Перевал Дятлова без тайн. 10. Печь Дятлова

       Фото 1. Палатка с дымоходом печки Дятлова. Снимок 1958 г.
       Фото 2. Вид современной печки длительного горения. Снимок 2016 г.




       Этап расследования:
       ОБОРУДОВАНИЕ, КОТОРОЕ ПРИВЕЛО К НЕСЧАСТНОМУ СЛУЧАЮ

       Правилами противопожарной безопасности для палаточного лагеря определено:
       «В палатках не допускается установка приборов отопления, прокладка электрических сетей, использование открытого огня. Для освещения палаток следует применять переносные электрические фонари»  (источник: www.otd-lab.ru).
       Правила напрямую не распространяются на индивидуально устанавливаемые палатки, но практика доказала актуальность их требований. Поэтому при расследовании данного несчастного случая следует учитывать предупреждение об опасности, заложенное в Правила, что печь — один из самых опасных факторов для здоровья и жизни людей в палатке.
 
       Сестра Дятлова (Татьяна Алексеевна) вспоминала, что палаточная печка Игоря делалась у них в доме, и их отец принимал непосредственное участие в ее изготовлении:
       ДТА:  ... Вот, и всё это делалось и готовилось во дворе, всё оборудование. И эти палатки, и эта печка знаменитая, которая у них была складная, они делали с папой.
       НАВИГ: Она как была сделана? Она из ведра была сделана?
       ДТА:  Она была сделана, насколько я помню...папа значит, с ними...на заводе чертежи были сделаны, заготовки, она полностью вся складывалась. Я думаю, что она была сделана из листового металла, и нержавейка конечно. Но вся она была компактная, лёгкая, удобная. Они её всё время таскали с собой.
       НАВИГ: Не только в этот поход, но и в другие?
       ДТА:  Да, то есть вся подготовка к походам была у нас. Я помню, что всегда масса людей… (Текст беседы "ЦЕНТРа гражданского расследования трагедии Дятловцев" (НАВИГ, АЛАТАО),  с Дятловой Татьяной Алексеевной (ДТА) по делу Дятловцев  09 авг. 2008 г., г. Первоуральск)

       Компактная печка удобно укладывалась в рюкзак. Печка подвешивалась в палатке и неплохо обогревала её.

       Эта печь воспета Дятловым уже в предыдущих походах. Так 14 февраля 1957 года он записал в дневнике похода: «Оригинальнейшее изобретение – печка, спать было жарко, «как на курорте».
       Правда, чуть позже, 17 февраля 1957 года, он добавит: «Ночуем на склоне среди мрачных высоких елей. Еловые дрова приносят массу неприятностей; трещат, дымят, стреляют, в трубе печки выделяется смола и скипидар, который капает, оставляя большие чёрные пятна» (Из отчёта Дятлова «По хребтам Уральским». Поход второй категории. Зима 1957 г.). 
       Печка уже тогда показала свой опасный характер – протечка смолы свидетельствовала о негерметичности её соединений.

       Чертежей и описаний печки Дятлова не сохранилось, но в отчёте указаны её параметры: размеры 190х240х400, вес 4 кг, труба 3 м. Примечательно, что Игорь называет её не просто изобретением, а «оригинальнейшим изобретением». Потому есть основания предполагать, что это была не типовая «буржуйка», а печка длительного горения.
       Внешне такая печка мало отличается от обычной, но в отличие от буржуйки имеет регулируемое поддувало и дымоход. Изменяя воздушную тягу можно отрегулировать интенсивность горения дров и тем самым дозировать количество выделяемого тепла, что дает существенную экономию дров. С одной закладки дров такая печь может работать несколько часов.
       Для современных разработок (фото 2) характерна установка печей на полу палатки и вертикальный (в отличие от горизонтального дятловского) дымоход, дающий хорошую тягу. Верхняя его часть представляет отвод под углом 135 градусов, устанавливаемый в положение по ветру, что также способствует улучшению тяги.   

       В одном из походов произошло загорание в зоне вывода дымохода через заднюю стенку палатки, сшитой торцами из двух. С тех пор знаменитая сдвоенная палатка Дятлова носила заплатки на прожжённом участке.

       Палатка дятловцев побывала во многих путешествиях и порядком поизносилась, особенно если учесть, что и исходные две палатки были взяты не с прилавка магазина. Так или иначе, в январском походе 1959 года палатка находилась в критическом состоянии и, чтобы сохранить тепло, её неоднократно приходилось латать.

