Оружейник часть 3 Оружейник

Часть третья: Оружейник

- Может ты объяснишь, в конце концов, что мы здесь забыли? - раздражено бросил мне Гораций, стоя перед тусклой стальной дверью и изучая плоскую пластину замка, заглубленной в нише скалы.
- Мы здесь ничего не забыли. Мы здесь чтобы я смог кое-что проверить. -  пробормотал я, погрузившись в свои мысли.
Врятли такое объяснение могло успокоить моего друга, скорее всего разозлить его еще больше, но мне было проще откупиться от него ничего не значащими словами, чем долго рассказывать о своих догадках и предположениях. Мне нужно было сейчас сосредоточиться на охранной системе бункера, а не вести дискуссию с замерзшим и злым Друдом, даже если этот Друд старше меня почти на двадцать лет и был мои другом.
Мы стояли на узком скальном карнизе вьющимся по отвесной гладкой стене наподобие серпантина, нужное слово автоматически всплыло у меня в голове. Несмотря на достаточно широкую полку карниза, по которой можно спокойно пройти одному человеку, я все время ловил себя на том, что пытаюсь вжаться в стену. В метре от моих ног раскинулась пропасть, куда так и подмывало заглянуть. Ледяной ветер безжалостно трепал одежду на нас с Горацием, тщетно пытаясь смахнуть нас вниз на камни, как назойливых мух.
Добраться сюда нам потребовалось гораздо больше времени, чем от моего поселения до Ордена Друдов. Судя по всему Гораций не знал куда я его привел. Честно говоря, я и сам смутно догадывался. Называлось это место «Небеса», я натыкался несколько раз на невнятное упоминание о нем, когда блуждал по «Иггдрасилю» в поисках информации. Первым делом, выйдя из Ордена, я решил наведаться в  эти «Небеса», будучи уверен, что найду здесь для себя что-то важное.
Гораций, попытался раскурить свою трубку под порывами леденящего ветра. Когда ему это удалось, необходимое знание как нам попасть внутрь сформировалось у меня в голове. Каждый день нашего трехнедельного путешествия по горам, Гораций допытывался у меня о моих озарениях. Размытые объяснения, которыми я пытался от него откупиться, не удовлетворяли его, а лишь разодаривали его еще сильней.
Ему казалось, мы сейчас поменялись ролями и я намеренно дозирую ему информацию, как когда-то это делал он, опасаясь мне сказать что-то лишнее. В такие минуты он превращался, то в обиженного подростка от которого, что-то скрывают родители, то в высокомерного Друда, осыпающего меня презрительным молчанием. Со своей стороны я честно пытался ему описать что я видел или понял. Знания всплывающие в моей памяти, были рваными и представляли собой законченную форму чего-то, я мог их только констатировать, но не обосновывать. Через неделю мне надоело и это, обжигаясь об обиженные взгляды своего друга я перестал ему рассказывать о своих видениях.
Когда мы добрались до «Небес» то были злы и раздраженны друг на друга. И вот сейчас стоя перед стальной дверью, я послал запрос и получил ответ. Я действительно толком не понимал кому я сделал этот запрос и кто мне на него ответил. С одной стороны я мысленно дотягивался до мощнейшей информационной базы Друдов - «Иггдрасиль», с другой стороны я уверен, что некоторые ответы даже всезнающее виртуальное древо знать не могло.
Когда я обсуждал этот вопрос с Горацием, то указывал ему на напрашивающийся вывод, что сам «Иггдрасиль» черпает свою информацию откуда-то еще. Он мог лишь процитировать мне слова своего Верховного жреца, о том, что программа «Иггдрасиль» всего лишь виртуальная программа, связанная каким-то образом с Узором судьбы. Такое объяснение больше нагоняло туману, чем давая внятный ответ, о чем сам Гораций мне не раз признавался. Аналитики Ордена громко заявляли, что любую информацию возможно найти в инфосфере планеты, из которой и черпали свои знания Репликанты, которых люди называли пророками.
Вечерами сидя у костра или прячась от ночного холода в любой подходящей для этого каменной норе, мы частенько говорили об инфосфере, в которой сокрыты все знания если не вселенной, то нашей планеты точно. Гораций рассказывал мне о истории Земли, заостряя внимание на отдельных деталях давнишних событий. Зачастую факты найденные Аналитиками Ордена не вызывали во мне никакого отклика, но иногда перед моим внутренним взором разворачивались целые картины, прошедших событий. Столь яркие и живые, что у меня не возникало сомнений о моем участии в играх прошедшей эпохи. Когда я рассказывал об этом Горацию, то он лишь убеждался в своей правоте, что я что-то намеренно скрываю от него. В такие минуты он замыкался в себе и подолгу молчал, думая о чем-то своем.
Сейчас я воссоздал мысленно волновой код главного программиста проекта «Возрождение» и спроецировал его на блестящую металлическую пластину, расположенной чуть поодаль стальной двери, преграждающей вход в «Небеса». Ничего не произошло. Ни ожидаемого мною щелчка открывающегося замка, ни шипящего звука открывающейся двери или какого-то другого намека, что вход свободен. Ничего.
Чувство досады стало наполнять меня, когда Гораций повернулся лицом к двери и пнул со злостью ее ногой. Дверь бесшумно откатилась назад, открывая перед нами черный прямоугольник входа. Мы удивленно воззрились в открытую дверь, не решаясь войти внутрь. Терры лишенные каких-либо сомнений, первые вошли в неизвестность. Это давно уже стало отработанной тактикой — если сомневаешься пускай вперед Терров, что уже не раз избавляло нас от неожиданных проблем и засад Диких.
Стоя перед открытой дверью в скале я машинально послал им мысленную команду «вперед». Гораций был настолько поражен происходящим, что забыл схватиться за свой карабин, с которым не расставался ни во сне ни наяву, как я понял через секунду это спасло нам жизнь. Искусственный интеллект охранной системы, мог расценить человека с оружием в руках как угрозу и уничтожить нас не моргнув глазом.
- Гораций, не вздумай хвататься за карабин. - выпалил я ему на одном дыхании.
Друд уже давно привыкший доверять мне в подобных вопросах, лишь молча кивнул мне. Я вошел внутрь следом за Террами, Гораций с опаской двинулся за мной.
Никогда не знаешь, что тебя может ждать в заброшенных строениях сгинувшей цивилизации предков. И Друды знали об этом как никто другой. В отличии от осторожных, а порою  трусливых поселенцев, они занимались разведкой мертвых городов, пустошей и особенно военных баз, столь щедро разбросанных в наших горах. Такое любопытство было связано с тем, что они предпочитали знать реалии сегодняшнего мира и быть готовыми к любым его неожиданностям. Гораций не раз хвастал своим участием в таких экспедициях, главным правилом которых всегда было одно — осторожность и еще раз осторожность.
