История одной судьбы

 Нью Йорк. 2015год

               
Однажды меня попросили отремонтировать двухкомнатную квартиру  Фаине, подруге моей знакомой. Хозяйка квартиры была пожилого возраста, в беседе была  приятной, общительной и доброжелательной. Когда я вошел в спальню,  мебель была уже сдвинута на середину, а во второй комнате мебель  была еще расставлена по своим местам. Я обратил внимание на то, что за трюмо оставался пустой угол.
-Мы так мебель  расставляли в Союзе, чтобы потом банки с компотами ставить, - со смехом сказал  я.
-Все верно, мы же земляки, - ответила она.
В моей работе мне всегда было интересно знакомиться с новыми людьми,
ведь судьба каждого человека-это пройденный этап его нелегкой жизни.



               
               
Винница. 1944год
               
               
 

-Откуда вы приехали?- с интересом спросил я.
-Из далекого города Хмельницкий, а родом я из Винницы, с 1942 года.
-Подождите! Подождите! Это же была оккупированная немцами территория?- удивленно спросил я.

-Да, вы правы. Немцы  зверствовали на этой территории, уничтожая евреев, коммунистов и неугодных им людей. 

-А как выжили вы и  ваши родные?


- Мой отец  и его  братья были на фронте, а я с родственниками пряталась в подвалах домов, а потом мы попали в гетто. Многие из моих родственников и знакомых погибли, -сказала с грустью она.
- В одном из подвалов помещения, пряталась группа евреев.  Немцы и полицаи проверяли подвалы домов, в поисках  скрывающихся там людей. Я лежала завернутая в одеяле у мамы на руках. Внезапно я начала громко плакать. Мама никак не могла успокоить меня. Мой громкий плачь усилил страх рядом находящихся людей.
Кто-то из толпы гневно произнес , -«Надо зажать ей нос и рот рукой».
Вытирая слезы платком, Фаина продолжила:
-Только старый раввин протянул маме бутылку с молоком и сказал: «Не надо ребенку зажимать нос и рот… Чему быть, того не миновать». 

 Когда под Сталинградом стало совсем «жарко», немцы срочно перекинули туда свои войска, а вместо себя оставили  румын. Коменданта  города звали  Клодиу. Он часто приходил в гетто со своей женой, чего-то выискивая. Оказалось что они были бездетны.  Когда мне уже было  около двух лет, они увидев меня играющей на улице решили забрать к себе.
Увидев это, мой дедушка Яков, подбежал к коменданту и начал умолять  не отлучать меня от матери, за что был жестоко  избит.  Жена коменданта насильно уводила меня к себе домой против воли моих родственников и возвращала меня только после моего громкого рева и требования вернуть меня домой…
 Боясь чтобы меня не забрали насовсем, мой дед  рискуя своей жизнью, отвел меня  в самую  дальнюю деревню, к своим знакомым – русской семье. Они согласились взять меня, на короткое время так как опасались за свою жизнь. Было опасно скрывать у себя дома евреев. Через месяц меня отвели в православную церковь, где было много детей. При появлении немцев в церкви, дети сразу начинали креститься, пока батюшка нас не останавливал.
Так я прожила до прихода наших войск, после чего дедушка забрал меня...

 



               
Хмельницкий. 1986год


 -Прошло много времени. Я вышла замуж, родила дочку и сына. Началась перестройка. Работала я тогда фармацевтом в аптеке, а мой муж Лёва был  портным. Были у нас хорошие друзья-украинцы. Звали их  Николай и Нина.  Было у них тоже двое детей. Он работал инженером на заводе, его жена  со мной в аптеке. Много лет дружили семьями. Делились всем тем, чем могли. Все было хорошо до того момента, пока мы не получили посылку из Израиля. Её прислал нам двоюродный брат Лёвы. Узнав об этом, Николай очень изменился по отношению к нам.  После празднования дня рождения моего мужа, Николай захмелев строго спросил у него: « Уезжать собрался? Я вот сейчас захочу и изнасилую твою Фаню и ты слово не сможешь мне сказать...» После этого разговора наши отношения окончательно были испорчены.

Трудное время для нас всех было в стране. Причин для отъезда было много, но это обида послужила окончательным толчком для отъезда в Израиль к родственникам мужа.
 
***

Я думаю что любой всплеск антисемитизма толкает людей на эмиграцию.
Слушая Фаину, я  вспомнил эпизод из своей жизни. В 1977 году  наш друг семьи  Григорий Илизаров, после приглашения родной сестры,  решил уехать к ней в Израиль. В посольстве при подаче документов, цель отъезда указывали для «воссоединения с семьей». Раньше эмиграция для нас была чем-то сверхъестественным, недоступным и антипатриотичным. Все друзья и знакомые собрались на вокзале чтобы проводить его семью, понимая что возможно больше никогда не увидимся. Только мой отец  не пришел.
-Я не пойду провожать изменника Родины!- сказал  он тогда- будучи ветераном войны. Гордился тем, что дошел до Берлина и был членом КПСС с 1944 года. Хорошо говорил о дорогах  Германии и благодарил Америку за помощь, при этом со всеми стоял в  очереди за продуктами, не любил Брежнева и защищал Сталина. Слава Богу, что  не дожил до того времени когда в 90м  начались погромы в Андижане... Интересно было бы узнать его мнение… Уехал бы он тогда?
Мы все любили свою страну, переживали и радовались вместе с ней, но к сожалению Родина не всегда отвечала взаимностью.