       В первый же день  похода, 28 января, состояние палатки раскрывает запись Зины Колмогоровой в личном дневнике:
«Обед был часа в 4. После обеда сделали всего один переход и на привал встали. Я зашивала палатку.»
       Другая запись также принадлежит Зине: «…Люда быстро отработалась и села у костра. Коля Тибо переоделся. Начал писать дневник. Закон таков: пока не закончится вся работа, к костру не подходить. И вот они долго спорили, кому зашивать палатку. Наконец, К.Тибо не выдержал, взял иголку. Люда так и осталась сидеть. А мы шили дыры (их было так много, что работы хватало на всех, за исключением двух дежурных и Люды…».

       Конечно, ремонтом палатки лучше всего было бы заняться до выхода на маршрут, а не в полевых условиях. В суете последних дней не успели этого сделать, но об  утеплении палатки не забыли.
       Завхоз похода Людмила Дубинина 23 января в личном дневнике записала: «Сегодня последний день сбора. Весь день прошёл в ужасной суматохе. С одиннадцати бегала по магазинам, покупала всякую мелочь. Сдуру купила 5 м батиста, на что ушло 200 руб.».
       Напрасно Людмила укоряет себя за покупку отреза простынной ткани, которая дальновидно предназначалась для утепления дыроватой палатки. Об этом свидетельствует запись от 28 января в общем дневнике похода: «Встаём на привал в 5-30 на берегу Лозьвы. Сегодня первая наша ночь в палатке. Ребята возятся с печкой, пришивают полог из простыни».
       С помощью полога  изнутри создавалась воздушная прослойка, призванная сокращать тепловые потери через одинарное полотно палатки.
       Вход в палатку тех лет закрывался на клеванты – деревянные палочки вместо пуговиц (молнии на входе палатки тогда были редкостью). Такая конструкция не обладала воздухонепроницаемостью и легко продувалась, поэтому на вход также был сделан полог из батиста.
       Эти удачные находки себя неплохо проявили и 30 января в общем дневнике появится комментарий: «Полог – подвешенные простыни вполне оправдывает».

       Мнение туриста-поисковика Сергея Согрина о снаряжении группы Дятлова крайне негативное:
       «Снаряжением группа была обеспечена как любая другая туристская группа. А снаряжение это отвратительное. Будь бы у них лучше вещи, хорошие куртки, может быть, они и не замерзли, а смогли выйти к палатке. Если взять наш институт, а в других секциях не лучше, то видно, что на туризм смотрят по-наплевательски - ходят, ну, и пусть ходят, - а как ходят, а главное, в чем ходят мало кого интересует. Палатки 4-5 летней давности. Хорошей одежды, защищающей от ветра и холода, нет».
       Мнение Согрина подтверждается описанием одежды погибших туристов в актах судебно-медицинского исследования: постоянно упоминаются рваные и сильно поношенные куртки, свитера, жилеты, брюки, трико, носки... (листы 330-339 УД). Как отмечал впоследствии Юрий Юдин, по бедности ничего другого не было.

       По существу, единственным спасителем от холода в описанной выше бедственной ситуации была печка Дятлова. И она до поры, до времени создавала в палатке приемлемые условия обитания.

       Как известно, искреннее восхищение печкой отражено  в дневниковой записи от 30 января:
       «Сегодня третья холодная ночёвка на берегу Ауспии. Начинаем втягиваться. Печка – великое дело. Некоторые (Тибо и Кривонищенко) думают сконструировать паровое отопление в палатке».
        Сегодня невозможно представить ход конструкторской мысли инженеров в тот момент, но за сутки до своей гибели ребята реально осознавали опасность непосредственного соседства с раскалённой печкой.
       Печь не была защищена от ожогов прикосновением, при шуровке и закладке дров из печи выпадали горящие угли, а через открытую дверцу вырывался дым. Тем более, что в этот же день в палатке произошло ЧП, о котором сообщает Зина в своём дневнике: «Весь день шли вдоль Ауспии. На мансийской тропке встали на ночлег. Колю сегодня не заставили дежурить, и дежурили мы с Рустиком. Сожгли варежки и 2-ю фуфайку Юркину. Он ругается всё время».
       Сожжённая фуфайка, шутливо натянутая сверху на штормовку Рустемом Слободиным, попадёт в объектив фотоаппарата.

