глазами...От нетерпения он перебирал ногами, оставляя следы подков на мягком суглинке...

       - Завтра к вечеру, крайний срок послезавтра, ждите меня назад,- Кобцев отпустил поводья и жеребец с места перешел на крупную рысь. Забирая левее к распахнутым воротам он перешел в галоп, и за ним вытянувшись ниткой, понеслась поднимая пыль пятерка всадников...

       Они летели, давая коням выплеснуть в широком поле задор и не растраченную силу. Так летит стрела выпущенная сильной рукой из гибкого лука. Никто не догонит в степи, несущихся без устали казацких коней, но и они утомились от безудержной скачки и перешли на медленную рысь...

       Поравнявшись с командиром, вахмистр показал рукой вперед, туда, где дорога   

поворачивала и уходила вниз, огибая большой, треснутый наискосок камень...

       - Иван Иванович, считайте добрались... До заставы, от камня версты четыре.

       Но сотник не услышал его слов.  Он напряженно к чему-то прислушивался,
 поворачивая голову в разные стороны и вдруг с тревогой посмотрел на Слюсаренко:

       - Степан! Ты слышишь?
      
       Разрывая тишину предвечерней степи из-за каменистого холма неслась,
 подминая под себя звуки вечерней степи, жуткая дробь лошадиных копыт...
      
       Подняв коня на дыбы сотник хлестнул его нагайкой и поскакал вниз к заставе, уводя за собой отряд...
       Они успели спустится вниз с косогора и вырваться на прямую, как захлопали выстрелы, засвистели пули... Рассыпавшись по полю с гиканьем и криками за ними мчались конники.
       Их было не менее тридцати сабель, заходящее солнце светило им в спины, увеличивая всадников в размерах, убирало цветные краски оставляя лишь черную мглу, несущуюся по степи...
       По волчьи окружая полумесяцем, ашваки брали в клещи казаков... Справа из клубов пыли, поднимаемой до небес вырвался десяток всадников и устремился наперерез...
       Не жалея коней, клочья пены уже висели на мордах лошадей, всадники стремительно стали сближаться с отрядом...Свист и улюлюканье смешалось с топотом и грязью, летевшей из-под копыт. Казалось еще мгновенье и всё, поток темной массы настигнет казаков, разорвет и поглотит, растворяя в себе...
       Скромно треснул первый выстрел, не услышанный в громе безумной погони...
 Мохнатая круглая папаха, свалилась с головы всадника и пропала под копытами, пуля ударила в висок и наездник взмахнув руками, упал навзничь...Прыгнул перепуганный конь и помчался по буграм и рвам, унося бездыханное тело. И тут же второй, третий...выстрелы сыпались один за другим, выбивая бреши в рядах нападавших...
       Совсем забыв в пылу атаки про заставу, ашваки приблизились к ней на смертельно опасное расстояние...
       Третья сотня, поднятая по тревоге есаулом Фильчиковым, залегла на валу.
 Они  дождались...
       Конная лава хрипя и сметая все на своем пути мчалась прямо на раскрытые ворота... Первый залп ударил свинцовым дождем и одинокие кони поскакали по степи...Опомнившись,всадники развернули строй и бросилась назад, уходя от    смертельного огня и тут грянула картечь...

 -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -  -               

       Соскочив с взмыленного коня и бросив поводья подбежавшему казаку, Кобцев с черным от пыли лицом раскрыв объятия, шел навстречу есаулу:

       - Что же ты командир так гостей встречаешь?

       - Извини Иван! Не доглядел,- Фильчиков обнял и расцеловал друга,- пошли в хату.  Уже вечерять пора...
         Ужин затянулся...
         Давно погасла вечерняя заря. Казаки из дозора, помыв коней загоняли их в конюшню и было слышно, как разгоряченные животные долго не могут успокоиться...Вскоре и трубач протрубил отбой...
 

      - Хорошо ты гутаришь командир, да только боль свою так и не рассказал,- Кобцев поднявшись, раскрыл дверь и стал смотреть на тонкий молодой месяц в ночном
 небе,- зачем ты меня вызвал?

      Фильчиков зажег лампу, подвесил её к потолку на железный крюк и в комнате сразу стало уютней:

      - Беда со мной,  Иван, приключилась. Ты может слышал? С месяц назад я выехал с  двумя взводами проверить Меручак, это наш пост на глубоком арыке. И вот до сих пор я так и не знаю, то ли это засада была, или мы случайно на них наткнулись, но сшибка у нас произошла с ашваками...Было их сабель двадцать, побили мы почти всех...На этом все бы и закончилось, но среди них было два английский офицера.
     Думал я думал, а потом приказал отпороть их нагайками, что бы неповадно другим было и отправил восвояси...

     Раскуривая трубку, Кобцев подавился дымом, закашлялся, выступили слезы... Он
 махнул рукой и уже не сдерживаясь, расхохотался:

     - Это ты лихо придумал!