               
БУДАПЕШТ. 1987 год

Я с интересом продолжал слушать Фаину о её семье.
-В  Израиль мы ехали через Венгрию,- продолжила она.
-  В Будапешт мы прибыли семь человек. Я, муж, двое наших детей и мой брат с дочкой и внучкой. Была ясная солнечная погода.
 Лёва тяжело переносил отъезд. Много переживал и часто жаловался на боли в области сердца. Внезапно ему стало совсем плохо. Он вышел на улицу, сел на скамейку у здания аэропорта и тихо умер ни сказав ни слова…
-Как умер?- ужаснулся я.
Она расстроилась и заплакала. Я молча  представил какое горе перенесла  Фаина. Человек не доехав до конечной остановки умер на пол пути не выдержав разлуки с Родиной.

-… Мы не знали что нам делать. В посольстве  Израиля нам сказали, что им нужны только живые люди, а венгерские власти вообще не желали помочь, ссылаясь на то, что мы транзитные пассажиры, а не граждане этой страны,- продолжила она.
- В конце концов местные власти при помощи израильского посольства, поместили бедного Лёву в цинковый гроб, где двенадцать дней он находился с нами в гостинице...


***
 С началом перестройки, народы нашей страны  искали виновных в их нелегкой жизни, в своих соседях, знакомых или сослуживцах, враждуя между собой выплескивая свои отрицательные эмоции наружу... Жизнь наших народов была похожа на большой  «энергетический счетчик» бушующей энергии, где при её  избытке сгорал «предохранитель», визуально которыми являлись не только евреи...


               
ИЗРАИЛЬ. 1987год


Ремонт подходил к концу. Я не задавал больше вопросов. Мне не хотелось  тревожить память этой  женщины, у которой была такая  нелегкая судьба.
На следующий день, когда Фаина узнала, что я родом из Узбекистана, сказала:
-Сережа, а вы знаете что в Израиле я познакомилась с замечательным человеком из ваших краев!?
- Интересно было бы узнать,- поддержал беседу я.
-Когда мы приехали в Тель-Авив нас разместили в одной из квартир где мы жили  с израильтянами, - продолжила рассказ Фаина.
- Места в квартире было мало, а народу много. В трех комнатах при одном туалете нас проживало одиннадцать человек, но все терпели ожидая лучших времен, которые никак не наступали. Хозяйка квартиры пообещала нам, что скоро в соседнем подъезде, освободится квартира, куда мы сможем переехать, но для этого нужна предварительная оплата. Мы охотно согласились и заплатили ей деньги. Прошла неделя, вторая, третья, но никаких изменений не было.  Я не выдержала и спросила у хозяйки дома:
-«Когда мы будем переезжать?» Она не долго думая, открыла окно и стала громко кричать на иврите. Я к тому времени язык плохо знала, так как только начала его изучать.
Пока я  сообразила, что происходит хозяйка дома энергично выбрасывала со второго этажа  на улицу наши вещи. Пятилетняя Лена- внучка моего брата, испугавшись побежала на улицу.  Она громко плакала под окнами дома обнимая свою любимую игрушку.  Я была в полной растерянности и не понимала хозяйку. В это время мимо  проезжал грузовик, за рулем которого сидел молодой человек. Увидев плачущую  навзрыд  девочку, он остановился и спросил:
«Девочка! Что случилось? Ты почему так плачешь? Где твой папа?
  -У меня нет папы,-ответила Лена крепче прижимая к груди плюшевого Мишку.
 -А кто у тебя есть?
 -Мама и дедушка,-ответила она вытирая слезы рукавом рубашки.
Он быстро поднялся  к нам в квартиру. Долго в другой комнате ругался  с хозяйкой квартиры на иврите, угрожая ей полицией. Затем вышел к нам и сказал:
- Меня зовут Роман! Сейчас  грузим все ваши  вещи в машину и едем ко мне.
Подошел к моему брату и протягивая деньги, сказал:
-Это ваши деньги которые вы заплатили хозяйке за съемную квартиру.
Не задавая лишних вопросов мы стали быстро собирать наши вещи. После нескольких месяцев кошмара, проведенных в этой квартире, Роман был для нас как ангел хранитель посланный от куда-то «сверху».  Он  привез нас к своей сестре,  у которой было  шестеро детей.  Все они были родом из Узбекистана. Было тесно, но нас это нисколько не расстраивало.
Через какое-то время я устроилась на работу, купила квартиру, где  проживала  вместе со своими детьми.
Брат мой уехал в Америку к своему сыну, а Роман через несколько месяцев женился на моей племяннице- Лены маме. А через двенадцать лет я сама уехала жить в Нью Йорк к брату.


Январь 2016год  Нью Йорк



 





   


Рецензии
жизнь полна неожиданностей... спасибо

Нина Шарыгина   03.04.2018 21:30     Заявить о нарушении
Приятно что не остались равнодушны.
Спасибо Нина!
Удачи Вам и благополучия!
С уважением,

Сергей Даниэлс   04.04.2018 04:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.