Варфоломеевская ночь в казарме

                ( из фронтовой переписки курсантки школы военных переводчиков)
               
Удивительно устроена человеческая память, в старости не можем ответить на вопрос, что подавали на завтрак, но отчетливо помним события молодости. Вот так и моя 90-летняя мама изрядно удивляла соседей по даче ,обращаясь к ним то на немецком , то на польском языке. Ну понятно, немецкий, все таки 5 лет прожила в Германии, но откуда польский?.
В канун 70летия Великой Победы над фашизмом, прочитав фронтовую переписку своих родителей, кое-что встало на своё место, ведь при жизни родители почти никогда не вспоминали о войне, хотя и были обязаны своим знакомством ей.

 
10 октября 1944г
Москва
                Любимый мой!
     Вчера получила два письма. Писать подробное письмо нет возможности, так что прошу, дорогой, простить меня. Вот сейчас пишу тебе, а сама как на иголках.
Надо спешить на вокзал, чтобы в назначенное время быть на месте назначения.
     Я откомандирована, учится на переводчика польского языка.
 Начнём заниматься. Группа состоит из 17 человек, так что будет хорошо, я не люблю большие группы.  Подробно о условиях напишу, если тебя будет интересовать это.
     Вспомни, что ты мне советовал и это сбылось, дорогой! Заниматься буду недалеко от Москвы.
Срок обучения рассчитан на месяцы, так что заниматься придется упорно.
     Дорогуша, не обижайся, что буду писать в этот период реже. По возможности буду стараться бросить хоть небольшую записочку, что бы ты не забывал о Тоне.
     Мой дорогой, о тебе я всегда и везде помню. Мы уже много, много решили серьезных вопросов. Встреча наша не должна быть, а будет, только замечательной и положит начало близкой чудесной дружбе.
Так будет без всякого «КАЖЕТСЯ», после полного разгрома врага. Терпения дождаться того хорошего, счастливого дня у нас хватит, в этом я уверена. После чего будет желанная встреча.
     А как она будет дорога после всех перенесенных тягостей военного времени! Будет красивая жизнь и мы её увидим, и сами будем частичкой её. Право чудесно! С тобой мы обо всем договорились, так что будем терпеливо ждать то время.
   Я как раз к тому времени закончу учебу и даёшь Львов с моим дорогим Кешей!
                На том разреши закончить.  Будь здоров, дорогой!
 По возможности буду писать чаще, как только позволит время. а в воскресенье всегда.
                С приветом, Тоня

А ты, дорогой, пиши на старый адрес, дома я буду в неделю раз (в воскресенье)


12 октября 1944г
Действующая армия
                Здравствуй Тонюша!
Жду, жду, а письма от тебя все нет и нет. Так делать, дорогая не хорошо. Тонечка, какая бы ты строгая не была, а писать все же надо.
     Правда, верю тебе, что во время учебы трудно писать. Мало времени, но писать все же можно.
За все время нашей переписки я ни разу не заикнулся, что ты, моя дорогая, пишешь мне маленькие письма. Все письма, которые я получил от тебя, большие и маленькие, меня полностью удовлетворяют и будут удовлетворять.
     Ты, что думаешь, у меня много свободного времени? Если только намекнула об этом, то сделала большую ошибку. Вот взять к примеру прошедший день. Весь день на ногах, мокрый как собака. Пришлось долго быть в боевых порядках, подымали пехоту в атаку на штурм вражеских укреплений. Времени сейчас – двадцать четвёртый час. Спать хочу. Наш командный пункт в землянке, в которой часов 5-6 тому назад были вшивые немцы, того и смотри заползет с арийской кровью. Несмотря на фронтовые условия, первым своим долгом считаю ответить своему любимому, дорогому, настоящему другу, Тонюши, и так будет и впредь.
     Пишешь: «Не лодырничай, чисть зубы» Приступил к выполнению этой задачи, но вот вторые сутки не вижу своей повозки с вещами, вторые сутки не умываюсь. Скажешь: «Вот грязнуля!» Ничего не поделаешь, дорогая, и так бывает – «медведь век не умывается и то чистый ходит». За работу прошедших двух суток получили благодарность от Военного Совета Фронта.
                И так, дорогая, до встречи. Привет родным
                Тебя крепко, крепко целую, Твой Кеша.

 13 октября 1944г
 Действующая армия
                Здравствуй любимый друг Тонюша!
      Прошедший день был у нас не чУдный, потому что все время был промозглый туман, изредка срывались дожди. Осень, ничего не поделаешь. Приходится считаться и с этим, в другом отношении, был днем не плохим - заставили врага попятится назад, выбили из ряда укрепленных пунктов, и ранее приготовленных им железобетонных укрепленных точек. Не помогают ему ни ПАНТЕРЫ ни ФЕРДИНАНТЫ, плоховато только что для соколов наших, погода мешает.
     Вот сегодня отдыхать буду на третьей квартире, вернее в третьей немецкой землянке. Готовился зимовать подлец! Не выйдет, « пся кровь, холера»!
     Тонечка, сегодня, между делом, играл в карты, в дурака. И что ты думаешь, всегда обыгрывал, а сегодня, как на зло, сел играть с уже известным тебе полковым инженером против начальника хим. и начальника связи. Дважды оставили нас дураками, в общем, пишу тебе письмо дураком.
     Тонюша, днем провел время на наблюдательном пункте с командиром дивизии авиасоединения, наблюдал как наши штурмовики целый день, эшелон за эшелоном, платили Герману за 1941 год.
В эфире слушал разговор между собой наших соколов, многому научился, особенно ругаться.
   Вот ихними словами-то я сегодня и выругался по адресу почты за то, чтобы не мариновали по долгу наши письма. Должен был получить от тебя, моя дорогая, письмо, а его нет!
      Хочется рассказать тебе о разговоре Комдива с летчиками, штурмовиками.
Идет эскадрилья штурмовиков на выполнение боевой задачи. Комдив всех знает по фамилии, и по эфиру спрашивает: «Козлов, где идешь? Помаши крылышками. А ты, Окосов, где идешь? Покачай. Смелее Петров, зенитки бьют слабо».
    Сигнал с воздуха: «Вижу цель, даю груз.» 
Комдив: « Смелее, а ты, Петров, куда бросаешь? Груз как растёк! Трусишь! Приказываю вернуться, проборозди очередями, штаны потом будешь подшивать!»
     В воздухе появляется МЕССЕР.
Летчики кричат: «Эй Васька, черт, смотри, к тебе проститутка в хвост заходит!» и т.д.
     А в пехоте ещё больше интересных разговоров, при встрече расскажу.

     Тонюша, в той землянке, в которой справляли новоселье, ночевал я только две ночи. Сколько этих землянок пришлось построить за эту войну! А сколько щелей перерыть! Ну, ничего, Врага все же гоним назад, да ещё как!     Побывать с тобой везде, побываем, были бы живы и здоровы.
     Ну, дорогая, поверь нет времени.  Привет родным.
                Тебя крепко, крепко целую, моя любимая, твой Кешка.

P.S. Высылаю тебе открытку, обязательно напиши, получила ли и что можешь сказать на это.

14 октября 1944г
Москва
                Родной мой!
     Только что прибыла домой. Время 19 часов. Сегодня я дома, а завтра к 24.00 опять надо быть на месте. Дисциплина, ничего не поделаешь. Мы к ней привыкли.
Занятия у нас начинаются с понедельника, а в воскресенье отдыхаем.
     Кеша, родной, как я стремилась домой в Москву, сердце мое чувствовало, что мне есть от тебя письма, так оно и есть. Получила три письма, одно из них было от товарища, которому я не пишу уже два месяца, а он, зная мою аккуратность, спрашивает причину моего молчания.
     Какая радость, дорогой, - получить твои весточки! Тебе понятно это по себе. При получении писем настроение меняется, чувствуешь себя бодрее, и так радостно и приятно делается на сердце от того, что есть человек, который о тебе всегда и везде помнит.
     Погода стоит хорошая, только изрядно холодновато, особенно за городом утром и вечером. Утром мы умываемся на улице, лицо горит, руки как лед, нос красный, как морковка. Не привыкла я, да и все наши, с кем я сейчас нахожусь, к таким условиям.
Первый признак моей простуды – лихорадка на губах. Соседка по койке утром смеется и говорит: «Надо Тоню на заметку взять, с кем- то целовалась». Об остальных условиях писать нечего. Скажу только одно - это сносно. Всего не опишешь.
     Приехав домой и написав тебе письмо, направилась в баню. Помылась за двоих - за тебя и себя. Хотя теперь за тебя не стоит мыться, так как у вас там «Баня».
     Очень довольна моему приезду мама. Она как чувствует, что теперь её Тони дома не будет. После учебы будет определена практика где-нибудь в Польше. Об этом ещё поговорим подробно к концу учебы. А сейчас, даешь хороший успех в учебе! Вот видишь, у Тони будет ещё новая специальность.
Английский язык будем изучать вместе, о этом мы уже договорились, дорогой Кеша.
Дома все по-старому. Новостей нет.
     Одно время я хотела сообщить тебе одну новость – я уже все оформила (то есть рекомендации) для вступления в партию, так как кандидатский стаж истек в сентябре месяце, но вот эта непредвиденная учеба немного оттягивает это дело. Постараюсь все уладить. Местное начальство отпускать на учебу не хотело, но руководство с выше дало команду отпустить, говоря, что надо растить кадры и использовать со способностями на более серьезной работе. Делать было нечего, пришлось отпустить.
     Еще один месяц промелькнул. Много интересного произошло в сентябре на международной арене. Теперь посмотрим, что принесет нам октябрь месяц.
Ноябрьские праздники, по-видимому, будем встречать с полным освобождением нашей родной земли.
     Родной, я рада за твои успехи. Говоришь, тебе пришлось немного постоять по команде «смирно». Это ничего! Надо не забывать о надлежащим хранении сов.секр.бумаг. Итак, я встречаю тебя с большой звездочкой. Придется лишний пол-литра ставить. Заранее уверена, что это тебе по душе.
     Самое главное, я рада за твое хорошее здоровье, которое для меня самое основное. Пусть оно у тебя будет всегда такое.   Кеша, спасибо за открытку. Лидушкина мне больше нравится. Открытки она кладет в мой альбом.