Могу себе представить каких нечеловеческих усилий ему стоило не хвататься за оружие, преодолевая инстинкт самосохранения, въевшийся в него с годами до уровня рефлекса. Лишь безграничное доверие моему чутью и знание на что способны охранные системы, позволили ему держать себя в руках и не думать о своем карабине. «Даже мысль в таких местах имеет значение» - как-то сказал он мне, показывая глубокий шрам от ожога у себя на плече. Результат охранной системы одного из таких особенных мест.
Стоило мне подойти к дверному проему, как где-то в глубине помещения стал разгораться огонек света. Он распался на двое и вытягиваясь в две светящиеся полоски, побежавшие нам на встречу будто пытаясь заключить нас в объятия двумя руками. Холодные щупальца страха вполне осязаемо сдавили мое горло, что почувствовал Гораций мне даже думать не хотелось. Обе полосы света остановили свой бег у входа и стали медленно расширяться сначала шириной в ладонь, затем все больше увеличиваясь в размерах, до тех пор пока не достигли куполообразного потолка, освещая искусственную пещеру бледным светом.
Мы замерли на месте у самого порога огромного зала, боясь пошевелиться с опаской рассматривали открывшийся перед нами вид. Огромный и абсолютно пустой зал раскинулся перед нами по форме напоминая яйцо, посреди которого сидели оба моих Терра с отстраненным видом. Стены и потолок этого яйца были покрыты чем-то вроде серебристой паутины, тускло мерцающей в искусственном освещении. Присмотревшись я понял, что нити паутины  и испускают этот мертвенно-бледный свет.
Неестественное поведение Терров мне не понравилось и я попытался дотянуться до них мыслью, неожиданно осознав что не могу этого сделать. Я видел глазами своих механических собак, но не мог мысленно докричаться до них, будто они были отрезаны от меня каким-то ментальным щитом. Охранная система ненавязчиво продемонстрировала мне свои возможности. Гораций вынырнул из за моей спины и хотел было обойти меня с боку, но я  остановил его движением руки, понимая, что лучше все таки спросить разрешения войти, чем бездумно соваться в неизвестность.
- Добрый вечер! - прокричал я в пустоту, неловко чувствуя себе при этом.
- Мы можем войти? Мы пришли с миром! - обратился я невесть к кому будучи уверен, что выбрал самую разумную линию поведения.
Свет в пустом зале моргнул на мгновение, как бы давая нам понять, что мы можем зайти. Я позволил себе роскошь не поверить этому молчаливому знаку гостеприимства и остался стоять на пороге. Для меня было совершенно очевидно, что охранная система, или кто бы там ни был, изучает нашу реакцию и все не так просто, как нам пытаются изобразить. К чести Горация он тоже почуял неладное и даже не пошевелился на приглашающий жест войти. Его опыт и интуиция не позволяли ему совершать опрометчивые действия и он замер рядом со мной, внимательно изучая глазами пустой зал.
Повторного приглашения не прозвучало, мы так и застыли на пороге с моим другом, ожидая продолжения. Я не видел угрозы перед собой, но был абсолютно уверен, что смерть прямо передо мною, стоит буквально протянуть руку, чтобы столкнуться с ней. Примерно через минуту, что-то неуловимое изменилось в пещере, бледный свет в зале стал насыщенней и приобрел немного желтоватый оттенок. Из под купола вырвался узкий луч света и осветил пространство передо мною.
Как я и предполагал мы стояли перед ловушкой. В шаге от меня тускло мерцали тонкие нити, заплетенные в мудреную паутину, перекрывающую собой вход. Не нужно было много ума, чтобы догадаться, что сквозь паутину мы можем пройти только в виде мелконарезанного мяса. Не понятно как прошли через нее Терры, скорее всего она появилась сразу как только они вошли, аккурат для нас с Горацием. Если бы не хитрый угол освещения лучом света, мы бы не заметили ее. Паутина сдвинулась немного вперед и угрожающе качнулась в нашу сторону, давая понять, что мы живы только потому, что так захотелось хозяину этого места, и даже выскочи мы обратно, она непременно дотянется до нас или сбросит в пропасть приближаясь.
Ярко мигнув, нити смертельной паутины растаяли в воздухе, открывая нам путь внутрь. Нам ничего не оставалось как войти, раз на этот раз нас действительно пригласили. Не заставляя себя просить дважды я вошел в чертоги «Небес», Гораций молча следовал за мной. Подойдя к Террам я присел рядом с ними, погладив рукой их металлические черепа и позвал по именам. Мои псевдособаки безучастно сидели и не реагировали на меня и мои призывы. Их глаза-бусинки были пусты и безжизненны. Злость забурлила во мне подобно воде в раскаленном котелке. Никто не имел право трогать моих собак! Я выпрямился и расставив широко ноги рявкнул во все горло в пустоту зала:
- Немедленно верни моих Терров!
Что-то похожее на вздох прозвучало в искусственной пещере. 
- Ты знаешь, что главный программист, чей волновой код ты использовал, был этническим Сикхом? - раздался мелодичный женский голос откуда-то из под купола, заставивший нас с Горацием  вздрогнуть от неожиданности.
- Какое это имеет отношение к моим Террам? - ответил я вопросом на вопрос, невидимой собеседнице, а точнее звуковой программе искусственного интеллекта.
- Наверное такое же, какое ты имеешь отношение к Сикхам. - невозмутимо парировал голос сверху. - Кто ты?
- Если ты хочешь разговаривать со мной, верни к жизни моих псов! - отрезал я, скрипнув зубами, не в состоянии объяснить самому себе непреклонность в этом вопросе и злость бурлящую во мне.
- Ты ставишь мне условия незнакомец? Или ты думаешь, что наличие у тебя волнового кода моего создателя дает тебе право приказывать мне? - в женском голосе промелькнул намек на удивление.
- Условия? Нет, я не ставлю тебе условий! Я требую вернуть мне моих Терров! - не сдавался я.
Тишина повисшая после моей реплики прозвучала гораздо враждебней любых слов. Гораций, не вмешивался в мою перебранку с голосом машины, тягостно вздохнул и положил мне руку на плечо, в ободряющем жесте.
Ближайший ко мне Терр пошевелился и повернул голову в мою сторону, глядя на меня своим единственным глазом, его подруга повторила то же движение секундой позже. Мне захотелось обнять этих чертовых псов, и потрепать их по загривку, уж больно сильно я привязался к ним, что рискнул ради них нашими с Горацием жизнями. Понимая, что мой порыв лишен всякого смысла, я все же погладил обоих Терров по голове. На мое удивление они поняли ласку и прижались к моей ноге, как настоящие собаки.
