Воздушная крепость Глава 16 Германия

Аня, старшая сестра Андрея Смирных по интернету познакомилась с пожилым немцем и уехала к нему. Она окончила Горловский институт иностранных языков, отлично владела немецким и английским, поэтому общения с иностранцем не боялась.
- Уезжаешь от нас к фашистам! - заплакала при прощании мать Зинаида.
- Чем больше деньги, тем меньше они пахнут… - успокоил её сын. - А в Германии они большие.
Получилось так, что Аня прилетела в Голландию, будущий супруг жил недалеко от бывшей границы, но не удосужился встретить возлюбленную.
- Переночуй в гостинице, - позвонил он, - а утром я тебя заберу.
В нужный город Аня попала поздно вечером, около одиннадцати. Отель забронирован, 3 минуты от центра, но найти не могла. Устала, темно, людей почти нет, и никто из встречных не разговаривает по-английски.
- Да где же эта гостиница? - чуть не плакала женщина.
Вдруг видит - напротив негр переходит дорогу. Сработала ассоциация – если негр, то говорит по-английски. Побежала за ним. Такого удивлённого лица она ещё не видела. Абориген помог ей найти гостиницу, она оказалась в дворике, даже поднёс вещи. Разговорились, спрашивает, откуда она. Аня ответила:
- Из Украины.
А он так мечтательно:
- Хотел бы жить в вашей стране...
- Почему?
Негр терпеливо объясняет:
- У вас, видимо, расизма совсем нет. Расскажу друзьям - не поверят. Чтобы белая девушка ночью за негром бежала, чтобы дорогу спросить? Невероятно!
Утром приехал Ганс и в качестве компенсации повёл невесту в баню. В Германии и Голландии парятся все вместе, мужчины и женщины. В некоторых местах даже раздевалки совместные. Приехали они туда, на входе он говорит:
- Обязательно возьми полотенце, без полотенца собственно в сауну нельзя.
- Резонно...
Заходит Аня в сауну, полотенце у неё, понятно, обертывало наиболее интимные части тела. Сидят, парятся. Только замечает, что в полотенца завёрнута только она. Остальные на них просто сидят, спокойно сверкают всеми частями тела.
- Ну ладно, - подумала женщина, - они так привыкли, мы по-другому.
Народ немецкий на неё косится, что-то меж себя бурчит, но тихо, не разберёшь. Наконец, одна бюргерша, видя, что русская намёков не понимает, решила донести до неё причины негодования немецких масс. В вольном переводе на русский её фраза звучала так:
- Полотенца нужны не для того, чтобы сиськи и письки закрывать, а, чтобы пот на полки не капал.
- Ничего особо нового никто не увидит, - согласился Ганс, - а порядок должен быть.
Очевидно тело невесты ему понравилось, так как через два месяца они поженились. Первое время жизнь была похожа на сказку. Аня быстро выполняла все домашние обязанности, а остальное время посвящала походам по многочисленным магазинам.
- Прямо как в раю! - восхищалась она.
Однажды идёт по тротуару смотрит на обочине ёжик лежит. Не клубочком, а навзничь, лапками кверху. И мордочка вся в кровище.
- Машиной, наверное, сбило… - мелькнула догадка. - Тут в пригородах кого только не давят! Ежи, лисы, змеи, иногда даже косули попадаются.
Ане отчего-то жалко его стало: завернула в газету, принесла домой.
- Дочка моя шибко жалостливая, - говорила о ней мать, - всех голубит, особенно мужиков бесхозных...
Она позвонила Гансу и спрашивает:
- Что мне делать?
- Отнеси в больницу, там ветеринарное отделение есть.
- Ладно, отнесу.
Зашла в кабинет. Встречает её какой-то врач перекачанный: за два метра ростом, из халата две простыни сшить можно.
- Вас ист лось? - спрашивает участливо.
- Вот уж, - тайком подумала Аня, - точно лось.
Сунула ему найденного бедолагу: мол, такое шайсе приключилось, кранкен животина, лечи, давай.
- Назвался лосем – люби ёжиков…
Доктор по жизни Айболитом оказался: рожа перекосилась, чуть не плачет.
- Бедауэрнсверт, - причитает он, - тир!
Бедняжка, стало быть. Тампонами протёр тельце, чуть ли не облизал и укол засандалил.