17 октября 1944г
Действующая армия

     Хотя ты, моя дорогая, мне как-то упоминала, что имеешь с кем-то ещё переписку, я тебе авторитетно заявляю, что лично у меня идет переписка только с тобой.
     Пишу тебе свои строчки от чистого - простого своего сердца. Переписка приняла у нас только положительный характер, инстинкт мой подсказывает, что ты в основном уделяешь только мне внимание.
     Отвечаю. если бы кто-нибудь обратился другой (с вашего пола) ко мне за советом, я бы ответил русской пословицей: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь».
Отвечаю тебе, дорогая, как я смотрю на твою практику.
 Будучи здесь, в действующей армии, где грохочут пушки из вашего пола, некоторые открыто заявляют: «Живите пока на фронте, в тылу мы на вас смотреть не будем.» Находятся среди них и те, у кого  есть  и жены и дети. (но нужно учитывать длительность времени отсутствия). И какая бы не была крепкая бронь, но сами условия, сама обстановка заставит, чтобы эта бронь разложилась.  Вот такой мой сказ.
Прости меня за мою прямоту и откровенность. Если будешь находится в том месте подальше от меня, которое называется фронтом (какая бы она армия не была) лично я за последствия ответственности не понесу.
Вот «вшиско едко» по этому вопросу.
 


18 октября 1944г
Действующая армия

                Здравствуй Тонечка!

                «Как ты встретишь меня, любимая,
                Если вдруг у людей на виду
                Из сраженья, огня  и дыма я,
                Уцелевший к тебе приду?
                Или встретишь меня как нежданного,
                С удивлением на глазах,
                Может встретишь , как друга желанного
                И от радости будешь в слезах.
                Я хочу, чтобы ты меня встретила
                Как бывает без жалоб и слез,
                Чтоб седин ты моих не заметила,
                И морщин тех, что я с фронта принес.»

Вот, видишь, Тонюша, я уже переключился на беллетристику (скоро буду какие-нибудь произведения переписывать).
      Второй день не получаю от тебя писем, моя дорогая. Сегодня наш почтарь попал под арт. налет, судьба писем неизвестна.
Дела, Тонечка,  идут хорошо, побаливает голова, шумит малость.
Получилось это по следующим обстоятельствам. Вечером, вчера, пошел на передний край проведать Ваньку Ротного. В это время противник на нашем участке двинул до 70 танков, мы перешли в контратаку. Наши богатыри наконтратаковали его так, что на плечах противника въехали в его укрепительные рубежи. Это делаем часто, чтобы ему неповадно было.
Партбилет Ротного прострелила вражеская пуля. С описанием о подрыве Ванюшки партбилет передал в политотдел. Придя на командный пункт, офицеры получили Наркомовский паек «Московской», нашенской чисто русской. Вот я после усталости назюзюкался так, что сегодня с утра шумела голова.
    Сейчас изрядно я не спал, и спать не хочется.
Из освобожденного Парижа французы передают хорошую музыку, которую исполняют на аккордеоне. В землянке из 20 человек мы вдвоем с Володей слушаем музыку ( остальные спят) и намерены прослушать до 6 часов утра.
     В общем, Тонечка, скоро придет то время, когда ты будешь меня из театров трактором на канате вытаскивать. Если будут сутки играть, буду сутками просиживать. Как ты на это смотришь?
Вот такие дела, сероглазая. Здоровье и настроение отлично. 
   Эх, Тонюша, какую слушаю сейчас музыку по радио!  Ты, наверное, видела кинокартину «Под крышами Парижа»?  Вот такая музыка, ещё почище! Если можно было бы передать тебе эту музыку в этом же письме, то обязательно бы сделал.
    У Зам. командира части, про которого писал, здоровье чуточку улучшилось, с госпиталя он сбежал в часть. Таких у нас много. Сегодня он убил зайца, приглашал на котлеты. По утру пойду.
     И так, сероглазая пока. Желаю тебе самого наилучшего здоровья и успехов в работе и учебе.
Привет родным.
             Крепко, крепко тебя целую, твой Кеша.

P.S.   Несколько последних писем тебе послал датированных на один день раньше, перепутал в числах. Живу, как говорят, не спеша.

19 октября 1944г
 Действующая армия
                Здравствуй дорогая!
     Три дня не получал писем от тебя, моя дорогая, сегодня был сам не свой, к работе руки не прикладывались, ждал письма от Тонюши. Приглашали в баню, отказался, остался ждать почтаря. Дождался. И первых с верху три письма были адресованы мне, после чего чувствую себя только на отлично. А с почтой целый скандал, то нет писем, а то сразу четыре, а нет, чтобы каждый день по одному письму.
     Так, так, «БАРЗО СМОШНО КОХАНА ПАНЕНКА», говоришь, изучаешь польский язык?  Видишь, Тонечка, всё идет как по маслу, ты изучаешь польский на курсах, а я здесь овладеваю, и уже «ВШИСКО СРАЗУМЕЮ ПО ПОЛЬСКУ , ТОЛЬКУ НА ЕДИН БОК!» 
    Я очень рад, что ты приступила изучать иностранный язык, он не обходим.
За время войны наша Родина, наша Красная армия и большевистская партия завоевали мировой авторитет. Если до войны с нашей страной имели дипломатические отношения 25 стран, то теперь в дни Великой освободительной войны имеют дипломатические отношения 38 стран мира. Учись дорогая.
     А я-то, по правде сказать, было подумал о плохом, в «коробку» мою заскочило нехорошее, подумал: «Не нашелся ли у моей Тонюши старый нареченный? Теперь понял, понял, прием!
     Видишь, как оно получается, пока приступим вместе изучать английский язык, постараемся выучить польский. И так даешь Львов, только Львов, или что-нибудь другое!
     Вот мы изрядно находимся на этой территории, завидного ничего нет, считают себя высокомерными носителями западноевропейской культуры, но только и отличаются эти КУБАНТЫ и ПАНЕНКИ тем, что волосы носят, как «МАТКА БОСКА», а все остальное у них хуже, нежели было раньше в самых отдаленных районах царской России. А про ПАНОВ и речи быть не может, много пришлось изучить этой территории, а только в одном месте, в имении пана Пилсудского встретилась нам баня, а у советского колхозника, если ни у каждого, то одна на двоих такое сооружение имелось..
     Привет, Тонюша, командиру части передал и пригласил его на свадьбу.
И так, Тонечка, дела идут хорошо, здоровье отлично. Вчера было пошел на котлеты из зайца, пришел, котлет не было, а отдали мне зайца. Хлопцы мои отмочили его, сегодня умолол целого зайца!
     Настроение, с получением от тебя, сероглазая, трех писем, стало прекрасное.  Привет родным.
Желаю тебе хорошего успеха в учебе и крепко, крепко целую тебя, моя дорогая, твой Кеша.

P.S. Привет тебе от капитана Сметанина, который делает мне этот конверт и говорит: «Хоть раз пошли привет в большую деревню - Москву».


 21 октября 1944г
Действующая армия.
                Тонюша, здравствуй, дорогая!
     Прошедшую ночь у нас был сильный дождь, после чего грязища. Ну, ничего не поделаешь, глубокая осень настала. Ночью же сегодня перебрались на новое место. На счастье, была хорошая землянка. И пол есть. Такие землянки встречаются редко. Заняли мы её. Стоят три койки, печь, стол и еще свободного много места. Можно даже вальсировать, целых 25 метров в квадрате!
     Днем сегодня был в отделе, приводил в порядок дела. Крепко разругался с этими тремя буквами, по имени Аня. Эта секретарша перемешала целую уйму бумаг. Начальство не знает, как избавится от неё. Своему руководству я заявил: «Сегодня же напишу письмо своей москвички, пусть приезжает, наведем полный порядок».  Как тебе это, Тонечка, нравится?
      Это не как проверка, а в самом деле дело идет к концу разгрома немецкого зверя и не плохо было бы, если ты там, у себя, сходила в наше Управление к Тутушкину  ,и взяла направление прямо к нам. При энергичном устремлении можно это сделать.
      Если же Тутушкин будет брыкаться, можно сказать ему «Еду на помощь к тому, кого Вы, будучи во Владивостоке, проверяли в Приморском погранокруге и ставили в пример работникам погранокруга и Тихоокеанского флота нашего органа. Я думаю, что он поможет в этом.
      Если не понравится тебе в отделе, то будешь здесь, со мною вместе и от скуки поможешь оформлять в части наградные листы нашим воинам, а то здесь замполит давит на пишущей машинке клопов и наградные материалы не предоставляет вовремя.
      Вернувшись в часть, я зашел к командиру части, ему тоже высказал эту мысль. Он не возражает. Тебе от него большой привет. Вчера он читал твои письма.
      Срочно жду от тебя, дорогая, ответа по выше изложенному. Давай скорей пиши, Тонечка, свое мнение по этому вопросу, твое согласие о приезде требуется, и если, паче чаяние, что-либо будет затруднятся, то сразу же вышлю вызов, вооружившись которым, легче будет оформить выезд тебе на  место. Разумеешь?
     Сегодня мы узнали, что наш Комкор назначен начальником Львовского погранокруга. Многие наши заявляют, что после разгрома врага поедут служить к своему Генералу, не отстаю от этого и я.
      И так, Тонечка, на этом пока кончаю. Привет родным, а тебя, сероглазая, крепко, крепко целую,                Твой Кеша.