     Фильчиков грустно вздохнул:
   
     - Ты не поверишь, но  дело дошло до королевы... Она написала нашему
 Александру протест, что никому не позволено пороть плетьми английских офицеров,
 да еще в присутствии рядовых. Настаивает на наказании виновных, а еще и извинений перед британской короной...

     Есаул опять вздохнул и надолго замолчал:

     - Завтра прибывает командующий со свитой... Мне передали, не тешить себя надеждой а  готовиться к суду...Разжалуют к чертям собачьим в рядовые. Как думаешь?

     Иван заходил кругами, цепляя табуретки:

     - Командующий тебя в обиду не даст. Комаров своих не бросает, это я точно знаю...За бой под Кушкой, он лично на каждого из нас, писал представление. А ведь не генеральское это дело...

     Сотник сделав еще пару кругов, уселся на табурет:

     - Если у тебя, до суда дело дойдет, я тоже напишу прошение об отставке... Даже рука не дрогнет...

     Фильчиков улыбнулся одними губами, глаза оставались грустными:

     - Не для этого, я тебя позвал...Хотел попрощаться по людски, если и вправду
 засудят...

     Они проговорили до утра. Так и не прикорнув , пошли проводить строевой смотр...Сто тридцать пять казаков, как один выстроились в шеренгу сверкая начищенной формой...

 Есаул обнял каждого и отступил назад:

      - Слушай мою команду,- звонкий голос командира зазвенел над строем, но не
 успела еще сотня вытянуться по стойке "смирно", как с вышки, перегнувшись через
 перила, закричал часовой:

      - Приближается группа всадников и конный экипаж!

      - Ну вот и всё!- мелькнуло в голове есаула.

      - Открыть ворота,- Фильчиков оглянулся на казаков,- ра.а.вняйсь!

      Запряженный парой рысаков экипаж, а за ним и верховые въехали в ворота...
   
      - Сми. и.рно! - есаул печатая шаг, шел вбивая каблуки в землю.

      Генерал-лейтенант Комаров окруженный штабными офицерами, выслушав доклад,
 с усмешкой взглянул на Фильчикова:

      - Ну полно, полно!- командующий приобнял есаула,- рад тебя видеть Дормидонт
 Иванович в полном здравии...Я смотрю на заставе у тебя порядок,- Комаров уже шел
 вдоль строя,- казаки вышколенные, хоть завтра в столицу на парад.Одного не      пойму? Почему ты,-в голосе генерала громыхнул рокот надвигающейся бури,- заставляешь меня,старого генерала бросить все дела и мчаться к тебе на заставу?
       Есаул помрачнел лицом и опустил голову:
      
      - Виноват...

      - Если виноват ответишь, а пока становись в строй!

      Фильчиков отдал честь, развернулся и стал в стой. Белый как полотно, он стоял не шелохнувшись.

        Тем временем командующий подал знак рукой и ему принесли бумажный пакет.
 Приоткрыв его, он взглянул вовнутрь и удостоверившись, что все на месте, кивнул
 головой.

       Стоявший рядом офицер раскрыл папку и звонкий голос взлетел над заставой:

       - Слушай Императорскую телеграмму!

         " Господин есаул! Поздравляю Вас полковником! Если бы повесили, были бы
           генералом!   
           Никаких извинений английскому престолу не приносить!
           Телеграмму сию опубликовать во всех российских газетах.
                Александр."

       И всё! Строй вздрогнул, качнулся и казаки подхватив своего командира с
 криками "Ура!" стали его качать. В руках генерала золотом горели погоны и
Фильчиков взлетая к небесах придерживал шашку повторяя раз за разом:

         - Братцы, что вы делаете? Братцы...
 


Рецензии
Потомки тех самых казаков, с русско-афганской границы, в рядах пуштунов сражались с Советской Армией, а потом — с войсками НАТО. Ирония судьбы.

Прорубь Энд Грабли   04.02.2016 14:59     Заявить о нарушении
Здравствуйте уважаемый автор! Спасибо за рецензию. Я не владею информацией
о казаках, воевавших в рядах "духов". Но от себя хочу добавить, что мне
довелось принимать участие в боевых действиях на территориях ряда африканских
стран. Так же если не считать первую Осетию, то были еще 1987-1988 годы в
Джелалабаде. И в составе 66 десантно-штурмовой бригады участвовал в выводе
Сов.войск от пакистанской границы до Термеза, имею несколько "железок", но
не приходилось слышать того, о чем Вы пишите...

Всего Вам наилучшего...


Сергей Яковлев 4   04.02.2016 19:32   Заявить о нарушении
Были казаки — были дети. К истории о том, как казаки Гиндукуш держали.

Прорубь Энд Грабли   05.02.2016 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.