На Цивиле

          Этот  материал был задуман уже давно, но не было нужного фото.  Своих в архиве,  подходящих из того времени (начала 80-х) у меня  не было. Стал искать в интернете что-то похожее. И, вот удача!  Нашел то, что о чем и не мечтал. Это один в один, то место (!) с абсолютной точностью  (!) где  происходили описываемые события.

     А  рассказ о них  начнем  с поздней осени – зимы 1549 года -  времени  второго похода Ивана Грозного на Казань.
     В пойме реки Цивиль – правого притока Волги,  передовые  отряды русских ратников встретили первые татарские заслоны. Это, по историческим справкам, была засада  мурзы Шмеля (видимо правильнее,  Шамиля) на  дальних подступах к Казани -  по Волге до нее полторы сотни верст.  Татарские заслоны были на возвышенности, что в правой части фото, а русские ратники шли по пойме и по льду через Цивиль. Здесь и произошли первые боестолкновения.
      Воеводы и войска  Ивана Грозного сбили эти заслоны и повели русские дружины дальше до острова в устье реки Свияги, где позднее была возведена крепость Свияжск – мощный  форпост перед штурмом Казани.
     А погибших у Цивиля русских ратников захоронили на возвышенности, что находится сразу за левым обрезом фото.

     После покорения Казанского ханства  чувашские земли были присоединены к русскому государству. А в этих местах была образована Шорданская волость,  с центром село Шордан, что входила в Чебоксарский уезд.  Село было расположено на той самой возвышенности недалеко от впадения реки Цивиля в Волгу, что просматривается в верхней части фото.

    Потом этот населенный пункт  было переименован в Яндашево, а на месте древнего захоронения русских ратников позднее была построена каменная церковь.  Еще она  называлась Никольским храмом.  Как и водится,  рядом был погост,  где хоронили своих умерших жители из десяти окрестных деревень. Это кладбище находилось на южном склоне той возвышенности.
     Никольский храм закрыли в 1938 году. Частично разобрали, а на фундаменте и  остатках стен церкви построили школу. И по воспоминаниям старожилов бывали случаи, когда отваливалась штукатурка в классах, а под ней были видны старые церковные росписи.

       Но вот в 1960 году именно на этом месте развернулось грандиозное строительство крупнейшего в СССР химкомбината. Достаточно сказать, что площадь только основных производств составляла более 600 гектар.

    Древнее Яндашево, как и десять окрестных чувашских деревушек,  попали в зону строительства и исчезли в ближней округе. Это – Банново, Чедино, Тоскинеево, Анаткасы, Тенекасы и другие.   Правда в некоторых снесенных деревнях, что не вошли конкретно в периметр химкомбината еще до конца 80-х в каких-то сарайках (капитальные дома были снесены), как попавшие в 2-х километровую санитарную зону, доживали свой век глубокие старики при маленьких огородиках и курятничках. Потом и они вымерли.

   И вот такой случай. После кончины одного  90-летнего старожила под его избушкой обнаружился глубокий и обширный погреб, видимо еще от прежнего дома. А там вдоль стен по полочкам-стеллажам были аккуратно уложены многие  сотни куриных яичек.
    Что удивительно они были совершенно свежие. Как оказалось КОНСЕРВИРОВАННЫЕ!!!
 
         Дедушка собирал их из-под своих нескольких курочек и сохранял, применяя древний способ,  о котором я впервые услышал тогда. Надо приготовить крепкий соляной раствор – такой, что бы в нем плавала сырая картофелина. Потом отдельное яичко на ложке окунают в него и дают обсохнуть. Потом еще и еще несколько раз. В итоге  на скорлупе образуется мелкозернистая соляная шубка. Содержимое яичка через него дышит, а гнилостные бактерии извне внутрь не попадают.    Вот так! И никакого холодильника не надо!

    Но вот стройплощадку химкомбината огородили по всему периметру и старое  кладбище оказалось вне заводской территории  сразу за бетонным забором основного производства.
    Конечно, при строительстве нового города было образовано и  новое кладбище, а на старом были запрещены всякие захоронения. Но вот мой знакомый, кто с самых первых лет образования завода  работал в городской администрации, рассказывал, как выставляли милицейские заслоны по ночам на подходах к старому кладбищу.  Жители снесенных деревень, что были переселены в первые дома города - спутника, любыми способами пытались подхоранивать своих умерших стариков в родовые могилы.

     А само Яндашево полностью оказалось на  территории химкомбината.
И когда уже позднее стали разбирать фундамент старой церкви - школы, то наткнулись на древние захоронения.  Многочисленные человеческие останки в одном месте были явно братской могилой русских воинов.  А рядом обнаружили костяк в истлевшей кольчуге и шлеме.  Сверху на мертвеце лежала проржавевшая сабля.  Точно, это был кто-то из воинских старшин.
   Конечно никаких историков и музейщиков не вызывали – это была уже территория строящегося режимного предприятия.

