Дом в Тихой Слободке. Глава 3

предыдущая глава http://www.proza.ru/2016/02/07/404


Глава 3. Тимур

И закрутились будни студентов-старшекурсников. Лекции, семинары, курсовые проекты…

Только по воскресеньям Катя находила время для дома. Но уборка сама собой упростилась до предела: пыль не собиралась, паутина не образовывалась. Готовка же была в радость. Ещё бы, на такой кухне.
Лида незадолго до отъезда договорилась с соседкой-пенсионеркой, и та занималась весенним садом. Очень кстати, вот уж на что не хватило бы ни сил, ни уменья.

Тимур возвращался ещё позже Кати, ел, полчаса смотрел телевизор с закрытыми глазами – это называлось отдыхом – и уходил в Зоину комнату заниматься.

Выглядел он, по Катиному мнению, просто ужасно: похудел, хотя кормила она мужа любимыми блюдами. Каждое воскресенье не меньше часа они сидели в саду и пассивно отдыхали, но всё равно, былой румянец выцвел и сошёл. Неожиданно обнаружилась аллергия на мёд, так что доедать его пришлось Кате. Странно, раньше не замечали…

До каникул оставалось два месяца, но каких! Летняя сессия надвигалась неумолимо. А силы у обожаемого мужа заметно таяли.

В университете они сталкивались очень редко: разные кафедры, разные учебные корпуса. Но всё же изредка удавалось на перемене созвониться и хоть десять минут вместе посидеть на скамейке на «сачкодроме».

В одну из таких встреч Катя вдруг заметила, что Тимур не выглядит очень уж заморенным! Он обнял её, рассказал что-то смешное, с удовольствием съел покупную булочку… Но этим же вечером, возвращаясь домой, долго-долго возился с калиткой – заело язычок замка. Зашёл уже раздражённый и измученный. Попросил сделать чаю, глотнул  и сразу ушёл в спальню.

Катя долго не могла заснуть, прислушивалась к дыханию, пыталась разобрать бормотанье. Тимур спал беспокойно, вскрикивал, спорил с кем-то. Один раз произнёс её имя. Только Катя решила, что необходимо разбудить – она читала, что сомнилоквия, сноговорение – дело неопасное, но всё же нехорошее, -  как он повернулся, обнял её и затих. Катя баюкала мужа до самого утра. Шептала ласковые слова, осторожно касалась волос, целовала спящие глаза. И еле слышно напевала их любимую «Michelle, ma belle».(1)

В последующие дни чувствовать себя лучше он не стал – наверняка, виной тому переутомление, решила Катя. Но такие ночи всё-таки больше не повторялись.


В конце мая Катя с Тимуром сидели в саду на соломенной кушетке и планировали летние каникулы.
Кате так нравился дом, что она вообще не хотела никуда уезжать, даже к маме.
Ей было уютно в любом уголке; переступала порог - и самая сильная усталость исчезала.
Может и стоило бы показаться в родном городе, встретиться с одноклассниками, пусть увидят, как она расцвела в последнее время! Какими густыми стали волосы, какая чистая и нежная кожа, как сверкают глаза. Но жалко уезжать отсюда даже ненадолго.

После долгого молчания Тимур сказал:
- Ты только не обижайся и не расстраивайся, но… Катька, мне здесь не по себе.
- Где – здесь, – Катя вскинула брови, - в саду? Так пошли на диванчик! 

- Нет, - Тимур поморщился, - в доме. Во всём доме. Я тебе не говорил, пока сам не исследовал с максимальной точностью.
Обрати внимание, как ты ходишь по комнатам и как я. Ты порхаешь! Летаешь! Одной ногой касаясь пола! А у меня тапки будто прилипают. Я сначала так и думал, пару раз чистил подошвы. Но это глупость, самому смешно.
Ты стала такой красивой, прям светишься. А я к тебе не пристаю. Только любуюсь… Издали.

- Я думала, это от переутомления, - прошептала Катя.

- Не без того, но чтобы так резко?! Нет, не то.
На чердак лазили за сундуком, помнишь? Я спускался последним и с трудом удержался на лестнице.

- И ничего мне не сказал?! От любимого точечного массажа тогда отказался.
Но что такого, ну поскользнулся…

-  Если бы. Нет, меня толкало вниз! Пихало в спину! Я, конечно, сгруппировался -  навык, координация, сама понимаешь. Извернулся как-то, но с трудом. Не понял ничего и на всякий случай решил забыть.
Калитка эта проклятущая. Когда ты приходишь домой, замок не заедает?