       Приведу ещё раз последнюю запись в общем дневнике за 31 января, которую можно назвать гимном печке: «Ужинаем прямо в палатке. Тепло. Трудно представить подобный уют при пронзительном вое ветра, в сотне  километров от населённых пунктов. Дятлов».
       После таких строк невозможно без скептицизма читать убогие фантазии кабинетных «исследователей» в домашних шлёпанцах, которые, прижав задницу к уютному офисному креслу, в тепле домашней благодати набирают на клавиатуре компьютера придуманный ими текст: «Печкой Дятлова в тот трагический вечер так и не воспользовались».
      Печку не разжигали те фантазёры, которым это было выгодно для правдоподобности своей выдумки.

       Бывалый турист Моисей Аксельрод так выразил своё отношение к вопросу  ночёвки без печки: «Вот эта холодная ночевка — достаточно тяжелое испытание. Это всю ночь крутишься, как береста на огне, потому что та часть, которая книзу, это бок правый, бок левый, спина, живот застыли, значит, моментально другое место подставляешь под этот холод. Поэтому, естественно, кто-то спал на боку, кто-то на животе, кто-то прижимался к соседу как-то» (из фильма ТАУ).

       Действительно, холодная ночёвка без печки - скверная штука. Это значит перед решающим восхождением не отдохнуть, не набраться сил? Неясно, зачем её приписывать группе и вешать всё на авторитарный стиль руководителя похода Дятлова.
       Разве можно после четырёхдневного блаженства на следующий день, оставив в лабазе  значительную часть груза, подниматься без печки и дров на совершенно лысую гору?  А взяв всё это богатство с собой, не топить печь, перед броском в 12 километров на вершину Отортена!
       Экономия доставленных с собой дров не требовалась. Сразу за перевалом вновь начинались древесные заросли в долине Лозьвы, где запасы дров легко можно было пополнить перед штурмом Отортена. Такой вариант был запланирован. Для того, собственно, и предназначались взятые с собой печка с трубами, дрова, три топора и пила. А ведь общий вес этого "отопительного" набора составлял никак не менее 10-12 килограммов.
       Всего этого не мог не просчитать рациональный и бывалый Дятлов, оставляя лишний груз в лабазе.
       Что касается экономии дров для утреннего приготовления горячего завтрака, то криволинейная поверхность печки, подвешенной к тому же под потолком палатки, никак не подходит для такой цели. Горячую пищу дятловцы готовили только на костре.

       Итак, 1 февраля туристы разбили бивуак в крайне невыгодном месте, на голом, продуваемом склоне горы. Возвращаться в лес и терять высоту туристы не стали.

       Поисковик Юрий Коптелов откровенно удивится:
       «Мы подошли к палатке. Отметили, что она стоит на более или менее ровном голом месте. Уклон небольшой. Вокруг фирновый снег, почти лед. Лыжи почти не оставили следов.
       Стали ниже палатки, спиной к ветру и стали рассуждать о том, что, если туристы ее срочно покинули (может быть ночью в мороз), то должно было произойти что-то чрезвычайное! (Об этом же говорят и разрезы на палатке) .
       Было непонятно, если люди были зрячими и в сознании, зачем им нужно было ставить [палатку - А.С.] в таком месте?
       Слева (от нас) в 200 метрах ниже по склону была рощица невысоких деревьев, а справа за перевалом [всего] в 2 км, было место старой стоянки [группы Дятлова]. (Потом там был найден лабаз).
       Логика нам подсказывала, что если люди не ориентировались в пространстве (далее неразборчиво - прим.)  в долину ручья, которая лежала перед ними. Чистая, гладкая, блестящая». (Коптелов Ю.Е. "Воспоминания")

       После преодоления затруднений со сборкой, печка будет, как обычно, растоплена, о чём с юмором сообщит стенгазета «Вечерний Отортен» № 1 от 1 февраля 1959 г. под рубрикой «Спорт»: «Команда радиотехников в составе тов.Дорошенко и Колмогоровой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке печки 1 час. 02 мин. 27,4 сек.».
       Время сборки явно преувеличено местным корреспондентом из юмористических соображений, но проблемы со сборкой налицо. Нормальную печку в развёрнутой палатке можно смонтировать за 10-15 минут.
       Задержка монтажа произошла по причине неисправности печки — деформации элементов от удара или перегрева на предыдущей стоянке, утери составной части, прогара участка топки или дымохода старой печки.
       Для ремонта туристы имели достаточный набор аварийно-ремонтного инструмента: топоры, отвёртку, плоскогубцы, шило, ножи. Имелись в запасе и расходные материалы: жесть, проволока, шурупы. Отсюда затраты времени на ремонт.
       После растопки печки в палатке станет тепло и уютно. Таким образом, опубликованная в стенгазете «Армянская загадка: Можно ли одной печкой и одним одеялом обогреть 9 туристов?» получит положительную разгадку: можно!

