Затерянные в параллелях-11

ГЛАВА 11


ПО ТУ СТОРОНУ КОЛОДЦА




- Сначала позавтракаем, - скомандовал Валера, - а потом побродим по Новоалександровке, они где-то недалеко.
- За домом парк, а там спортплощадка, - возвестила я. – Видела сохранившиеся футбольные ворота и брусья.
- Ну, конечно же, Андрюха проспался и на голодный желудок двинулся с девчонками заниматься спортивной гимнастикой, - хмыкнул Валера. – Или гонять мяч, который, несомненно, ждал его под каким-нибудь кустиком несколько лет. Эля с Анькой встали на ворота, а мужик бегает от одной к другой и старается забить гол.
- Не смешно, - отреагировала я.

Паша разжег во дворе костерок, на нем вскипятили чайник, но в рот ничего не лезло. Нехорошее предчувствие грызло и мешало ощущать вкус пищи. Оставив на столе продукты, мы вышли на улицу и направились к парку, вернее, к бывшему парку. Он находился за домом, возле леса, на окраине поселка.  Многолетний сухостой оккупировал территорию, на которой ранее располагалось футбольное поле, из одичавших кустов шиповника выглядывали брусья.

- Здесь их быть не может, - растерянно произнес Павел. – И в развалюхах быть не может. Остается улица Энергетиков и Виктор Андреевич.
Развернувшись, мы отправились туда, где встретили Разумова.
«Мертвый город, заброшенное место, зона отчуждения – бросая ненавидящие взгляды на жуткую панораму  Новоалександровки,  размышляла я. - Здесь как будто застыла советская эпоха, а в разрушенных домах эхом отдаются лагерные песни».
Но ребят на Энергетиков не было. К тому же, подъезд конторы, которую сторожил Виктор Андреевич, был закрыт на замок.

Во мне все задрожало, я обрушилась на крыльцо и заплакала. Внезапно заплакала. Слезы непрошено полились рекой. Парни растерялись. Валера бросился обнимать меня, а вожак отвернулся.
- Не могу больше! – всеми клеточками организма ощущая гробовую тишину, давящую на уши, закричала я.  И отзвук отчаянного крика пробежался по пустым домам с выбитыми стеклами.
- Не могу больше! – захлебывалась рыданиями я. – Не хочу больше! Ничего не хочу!

Вскочив, я направилась к лесу, из которого позавчерашней ночью слышала плач детей. Интуитивно я понимала, что там ждет гибель, но я желала гибели.
- Куда ты? – схватил меня за плечи Валера.
- Пойдем за ней, - распорядился Паша.

И мы пошли. Я впереди, мужчины следом.
До леса добрались быстро. Пыльная грунтовка, которая когда-то была асфальтовой дорогой, под напором деревьев суживалась с каждым метром и, наконец, превратилась в тропинку. Двухэтажное Г-образное здание с длинными пустыми окнами и облезлой штукатуркой, выкрашенной когда-то в желтый цвет, возникло неожиданно.  Два корпуса, левый без крыши,  перпендикуляром соединялись друг с другом, над несуществующей дверью выделялось черное граффити: «мама, не убивай меня»!

Страх мертвой хваткой сдавил горло, я стала задыхаться, но ненависть к жизни была сильнее адского существования в параллельных мирах. Что удивительно, парни, молча, покорно шагали за мной.
Внутрь здания мы не пошли. Не сговариваясь, завернули за угол и оказались на заднем дворе, заваленном черепками, стеклом и отработанными шинами.    

- Где-то здесь, - услужливо продиктовал внутренний голос, и я стала оглядываться по сторонам. Немой лиственный лес дугой обнимал страшную больницу, обогнув помойку, я без колебаний  устремилась к этой дуге. Ребята последовали за мной.  Несколько аров земли погрязли в мелком мусоре, а потом он неожиданно исчез, зато нашему взору предстал широкий колодец размерами приблизительно два на два метра.  Подойдя к прямоугольной шахте, я не увидела воды. Ужасающий лаз уходил глубоко вниз.

- А если там снова подземелье с алмазами, - прошептал сзади Валера.
Но меня уже ничего не могло остановить. Зажмурив глаза, я бросилась навстречу смерти.
- Викаааа!!!!! – раздалось где-то под небесами.