- Не знаю, - Катя смотрела на мужа квадратными глазами, - она всегда чуть-чуть приоткрыта…

- А я после кафедры и автобуса доплетаюсь и вожусь, вожусь… Смазывал уже три раза. Изо всей силы жму ручку, позавчера пришлось ногой врезать. Представляешь?!
Я в последнее время прихожу в себя только ко второй паре. Есть хочется, человеком себя начинаю чувствовать.
Ты такие завтраки каждое утро готовишь, а я смотреть не могу. Давлюсь через силу - ты же вставала, вкалывала.
Ужас просто. Оладушки! Я - не могу – есть - оладушки! Кто б поверил.
Кать, не молчи. Понимаю, как это звучит, но я не псих. Хотя направление куда-то туда определилось…

- Я не молчу. - Катя легла на спину, положила голову Тимуру на колени, зажмурилась. – Что-то начинаю вспоминать. Какие-то рассказы. Про Лидиных парней к примеру. Я ж тебе так и не рассказала. У неё два раза срывалась помолвка! Два раза! С промежутком в несколько лет.
Встречались, гуляли, любовь, все дела.
Потом приводила к маме знакомить, парень начинал приходить к ним.  Естественно, заводились разговоры о  будущем. И всё. Концы. Первый вроде что-то украл, раритет какой-то пропал...
Мама моя говорила - это Рина устраивает, Лидина мать. Разводит, чтобы Лида всегда оставалась при ней.  Сомнительно. Я же к ним приезжала, видела, как Рина Марковна сама за Лидку переживала: тридцатник, а не замужем.

Катя замолчала, вспомнила, какие весёлые бывали дни рождения в этом доме, какие смешные беспроигрышные лотереи устраивала Рина Марковна для гостей…
Жаль, умерла ещё до Тимки, они бы друг другу понравились.

А действительно, они с Тимкой даже танцевать перестали. В той конурке, три на три, как-то умудрялись, а здесь… И ведь видела - нехорошо ему, но в голову не приходило! Переутомление, как же.
Должна была, обязана почувствовать! Бегемотиха толстокожая.

- Тимка, давай поищем историю дома. Он же очень старый. Может, где-то что-то написано… Нет, я сама. Дом связан с нашей семьёй, мне и разбираться.
Но вот что делать сейчас, не представляю. С кафедры уйдёшь, это само собой. Через месяц уедем куда-нибудь. Только бы ты не заболел, ещё загремишь в больницу со всех дел…
Ой, Тимка, я придумала!!!

Катя скатилась с Тимуровых колен и замахала руками:
- Завтра пишешь заявление в профилакторий! Можешь не сомневаться, дадут! Кому как не тебе! До конца семестра!


Тимур смотрел на Катю и улыбался, наверное, впервые за целый месяц.
Поверила. Поняла.
А он переживал, как же рассказать, до чего ему не хочется возвращаться домой.
Да какой же это дом, даже Щучий Брод теперь казался роднее, чем это место.

Не сказал, что сбегал на кафедру естественных наук проконсультироваться у биологов, существуют ли какие-нибудь споры, действующие по-разному на мужчин и женщин, и где искать грибы или плесень в двухсотлетнем строении.

Что проверил все стенки, нет ли асбестовых перегородок или краски, содержащей формальдегид.
 
Обследовал все углы в погребе и все сарайчики в саду. Только на чердак после новоселья так ни разу и не поднялся.
 

- Катька… Ты гений. И с кафедры можно не уходить!
- Не можно. Ты на себя посмотри: худющий, лицо землистое… Я разберусь, что здесь происходит, не сомневайся.
Пока надо скинуть сессию, причём по максимуму. Не хватает нам ещё без стипендий остаться. А для этого первым делом восстановить силы.

- Я уже восстановил. Пошли-ка, гений, поищем, где там у нас были две кровати сдвинутые…

        продолжение http://www.proza.ru/2016/02/09/375



(1) Michelle - Песня Пола Маккартни


Рецензии
Очень таинственно. Дом выходит не выносит мужскую энергетику, подавляет ее и чего доброго может свести в могилу, хорошо, что Катя поверила.

Галина Польняк   22.04.2018 12:22     Заявить о нарушении
Правильный вывод! Точно всё прочитываете, Галина!))

Наталия Шайн-Ткаченко   22.04.2018 11:18   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.