                ****

       А теперь о моих рыбалках в этих местах. В  80-х годах  рыбинспекция во время весеннего запрета наглухо перекрывала основное русло Волги у города. И для многих  любителей сетной рыбалки оставался Цивиль. Этот приток и раньше был нерестовой рекой, а с постройкой плотины чебоксарской ГЭС  рыба по весне стала заходить в него еще активнее.
 
  Всего-то  надо было  доехать на маршрутном городском  автобусе  до дальней химпромовской проходной и выйти на берег Цивиля.  От конечной остановки до крайней левой петли реки  было не более километра.  С  резиновой лодки выставляли сетки в ночь,  при них ночевали  и снимались рано поутру.

     Но об этом хорошо знали и в службе городской рыбоохраны. Еще по-темну лодки рыбнадзора залетали в Цивиль,  поднимались на  несколько километров  вверх и тралили кошками  по известным местам.
    Мне все это было знакомо  – совсем недавно я и сам по инспекторским делам забирался сюда весной 1981 года, а потому наш вариант был умнее.

    С напарником и соседом Петром  зимой мы вязали и насаживали сетки. А как только Цивиль после разлива входил в берега,  набирали отгулы или брали отпуска за свой счет и отправлялись на рыбалку не менее, чем на неделю.  С той же конечной остановки автобуса выходили на берег, нагруженные лодкой, палаткой, спальниками, снастями, грузами и пр., но направлялись по берегу вверх. Там (в самом центре фото) на противоположном правом берегу видна густая рощица тальника. Переправлялись туда на лодке. Ставили подальше в  зарослях палатку обязательно защитного цвета. На берегу старались не натаптывать к лагерю явных, видимых с воды, проходов.  Перегораживали русло сетками  плотно, глубина  позволяла не  «светиться» поплавками. Да  мы зимой готовые сетки красили в синие и зеленые цвета своими заводскими красителями и непременно подкрашивали балберки (*).

     И очень было  удобно, что  русло у основания  большой петли было совсем близко от лагеря. Услышать моторы инспекторов было совсем легко, а добираться до нашего места им по воде еще километр с лишком.  Все мы успевали попрятать и схорониться в зарослях. В общем, за несколько лет тех рыбалок мы не попались инспекции ни разу.

     А еще один мой хороший товарищ на своем жигуленке  (большая редкость по тем временам) пробирался береговой луговинкой (**) до нашего места.  Привозил, хлеб, водку, тушонку и увозил улов. А рыбка была всякая - судак, лещ, жерех, сазан. И, надо отметить, сетки мы ставили с ячейкой  50 и 65 мм. Знатоки поймут, что за размеры были у нашего улова.
      Вот такие были у меня рыбалки в том  историческом  месте.

 *Балберка – поплавок на верхней тетиве сетки. Волжское определение.

 ** Фото было сделано значительно позднее. В наше время пойма не была распахана,  и там не было никаких посевов (на фото видны всходы озимых или многолетних трав), а просто луговина.
      
      
   
      
   


Рецензии
Владимир, привлёк меня рецепт консервирования куриных яиц. Водной из своих рецензий Вы писали, что Ваша мама была в эвакуации в Вурнарском р-не. Моя мама же родом из Вурнарского р-на. Во время войны в её деревне жили эвакуированные из Ленинграда. О событиях того времени я написал миниатюры: "Скрипка", "Соломенная шляпка" и "Овраг". Можете зайти на страничку и почитать эти рассказики. Жду! Ваш рассказ мне понравился и жму кнопку на строке рейтинга!

Меркурий Ильин   14.12.2016 01:57     Заявить о нарушении
Прожил в Чувашии 25 лет. И запомнил необычные имена, как и у Вас. У меня в цехе были местные ребята с именами Робинзон, Энгельс и вот Вы - Меркурий. Очень красиво.

Владимир Островитянин   15.12.2016 17:55   Заявить о нарушении
А сейчас, Владимир, где Вы живёте?

Меркурий Ильин   15.12.2016 23:54   Заявить о нарушении
уже 15 лет в Москве. Но это мой город. Здесь могилы моих дедушки и бабушки. Это родина моей мамы.

Владимир Островитянин   16.12.2016 08:55   Заявить о нарушении
А я в Обнинске! Кстати, сегодня ездил в Москву, на М.Дмитровку, 29, где заключил договор на размещение стих-ий в томе №32 Альманаха стихов.

Меркурий Ильин   16.12.2016 23:18   Заявить о нарушении
С чем Вас и поздравляю! В.О.

Владимир Островитянин   16.12.2016 23:37   Заявить о нарушении
Владимир, спасибо Вам за поздравление и за то, что поддерживаете со мной контакт. Если Вас заинтересует, то можете заглянуть на мою страничку на СТИХИ.РУ, где я с теми же именем и фамилией, что и на ПРОЗА.РУ. Жду!

Меркурий Ильин   17.12.2016 13:32   Заявить о нарушении
Огромное спасибо за приглашение! Но с восприятием стихов у меня сложно. Как-то бывшему журналисту ближе проза.
С уважением. Владимир.

Владимир Островитянин   17.12.2016 13:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.