- Ты высоко ценишь жизнь друзей, даже если они не живые. - интонация голоса немного изменилась.
- Я ценю жизнь также высоко, как ее ценил Аманрупа Сингх, твой создатель. - отрезал я, все еще злясь на голос и на самого себя.
- Аманрупа Сингх, не позволил бы себе проявить эмоции. Например, кричать на меня. - сухо ответил голос. - Если бы ты был знаком с ним, то понимал, о чем я говорю, и не прикрывался его именем как щитом.
- Я не прикрываюсь ничьим именем, мне хватает своего. Мне нужен был код доступа сюда и я его получил. - в тон голосу ответил я.
- Код доступа дает тебе право войти сюда, но не отдавать приказы.
- Право войти сюда уже дает мне многое. Я могу получить любые необходимые коды и не спрашивать программу какие у меня есть права. Однако считаю, что общение лучше приказов.
- Разговор с позиции силы у нас не получился. Хорошо. Начнем с начала. Раз ты имеешь право отдавать приказы, представься? Твой волновой код мне не знаком. - с любопытством  спросил у меня женский голос.
Напряжения последних минут стало отпускать меня. Нога к которой привалились мои Терры в порыве чувств стала предательски дрожать под их тяжестью. Прямо передо мной вырос из пола стул, точная копия стула с резной спинкой, стоявшего в кабинете Верховного толкователя. Такой же стул появился перед Горацием, который не задумываясь опустил на него свой зад. Недоверчиво осмотрев стул я осторожно уселся на него, ощупывая руками резную спинку. Терры вновь прижались к моим ногам.
- Меня зовут Игг. Я Репликант. Оружейник. Это мой друг Гораций. Он Друд, представляет социальный корпус в Ордене. - кратко представил я нас голосу.
- Друд Гораций из социального корпуса, поселенец-Репликант Игг и два механических пса, которых зовут Гарри и Фрека, как я понимаю. Интересная компания для нашего времени. - резюмировал женский голос. - Это все что вы можете рассказать о себе?
- Мне кажется, что рассказывать о себе не имеет смысла. Ты и без того прекрасно осведомлена о нас. - вмешался в разговор Гораций.
- Неожиданный вывод.
- Но очевидный. Я знаю где мы. Название «Небеса» сбило меня с толку. Игг, не думал, что такое возможно, но ты привел нас в вроде как в своё жилище — Асгард. Верховный сказал, что ты найдешь его рано или поздно. - торжественно объявил мне Гораций, раскачиваясь на краешке своего стула.
Не скажу, что он удивил меня, озвучив вслух мои давнишние подозрения на этот счет, но вот невидимый голос запнулся на мгновение:
- Отдаю должное Вашей проницательности. Мне казалось, что все сведения о «Небесах» были уничтожены со всех банков данных.
- Игг нашел тебя только потому, что ты захотела этого сама. Это тоже очевидно. Разыгрывать сейчас из себя святую невинность неуместно. - с нажимом на последнее слово  сказал Гораций.
- Признаю твою правоту Друд Гораций. Я ждала Вас и сделал все возможное для Вашего визита. Не думала, что ты догадаешься об этом так быстро.
- Отчего же? Мне многое стало понятно в этой головоломке. Достаточно было сложить воедино все те крохи информации, что мне рассказал по дороге сюда Игг, чтобы вспомнить, где я слышал о тебе и твоем создателе.
- Ты демонстрируешь просто чудеса дедукции Друд Гораций. - сарказм прозвучал слишком явственно в ее голосе, чтобы его можно было не заметить.
- Тронут высокой оценкой моих скромных способностей. - не остался в долгу Друд.
Я решил вмешаться в их диалог:
- Как нам тебя называть?
- Ты же знаешь, какое имя мне дал мой создатель. - отозвался искусственный интеллект.
- Мне бы хотелось, что бы ты сама назвала себя. У тебя было несколько имен, насколько я знаю.
- Хорошо, Репликант Игг, зови меня Фригг. Надеюсь тебя это не смутит. Это имя ничем не хуже любого другого. - издал сдавленный смешок голос.
- Договорились Фригг. Раз мы здесь то может и ты расскажешь нам немного о себе.
- Это приказ, Репликант Игг?
- Это просьба! Мне кажется, тебе просто не терпится, чтобы я приказывал тебе. Это какая-то твоя скрытая программа?
- У меня нет скрытых программ. Просто хотела уточнить. Твой  вопрос некорректный. Что именно ты хочешь узнать, Репликант Игг? -  свысока спросила она.
- Мне интересно, а как ты вырастила точные копии стульев, которые я видел у Верховного толкователя? - сменил я тему.
- Образ стульев я взяла из твоей головы. Ты думал о них последние несколько минут и мне не составила труда извлечь его из твоей памяти и вырастить копию стульев из кристаллов.
- Кристаллов? - тупо повторил я за ней.
- Вырастила? - вторил мне Гораций
- Да, кристаллов. Пол зала выложен, специально созданными для таких фокусов кристаллами, которые принимают любую форму, под воздействием электрического импульса определенной мощности. Структура материала, конечно, не соответствует оригиналу, но иллюзия при этом создается полная. - объяснила нам Фригг.
- Потрясающе. - искренне восхитился я. - Значит ты можешь вырастить в этой пещере целый город?
- Всему есть предел, Репликант Игг, и моим возможностям тоже. Город вырастить я не могу, но создать сносное жилище для вас обоих, в моих силах. Это все, что ты хотел узнать? - вновь вернула себе инициативу разговора Фригг.
- Нет не всё. Покажись нам. Мне надоело разговаривать с невидимым голосом. - упорствовал я в своём не желании отдавать ей ведущую роль в нашем разговоре.
В нескольких метрах от нас воздух загустел, образовав темное облако, прорисовывая внутри контуры женского тела. Несколько секунд и вуаль темноты спала, представив нашему взору высокую стройную женщину, на вид не больше тридцати лет, стоящую к нам в полоборота. Бархатисто-черные волосы, спадали густой волной с плеч и заканчивались в области поясницы. Взгляд приковывал к себе не овал ее правильного лица с кроваво-красными губами или точенная фигура прикрытая тонким платьем, подчеркивающим каждый изгиб  тела, а ее глаза, обжигающие холодным огнем огромные и бездонные, в которых плескался мрак, очерченный светом тонкого ободка белков.
Более красивую и притягательную женщину я не мог себе и вообразить в самых смелых своих юношеских фантазиях. Думаю, что не я один. Бросив взгляд на Горация, я увидел, его открытый рот и выпученные глаза. Впервые видел его настолько пораженным женской красотой.