25 октября 1944
                Дорогой мой друг!
     Встаю утром, смотрю в окно, на улице выпал первый снег. Все бело.  Выхожу умываться на улицу. Как хорошо! К середине дня всё растаяло.
Продолжаем упорно заниматься. Командование говорить, к Новому году выпустим. Родной мой, мы попали «как кур в ощип», есть такая русская пословица.
У тебя возникает вопрос, почему это Тоня так говорит? Да!  Чего я избегала, туда и попала, вернее попаду в будущем. Вот черт дернул!
   Если будет тебя это интересовать, то напишу. А, вообще я надеюсь, только на окончание войны, а также на моего дорогого Кешу. Подробно я не смогу тебе сейчас описать, возможно в дальнейшем напишу.
     Вечерами устраиваем беседы на разные темы, которые заканчиваются хоровым пением. Вот сегодня у нас проходила беседа «Есть ли вообще любовь?»
Интересная тема. Очень хотелось бы тебе написать разные суждения, но нет времени, да и писать надо не мало. Когда увидимся, тогда сможем поговорить.
После дискуссии исполнили «Рябину»
                «Что стоишь качаясь
                Тонкая рябина….»
Возможно, ты слышал эту вещь.
      Днем во время обеденного перерыва, колола дрова, как хорошо на свежем воздухе заняться физическим трудом.
В общем, всё ничего, плоховато только с питанием (3-я норма) На днях было у нас командование, обещало этот вопрос уладить, то есть проверить местное начальство.
«Обещанного три года ждут»!
     Возможно наладят, когда мы отсюда уедем. Если бы ты знал, как я рвусь домой, увидеть мамульку и читать твои дорогие строчки. Они мне сейчас очень нужны.
     Маме я об условиях нечего не говорю, говорю ей, что всё хорошо. Она меня прекрасно знает, что я её не хочу расстраивать, и старается чем только можно сделать мне хорошее. Она у нас очень впечатлительная и если ей сказать всю правду, то будет беспокоиться обо мне. Я не хочу приносить мамочке лишнее беспокойство и хлопоты, ей и без этого хватает.
     Москва частенько салютует, а мы за городом видим капельку салюта. Новости слышим через день. В общем, отстаем от жизни. Раньше я следила за событиями на международной арене. На днях должны привести репродуктор, тогда все будет, как полагается.
     22 октября была в театре, смотрела оперетту «Гейша», после театра быстро собралась в дорогу и направилась на вокзал. Выручает метро, благодаря которому добираюсь до вокзала за 25-30 минут. Коллектив на вокзале был в полном сборе. Доехали благополучно.
     Кеша, согласна с тобой, что, находясь четвертый год в боевых условиях можно от многого отвыкнуть, но ты не прав, что трудно будет привыкать и вряд ли привыкнешь к элементарным условиям жизни. Уверяю тебя, что как только наши дорогие воины попадут в нормальные условия, то постепенно вспомнят прошлое и быстренько привыкнут к мягкой подушке и т.д.
     Согласно с тобой, что трудно будет привыкать к общению в обществе, ни и это поправимо.
На вечер можешь пригласить своих друзей, мамаша у меня простая женщина. Так что мои родственники и твои друзья – будет целое общество. Гульнем как полагается с окончанием и за нашу дружбу.
     Рада за тебя, что ты имеешь возможность слушать легкую музыку, американских и английских радиостанций. Мне это очень нравится, но мы такой возможности не имеем.
Здоровье мое хорошее. Настроение ничего. И на этом разреши кончить
                Будь здоров.   С приветом, твоя Тоня.

26 октября 1944г.
Действующая армия
                Родная, привет!
     Получил от тебя, моя дорогая Тонюша, два письма, давненько от тебя не было весточек, соскучился. Целую шестидневку не получал, если не больше.
     Дорогая, последние четыре дня не мог писать правой рукой, учился писать левой, не получается. Сегодня, вот уже второй день, держу карандаш в правой руке, да и то не теми пальцами, которыми нужно. Ну, ничего, до свадьбы и повязку сниму, и рука заживет!
     Тонюша, рад за тебя, что в учебе дела обстоят хорошо. Говоришь, скоро выедешь на практику?
Тонечка, ты скорей отвечай на то письмо, в котором я написал тебе, чтобы ты приехала сюда, мы ждем, ей богу, не прогадаешь! Здесь лучше будет во всем.
     Погода стоит у нас хорошая. Вот уже третий день в воздухе сплошной гул. Волна за волной идут наши самолеты на штурм врага. Я эти дни бываю на наблюдательном пункте авиаторов.
Дела идут отлично, настроение, с получением от тебя писем, тоже отлично. Здоровье хорошее, рука заживает. С рукой у меня ничего особенного, а случилось то, что стыдно писать.
Во время выхода с поля боя, я предложил зам командиру части по политической на радостях побороться. Вот и схватились, его разложил на обе лопатки, а себе вывернул палец на правой руке. Я тебе как-то писал ещё весною, что у меня заживает все, как на собаке. Вот 10 числа подбил себе глаз, вчера ещё было заметно, а сегодня чин-чинарем! Полный порядок!
              И так, милая, желаю хорошего успеха в учебе.
                Привет родным.
         Привет родным, а тебя, сероглазая, крепко, крепко целую, твой Кеша


 28 октября 1944г
 Действующая армия
                Привет Родная!
     Помылась, дорогуша, за меня в бане хорошо?
Давай договоримся, ты будешь за меня мыться, а я буду за тебя парится. У нас теперь лучше, нежели было в 1942-1943г, многому научились за время Отечественной войны. Если в те годы надо было помыться в бане, сколько разговору и канители, а теперь, если где задерживаемся на сутки, командир части дает задание инженеру: «сегодня в 18 часов буду париться с Киселёвым в бане», и саперы, как часы, к указанному сроку, и баню оборудуют, и веник найдут. Вот мы и соревнуемся, кто кого выживет быстрее!
     У этих «центрально европейцев» поляков, таких культурных учреждений, как бани нет. Много исколесили по Польше, а баню, вернее ванну, нашли только в имении пана Пилсудского.
     Дорогая, охотно верю, что такие моменты бывают. Послал бы тебе больше, но поскольку мы находимся в иностранном государстве, то со сберегательных книжек перечисления не берут, злотые также не перечисляют. Можно перечислить только основной оклад. 10 ноября постараюсь перечислить ещё 1000 рублей.
      Последние два дня у нас стоит паршивая погода, идут дожди. Ничего не поделаешь, холодная осень настала, все обнажилось, грачи улетели.       Землянка у меня паршивая. Так надоело их строить! Вот и занял готовую на скорую руку. Думал переночевать одну ночь, а оказалось, что уже шестые сутки приходится раком лазить. Сейчас пишем и обедаем лёжа. Дождь не пробивает, так как сверху 5 накатов, даже 100 мм мина не пробьет, да и снаряд не каждый возьмет.

                И так, сероглазая, пока. Буду писать чаще. Привет родным.
Крепко, крепко, тебя, Тонечка, целую, твой Кеша


   28 октября 1944г
                Здравствуй дорогой Кеша!