- Блин, - пожалела животное Аня, - мало ёжику своих иголок.
Врач понёс его в операционную со словами:
- Подождите около часа.
Уходить было как-то стрёмно, поэтому она осталась. Часа через полтора выползает этот лось. Табло скорбное, как будто у неё тут родственник загибается. И вещает:
- Как хорошо, что вы вовремя принесли бедное существо. Травма очень тяжёлая: жить будет, но инвалидом останется. Сейчас, либе фройляйн, его забирать и даже навещать нельзя: отходит после наркоза.
Аня от такой заботы тихо охреневает. Айболит продолжает:
- Пару дней пациенту придётся полежать в отделении реанимации для животных, а потом сможете его забрать.
У неё, наверное, на лице было написано:
- Нахрена мне дома ёжик-инвалид?!
Он спохватился:
- Но, может быть, это для вас обременительно и чересчур ответственно. Тогда вы можете оформить животное в приют. Если же всё-таки вы решите приютить его, понадобятся некоторые формальности.
Украинка понимает, что ржать нельзя: немец грустный, как на похоронах фюрера. Погасила лишнюю улыбку и спрашивает:
- Какие формальности?
- Договор об опеке над ёжиком, - отвечает доктор, - а также характеристику из магистрата.
Она уже еле сдерживается, чтобы не закатиться под стол и уточнила:
- Характеристику на животное? 
Этот зоофил на полном серьёзе отвечает:
- Нет, характеристика в отношении вашей семьи, фройляйн. В документе должны содержаться сведения о том, не обвинялись ли вы или члены семье в насилии над животными. Кроме того, магистрат должен подтвердить, имеете ли вы материальные и жилищные условия, достаточные для опеки над животным.
У неё даже сил хватило ответить:
- Я посоветуюсь с близкими, прежде чем пойти на такой ответственный шаг, как усыновление ёжика.
- Хорошо! - согласился врач.
- Сколько я должна за операцию?
Ответ её добил.
- О, нет, - успокоил он, - вы ничего не должны. У нас действует федеральная программа по спасению животных, пострадавших от людей. 
- Отлично!
- Наоборот, вы получите премию в сумме ста евро за своевременное обращение к нам. Вам отправят деньги на банковскую карточку. Мы благодарны за вашу доброту. Данке шен, фройляйн, ауфвидерзеен!
Домой Аня шла в полном угаре, смеяться уже сил не было. Потом
вдруг грустно стало: вспомнила Снежнянскую больницу, где отец лежал после аварии на шахте. Как еду таскали ему три раза в день, бельё, посуду.
- Лучше быть ёжиком в Германии, - расстроилась она, - чем человеком в Украине!
Вскоре у неё появились новые причины для расстройства. Отношения с мужем испортились, сказались ментальные различия. Анне стало скучно в роли примерной домохозяйки.
- Я пойду на работу! - предупредила она Ганса.
Тот был против, но промолчал. Аня устроилась переводчицей в центр для беженцев с территории бывшего Советского Союза. В пересылочном лагере нужно сначала пройти собеседование и ответить на вопросы немецкой иммиграционной службы:
- По каким мотивам вас преследуют на родине?
- Зачем приехали в нашу красивую страну?
Язык межнационального общения со всеми бывшими советскими - русский.
- В Германию приезжают обычно чисто по экономическим соображениям, но, чтобы остаться хотя бы ненадолго, причину надо придумать политическую, и покруче… - быстро сообразила она.
Но этих причин с распадом Союза больше и нет, и беженцам приходится искать другие варианты. Германия, как большая часть старой Европы, теперь активно выступает за защиту прав голубых, розовых и прочих зелёных.
- Тут прошёл слух в лагере для беженцев, что для того, чтобы остаться в Дойчланде, - предупредили Аню коллеги, - нужно лишь обладать сексуальной ориентацией, за которую есть соответствующая статья в Уголовном кодексе своей страны.
- Как эту ориентацию доказать?
- Может, там они следственный эксперимент ставят…
Как-то раз вызывают её переводить собеседование для очередного преследуемого лица. Пришла она, а в кабинете уже сидит скучающий полицейский, который это собеседование и должен проводить.