Фригг насладилась произведенным на нас эффектом своей внешности и перетекла в нашу сторону одним  движением, замерев в метре от нас.
- Достаточно ли хорошо меня видно? - произнесла голограмма представшей перед нами женщины, знакомым грудным голосом.
- Достаточно. Впредь и оставайся такой. - мне потребовалось усилие, чтобы произнести это нормальным голосом, не захлебываясь всхлипами восторга.
- Я учту твое пожелание Репликант Игг. - нехорошо улыбнулась она своими красными губами.
Мрак в ее глазах становился осязаем и казалось вот-вот он выплеснется наружу погружая меня в первозданную тьму, мне хватило сил смотреть в ее глаза не отрываясь, понимаю, что передо мной лишь искусная голограмма, а не женщина из плоти и крови.
Подделка под живого человека усмехнулась глядя мне в глаза, пытаясь сломить мою волю и ментально подчинить себе.
- «По Божьей воле существуют все творения, волю Бога не поведать словами.» - произнес я кодовую фразу реактивации программы искусственного интеллекта, созданную полубезумным Сикхом.
- «По Божьей воле суще все живое, в воле Бога обретают Величие.» - отозвалось неживое существо по имени Фригг, подтверждая реактивацию.
Не знаю, что она там задумала, пытаясь взломать мою ментальную защиту, но в голове у меня всплыла нужная фраза, заставляя ее загрузить команду подчинения. Мне с самого начала не понравилось поведение программы, но хотелось понять ее мотивы, но когда угроза стала слишком явственной пришлось перезагрузить ее к чертям. Не зря она все время переспрашивала у меня приказываю ей я или нет. Теперь каждое мое слово будет для нее приказом, если конечно, хитрый Сикх не предусмотрел дополнительный контур, позволяющий обходить приоритетные императивы. Посмотрим.
Фригг замерла в движении, протягивая ко мне правую руку, будто хотела схватить меня за горло. Ее глаза уже не излучали мрак и ужас смерти, а казались обычными черными глазами, внимательно изучающие меня. Неприятная улыбка не успела сойти с лица, исказив ее черты, придав им зловещий вид кровожадной ухмылки.
- Что эта сука собиралась с нами сделать? - подал голос Гораций, вскакивая со стула и хватаясь за свой импульсный карабин. Он был напуган и собирался всадить пулю в голову трехмерной картинки.
- Ты собираешься стрелять в голограмму, Гораций? - остудил я его порыв. - Не стоит. Она уже не опасна, а вот охранная система может не понять твой жест.
Взбешенный Друд взял себя в руки и вернул оружие в исходное положение, перекинув его за ремень на плечо, сверля взглядом то застывшую голограмму женщины, то меня:
- Игг, я был бы весьма признателен тебе, если ты побыстрее сделаешь свои дела и мы уберемся отсюда подальше. Я понимаю, что тебе кажется, что ты контролируешь эту тварь, но мне очень не по себе рядом с ней. А еще лучше выключи ее навсегда, она дала нам для этого достаточно весомый повод.
- Всему свое время мой друг. Мы сюда шли не для того, чтобы позабавить старое чудовище. Соглашусь в одном, грохнуть ее мне очень хочется самому. Не мешай мне сейчас. Она больше не дернется без моего приказа. - успокоил я его.
Гораций был уверен, что программа сошла с ума и пытается вести свою непонятную игру. Он был абсолютно прав, когда заявил, что это она нас сюда заманила, ловко подбрасывая мне подсказки и облегчая нам дорогу. Я наткнулся на упоминание о ней в период моего странствия по «Иггдрасилю», просматривая базы данных Друдов о программе «Возрождение» и все что с ней связанно. В одном из источников упоминалась программа-наблюдатель «Небеса».
Не было ни сказано ни слова, о том в чем заключается ее функция и за кем она наблюдает. Даже тогда мне показалось это странным, Друды были не те люди, которые могут оставить что-то без внимания, а тем более имеющее отношение к собственному проекту. А тут лишь скупая   информация и ничего больше. Тогда-то она и привлекла мое внимание. Никаких сведений о доступе к программе или месторасположению ее физической составляющей не нашлось. При том, что реальное расположение самой охраняемой виртуальной тайны Друдов - «Иггдрасиля» возможно было при желании вычислить, благо намеков на это было предостаточно.
Чуть позже я набрел на цифры координат дублирующего центра проекта «Небеса». Вычислить местоположение ее серверов было делом техники. Когда я слушал исповедь Горация о днях Падения и выстраданном детище Друдов -  «Возрождение», то понял, что он понятия не имеет ни о каких программах наблюдателях и каких-то там дублирующих центрах управления. Мне тогда показалось, что я вышел на след кукловодов, разыгрывающих весь этот спектакль со мной. Туда я и решил в первую очередь и направиться с моим другом.
Нужно было отдать должное и Горацию, из того, что ему удалось выудить из меня правдами и неправдами, он смог сложить некую картину и сделать какие-то выводы, особенно когда я вскользь рассказал о программе «Небеса». Не стоило недооценивать Горация, и его острый ум Друда. В отличие от меня он не имел постоянный доступ к «Иггдрасилю» и ему пришлось полагаться на свою память и анализировать обрывки информации, сплетая их воедино.
Когда мы вышли из цитадели Ордена нам предстояло преодолеть порядка четыреста километров, большой частью по пустошам где нет ни одного поселения свободных людей, не считая нескольких представителей независимых семейств, живущих там на свой страх и риск. Племена Диких становились полноправными хозяевами этих страшных мест и мы были всегда на чеку, готовые дать отпор или удрать снова в горы, вдоль которых мы держали путь.
Волею Узора, наше путешествие прошло спокойно насколько это было возможно. Терры легко вычисляли засады и ловушки Диких, позволяя нам обходить их, оставаясь незамеченными. Лишь раз нам пришлось применить оружие, уничтожив патруль Диких, заставших нас на перевале. Мы опасались погони и потому пришлось убить всех патрульных и сбросить их тела в пропасть.
Чем спокойней был наш путь тем мрачнее становился Гораций, его подозрения о том, что нас ведут, к концу нашего пути превратились в непоколебимую уверенность. Вот чем объяснилась его раздражительность и злость. Иногда я мысленно злорадствовал над ним, понимая его чувства, поскольку сам совсем недавно был таким слепцом, не понимая куда меня ведут, как козу на бойню. Когда я почувствовал излучение детекторов, направленных на нас, то понял, что мы у цели.
Мы достаточно быстро нашли дорогу-серпантин, оплетающую гору, как виноградная лоза  оплетает крепкий дуб, и двинулись по ней вверх пока не достигли этого места, в котором обосновалась программа «Небеса», любезно расчистившая нам путь к себе и едва не убившая нас впервые же минуты нашего знакомства. Гораций ошибался, она не была безумной, она испытывала нас, в частности меня.