 
*****


- Она задышала, - послышалось над головой. – Вот и слава Богу!
Я разлепила глаза и сквозь мягко льющийся  из окна  солнечный свет увидела молодую миловидную женщину, склонившуюся надо мной. На ней красовался сарафан в крупный синий горошек. Рядом с женщиной сидел парень лет двадцати, похожий, как две капли воды, на Алена Делона.

- Кто вы? – обводя непонимающим взглядом большую светлую комнату, обставленную изящной белой мебелью, пересохшими губами произнесла я.
- Жители Светловска, - улыбнулась женщина. – Меня зовут Ариадна Радостная, а сына Ариэль Радостный.
- Сына? – удивилась я и подумала, что в Светловске слишком рано рожают.
- Совсем не рано, - покачала головой Ариадна. Она читала мои мысли. – Мне уже шестьдесят пять.
- Шестьдесят пять? – не поверила я.- Куда я попала?

- Как бы вам объяснить, - замялся Ариэль. – Вы попали в мир Радости и Счастья.
- Куда-куда? – удивленно переспросила я.
- Вы, видимо, из той параллели, где постоянно идут войны, - догадалась Радостная. – Не завидую. Вы же беспрестанно боитесь! Боитесь смерти, болезней, неудач. У вас прижилось множество бактерий, грибков и вирусов, вы слишком мало живете и отрицаете бессмертие души. Разве не так?
- Так, - безропотно согласилась я.

- Как же звать вас, милое дитя? – поинтересовалась дама из диковинной светлой параллели.
Я назвалась.
- У нас многое схоже, - начал эмоционально жестикулировать Ариэль –  люди, предметы, вода, цветы, дома, леса…  Все это есть, но нигде нет для человека даже малейшей опасности. Вместо опасности – всюду разлита и благоухает любовь. Чего бы ты ни коснулся, что бы ни съел или выпил, что бы ни сказал или подумал, как бы ни был одет или раздет вовсе - все уместно, все хорошо, все возбуждает в тебе и окружающих радость и поднимает настроение.

-  В нашем мире  нет грязи, - подхватила слова сына счастливая мать. - Есть мусор, есть пыль, но они не кишат опасными для здоровья микробами, которыми кишит ваша грязь. Каждая соринка чиста и стерильна и тоже наполнена благодатью.
Завороженная, я слушала их речи и чувствовала, что оттаиваю душой. Наконец то, наконец то все будет хорошо.

Готовые брызнуть слезы потоками потекли по щекам, но тут я вспомнила о Павле и Валере. 
- Со мною, возможно,  были парни…., - глотая соленую влагу, еле выговорила я.
- Ах, те двое, которые лежали с вами в соседнем сквере? - сверкнула белоснежными зубами Ариадна. – Мальчики у соседей, их подобрали Веселовы.
- Они здесь и они живы? – моему счастью не было предела.
- А что им сделается, - рассмеялся Ариэль.

- Вставайте, будем обедать, но сначала помойтесь, - распорядилась хозяйка дома.
Я поднялась, вытерла тыльной стороной ладони слезы и неожиданно осознала, что чувствую себя великолепно.
- Покажу вам ванную комнату, - взял меня под локоть молодой человек.

И мы пошли. Ослепительная чистота поражала, нигде не было ни пылинки.
Мы выбрались в просторный коридор, из него шла дверь в санузел.
Джакузи, раковина, кафель – все нежно-голубого цвета, такого же цвета была и вода, в которой плавали удивительные красные цветы, источающие сладкий аромат.
- На плечиках халат, под ними тапочки,  - кивнул на пенал в углу Ариэль. – Искупаетесь, спускайтесь вниз – там столовая.

Через полчаса, миновав широкую мраморную лестницу, я сидела за большим круглым столом, заваленном фруктами и небольшими мисочками с неизвестными красиво оформленными блюдами.
- Угощайтесь, - накладывая в большую тарелку по ложечке всевозможных кушаний, мило улыбался Ариэль.