- Начнём!
В комнату входит мужчина, за которым покорно семенят жена и трое дошкольного возраста ребятишек, прибывших из одной солнечной кавказской республики.
- Моё имя Махмуд! - сказал глава семейства.
Полицейский начал интервью:
- Почему вы решили приехать в ФРГ?
Махмуд, так важно заявил:
- А нас прэслэдуют.
- По какой причине вас преследуют?
С непередаваемой кавказской гордостью Махмуд заверил:
- А мы... эта... гомосексалисты!
Полицейский кладёт ручку на стол и совершенно серьёзно спрашивает:
- Что, и дети тоже?
- Дэти тоже. По гэнам пэрэшло.
Лицо полицейского начинает дёргаться, и Махмуд, видя это, обращается к переводчице, которая тоже борется со спазмами:
- Дошка, слишиш, если нэ так, то ты ему скажи, что нэ все дети, а толко
два. Трэти маленки, он эшо нэ научильса.
Аня кое-как перевела. Полицейский, еле сдерживая смех, уткнулся клювом в протокол и в таком положении с расстояния одного сантиметра записывает показания Махмуда.
- Младший ещё не научился… - и кусает губы.
Махмуд видит, что что-то не так, но не понимает. Оттого распаляется ещё больше:
- А што, дарагой, э?.. Зачем нэ вериш? Я гомосексист, жена мая, мой атец гомосексист, мой дед тоже был гомосексист! Ми все потомственные
гомосексисты!
Тут у Ани из глаз потекли слёзы, и она вышла. Когда она вернулась, полицейский быстро закончил интервью и выпроводил последователя Моисеева из кабинета. По пути Махмуд заглядывал переводчице в глаза и томил расспросами:
- Дочка, а скажи, харашо да всё, да?
На что Аня так же проникновенно посмотрела ему в глаза и ответила:
- Лучше не бывает!
Однако со временем её семейная жизнь становилась всё хуже и хуже. Немецкий муж созрел для европейской семейной и категорически запретил ей работать.
- Русские женщины не могут без работы! - пояснила она и переехала жить в славный город Бонн, что на Рейне.
Анна устроилась на работу в туристическое агентство, работавшее с русскими туристами. Один клиент чтобы время не терять, взял билет до Москвы прямо из Бонна, с пересадкой во Франкфурте.
- В Бонне свой аэропорт есть, он же аэропорт города Кёльна, имени товарища Аденауэра, - пояснила она клиенту. - Код его по билетам - CGN.
Вдруг клиент спрашивает:
- А где у вас в Бонне второй аэропорт?
Она выпадает в осадок.
- Сроду не было у нас двух аэропортов! - уточнила женщина. - Вы, наверное, Кельн/Бонн имеете в виду?
- Нет, - говорит он, - называется Бонн-Сити.
Тут Аня совсем ничего не поняла - Бонн-Сити, это центр города, там только лужайка есть, куда вертолёт бундесканцлера садится.
- И никакого аэропорта… - берёт билет.
Чёрным по белому написано – «Люфтганза», рейс ХХХХ, Бонн-Сити - Франкфурт. Дальше, как и положено, Франкфурт-Москва.
- И код у этого Бонн-Сити дурацкого не CGN, - показал клиент, - а какие-то другие три буквы.
- Ну хорошо, не с нашим аэропортом имеем дело, - изумилась она, - а с кем тогда?.. Нет в Бонне второго аэродрома. 
Деловой москвич предсказуемо не верит.
- Деревня!.. Города своего не знаете. Давайте карту города, найдём второй аэродром.
Берут, ищут аэродром.
- Нет его, и всё тут!
- Может, он Люфтганзе приснился?
- Ага, а код его тоже приснился? - усмехнулась Аня, беря злополучный билет. - Может на нём подсказка какая есть...
И правда, нашла. Нужно билеты внимательно читать. В самом низу маленькими буквами было приписано:
- Рейс авиакомпании «Люфтганза» Бонн-Сити - Франкфурт выполняется поездом.
продолжение http://www.proza.ru/2016/02/12/21


Рецензии
Широкий охват жизненных коллизий.

Владимир Прозоров   28.10.2017 21:33     Заявить о нарушении
Я старался показать жизнь обычных молодых людей, которые вскоре станут воевать друг с другом...

Владимир Шатов   28.10.2017 22:38   Заявить о нарушении
Я понял, с интересом читаю дальше.

Владимир Прозоров   29.10.2017 19:51   Заявить о нарушении