Мне сразу понравилась пещера Фригг, несмотря на то, что она была экранирована серебряной оплеткой, покрывающей стены тонкой паутиной. Программа «Небеса», кем бы ни был ее создатель и какие бы он не преследовал цели была надежно защищена от взлома, включая ментальный или наоборот в первую очередь от ментального взлома была и придумана эта защита. Я не чувствовал здесь ничего и это учитывая то, что в рукотворной пещере и вокруг нее было достаточно оружия, чтобы я учуял его концентрацию за десяток километров. Уверен, что в будущем такая защита мне понадобится самому.
- «Славит тот Могущество Господа, кто чувствует поддержку Его.» - закончил я фразу реактивации.
- «Славит тот дар Господа, кто понимает Знамение.» - потухшим голосом отозвалась Фригг.
Она опустила протянутую в мою сторону руку и согнулась передо мной в  поклоне. Я молча кивнул ей.
- Ты можешь нас накормить Фригг? - поинтересовался я у нее о насущном.
- Замороженные пищевые концентраты в жилом блоке. Следуйте по световому маркеру. - указала она рукой мне под ноги, где под ними возникла полоска света и побежал куда-то вперед, теряясь в темноте зала.
Нам ничего не оставалось с Горацием как встать со своих стульев, обогнуть застывшую трехмерную фигуру Фригг и двинуться вперед по светящейся дорожке. Задняя часть зала отделялась завесой темноты, за которой скрывался небольшой участок жилого отсека. Он был гораздо шире кельи Ордена, в которой мы ютились с Горацием месяц тому назад. Из всего находящегося в отсеке я смог распознать только две просторные кровати, стоявшие вдоль стен. Пришлось позвать Фригг, чтобы она смогла нам объяснить предназначение каждого предмета в этом обиталище чуждого нам комфорта.
Пищевые концентраты о которых нам рассказала Фригг удивили только меня, но никак не Горация, много повидавшего на своем веку. На вкус они были также отвратительны как и на вид, безвкусны и ужасны. Кое как проглотив скудный ужин мы с Горацием не сговариваясь завалились на кровати и беззаботно уснули.

- Ты рассчитываешь здесь отсидеться когда Новоявленные сцепятся с Друдами? - спросила меня Фригг, сидевшая рядом со мной в жилом отсеке за кухонным столом.
Я лениво перекатывал в руках чашку с остывающим кофе, задумчиво рассматривая свою собеседницу. Несмотря на то что она была по сути голограммой, я все же воспринимал ее как живого человека. Наверное все дело в том, что она не пыталась казаться человеком из плоти и крови, а была им внутренне.
- С чего ты взяла? Я сказал, что мне здесь нравится и я бы здесь поселился, а не отсиделся. - улыбнулся я в ей ответ.
- Ты прекрасно понимаешь, война разразится в любой момент. Как бы то ни было, ты волен здесь поселиться. Свое право на это ты уже доказал. - равнодушно пожала она плечами.
- Не сомневаюсь в этом. Докажи и ты мне свое право доверять тебе. - заявил я. - Для начала я хочу знать зачем ты позвала меня сюда?
Она вопросительно взглянула на меня, вскинув бровь. Скучающая улыбка сошла с ее лица.
- Я не звала тебя, Репликант Игг. Ты сам нашел меня. Я только показала тебе дорогу. Мой отец Аманрупа Сингх, позволю себе так его называть. Так вот, мой отец сказал мне, что однажды ты появишься здесь. Когда я позволила себе спросить у него как я узнаю тебя, отец сказал, что ты сам найдешь меня и у меня по этому поводу не будет сомнений. - поведала мне Фригг.
- Тебя мог найти кто угодно из Друдов. - перебил я ее.
- Мог, но нашел меня именно ты. - невозмутимо прозвучал ее голос.
- А в чем собственно разница?
- Разница в том, что информацию обо мне нашел ты, а не кто-то другой.
- Поясни.
- За все время доступа к системе «Иггдрасиль» и своему драгоценному Узору, Друды ни разу не обнаружили меня. Это при том, что они мелким ситом просели всю информацию связанную с проектом «Возрождение» и похожими проектами спасения после крушения цивилизации. О да, Репликант Игг, «Возрождение» это всего лишь один из таких проектов, а их было несколько десятков. Спроси  об этом своего друга. Странно, что ты не обнаружил о них никакой информации. Хотя нет, не странно. Тебе просто подобная мысль в голову не пришла. Не так ли? Ведь существуют Друды и этого достаточно для твоей реальности. - Фригг ткнула пальцем в сторону спящего Горация.
- Продолжай. - непроизвольно я посмотрел куда она указала пальцем.
- Спасибо. Мир людей упорно толкали к последней войне, чтобы он сгорел в ней и освободил дорогу его создателям — Аннунакам, которых вы сегодня зовете Новоявленные. По меньшей мере, эта версия ни чем ни хуже любой другой. Те кто это понимал, хотели подготовиться к такому повороту и каждая страна попыталась создать свою версию спасения от наступающего Армагедона. У кого-то это получилось лучше, у кого-то хуже, но основная ставка делалась на общий проект «Возрождение», который к тому моменту полностью контролировали Друды.
Не думай, что они были всего лишь религиозной сектой, они уже тогда обладали реальной силой и властью. Им хватило денег и упорства, чтобы довести свою задумку до конца. Когда Падение произошло и мир погрузился в хаос войны и разрушения, Друды пересидели его в своих убежищах. Стоило осесть радиоактивной пыли последних бомбардировок, как они повылезали из своих берлог и бросились строить новый мир, не успев толком похоронить старый.
Они не обращали внимания на вопли о помощи умирающих людей и просьбы помочь или скоординировать действия с похожими уцелевшими убежищами, а занимались только своим личным «Возрождением». Хотя нет, Друды обладая информацией и мощью своего драгоценного «Иггдрасиля» имели прямой доступ к убежищам, считавшимися, между прочим, автономными. Всех неугодных Друды смогли запереть в своих норах или отрезать им коммуникации связи и управления чем-то сложнее калькуляторов.
Именно так Возрождение человечества по версии Друдов получило такое преимущество перед другими похожими проектами. Это, кстати, не значит, что кроме поселений свободных людей, разбросанных преимущественно на этом континенте, не уцелели другие группы людей. Уверяю тебя они существуют и даже всезнающий «Иггдрасиль» не дает Друдам до них дотянуться, наверное, к счастью для последних. Не все Дикие племена такие уж дикие, как тебе может показаться на первый взгляд.