Еда из неведомых продуктов была вкусной, она была изумительно вкусной, я и не заметила, как насытилась.
- Касатка так не умеет готовить, - заговорила Ариадна, наливая в бокал душистый коричневый напиток. – Пришлось взять у Веселовых в аренду Голубку.
- Она уже заржавела, - покачал головой Радостный. – Пора сдавать на переработку.
- Привыкла к ней, - грустно улыбнулась Ариадна. – Но, ничего не поделаешь, купим другую.

Большой овальный зал в пастельных тонах внезапно наполнился нежной музыкой, из двери выплыла женщина. Вернее, это была не совсем женщина. Это был робот. Прекрасно изготовленный робот.      
- Подавать мороженое? – хрипло спросил робот, его глаза, обращенные в мою сторону, оставались невозмутимыми.
- Подавай, Касатка,  - кивнула Ариадна. – А после мороженого будет чай с тортом.
Это она обратилась ко мне.

- Хотелось бы скорее повидать друзей, -  извиняюще пролепетала я.
- Веселовы звонили минут двадцать назад, ваших приятелей сейчас приведут, - улыбнулась Радостная.
И действительно, послышались голоса и в столовую вошли Павел с Валерой. Их сопровождала красивая юная брюнетка с яркими васильковыми глазами.
- Вика! – дуэтом обрадовались мне мужчины.
- Я Милена, - представилась девушка и посмотрела на Осипова.
Вожак же уставился на Ариэля.

- Сейчас принесут мороженое, - возвестила компанию хозяйка дома. Из двери выплыла Касатка и поставила на стол большой поднос. Небольшие разноцветные шарики лакомства пирамидками лежали в изящных хрустальных креманках.

Ели молча, только поглядывали друг на друга в надежде после трапезы наговориться вдоволь. А потом пили чай.
Время тянулось бесконечно долго, но мы терпели. Наконец, обед подошел к концу, мы встали, поблагодарили хозяйку и вышли во двор. Милена и Ариэль последовали за нами.

Возле большого белого трехэтажного дома в классическом стиле расстилался газон, посередине которого лежала аккуратно вымощенная разноцветной плиткой дорожка. По обе стороны дорожки росли подстриженные по периметру двухметровые туи. Большие гипсовые вазоны в виде лебедей с выглядывающими фиалками выстроились возле мраморного крыльца с высокими перилами из неизвестного светло-серого камня.

Я подошла к вазону и заметила на шее белоснежной скульптуры мелкий мусор и пыль. Смахнув эту пыль на руку, я  несколько раз пересыпала ее с одной ладони на другую и невольно залюбовалась красотой пылинок и соринок. Они были совершенно чистыми и сверкали как драгоценные камни.

- Вот это и есть настоящее счастье! – с восхищением оглядываясь по сторонам, воскликнул Валера.
- А хотите познакомиться с настоящим счастьем ближе? – сверкнула улыбкой Милена и взяла Осипова под руку.
- Хотим, - рассмеялся он.
Я недоуменно взглянула на сладкую парочку.

Неожиданно Паша нежно погладил мою ладошку. То же самое, но уже с другой ладонью, сделал Ариэль.
«Неужели, – ахнула я, - неужели невозмутимый вожак неравнодушен ко мне? А очаровательный мальчик Ариэль? Он что, тоже»? И поймала себя на мысли, что совершенно не ревную Валерку к Милене.
Это открытие меня поразило, но я решила подумать о своих чувствах позже, а пока насладиться жизнью, которая меня не баловала в последнее время.

На улице, вдоль которой стояли особняки, тенистая кипарисовая аллея уступала место широкому шоссе, по которому катили вместительные автомобили, большей частью внедорожники.
Над ними парили в воздухе яркие кабинки.
- Что это? – присвистнул Валера, кивая на летательные устройства.
- А… это, - задрала голову Милена, – обычные дроны. Разве у вас нет такого транспорта?
- Нет, - отозвался Осипов. – А как дрон работает?

- Он управляется компьютерной программой и спутниковой системой позиционирования, - пояснил Ариэль. – Данные о пункте назначения задаются на сенсорном дисплее. 
- Почему все не пересели на летательные аппараты? – удивился Павел. – Автомобиль – это так неудобно, пробки съедают свободное время.
- Какие пробки? – озадачилась Милена. – У нас нет пробок, так как дороги достаточно просторные.