           Дорогой Кеша, если бы ты знал, как я стремлюсь домой всегда.
   Суббота для меня является таким светлым днем, независимо от того, какая на улице погода. Как не спешить! Ведь ждет мамуля и ждут твои дорогие письма. Вот сегодня мама вручает мне сразу семь писем. Лицо мое сияет от восторга, хочется петь, веселится, хочется нежно обнять тебя дорогой и крепко поцеловать, как на открытке, которую ты мне прислал.
      Правда, акая чудная открытка! Очень красивая поза этой пары. У меня сейчас такое желание - нежно обнять, родной, но УВЫ! Хорошая пара, мне нравятся такие стройные женщины, со вкусом одетые.
Паненка Антонина Ивановна тоже высокая, стройная девушка, только не блондинка, а шатенка.
      Что касается вашего пола, то такие типы, как на открытке, не в моем вкусе. Свое мнение по этому поводу скажу при встрече, когда увижу тебя, родной мой. Вот все, что я хотела сказать тебе по этому вопросу, что тебя интересовало.
      У меня пока все в порядке. Здоровье ничего. Только я сегодня здорово замерзла. На улице мороз, а меня тут дернул уехать в то воскресенье в летнем пальто. Завтра влезу в зимнее, чтобы не мерзнуть.
      Настроение было паршивое, но как только увидела твои письма, сразу изменилось, а когда прочитала, то стало прекрасное. Все невзгоды, переживания остались позади. Как я довольна нашей дружбе, нет слов описать это!
     Никакие условия и трудности не должны мешать нашей крепнувшей дружбе (на данном этапе через письма.) Моя учеба и твоя загруженность в работе не должны влиять на нашу переписку.
Если нет времени, то можно сообщать о себе несколькими словами и это будет для обоих достаточным.
В общем при желании невозможных вещей нет, это правильное изречение.
Я никогда не допускала мысли, что у тебя много свободного времени, судя по себе, а твоя работа требует в несколько раз больше времени. Говорить о том, что я получаю от тебя маленькие письма, я не имею права.
   Рада твоим боевым успехам (благодарность от военного совета). Желаю и в дальнейшем ещё больших успехов.
        На этом разреши закончить. Будь здоров. Привет от родных.
                С приветом, твоя Тоня.

31 октября 1944г
Действующая армия.

                Здравствуй любимая!
       Сегодня, перед обедом, спустился с потолка землянки паучок, а после обеда я получил от тебя, дорогая письмо. Так это понравилось, что я не против того, чтобы пауки спускались каждый лень.
На твое письмо, Тоня, буду отвечать завтра, а теперь, дорогая Тонечка, хочется тебе рассказать: только, что закончил разговор с вшивым фрицем.
       Сегодня наши разведчики привели языка, соскучились мы о них. Дня три назад пропустили через свои руки 240 пленных.
        Собеседник родом из города Мангейма, старый «друг» был на окраине города Тула, был в Орле, Курске и в городе Льгове. Не успел перешагнуть порог землянки, просит кусок хлеба.
        На вопрос «Что Вам, хуже живется чем в России?», рыжий черт набрался смелости ответил «О, в России было хорошо, курки, гуси, сало, млеко!»
       На другой вопрос «Как в Германии?», немецкая рожа ответила «в Германии плохо, американ и англичане бомбят города и села, старых и молодых. Дойчланд  плохо.
      Смотрим, на ломанном русском языке фриц заговорил.
Мы ему напомнили, что он, вшивый фриц, делал на нашей земле с детьми и стариками. Порядок наводить в Германии придет русский солдат-богатырь.
      Дела мои, дорогая Тонюша, идут хорошо. Здоровье и настроение на отлично. Тебе, любимая, желаю самых наилучших успехов в учебе и крепкого здоровья.7 Ноября выпей за меня 100 грамм 40 градусной Московской.
        И так, Тонечка, до скорой встречи.         Привет родным
                Тебя, моя дорогая целую, твой Кеша.



1 ноября 1944г

                Дорогой друг Кеша!
      Сегодня стоит замечательная погода. День ясный и морозный, чувствуется приближение зимы. Скоро будут праздничные дни – 7-8 ноября, как было-бы хорошо если бы ты был со мною в эти дни, но что делать! Придется Тоне скучать одной. Скорей бы настало то время, когда мы вместе с тобой будем отмечать праздники. Ты мне писал, что Новый год будем встречать вместе, что-то не верится!
Говоришь, доволен, что я изучаю польский язык (все идет как по маслу) Все хорошо, только говорят после курсов проедем на практику в польскую армию работать переводчиками. Как ты на это смотришь? Поживем увидим, так как все это пока не точно. Надо быть ко всему готовой. Поэтому я интересуюсь твоим мнением по этому вопросу. Один ум хорошо, а два ещё лучше. Вот какие дела!
Изучать польский не плохо, да и в дальнейшем пригодиться. А английский будем изучать вместе, как договорились. Я уже сейчас сразумею по польски.
     Дорогой Кеша, что ж ты мне пишешь кое какие ругательства по польски? Как видно тебе по душе, как русские, так и польские «красивые слова».  Берегись, черноглазый!  Очень хотелось бы тебе написать что-нибудь по-польски, но письмо будет болтаться где-нибудь в нац. группе и тем самым получишь его с большим опозданием.
А не получая несколько дней писем ты будешь с плохим настроением, чего я очень не хочу. Хочу, чтобы ты всегда был веселым и жизнерадостным.
Вот сейчас пишу тебе письмо, сидя на уроке, когда идет читка. Через час пойдем обедать, передам это письмо девушкам, которые едут в Москву и там опустят его, чтобы оно скорее пошло в твой адрес.
                На том разреши кончить. Привет боевым друзьям. С приветом, Тоня


 1 ноября 1944г
 Действующая армия
                Тонюша, здравствуй, дорогая!
     Вот, Тонечка и кончился октябрь месяц, начался ноябрь, кажется последний осенний месяц. Становится светло, а зимой будет еще светлее. Снегу ещё не предвидится, при нем будет веселее. В Сибири в это время добрые люди уходят в тайгу на зверя – медведя, сохатого, лисицу, белку и др.
    У меня тоже настроение побывать в Сибирской тайге, месячишка два поохотится на зверя. Ну ничего не сделаешь, Родина приказала добить немецкого зверя.
    Дорогая, сегодня в другой землянке, в чужой.  долго наблюдал: не встретится ли паучок. За весь день не заметил этого насекомого. Видимо не будет мне письма от дорогой Тонюшки сегодня.
Сероглазая, почему не пишешь, как дела обстоят с учебой?
    Дорогая, говоришь, чтобы я отвыкал от красивых слов матового языка. Разве можно это осуществить на фронте?  Нет, кажется, нельзя. С ним как-то веселее.
   Вот когда встретимся, тогда, приобрету салонный язык. Вот когда встретимся отучишь. Будешь меня во многом одергивать.
   В свое время, когда я имел дело с тракторами, такой же был у меня язык и вот, работая в аппарате горкома, решил направить в помощь совхозам девушек из города для проведения прополочной компании. Вот я этих принцесс инструктирую, а они мне свое: «Мы с\х работ не знаем, ехать не хотим, нельзя ли остаться и т.п.».  Вывели меня из нормальной колеи и пришлось употребить свой матовый язык, хотя было и неприятно, но зато полезно. Таких выволочек было по первости немало, в последствии все же отвык.
А здесь в траншеях обратно вернутся к старому невозможно.
.        И так, Тонечка кончаю, дорогая.  Дела и здоровье и настроение отличные. Привет родным.
              Крепко, крепко, любимая тебя целую, твой Кеша.

13 ноября 1944г
Действующая армия.
                День добрый слышко коханая Паненка!
     Молодец же ты у меня, Тонюша.     Поздравляю тебя, дорогая, с вступлением в члены нашей большевистской партии и желаю тебе самых наилучших успехов в проведении в жизнь идей нашей партии.
     Я вступил в членны ВКП(б) , когда мне не было ещё полностью 20-ти лет. Сейчас, вот в этом месяце, исполнится ровно 12 лет как я в рядах нашей большевистской партии. И на протяжении двенадцати лет, не имел ни единого, даже товарищеского, порицания по линии партии, с честью выполнял и до конца буду проводить в жизнь учение Великих вождей Ленина-Сталина, идеи нашей партии.
     Ты милая храни себя, не хрен в холодную осеннюю пору разряжаться в летнем пальто, а то, пожалуй, хворобу схлопочешь. Правильно сделала, что влезла в зимнее пальто, но неправильно сделала, что не поехала в театр. Учти, что ты должна смотреть в театре и за себя, и за меня, а когда встретимся, все равно начнем снова.
     Тонюша, тебе написал письмо мой Владимир, что бы ты познакомила его с кем-нибудь.
Он парень так хорош, что многие говорят мне, какой сам, такого и ординарца нашел. Красивый хлопец, но из прохвостов, прохвост. Много имеет свободного времени и строчит письма во все концы Советского Союза. Не одной голову закрутил. Носит полные карманы фотокарточек поляков и немцев в гражданской форме и шпигует их в свои письма, мотивируя, тем, что мол в условиях фронта сфотографироваться не представляется возможным, а вот осталась одна ещё довоенная фотокарточка.
Высылает ,босяк, кому постарше, кому помологе, сочиняя возраст клиента.
Эти Владимиры, подлецы, всех студенток из Ивановского физтехникума на ноги подняли. Ему пишут из Москвы, из Киева и других городов.
     Детства много у них, хотя вот и Петро, старый хрыч, имеет уже 40 лет, переписывается с тремя москвичками. Я его пробовал ругать, отвечает- к кому-нибудь и приеду.
Не подумай, дорогая, что и я такой же, нет!
     Переписываюсь только с тобой, единственной, любимой и надеюсь, что мы с тобой будем настоящими друзьями и после войны.
     Тонечка, написал тебе про Володю, потому что хочу, чтобы ты выбрала время, и прочитала бы ему хорошую нотацию.
          И так, моя дорогая, кончаю. Синяк у меня спал, и поэтому дела, настроение и здоровье отличные.
                Привет родным.
                Крепко, крепко тебя, дорогая, целую, только твой Кеша.