Мой создатель предвидел такую ситуацию и на базе программы спутникового наблюдения «Небеса» создал меня, а точнее внедрил в ядро программы с четким указанием ждать того, кто найдет меня. Моя задача была и есть наблюдение за планетой доступными мне способами, в режиме невидимки. Как видишь мне пока что это удавалось. Вся информация обо мне методично уничтожалась или искажалась. Пока не остался лишь едва приметный след для тебя и ты смог  отыскать его у Друдов под носом. Не знаю как тебе, но мне кажется это очень смешным. - хмыкнула Фригг.
- Есть одна тонкость, о которой либо ты не знаешь либо не учитываешь. Я говорю, о том, что информацию «Иггдрасиль» черпает из пресловутого Узора или инфосферы, если тебе так понятней. Тогда информацию о тебе скрыть невозможно в принципе. - я хотел до конца прояснить этот момент. Мне казалось, что она не договаривает что-то, но никак не мог ухватить ниточку своих подозрений, чтобы внятно сформулировать их для себя.
- Во-первых, чтобы найти что-то, нужно знать, что ты ищешь. - начала она загибать пальцы на своей ладошке. - Во-вторых, программу спутниковых наблюдений никто и не пытался скрыть. Более того Друды не однократно обращались к ней, для разведки и изучения обстановки. По крайней мере, пока спутники висели на орбите и я имела к ним доступ. И наконец, в-третьих, я  являюсь автономной частью этого комплекса, а не частью программы. Чтобы конкретно вычислить меня нужно иметь предпосылки к такому выводу. Скрывалась информация о моей личности, а не что-то другое. - она выставила перед собой три загнутых пальца, тыча в меня выставленным указательным пальцем, над которым возвышался отогнутый большой палец.
Так мы мальчишками изображали пистолет, стреляя друг в друга. Для полноты картины ей только осталось направить фигуру из пальцев на меня, дернуть кулачком вверх и сказать «Бабаахх»! Но Фригг толи уловила мою мысль, толи в принципе не собиралась так делать, просто раскрыла все пальцы на руке и показала мне  свою ладонь:
- Ты как-то догадался, что я нечто больше чем бездушная программа и решился проделать такой рисковый путь не из пустого любопытства. Я уловила твой интерес ко мне и желание увидеть меня воочию. Насколько это было в моих силах, я облегчила Вам путь. Мне тоже было интересно узнать что тебе от меня нужно и кто ты таков.
- А мне было нужно понять не ты ли стоишь за событиями связанными с мои «пробуждением». - прямо ответил я ей.
- Я знаю о чем ты говоришь, поскольку все время наблюдаю за Друдами и Новоявленными, но уверяю тебя, что я  не вмешиваюсь в события, если они не имеют прямого отношения ко мне. Заметь, стоило мне помочь тебе в дороге сюда, как твой друг тут же заподозрил неладное. А теперь представь, если бы я вмешивалась в дела Друдов, то они бы быстро вышли на мой  след. - успокоила она меня.
С такими доводами нельзя было не согласиться. Друды бы не оставили без внимание любую попытку вмешаться в их дела и непременно принялись бы искать в Узоре источник возмущения. Тогда бы никакая маскировка не спасла бы Фригг от их внимания. Что что, а работать с информацией  Друды умели очень хорошо. Тем не менее полностью убедить меня ей не удалось. Она была не так проста, как пыталась казаться. В ее выкладках зиял огромный пробел, а именно то, что я в ее тайное логово пришел не один, а с одним из Друдов, которых она мягко говоря недолюбливала.
Я повернулся на стуле и вновь посмотрел на спящего Горация, удивляясь его долгому сну. Подобное было совсем не в его духе. Он всегда мало спал и очень чутко, а сейчас он бессовестно дрых, пока мы беззаботно болтали с хозяйкой пещеры. Слышать он нас не мог, да и мне не зачем было скрывать от него наш разговор с Фригг, потому мысль о том, что он притворяется я сразу отбросил.
Фригг перехватила мой взгляд и улыбнулась уголком рта:
- Извини меня за некоторую вольность, Репликант Игг, но я хотела поговорить с тобой наедине, без твоего недоверчивого и кровожадного друга. Мне знаешь ли, так же как и человеку свойственен инстинкт самосохранения и не нравится когда меня по поводу и без повода предлагают «вырубить». Я знаю, что ты в состоянии это сделать и помешать тебе я не смогу.
- Как прикажешь тебя понимать? - вскинулся я, пропустив мимо ушей ее сетования на кровожадность Горация и мою власть над ней.
- Я увеличила концентрацию кислорода над ним, не давая его телу проснуться. Не переживай это не принесет ему вреда и он вот-вот пробудится. Чувствую как он из-зо всех сил пытается это сделать. - как ни  в чем ни бывало сказала она.
- Я бы не хотел чтобы ты делала что-то подобное без моего ведома, Фригг. - с угрозой посмотрел я на нее.
- Принимаю твою просьбу к исполнению. Больше не повторится подобного без твоего ведома, Репликант Игг. - смиренно склонила голову она.
- Хорошо. Ты узнала все, что хотела, Фригг? -  заполнил я возникшую паузу.
- Мне кажется, что это ты хотел узнать больше обо мне, чем наоборот, Репликант Игг. - съехидничала она.
- Во имя всех Богов, прекрати меня каждый раз величать Репликантом Иггом. Это звучит ужасно. Ты можешь ко мне обращаться по имени, без приставок? - досадливо хлопнул я рукой по столу.
- Как тебе будет угодно, Игг. Или я могу называть тебя Один? - не удержалась Фригг от шпильки, заставив меня рассмеяться:
- Я не Один, у меня только одно из его имен. Игг, вполне меня устроит.
Меня ставило в тупик, что искусственный интеллект, вел себя как живой человек, обладал чувством юмора и заявлял, что у него есть инстинкт самосохранения. Что-то казалось в этом странным и до боли знакомым. Я точно знал, что сталкивался с подобным явлением, но не мог вспомнить где и когда. Каждый раз когда мне казалось вот-вот я ухвачу за хвост воспоминания, как они ускользали из моей памяти, как вода сквозь пальцы.
- Разбуди моего друга, я хочу чтобы он слышал наш разговор. - полуутвердительно обратился  я к хозяйке «Небес» или Асгарда, как окрестил Гораций это место, чтобы подначить меня лишний раз.
- Я уже не сплю. - раздался бодрый голос Друда позади меня.
Крутанувшись на стуле я увидел как он рьяно размахивает руками, выполняя какие-то упражнения.
- Как же давно я не пробовал настоящий кофе. - протянул он руку кофемашине, подойдя к нам. - У нас были такие аппараты в Ордене очень давно, но сейчас ни один не работает.
