Недоразумение

   — Здравствуйте! Меня зовут Ник. Я попрощаться пришел.
   — Я узнала тебя, Ник. Ты уезжаешь из города?
   — Да. Меня усыновили. Они сказали, что я хороший и что нужный. До свидания!

   Ник рассказывал всем, что когда родился, то пошел дождь. Это ему так мама рассказывала. Врачи ей вручили этот комок, посмотрели в окно и сказали: "Во. Богатым будет". Ну даже не то чтобы богатым...матери совсем не хотелось, чтобы он вообще был. Четвёртый ребенок в семье, да и вне плана. Долго совещались и, чтобы репутацию не очернить, забрали его домой.

   Ник никому не рассказывал о миске рядом со столом, куда ему складывали недоеденные блюда семьи, не рассказывал о газетах у стены за шкафом, на которых он жил, о бессонных ночах после очередных побоев. Нет. Никому. Он с упоением говорил о том, что его любили. Мама так точно любила. А сдали в этот приют просто потому, что дедушка переехал и Ника на время сюда привезли. И иногда он даже сам начинал в это верить и в каждый родительский день надевал поношенные фланелевую рубашку и джинсы с дыркой, доставшиеся по наследству от старшего брата (одежду, в которой его сюда привезли), садился на одну и ту же лавочку напротив входа и ждал, веря, что уж сегодня-то его точно навестят.
Он старался не обижаться на ребят, которые дразнили и били его. Он старался не обижаться на воспитателей, которые открыто говорили, что он лишний. Недоразумение — как его называли. В этом приюте было принято устраивать дни, когда собирались все воспитанники и говорили о своих мечтах. В один из таких дней «мечты» среди грохота ребячьих голосов вдруг вырвался отчаянный голос Ника: "А я мечтаю, чтоб меня хоть раз кто-то обнял". Все разразились смехом: «Разве есть люди, которых никто никогда не обнял?». Ник только улыбнулся. Он снова никому не скажет, единственное, что он обнимал, — это подушка. И снова в этой улыбке никто не увидит ночных кошмаров, плач в эту самую подушку, отчаяние никому не нужного человека. Знающего, что никому не нужного человека.....

   Когда Ника через два месяца после усыновления привезли на возврат, он скромно сидел на деревянном стуле, пристально разглядывая синяки на запястьях. Этим людям тоже не подошел. Он больше не хотел обманывать себя. Ему не врали. Он был лишним. Недоразумением. С самого первого дня он был виноват только в одном – что родился. Смотря, как обнимают и любят других людей, он всегда представлял себя на месте любимого ребенка. Он пытался почувствовать то, что чувствовали любимые дети, но чувствовал только досаду. Нет, не обиду. Досаду. Досаду, что он не подошел этому миру. Что это красивое и теплое солнце светило не для него, что птицы пели не для него, что снег падал не для него, да вообще все в этом мире было не для него. «Должно быть, это здорово» - шептал он, глядя на любимых детей.
   Он слышал, как за стеклянной дверью несостоявшиеся родители рассказывали о том, что Ник не учится, ворует деньги и портит мебель. На секунду ему захотелось крикнуть, что они врут! Единственное, что он видел — это комнату из-под стола, куда его загоняли шваброй и пристегивали наручниками! Ему хотелось крикнуть: «Обернитесь! Ведь я здесь! Я живой! Вот он я! Пожалуйста, услышьте! Пожалуйста, защитите! Но......кто поверит ненужному человеку? Недоразумению. После фразы директрисы "о таких вещах нужно предупреждать заранее. Нет места у меня для него", Ник встал и вышел из здания.

   — Здравствуйте! Меня зовут Ник! Я попрощаться пришел.
   Мать пристально смотрела на него через забор. Три года прошло, как она его видела и, в принципе, вспоминала о нем в последний раз. Он был во фланелевой рубашке и джинсах с дыркой, в том, в чем его привезли в тот приют. Она разглядывала шрамы на его лице, синяки на шее, на запястьях. Было заметно, что на левой руке был перелом, который не лечили, и теперь, видимо, рука никогда не выпрямлялась. Мать посмотрела на его улыбку. Он улыбался всегда. Даже когда плакал. Даже когда умолял не бить и просил прощения, не зная, за что. Хотя...наверное, он просил прощения за то, что потревожил этот мир своим присутствием.
   — Я узнала тебя, Ник. Ты уезжаешь из города?
   — Да! Меня усыновили. Они сказали, что я хороший и что нужный. До свидания!
Она смотрела, как ее сын, сильно хромая, идет по улице. Он не оглянулся ни разу и вскоре скрылся за поворотом.
   — Наконец-то повезло парню, - услышала она за спиной. Только сейчас она заметила, что вся семья стояла все это время позади нее. Вся ли?
Под сердцем кольнуло что-то, до этого незнакомое. Ей хотелось бросить все и бежать за этот поворот. "Что я наделала", - раненной птицей билось у нее под сердцем... Очнувшись от резкого запаха нашатыря, первое, что она произнесла: "Мы должны вернуть Ника". Она видела, что ее муж теперь чувствовал то же, что и она.

   На следующий день одна семья распахнула стеклянную дверь кабинета директрисы этого приюта. Мать лишилась рассудка после того, как услышала: "Вы немного опоздали. Ник умер вчера".


Рецензии
Господи, какой точный образ... Как Вы это придумали?..

Рия Дубровская   22.10.2018 22:36     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.