23 ноября 1944г.
                День добрый, дорогой друг!
     Сегодня совершенно случайно и неожиданно очутилась в Москве. Вечером должна быть на месте, чтобы не опоздать на утренние часы занятий. Дома не была всего только три дня, а мне шесть писем – четыре твои, одно от Володи и одно Катюшино.
     Не нахожу слов благодарности за то внимание, которое ты мне оказываешь на протяжении всей переписки. Скоро ей будет год!
Села отвечать на твои письма. Предупреждаю, что полностью ответить не смогу, а уделю время на днях, во время лекции или при первой свободной минуте. Сейчас совсем нет времени, в  21.00 иду в кино-театр «Дворца Культуры» смотреть фильм  «В шесть часов вечера, после войны». В 23 часа буду дома, быстренько соберусь и в отъезд.
     Учеба протекает успешно. Я уже писала, что нас готовят основательно для работы в Москве. Как я рада, что не придется выезжать. Нас с 1го ноября с\г провели приказом в переводчики. Оклад большой, да ещё выслуга. Здоровье мое хорошее, за исключением маленького синячка под правым глазом.
     Читая твои строки о синяке, я невольно улыбнулась. Фонарик себе я посадила, в то воскресенье, когда была дома. В то время света не было, и я наскочила в коридоре на дверь. Теперь фонарь проходит. Настроение так себе. Владимиру письмо напишу в воскресенье.  На этом разреши кончить.                Привет боевым друзьям.
                С приветом, Тоня

25 ноября 1944г    время -0.25
                Дорогой друг!
      Благодарна тебе, что ты беспокоишься о моем здоровье. Мы должны быть здоровыми, ибо здоровье — это всё. На днях видела кино-картину «В шесть часов вечера после войны».     Хорошая картина. Какие встречи будут после войны! А мы должны встретиться раньше и это зависит только от тебя.
     Говоришь, Владимир хорош парень, но из прохвостов прохвост (крутит голову ни одной девушке через письма), да и Петро (хотя и в возрасте) не отстает. В общем перебарщивают, это не честно. Да и зачем это? Вот видишь, акая ваша боевая семья не хорошая в этом отношении. Говоришь, ты не такой – переписываешься только со мной (только, чтоб это было не пустыми словами), и надеешься на нашу дружбу – быть друзьями жизни. Твой инстинкт правильный - что только тебе я уделяю такое большое внимание и считаю только тебя истинным другом.
Пишут мне товарищ и подруги. Ко мне пословица «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь» не подходит, ибо я не такой человек.
В предыдущих письмах ты пишешь о категории людей нашего пола, которые рассуждают так-«живите пока на фронте, а в тылу мы на вас и смотреть не будем» Противно смотреть на таких людей, а ни только иметь с ними что-то общее.
Согласно с тобой. Что условия и обстановка боевая заставляет кое-о чем забывать, бронь рушится.
Человек уважающий себя и своего друга стоек. А если нет, то это уже не искренний друг.
Где бы я ни была, я всегда помню о друге. к которому стремлюсь и никаких отклонений. Поэтому не может быть никаких последствий.
К чему такие слова – « Я за последствия ответственности не несу»..



8 декабря
                Здравствуй дорогой Кешенька!
     Только что закончила выполнять домашнее задание и решила тебе черкануть пару слов. На днях хотела написать тебе письмо во время лекции (так как одна девушка ехала в Москву), но получила замечание от преподавателя. Пришлось отложить это дело.
Вечера все сильно загружены, да и послать написанное трудновато. Письма будут ещё лишние дни где-нибудь валяться, так как они попадают отсюда в Москву.
     Здоровье мое сейчас стало нормальным, только немного шалит нос. Погода стоит замечательная. Выпало много снега, только ветерок лишний, а то бы совсем было хорошо. Под ногами снег похрустывает. Вот бы тебя сюда к нам, но ничего, недалек день, когда и у вас будет также по-зимнему. Может быть, пока дойдет это письмо, все уладится, пан Киселев вздохнет полной грудью и будет топтать землю, покрытую снежком. Тебе это удовольствие по душе, так вот, я очень, очень хочу этого для тебя, мой дорогой.
    Если бы ты знал, как я хочу домой, в Москву, ведь там меня, наверняка, ждут, дорогие для меня, твои письма. А ты ещё вздумал сомневаться во мне. Эх, ты, черноглазый! Сейчас я спокойна за тебя, что у тебя все в порядке. Занятия проходят успешно. Изменений никаких. Завтра буду дома, получу от тебя письма и напишу тебе. Только дома я и пишу тебе, здесь совсем нет времени. На этом разреши кончить.
     Желаю тебе самых наилучших успехов в боевой жизни, отличного здоровья исполнения твоих желаний. Привет боевым друзьям
                С приветом, Тоня

7 января 1945               
                Дорогой Кеша!
     Сегодня воскресенье, говорят Рождество. Дел у меня очень много и так каждый выходной. Баню пришлось брать штурмом. Последнее время с этим дело обстоит липово.
Сегодня утром вторично получила извещение – о срочном получении посылки» Поехала на почту. Все-таки ты, черноглазый, добился своего, сумел прислать. Товарищ, который выдает посылки(военный) говорит, что есть распоряжение о высылке посылок рядовым и командирам Разница только в кг. Подает мне маленький ящичек, я его там же вскрыла и к моему удивлению там все в полнейшей сохранности. Все обошлось без претензий.
Кеша, родной, выношу благодарность за твое большое внимание ко мне. Лидушки очень понравилась косынка, хочет отнять её у меня. Часы завтра папа захватит к знакомому мастеру, может быть он быстрее исправит дефекты. Сразу же покупаю ремешок или цепочку-браслет и одеваю. Тогда они везде будут со мною, подарок будет при мне, так же как ты и твое имя всегда и везде со мной.
Кешенька, ты советуешь прочесть мене «Перпендикулярный Случай», но у меня нет этого журнала, а я хочу знать последние слова моряка. Напиши их мне или пришли этот рассказ. Довольна, что Володя получил мое письмо. Говоришь осознает свои «хорошие» поступки, но продолжает их проводить в жизнь.
Ты как старший товарищ по работе и по жизненному опыту направь его на истинный путь, это ему необходимо.
От меня ему привет.  Вчера была в кино, смотрела «Сердца четырех» - лёгкая вещичка, содержание пустенькое, но отдохнуть и посмеяться можно. Чудесно играет Самойлов ст.лейтенента. Погодка стоит сегодня приличная. Дома все без изменений. Все живы здоровы.                Привет от родных. От меня привет боевым друзьям.
                Будь здоров и не грусти. До скорой встречи. С приветном, Тоня.


13 января 1945г.
                Здравствуй дорогой Кеша!
     Как никогда домой приехала поздно. Получилось это по следующей причине, а именно, сегодня к нам в 2 часа дня приезжал из Москвы подполковник (зам. нач. отдела).
     Мы думали, что он с нами будет просто беседовать, а он взял, да и начал всех спрашивать. Во время этих предварительных зачетов у нас в соседней комнате загорелись дрова около печи. Мы все выскочили из класса, да тушить. Затушили и продолжили учебу. Все обошлось благополучно. В общем, без эпизодов не обходиться.  Сейчас у меня жутко болит голова (наглоталась дыма.
     После опроса, подполковник нам сказал, что курсы мы заканчиваем, и на той неделе, в пятницу будут выпускные экзамены. Так что придется малость «попариться», после чего будут всех распределять на работу. На фронт поедут, за исключением людей, которым нельзя ехать (у кого есть дети или другие причины). Поэтому чувствую себя скверно. Буду стараться остаться в Москве, но что можно сделать, если это не удастся осуществить. Ведь мы солдаты партии.
     Что мне делать, родной? Все это отдаляет час нашей встречи, а может быть и ускорить.
Помни только, что, Тоня остается прежней не зависимо от условий. Встретишь её такой же чисто кристальной души человека, какой она есть до настоящего времени. Нашей взаимной дружбой она гордится и будет её свято хранить. Тоня помнит только о тебе, родной.
Верь мне, как я верю твоим словам и все будет хорошо. Раньше времени не расстраивайся, так как возможно будет, так как я хочу.
     Погода у нас сейчас хорошая. Настоящие крещенские морозы. Все кругом бело. Деревья стоят в сказочной красоте. Я в такие морозы обязательно отморожу себе уши, так как хожу в берете.
Сегодня меня ждало только одно письмо, это очень редкое явление. Письма я пишу регулярно, как только есть свободная минутка, но почему ты не получаешь их, понятия не имею. Почта занимается маринованием, после чего ты получаешь 2-3 письма вместе.
     Рада за тебя, что ты хорошо отметил день своего рождения и встретил Новый счастливый 1945 год, в котором мы должны обязательно встретиться и решить судьбу нашей дружбы.
Жду и буду ждать, помню и буду помнить только тебя!
   На этом разреши закончить. Привет от родных.
                С приветом, твоя Тоня.