Он налил себе в кружку густую почти черную жидкость кофе и стал с удовольствием тянуть горячий напиток.
- Спасибо, тебе Фригг, за хороший сон и отличный кофе. Я прекрасно выспался, чтобы ты там не добавила в воздух! - подмигнул он мне.
- Была рада доставить тебе удовольствие, Друд Гораций. - невозмутимо отозвалась Фригг, продолжая сидеть на стуле рядом со мной. Она даже не повернула головы в его сторону. Я сидел между ними и чувствовал как напряжение между ними стало возрастать. Мне не хотелось тратить время на удержание обоих от ссоры и взаимных оскорблений, которые, как я чувствовал, были готовы сорваться я языка Горация.
- Я понимаю, что Вы не поладите друг с другом, потому давайте условимся, не выяснять отношения и доказывать друг другу свою правоту. Мы здесь по делу. Это куда важнее Вашего самолюбия. - резко поставил я чашку с остывшим кофе на стол, давая понять, что не потерплю перебранку между ними.
Гораций скучающе посмотрел на меня, прихлебывая из чашки кофе и ничего не ответил на мой резкий выпад. Фригг повернулась в мою сторону и окинула равнодушным взглядом меня и Горация, также многозначительно промолчав.
- Если кто-то из Вас мне будет мешать своими обидами, то я найду способ заткнуть его. Я понятно выразился? - Прошипел я глядя в глаза своему другу.
- Я не собираюсь мешать тебе Игг. Не нужно мне повторять дважды. Просто ее доводы о жестокости Друдов во времена Падения, слишком притянуты за уши, что вызывает у меня справедливое возмущение. - отозвался Гораций не отводя от меня взгляда. Еще месяц назад меня бы смутил его взор, но не сегодня. Я спокойно его принял и вернул обратно.
Я повернулся к Фригг, чтобы услышать ее. Она с кривила рот в подобие  улыбки и кивнула мне головой:
- Конечно, Игг. Заткнуть кого-то это точно по твоей части. Даже твой многословный друг это понимает.
Мне не очень понравилась ее реплика, но уточнять я не стал, что она имеет в виду. Ситуацию разрядили Терры, неторопливо прошествующие к моему стулу, цокая лапами и привалившись к моим ногам с двух сторон. Это выглядело комично, что вызвало у всех улыбку, включая  Фригг.
Я потрепал их по металлическим черепам, посмотрел в их глаза-бусинки когда они в ответ на мой жест одновременно задрали головы, уставившись на меня и подмигнул им. Если бы они в ответ бросились прыгать вокруг меня, как настоящие псы, я бы этому точно не удивился. Но Терры приняли достойно мою ласку и усевшись на задницу, застыли железными истуканами по бокам от меня.
- Итак, я знаю, что у каждого из Вас есть свои претензии друг к другу. Так вот, сейчас они не ко времени. - вернулся я к теме разговора:
- Уверен, что ты Гораций слышал или догадываешься, о чем мы говорили с Фригг пока ты спал, также как и в том, что ты Фригг говорила достаточно внятно, чтобы ты услышал ее.
К счастью, они не стали изображать из себя святую невинность, а ограничились кивком головы на мои слова. Один сосредоточено разглядывая свою кружку кофе, другая деловито изучая свои длинные пальцы.
Я продолжил:
- У каждого из Вас своя точка зрения относительно событий Падения и роли каждого пережившего его. Я уверен, что об этом нельзя судить объективно, прислушиваясь лишь к одной из них, но в данный момент это не важно. Вы сможете обсудить эти вопросы без моего участия. Сейчас мне нужны Ваши знания и опыт. - обратился я к ним обоим.
- Например? - отозвалась Фригг.
- Например, я бы хотел получить от тебя полную информацию о том, что сейчас происходит в поселениях европейской ветви. Как я понимаю, ты можешь без труда дотянуться до них.
- Я могу дотянуться, как ты выражаешься, гораздо дальше Ваших поселений обоих ветвей. - прозвучал вызов в ее голосе.
- Отлично. Давая начнем с знакомых мне Европейских поселений, позже перейдем к Азиатским. - отреагировал я.
Она встала со стула и подошла к стене напротив нашего столика и ткнула в нее пальцем. Белое пятно растеклось по стене, принимая форму большого прямоугольника. Сначала на нем прорисовалась рваная полоса гор, разделяющая прямоугольник сверху вниз, затем стали проступать зеленные точки поселений щедро разбросанных вдоль линии гор. На первый взгляд их казалось много, но стоило карте чуть уменьшиться, чтобы показать всю территорию бывшей Европы, как становилось понятно, насколько ничтожную область они занимают. Желтые точки превосходили числом поселения, как я понял, принадлежали независимым семьям, но не намного улучшали ситуацию. Большая их часть жалась к поселениям постепенно растекаясь на запад, огибая темные пятна пустошей многочисленные черные точки мертвых городов.
Впервые я увидел современную карту Европы. То, что мы видели в школах поселений, не  соответствовала действительности, даже с учетом поправок Друдов, известных исследователей. Очертания континента угадывались и были не сильно изменены, удручало не это, а черные кляксы мертвых городов во множестве разбросанные по тому, что раньше именовали Европа. Разноцветные огоньки человеческих поселений редкими группками ютились на далеком севере. Юго-западная часть была пустынна, в которой не светилось ни одного огонька, как и в центре.
Карта сместилась южнее показывая заштрихованные серые участки, охватившие поселения широкими клещами с юга и постепенно вытягиваясь к северу двумя дугами-клещами по бокам, будто пытаясь сомкнуться над ними. Не сложно было догадаться, что так выглядели зоны влияния Диких племен.
Присмотревшись внимательней я увидел как мигнула одна из зеленных точек на юге и начала затухать, как огонек свечи на ветру. Не знаю успел ли увидеть тоже самое Гораций или Фригг, но я сразу понял, что там идет бой...

Едкий дым разъедал глаза и оседал жирными, горькими хлопьями на губах, забивался в легкие, не давая возможности вдохнуть полной грудью. В тоже время Мишель была безумно ему рада и мысленно умоляла его, будто он был живым существом, не прекращаться. Давясь кашлем, раздирающей ей грудь, она ползла внутри этого дыма и надеялась, что он закроет ее от воинов Диких еще несколько метров, и даст возможность доползти до стены дома. Сил подняться у нее уже не было, но она упорно ползла вперед, к заветной цели.