- Сколько лет человек живет в вашем мире? – тщательно подбирая слова, чтобы не обидеть аборигенов, несмело поинтересовалась я.
- Около двухсот, - улыбнулся Ариэль. – После смерти физических тел мы переселяемся в мир Вечности. Там еще лучше.
- Ты был там? – не поверил Валера.

- Нет, но иногда общаюсь с ушедшими по скайпу.
- По скайпу? – переспросила я.
- Да, - кивнул почти что Ален Делон. – В мире Вечности, который занимает несколько галактик, нет необходимости работать, можно много путешествовать, в том числе и по другим мирам, там не стареют, силою мысли создают пищу, напитки и одежду. Это очень удобно.

- Неужели вы недовольны своей шикарной жизнью? – подал голос Павел.
- Почему не довольны? – пожала узкими плечиками Милена. – Очень даже довольны. Тем более что знаем, что живем вечно.
- А у нас, - вмешался в разговор Валера, - у нас предпочитают об этом не знать. Кстати, куда деваются ваши грешники?
- В мире Радости нет грешников, - медленно проговорил  Ариэль, - потому что нет условий, порождающих грех.
- И нет олигархов? – подколол аборигена Осипов.
- Осознавая, что бессмертны, чересчур богатые становятся меценатами, - отозвалась Милена.

- Выходит, ада нет совсем, – подытожила я.
- Далеко-далеко во Вселенной находится скопление планет, где обитают воры, мошенники и убийцы из всех измерений, - отреагировал на реплику Радостный. -  На данных планетах условия еще хуже, чем в вашей параллели. Земляне из мира войн называют это место преисподней.

- Сплошная физика и астрономия, вы не верите в Бога? – вздрогнула я.
- Почему не верим? – фыркнула Милена. – Вечный мир, куда в конечном итоге попадает все живое, и есть Божьи владения.
- А как вы относитесь к религиям? – поинтересовался Павел.
- Глупости все эти религии, - отозвался Ариэль. – Делать вам нечего, усложняете себе жизнь обрядами и культовыми спорами, в результате которых возникают побоища.

- А Иисус? – обмерла я.
- Что Иисус? – отреагировала Милена. – Иисус – сын Всевышнего, как Мухаммед и Будда. Никто из них не призывал убивать неверных и исполнять ритуалы, придуманные некоторыми вашими самонадеянными особями.
- Откуда ты все это знаешь? – поперхнулся Осипов.
- Еще в школе изучали, - откликнулась девушка. – Раз в неделю из Вечного мира к школьникам прилетает какой-нибудь серафим, вот они и  конспектируют их лекции.

- Прикольно вы тут живете, - позавидовал Валера. – Мне бы так!
- А оставайтесь, - с улыбкой посмотрел на нас Ариэль. – Устроитесь на работу, купите квартиры. У нас здесь хорошо платят. А потом купите дома. Если хотите, поступите в институты.
- Как отец с матерью? – внезапно вспомнил о родителях Осипов. – Они умрут без меня.
- И попадут в Вечный мир, - многозначительно подняла вверх наманикюренный пальчик Милена. – А лет через сто восемьдесят вы встретитесь.
   
Окончание http://www.proza.ru/2016/02/06/1810
 


Рецензии
Самая привлекательная картина мироздания, которую я встречала! Существование в приятном, комфортном и высокогуманном мире перетекает в вечное существование в другом отделе Вселенной. А убийц и негодяев отфильтровывают и переселяют куда подальше! Смерть- как простой переход в иное пространство, без страха и боли! Прямо-таки - рай на Земле. А что же тогда в нашем мире? Чистилище?
Очень заманчиво остаться в раю, если уж ты туда попал, но бросить родных в своем мире - обречь на еще большие страдания. Неловко как-то получается...
А у главной героини уже два новых поклонника, тогда как Валера тоже положил глаз на жительницу счастливого измерения!:) Ну, как же сложно сделать выбор!
С уважением к таланту автора и ее светлой вере в добро,

Инга Риис   12.04.2018 17:13     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Инга.
Как же не верить в добро, если оно есть?))
С душевным теплом,

Лариса Малмыгина   12.04.2018 20:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.