15 января 1945
                Здравствуй, дорогой Кешенька!
     Вот я опять нахожусь за городом, осталось находиться там считанные дни.
А потом ????  Думаю, и все силы приложу, чтобы быть в Москве. И буду ждать тебя в гости ко мне в Москву.
     В пятницу будут выпускные зачеты, так что ты, дорогой, не взыщи за содержание последних писем, ибо нет времени на сосредоточенное письмо.
Хотела дома написать тебе вчера письмо, но не выбрала время, а вот сегодня один человек поедет в Москву, так я хоть несколько строк, постараюсь написать, чтобы ты, мой дорогой, не томился в отсутствии моих писем.
     Все кончится. Я буду в Москве, вот тогда я буду аккуратна, как и раньше – не дам тебе скучать.
Вчера у меня было много дел. Съездила к сапожнику, который делает мне босоножки. В следующее воскресенье получу их.
 Вообще состояние мое «аховое». Сам должен понимать!
     После пятницы все свалится с плеч и тогда вздохнем свободно. Дома все в порядке. Что-то мама немного квохчет.
На этом разреши кончить. В субботу напишу тебе большущее письмо.
                Будь здоров, родной.
                С приветом, Тоня.
 17 января 1945г
                Здравствуй дорогой Кеша!
     Родной, поздравляю тебя с большими боевыми успехами и желаю ещё больших! Скорей бы кончалась война! Какой сегодня чудный день! Вчера было передано важное сообщение, что 14 января 1945г войска 1го Белорусского фронта пошли в наступление и т.д.
Позднее было ещё одно сообщение, а сегодня мы узнаем, что 1ый Белорусский фронт овладел столицей Польши - Варшавой.
     Мы от радости подняли такой шум, прямо ужас! Быстренько оделись и побежали смотреть салют, хотя за городом видно, но плоховато. Позднее были еще два сообщения в честь 2го Белорусского и 1го Украинского. Радуюсь вместе с тобой успехам, которые приближают желанный день победы. От всего своего сердца поздравляю тебя с успехами. Как мне хочется нежно поцеловать тебя за это, но увы!
     Диктор (Левитан) только успевает передавать важные сообщения, а по радио один концерт лучше другого.
    Погодка сегодня стоит замечательная. Посыпало снежку. Морозик крепчает. Мы, когда ходим на обед, то балуемся снежками.
      Здоровье мое хорошее. Настроение сейчас у меня замечательное.
                На этом разреши кончить. Привет боевым друзьям. Будь здоров
                С приветом, Тоня


22 января 1945г
Действующая армия
                Дорогая, здравствуй!
     Мы вот уже несколько дней как в Германии. Тонечка, мы с тобой, дорогая, долгое время не получаем друг от друга писем. Это говорит, за то, что мы в Германии.
     Враг бежит, оставляет все. Выходят только русские люди, увезенные в кабалу в Германию.
Кое где не успевают убежать от нашего прорыва и немцы. Для немцев повторился 1941 год, только «НА ДРУГОЙ БОК!»
     Русский солдат наводит порядок в Германии.
Не ругай, Тонюша, что мало написал, время и условия не позволяют написать больше. Передай привет родным.
                Крепко, крепко тебя, моя дорогая, целую, твой Кеша.

Письмо написано на немецкой почтовой открытке.


 26 января 1945г
                Здравствуй дорогой Кеша!
               Дома у нас холодища. Частенько выключают свет, из-за этого тоскливо. 25 утром была уже на месте. Если бы ты знал, как я промерзла. Поезд стоял целых два часа, благодаря чему я здорово простудилась. Да и дома малость прихватила хворобы. Сейчас чувствую себя паршиво. Болит голова и горло.
     Вчера у нас был вечер, устроили мы его в честь кончины занятий. Собирали с каждой души по четвертинки. Закуски привезли, кто что смог, селедок и конфет купили. В общем стол по данному времени и в наших условиях был сносный.
Гульнули на славу. Я чувствую себя плоховато. Выпила два лафетничка, потанцевала. Петь не могла, так как говорю сейчас шепотом. Решила немного повеселиться и лечь спать.
     На следующий день все еле, еле встали. У многих болела голова, кое-как отсидели день, а вечером легли пораньше спать. Вот я тебе сейчас пишу письмо, а все почти, за исключением некоторых, уже лежат в постелях.
    Родной, сообщаю тебе, что я буду здесь месяца полтора, а потом Москва.
За это время воды утечет много, Может быть и ты подъедешь. Вот было бы хорошо! Так, что за меня будь спокоен. Завтра поедим домой, понимаешь, как я хочу домой, читать и читать твои письма, а они должны быть!
    Я сегодня целый день не выхожу на улицу. Завтрак, обед и ужин приносили девушки. Все равно я себя чувствую плоховато.
На этом разреши кончить. Будь здоров и с хорошим настроением, а я поправлюсь.
Привет боевым друзьям. Желаю больших боевых успехов. Помни мои советы. До скорой встречи.
                С приветом, Тоня
27 января 1945г
Москва
                Здравствуй, мой родной Кеша!
Вот сегодня я опять дома. Все без перемен. Такая же холодина в комнате (9-10 градусов) Сегодня приехала в 19.45. Один состав по графику был отменен. Пришлось ждать следующий. Приехала с опозданием на час.
По радио передают важное сообщение в честь 1го Украинского фронта, освободившего гор.Сосновец и др.
Дома меня ждут два письма от 7 января, которое где-то болталось столько времени, и второе письмо от 15 января. Молодец, что помнишь о Тоне.
Покушала. Выпила стаканчик чая и поехала к сапожнику, он третью субботу водит меня за нос- никак не сделает босоножки (белые) Хорошо хоть туфли починил. На улице так крутит метель, прямо ужас. Много намело снега. Если бы не было метели, то было бы хорошо, а то не совсем приятно и мне пришлось идти 5 остановок пешком, что-то плохо в такую погоду ходят трамваи.  .
     Мама сейчас ушла к знакомой. А я взяла все газеты за прошедшую неделю, чтобы нанести отметки на карту. Дела на всех фронтах идут не плохо. Вы, так прямо, молодцы, быстро шагаете к западным границам Польши.
     Здоровье мое понемногу идет на поправку, боюсь только одного, как бы в такой холодной комнате не заработать осложнения. Вот кажется и все, больше о себе писать нечего.
Письмо от 7 января поздравительное со днем рождения я получила только 27 января. Лучше поздно, чем никогда. Спасибо, родной за хорошие пожелания. Также и тебе желаю всего наилучшего, чтобы для нас обоих всегда и везде было хорошо. А самое главное, скорей бы была наша встреча.
     Оба bardzo (бардзо) ждем того дня, когда мы встретимся. О, как я рада, что ты 15 января, во второй жаркий день наступления, получил от меня два письма. Разве это не доказательство того, что я тебе пишу, как только есть свободная минутка и позволяют условия дня.
     На этом разреши закончить. Завтра напишу ещё.
                До скорой встречи, твой друг Тоня.
.

28 января 1945г воскресенье
Москва
                Родной Кеша, здравствуй!
     Дружба между нами растет и крепнет с каждым днем, фундамент заложен крепкий. Это залог светлых дней для нас обоих в будущем. Мои чувства к тебе расширяют мою душу и не оставляют в ней места ничему иному, кроме воли к утверждению нашей хорошей дружбою
     О, я представляю мысленно какое наслаждение — это всегда быть вместе. Глядеть на любимое лицо, видя безмятежный взгляд твоих глаз, слышать каждый шёпот родного голоса. испытывая наивысшее счастье.
      Хватит, Антонина Ивановна отвлекаться от действительности.
«Мечты, мечты, где ваша сладость» Это все будет, но только когда-это вопрос?
Одно утешение ждать осталось меньше, чем ждали. Ведь верно? А там все будет наше! Верь в меня в подругу свою, подругу дорогую. Эта вера от пули тебя сохранит навсегда для меня.
     Сегодня утром встала поздно. В честь выходного можно понежиться в кровати. К тому же я сейчас чувствую себя плоховато, а в комнате холодно. Мама готовит завтрак. На улице много снегу намело за ночь, да и сейчас продолжает падать.
     Сегодня у меня есть дела. Буду пороть летнее пальто, хочу его перелицевать, ибо справить новое сейчас невозможно. В общем дел много. А день выходной короткий, что успею сделать то и хорошо.
      Кешенька, родной, делюсь с тобой всем, всем, так как ты у меня единственный с кем я делюсь всем (ещё мамуля). Вот видишь, как мы привыкли друг к другу благодаря чему все переживаем вместе. Обращаемся друг другу за советами и т.д.  Как это чудесно иметь настоящего друга, с которым можно делить все радости и горе (последнего у нас не было и не должно быть!)
      Кеша на днях я тебе сообщила, что мы в течении 1,5 месяца будем находиться где и сейчас. Суббота(вечер) и воскресенье дома в Москве, а после будем в Москве (условия хорошие), о которых сообщу, когда буду на месте. Как я рада, что никуда не поеду и буду ждать своего Кешу в Москве. Как тебе это нравиться? И так, ты теперь будешь за меня спокоен, хотя и раньше я писала, что на меня не подействуют никакие условия. Если бы даже и пришлось поехать в армию. Теперь это позади.
Настроение у меня исключительное, можешь судить по содержанию письма.
                До скорой встречи, твой друг Тоня.