       Несколько ответов Ю.Е.Юдина на вопросы о ночёвке в зимней палатке, заданные участниками форума ТАУ по телефону от 04.12.2009 года:

       Вопрос: Как Вы утеплялись, и вообще, как туристы утеплялись, раздевались, меняли одежду? Спали без обуви, без валенок? Только накрывались одеялами или в спальниках? Интересны все подробности. В какой одежде и обуви ложились туристы спать в холодную ночевку?
       Ответ: Дятловцы... Конечно, у них коллективного спального мешка не было. Они сознательно его решили не брать, поскольку он очень тяжёлый. И если на маршруте он намокал, то сушить его было очень неудобно. И они решили идти без этого спального мешка. Назвать это ошибкой нельзя, потому что у них все ночлеги были в лесу. Обычно все брали что-то теплое на ноги. Когда ноги в тепле, то и телу тепло. Брали обычно носки меховые, как правило, некоторые, а некоторые делали бурки. Вот такие бурки были у Золотарева, они были стеганные, на вате, он надевал их только перед сном... Ну, кто как... У Кривонищенко были меховые бурки. В обуви, конечно, не спали, т.е., вернее, в ботинках не спали. Их обычно снимали. Ну, в валенках, конечно, спали, у кого были. На холодной ночевке, я имею в виду. Только накрывались одеялами. Видите, у дятловцев спальников не было. Если бы были спальники, то там одеяла обычно накрывались поверх спальников, и было очень комфортно.
       Вопрос: В какой одежде ложились спать туристы в палатке, когда спали с печкой? И в какой - когда без печки, при холодной ночевке?
       Ответ: Обязательно переодевались сразу в сухую одежду. Ну, вот, как правило... Не полностью переодевались, но утеплялись... свитер... все, что можно на себя надеть, надевали сухое из личного снаряжения. Тогда были телогрейки. По бедности ничего другого не было... телогрейки на полу постилали, тогда не было еще ковриков, поэтому была проблема. Дятловцы под дно палатки ложили лыжи полозьями, изолировали тела всем, чем могли. Но это все хорошо при анализе дятловской стоянки изложено.
       Когда спали с печкой, там был полнейший комфорт, раздевались почти что как дома. Ну, конечно, крайним было холодновато, они более-менее одевались, а кто ближе к печке... было очень жарко, и никто рядом с печкой спать обычно не хотел. Сильно раздевались. Потому дежурные обязаны были топить печку, они ложились рядом с печкой. Они раздевались, и, когда им было холодновато, значит, требовалось подтопить печку...


       Судя по укомплектованности одеждой, отражённой в актах судебно-медицинской экспертизы, дежурными в последний день похода были назначены полностью одетые Семён Золотарёв и Николай Тибо-Бриньоль. Полная экипировка означала, что дежурные были обязаны не только следить за печью в ту ночь, но и контролировать экстремальную обстановку за пределами палатки.




       Александр Соханский
           2013 – 2016 г.г.


       Далее: Часть 11. На конференции памяти группы Дятлова. Авторская версия гибели группы > http://www.proza.ru/2016/02/13/756