31 января 1945г
                Здравствуй дорогой Кеша!
     Сегодня последний день января 1945 года. Этот месяц ознаменован большими успехами на фронтах Отечественной войны.
Сегодня был салют 1-му Белорусскому фронту. Наши войска от Берлина находятся всего только в 150 км! Скоро, скоро наступит желанный день победы, после чего последуют желанные встречи временно разлученных людей, в том числе и наша радостная встреча.
     Дни идут своим чередом, работаем, вечером веселимся, поем (патефон ещё не увезли) и т.д. На улице твориться что-то ужасное. Метель во всей своей красе, раньше в Москве я её не замечала, а сейчас за городом пришлось многое увидеть.
     Вчера, когда я вышла на улицу была сильная метель, ветер метал снег, холодно, а мне захотелось петь, кричать наперекор этой стихии. Вот бы тебя сюда, как жаль, что ты не можешь видеть сейчас этого!  Сегодня до 2х часов дня было все по-старому, но вот в 2 часа приезжает подполковник и вызывает людей, едущих на фронт (6ч), они сдают паспорта и через 2-3 дня уже выедут. Состояние у всех ужасное, то есть жаль своих товарищей. Ведь так свыклись, жили как одна семья.
У меня настроение изменилось, очень хотелось поехать, посмотреть свет (ведь заграница), но не еду только из-за тебя, родной, (помню твои советы).  Как говорится, что ни делается, все к лучшему.
     Теперь буду писать тебе чаще. В воскресенье, 28го, послала тебе большое письмо, так что ты должен получать мои письма чаще, благодаря чему настроение у тебя должно быть исключительное.
     Будь здоров с хорошим настроением, это в настоящее время необходимо.
До скорой радостной встречи. Привет боевым друзьям.
                С приветом, твой друг Тоня

P.S.  Девушка едет в Москву, посылаю с ней это письмо, извини, что меленькое.

 
3 февраля 1945г
Москва
                Здравствуй Кеша!
     Время сейчас 14.00 только что прибыла домой. Добирались следующим путем – половину пути на грузовой машине (только не до Москвы, так как, не доезжая она свернула в сторону). Остальной путь ехали на электричке. В общем этот вариант удался, и я дома оказалась рано. У тебя возникает вопрос, почему так рано и так экстренно? (Даже понадобилась машина)
Сегодня в 18.00 провожаем 6 человек (5 девушек и одного мальчика) на фронт в 1ую Польскую.

     Дома неприятность. Заболела мама, лежит в постели с высокой температурой. Дома ждали меня два письма, одно от 13/I.45, а другое- открытка, за которую ты просишь меня простить (не датированная), но из письма от 13/I.45 видно, что она послана 12/I.45. Да, эта открытка писалась в таком состоянии, что пришлось прибегнуть к помощи сторонних лиц. (адрес написал Владимир). Мой совет -  употребляй поменьше спирта! Все хорошо в меру.
     На этом разреши кончить. Сейчас оденусь и поеду на вокзал. Прости, что мало пишу. Причина уважительная. Сегодня вечером, после проводов напишу тебе больше. Будь здоров.
                С приветом Тоня.
Что я редко пишу. Ты не прав. Письма не доходят, я не виновата.

 3 февраля 1945г (вечер)
Москва.
     Вот я и дома. Проводила «поляков» своих. Посадка была ужасная, их мы в вагон усадили прилично. При прощании все держались хорошо. Были слезы, но не много, без них в женском обществе при прощании ничего не получается. Вот пишу тебе сейчас письмо, время 23.15, а они уже отъехали от Москвы порядочно. Будучи на вокзале, мне очень хотелось ехать вместе с ними, но УВЫ!
     Если бы не твои отдельные фразы я бы сегодня была вместе с ними, но я осталась в Москве. Что ни делается, всё к лучшему.
     Хочется рассказать о «Варфоломеевской ночи» 1 февраля 1945г. О страшной ночи, проведённой всем нашем коллективом.
     Узнав, что часть группы едет на фронт 2 февраля утром, в 6.30, начались сборы, которые быстро закончились. Все лежали в кроватях и болтали, ни один человек не спал и вот в этот момент на окне появился большой зверек, не то крыса, не то ещё кто-то. Этот зверек наделал столько шума, что все не могли долго заснуть. Одной из девушек он укусил палец. Визгу было, шуму было очень много. И только в 5 часов утра все уснули, а в 7 надо было вставать.
    Весь день все были усталые, и что ж ты думаешь, на следующий день нам к вечеру удалось увидеть этого зверька- это был хорек.
В общем и смех, и грех. А сколько было ужаса ночью, ведь ночью электросвет у нас выключают, вот с перепугу и не поняли, кто это был. Эту ночь мы назвали Варфоломеевской. Вспомни из истории, такая ночь была.
     Теперь перейду к твоему письму.
Говоришь, скорей бы дожить бы до свадьбы-женитьбы. Что ж, осталось ждать меньше, чем ждали. Только все было бы благополучно. Мое здоровье сейчас ничего. Настроение сносное.
Все как будто бы ничего, только мама здорово заболела. Температура у нее 38,5. Спасибо завтра я дома и за ней поухаживаю. Приготовлю обед и т.д.
На том разреши кончить. Сегодня здорово устала, вчера легла спать поздно.
              Желаю тебе больших успехов. Будь здоров.
                До скорой радостной встречи, Тоня

4 февраля 1945г
Действующая армия.

                Родненькая!  Здравствуй дорогая!
        Милая, теперь буду жить!
13 дней был оторван, не только писем не получал, но и не знал, что делается в нашем коллективе.
На войне всякое бывает. Есть приказ Рокоссовского, за это время была объявлена благодарность.
В части нас давно похоронили, многие говорят, что видели наши трупы, а мы ЖИВЫ и ЖИТЬ будем!
    Вот сутки как прибыл в свой коллектив, а там уже сообщили по дистанции выше о моей гибели, но я жив. А как встретили в части! Все целуют, радости сколько!
    Эх, Тоня, если бы ты знала, сколько за эти 13 дней побили мы немцев!
Тонюша, теперь и меня называют партизаном. Не раз вспоминал тебя, каждую минуту. Было время думал умру, но врагу не сдамся! Если буду стрелять себя, то вместе с твоей фото.
На войне и так бывает.
     Эх, Тоня, 13 дней не имел связи с внешним миром. За эти дни Володям попало за то, что они убежали от меня. Многие говорили, что видели мой труп.
Ах, погоревал я в эти 13 дней о тебе, дорогая!
     Почему так получилось:
С небольшой группой наших богатырей проскочили боевые порядки немцев, ворвались в город. В городе была ещё жизнь, работали телефоны, электричество, ходили троллейбусы и поезда.
Обстоятельства заставили на одной из дорог остановиться.
     А сколько мы на этой дороге перебили немцев и подбили машин! Если кончались боеприпасы, вооружались немецкими, и немцев били из их же оружия.
      Тонюша, пока все в порядке.  За эти 13 дней курить здорово стал и чистый спирт пью!

Получил от тебя три письма, почему не пишешь, где будешь после окончания курсов.
               Пока родная.  Целую крепко тебя, твой Кеша.

10 февраля 1945г
Москва
                Здравствуй дорогой Кеша!
      Дома мне 3 письма от 17,18 и 22 января. Вот видишь, на сколько задерживаются письма, кроме того без штампа полевой почты. Далеко вы продвинулись, что и отражается на нашей письменной связи. Но ничего, я согласна на всё! Лишь бы скорее кончилась война и совершилась наша встреча.
    Здоровье мое хорошее. На днях нам пришлось крепко поработать. Нас освободили, но мы проявили инициативу помочь в уборке дров. Сгрузили и уложили в помещение 15 автомашин
Измучились жутко, до сего времени всё болит, но зато мы спокойны и удовлетворены, что помогли. Подполковник объявил нам благодарность.
     Дома всё в порядке. Мама поправилась. Очень рада за тебя, родной, что жизнь твоя боевая идет хорошо. Очень переживаю за тебя, что бывают трудные минуты, но все кончается благополучно. Чем дальше, тем труднее и опаснее. Поэтому прошу тебя, родной, будь всегда осторожным.
    Кешенька, зачем ты просишь извинения за маленькие письма. Ведь я прекрасно понимаю, что не позволяют условия, а поэтому мне достаточно несколько слов, что ты здоров. Ведь было время, когда ты писал своей Тонюши большие письма.
               На этом, родной, разреши кончить. Завтра напишу тебе ещё. Будь здоров.
                До скорой, радостной встречи.
Желаю тебе больших успехов, мой фронтовой друг.  С приветом, Тоня

17 февраля 1945г
Москва.
                Здравствуй дорогой Кеша!
     Вот я и дома. Всегда спешу домой чтобы как можно быстрее прочитать твои письма, твои дорогие для меня строчки. О, как я их жажду всегда! Сегодня меня ждет большое пребольшое разочарование. Только подумай от тебя нет ни одного письма, ни единой строчки. Этого небыли в течении нашей перепеки (хотя было один раз). Я за тебя спокойна, но отсутствие писем в такое тревожное время меня здорово беспокоит. Мама и дома тоже волнуются. Если завтра мне не будет письма, то я не знаю, что думать. Буду надеяться на завтрашний день, как на Бога.
На этом разреши кончить. С приветом, Тоня.