       К оглавлению:  http://www.proza.ru/2016/03/23/407


Рецензии
Естественная тяга в дымоходе с высотой 1.5 м не более 1.5-2 Па недостаточна для нормальной работы обычной печи. А температурная
тяга пиролизной печи будет 6-7 Па, общая тяга дымохода 7.5-9 Па вполне достаточна.
Конец выпускной трубы тоже надо быть защищенном от ветра - все таки тяга 7.5-9 Па высока, но в штиле, и означает 0.75-0.9
мм вод.ст. А порыв ветра создает давление как следует:
При 2 м/с - 0.25 мм вод.ст.
при 3 м/с - 0.56 мм вод.ст.
при 4 м/с - 1.00 мм вод.ст.
при 5 м/с - 1.56 мм вод.ст.
при 8 м/с - 4.00 мм вод.ст.
при 10 м/с - 6.25 мм вод.ст.
при 15 м/с - 14.10 мм вод.ст.
при 20 м/с - 25.00 мм вод.ст.
при 25 м/с - 39.10 мм вод.ст.
Отметим, не рассматриваем постоянный ветер, а только порывы ветра.
Очевидно, еще при скорости 3.5 м/с возможно выравнивание тяги печи с противодавлением ветра, в результате наступит "закупорка"
дымохода, а затем при более высоких скоростях ветра последует возврат дымовых газов обратно в первичной камере сгорания печи,
соответственно, в палатке. Горение и работа печи при возвратах дымовых гадов опасно для отравления дымогарным газом, и очень
пожароопасной следствие выброса горящих частиц в палатке.
Печь не надо устанавливать не только в местах где постоянная скорость ветра более 3 м/с, но в местах, где возможны порывы ветра
более 3 м/с.
Порывами принято считать кратковременные (несколько секунд) и сильные перемещения воздуха. Периоды, за которые скорость ветра
превышает усредненную за 10 минут скорость как минимум на 10 узлов (5.14 м/с), называются порывами.
Значит на место установление палатки минимальная скорость порывов будет не менее 7-8 м/с, что превышает 2-3 раза скорости ветра
с возвращением дымных газов в палатке.
На фото установки палатки на склоне видна низовая метель, где скорость ветра не менее 5-7 м/с.
Дятлов, Колмогорова и Тибо-Бриньоль в 1957 г. были в районе зимой, хорошо знают "розу ветров", скорости ветра, порывы ветра в
районе кедра, при обсуждении план маршрута невозможно принять решение об установке палатки на склоне горы и нести печь.
Это является самостоятельное доказательство, что остановка группы на склоне была экстренная вынужденная аварийная.

В палатке, поставленной по-штормовому, подвесить печку невозможно, высота конька надо быть не меньше 150-160 сm, из-за высокой
температуры горения газов в камере сгорания газов.
Это тоже является самостоятельное доказательство, что остановка группы на склоне была экстренная вынужденная аварийная.

Так, на склоне печь просто невозможно работать.
Поэтому и не установили.

Производитель печи и котлов

Академил   13.04.2016 07:40     Заявить о нарушении
Почтеннейший Академил!

В расчётах давления дымовых газов и противодавления ветра я сначала увидел Вас сторонником опрометчивой растопки печки безграмотными в этом отношении туристами.
До тех пор, пока не дочитал до совершенно противоречивого Вашего утверждения: "при обсуждении план маршрута невозможно принять решение об установке палатки на склоне горы и нести печь". Получается по Вашему, что печь взяли против решения? Тогда зачем её взяли? Делать им что-ли было нечего, кроме как таскать на загорбке по Холатчахлю ненужную печь, дрова, топоры и пилу?

Как связана установка палатки по-штормовому и невозможность "подвесить печку" на коньковую верёвку? Она в любом случае может там висеть на штатном месте и работать! Дымоход горизонтальный и места вверху хватает.

Кстати, Ваше утверждение об установке палатки по-штормовому не подтверждается общеизвестным снимком найденной палатки Вадима Брусницина от 28 февраля 1959 года.

А "экстренная вынужденная аварийная остановка" (происшедшая по Вашему личному мнению, ничем не доказанному), не может служить основанием для неиспользования печки!
Благодарю за интерес к расследованию несчастного случая.


Александр Соханский   13.04.2016 18:56   Заявить о нарушении
"протечка смолы свидетельствовала о негерметичности соединений печки."

О какой герметичности трубы из жестяных колен можно говорить, как и самой печки? Любая печь негерметична, тяга скрадывает все негерметичности.

Иван Гаврош   02.04.2019 07:15   Заявить о нарушении
При хорошей тяге так оно и есть, кроме случаев "опрокидывания тяги" при установке печки на голом склоне трубой против ветра.

Александр Соханский   02.04.2019 13:02   Заявить о нарушении
Даже, если в трубу задувало сверху - через скат палатки, ребята не могли угореть одинаково, и повторюсь, потом много двигаться по склону и совершать разумные действия, разжигать на ветру костёр, и проч.

Иван Гаврош   02.04.2019 14:59   Заявить о нарушении
Иван! Вы счастливый человек, потому что никогда не угорали. У Вас в этом вопросе нет опыта. Вы не можете что-либо противопоставить собранным в моём расследовании доказательным материалам о практических случаях угорания . Ваше мнение - это ещё не доказательство.
А двигаться и предпринимать "разумные" действия могут даже в "дымину" пьяные люди. Правда от такой активности, как правило, только вред себе и людям...

Александр Соханский   02.04.2019 21:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.