25 февраля 1945г
Москва
                Кешенька, родной, здравствуй!
      Вчера я получила от тебя три дорогих весточки. Как хорошо было раньше и как плохо теперь. Дело обстоит с письмами. Очень долго теперь идут от тебя письма. Ничего не сделаешь, ведь из Германии. Расстояние между нами все увеличивается. Скорей бы всему этому конец и встреча, желанная встреча!
     Настроение у меня, благодаря плохой письменной связи, паршивое. В отсутствии писем у меня разрывается сердце. Вот сегодня ждала, надеялась получить письмо, но УВЫ! Какого это?
      Прочитав твоё письмо от 4 февраля осталась очень довольна тобой, родной Кеша. Горжусь тобой за твои боевые успехи, хочется отблагодарить тебя за это, но как?  Много тебе, родной пришлось пережить за эти 13 дней. Зачем же ты, родной, горевал за меня, ведь я всегда и везде с тобой, а то что ты не смог получать временно мои весточки в эти дни, то в этом виновата только сложившаяся обстановка. Теперь всё это наладится, я же писала и пишу тебе каждую субботу и воскресенье. Больше всего я рада за твое отличное здоровье и боевые дела.
     Родимый, я тебя не только теряла в эти 13 дней, а не получая от тебя весточек сильно переживала и волновалась за тебя, но письма тебе писала в эти дни, как и раньше, так что
Перебоев в этом быть не может.
     Кешенька от сего сердца благодарю за все внимание. У меня все по-старому, никаких изменений. Дома тоже всё в порядке, только опять холодина, но ведь это всё временно. Дома как в холодильнике, благодаря чему ничего не хочется делать, даже писать. Мороз сегодня на улице 32 градусов. Скорей бы тепло. Осталось совсем немного и весна вступить в свои права.
      Сейчас занялась обработкой альбома. У меня сейчас очень много открыток, включая и твои.

4 марта 1945
Москва
                Родной Кешенька, здравствуй!
     Несколько дней очень расстроена, причина этого тебе будет известна из дальнейших строчек письма. Вчера получила от тебя шесть писем, которым я очень рада. Мне сейчас так нужны твои весточки для поддержки морального духа. Настроение сейчас у меня (аховое) жуткое. Возможно в ближайшее время придется ехать. Куда? Я тебе уже сообщала. Ты прав написав мне следующую фразу «Быть тебе, дорогая, в части»
     Взгляды на выезд ты мои знаешь. Думала, что не придется ехать, но сейчас сложились так обстоятельства. Вот тебе ответ на твой вопрос: «Почему не пишешь, где будешь после окончания курсов?». Настроение связи с этим плохое. Ничего не поделаешь, ведь мы члены партии плюс к этому работаем в такой системе. Только твои письма поддерживают меня. Если бы только знал, как я рада твоим весточкам, которые для меня являются живительной влагой. Не знаю какого бога благодарить за твое хорошее здоровье.
      Говоришь, жаждешь встречи, придётся ещё немного потерпеть. Ведь война идет к концу и это ожидание будет предзнаменованием чудесной встречи. Сколько переживаний, тревог и т.д. и после вознаграждение за всё. Встреча с любимым другом.    О , как это чудесно! А после дальнейшее счастье любимых людей. Оставшийся период времени будем сохранять себя ещё зорче не зависимо ни от каких условий, где бы мы не были.
     Если я поеду, то не исключена возможность встретится, так, как наши уехали и едут на 1ый Белорусский ( 1я Польская). Предупреждаю чтобы ни тени сомнения о дальнейших взаимоотношениях. Мною дано слово, что я только твоя и это будет выполнимо.
Буду такая чистая. как и сейчас. Так что за меня будь спокоен, даже чтобы и в мыслях у тебя ничего плохого не было. Жаль, что ты моего характера не знаешь, а то был бы спокоен.
Ни одним пятнышком не запятнаю свое поведение. Так что в свою подругу Тонгюшу верь и не ошибёшься. А за внимание, которое ты уделял и будешь уделять только мне от всего своего девичьего искреннего сердца благодарю. От Тони есть и будет только полнейшая взаимность. Твоя вера не будет запятнана. В свою очередь, я верю в своего друга Кешу и эта вера будет нас везде охранять до нашей встречи, которая не за горами. Обо мне не волнуйся, ведь наши работники находятся в не плохих условиях.
                На этом разреши кончить. Будь здоров
                С приветом, друг Тоня
P_.S. продолжение в следующем письме.


4 марта
Москва
                Здравствуй Кеша!
     Продолжаю. Говоришь, дорогой, по ночам мечтаешь о нашей предстоящей встрече. Вряд до окончания войны мы встретимся. Если я приеду в часть, то ты обязательно приедешь ко мне, а там, что-нибудь сообразим. С местным начальством разговаривать легче, а сейчас больше ничего не придумаешь.
     Родной Кеша, говоришь немного заболел. У Тони насморка давно нет, а к тебе он прицепился благодаря «хорошей» погоды. Ты прав, что плохая погода здорово влияет на состояние здоровья и настроение, но это не значит, что надо увлекаться спиртными напитками, как это практикуешь ты. Согласна с тобой, что ваши тяжёлые фронтовые условия жизни толкают на это, но надо сдерживать себя, то есть взять себя в руки. Мне очень не нравится, что ты последнее время здорово стал пить, но пьяным не бываешь»
Учти, что пьяному море по колено, благодаря чему могут быть нехорошие последствия. Пьешь на славу! Совсем забыл советы Тони. Хотя и уверяешь, что помнишь всегда обо мне вместе с этим и мои советы. Что ж, смотри, тебе видней, ты взрослый человек, но ещё раз повторяю мне это очень не нравиться. Сделай для себя в этом отношении соответствующий вывод. Когда встретимся, то друг от друга ни на шаг-согласна. Будем во всех отношениях поддерживать друг друга. Беспокоюсь за твою сестренку, от которой тебе нет письма. Будем надеяться на хороший исход этого. Братишке и родным пиши не откладывай со дня на день.
     Возможно мне придется уехать, точно ещё не знаю. Чтобы получить посылку, которую ты выслал, оставлю маме доверенность, а на дальнейшее давай договоримся так, следующим порядком. Всё, что ты присылаешь и будешь присылать пригодится нам в дальнейшем, поэтому тебе придется высылать на имя папы или мамы
 Васильев Александр Васильевич или
Петрова-Кашонкина Евдокия Ермолаевна.
     Все полученное будет сохранено до нас, до моего приезда. Если я уеду, то я также буду им помогать-высылать посылки. Думаю, что так будет правильно. Как твое мнение?
      Сегодня по радио передали два важных сообщения 1му и 2му Бел. Фронтам. Сейчас время 24.00 Очень хочу спать На том разреши кончить. Завтра напишу ещё
                Будь здоров родной, Кеша
                С приветом от родных. Искренний привет, твоя Тоня.


7 марта 1945г
Москва
                Родной мой Кеша, здравствуй!
     Несколько дней была в ужасном состоянии в связи с неопределенным положением, думала, что уеду на фронт. Написала тебе в воскресенье письмо, где высказала свои предположения. Дома все собрала для отъезда.
      Вчера нас вызвали к 15.00 в отдел кадров, где сообщили, что мы (5 человек) остаемся в Москве. Разве это не радость после всех переживаний и тревог! Надеюсь. Что ты будешь рад этому сообщению. Радость мамы не описать. Родной мой, я буду ждать тебя к себе в Москву. Если бы не ты, я возможно уехала уже с 1ой группой, но ты здорово на меня подействовал своим советом и мыслями. О, как я рада, что так получилось!
     В доказательство того, что хорошо, что я не поехала, говорит твое повествование об одной девушке. Поведение ее не в моем вкусе. Надо тебе откровенно сказать. Это шваль и больше ничего. Прости за грубость.
Любя одного и в отсутствии его развлекаться с другим, это уж слишком. Моя натура яростно протестует против этого. Если бы я был с тобой, уверяю, что никто другой, не зависимо от положения и чина меня бы не интересовал. Докажу это, когда будем вместе. Ведь эта «девушка» , видимо ошибается, что любит этого лейтенанта, с которым даже уехала на фронт лишь для приключений. И больше ничего. Жаль мне этого лейтенанта, но что сделаешь?
Я очень рада, что не уехала на фронт.
Но уверяю тебя, если бы и поехала, то такого бы не было бы никогда.
Сейчас пока несколько дней буду отдыхать, пока нас оформят приказом. Сегодня поеду на место заберу все барахло ( постель и т.д.)
Вот такие у меня дела.
Война должна скоро кончиться. Осталось недолго ждать.
Вот тогда мы все посмотрим, как это все будет чудесно, родной Кеша. Мое здоровье хорошее. Настроение приличное. Мама уже поправилась, за хорошие пожелания благодарить тебя. Болеть больше не хочет. С приветом твоя Тоня

 О истории письменного знакомства этой пары можно посмотреть
http:///youtube.com/watch?v=HvKjtw7u9gQ
 и почитать    http://www.proza.ru/2015/11/26/1858


Рецензии
Мне нравится такое трепетное отношение к родителям и их памяти о прожитых годах, подкрепленных реальными письмами

Спасибо.
С уважение

Татиана Рет   21.07.2017 15:10     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и отклик.
Люблю,помню и горжусь своими родителями,внесшими свою маленькую лепту в Великую Победу.
http://www.proza.ru/2017/02/23/445

Здоровья Вам и удачи.
С уважением,Татьяна

Таня Киселёва   21.07.2017 21:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.