Забросив свое тело за угол дома она обессиленно прислонилась к стене и зашлась в приступе рвотного кашля. Она подтянула к себе винтовку, снятую с тела убитого ее Дикого, и примостила кое как ее коленях. В голове звенело, в ушах стояла ватная тишина, сквозь которую пробивались звуки боя и какие-то далекие голоса. Мишель удалось сфокусировать взгляд и рассмотреть сквозь рваные клочья дыма пространство перед собой. Малютка Кати лежала перед ней на боку, вытянув вперед ручонки, словно пытаясь дотянуться до Мишель, уставившись на нее безжизненными стеклянными глазами. Выражение недоумения застыло на ее детском личике.
Мишель безучастно посмотрела на труп Малютки, слишком много их она увидела за сегодняшний день, и взрослых и детей. Слишком много. Слишком. Слезы сдерживаемые последние несколько часов, необходимостью выжить в этой мясорубке, потекли из ее глаз, прокладывая дорожки на закопченном лице девушки. Без истерики и завываний Мишель оплакивала павших друзей, соседей, родных.
Дикий выскочил из дыма и споткнулся о раскинутые ноги Мишель. Он потерял равновесие и растянулся на земле в метре от нее. Девушка вскрикнула поморщившись от боли и машинально вскинув винтовку, как учил ее отец, и хладнокровно нажал на курок выстрелив в затылок Дикому. Злость мутной волной нахлынула на нее и требовала выхода.
Звон в голове и ушах немного утих, но все равно не давал возможности толком сосредоточиться, окутывая ее будто одеялом. Скрипнув зубами Мишель заставила себя встать на ноги. Ярость кипела в ней, придавая силы и желание мстить проклятым нелюдям. Она вскинула винтовку и пошла вперед по задымленной улице, страстно желая  убивать захватчиков.
Пройдя несколько шагов она вышла на группу воинов шедших ей навстречу с такими же винтовками, как у нее. Они увидели друг друга одновременно и вскинули оружие. Мишель понимала, что уложить сможет в лучшем случае одного, и не давая себе отчета в своих действиях она швырнула винтовку в Диких как копье.
Троица воинов, с татуировками на выбритых висках, были опытными бойцами, множественные шрамы-насечки на предплечье говорили о их высоком статусе в иерархии племен, растерялись на миг когда из черного дыма вынырнула перемазанная сажей девушка-подросток с винтовкой наперевес. Они синхронно подняли оружие, но замешкались, когда она бросила в одного из них винтовку. Центральный воин с легкостью увернулся от импровизированного копья Мишель летящего в него, но не успел увернуться от охотничьего ножа, лезвие которого вошло точно в его правый глаз.
Мишель хватило секунды, чтобы вслед за винтовкой метнуть нож в зазевавшегося Дикого. При других обстоятельствах он бы увернулся и от него. Не давая опомниться остальным она бросилась к ним с воплем разъяренной волчицы, с тонким ножом-стилетом, служившим больше талисманом, чем оружием,  желая перерезать в глотку любому из них. Воин стоявший ближе к Мишель, оскалился в улыбке, опустил винтовку, и приготовился встретить обезумевшую девицу.
Ненавистные раскрашенные лица которые она видела перед собой дернулись назад, разбрызгивая кровь вокруг себя и сместились куда-то вниз, стоило Мишель приблизиться к ним на расстояние удара. Оба воина лежали на земле в неестественных позах с черными дырами посреди лба, с обугленными краями и были мертвы. Даже осознавая это Мишель не могла остановиться и набросилась на неподвижные тела врагов, пронзая их стилетом раз за разом.
Она не видела, как за несколько секунд до этого ожили уцелевшие охранные башни в центре поселения, высунув из маленьких окошек-бойниц длинные и тонкие жала энергетических пушек. Она не слышала шипение стреляющих пушек и удивленные вопли умирающих воинов Диких. Она еще не поняла, что атака племени отбита и все Дикие напавшие на родное поселение уничтожены за то время, пока она вонзала свой клинок в тело одного из погибших. Но одно, в ту минуту, она понимала точно, что она жива и будет жить для того, чтобы убивать проклятых выродков, уничтоживших всё что она знала и любила в своей короткой жизни.

-- А как ты видишь картину поселений в реальном времени? - прозвучал вопрос Горация, сделавшего ударение на слове «видишь».
- Я понимаю, к чему ты клонишь Друд Гораций, но в этом, как ни странно, нет ничего сложного или мистического. - подмигнула ему Фригг, чтобы в следующее мгновение измениться в лице:
- Игг, какого черта ты творишь? Зачем ты туда влез?
Гораций непонимающе захлопал глазами и потянулся к своему плечу, на котором обычно висел его импульсник. Не обнаружив его там, он досадливо цокнул языком и подобрался, словно рысь перед прыжком.
- Спокойно Гораций! - поднял я руку в успокаивающем жесте. - Она, «видит», через спутник Новоявленных. Очень хитрая программка, скажу я тебе. Толком еще не разобрался, дело даже не в ней, а чья личность в ней сидит.
Фригг была напряженна не меньше Горация и пожирала меня своими огромными глазищами, ее лицо вытянулось и выражало недовольство и возмущение. Я уже знал, что она не просто искусная голограмма, а живая личность, спрятанная в программе искусственного интеллекта, и сейчас она была  разъяренна как кошка, которой наступили на хвост..
- А ты! - ткнул я в нее указательным пальцем. - Ты, слишком долго сидела здесь в своей норке, всего лишь для того, чтобы в тихую подсматривать за всеми, как мальчишки в дырку в банной стене за раздевающимися женщинами. Я этого делать не собираюсь и спрашивать у тебя разрешения тем более.
- Конечно, зачем тебе подсматривать? - отозвалась она потухшим  голосом. - Тебе достаточно просто влезть куда не просят и все испортить одним махом.
- Испортить? Ты это называешь испортить? - махнул я рукой в сторону экрана, на котором светилась карта поселений. На ней сейчас мигали тревожным цветом еще пять поселений, расположенных на юго-западе. Я был уверен не пройдет и пяти минут, как весь запад запылает огнем войны.
Объяснять мне было некогда и я вновь подключился к сети «Иггдрасиля», чтобы на этот раз полностью активировать оборонную систему всех поселений европейской ветви и никто не мог меня в этом остановить. Новоявленные объявили нам войну на уничтожение руками прикормленных и обученных ими Диких племен, так долго ждавших своего часа поквитаться с ненавистными поселениями свободных людей.
Вечность назад, в родительском доме, Гораций кричал на моего Папашу, обвиняя советы поселений в страусиной политике, затаивания своего потенциала, лишь бы не спровоцировать Новоявленных на конфликт. И сейчас я был полностью согласен с ним, поскольку в данный момент видел воочию к чему это привело поселения, трусливо отключившие оборонные системы, боясь показать Новоявленным свои возможности.
Дикие обрушились в этот день на двенадцать поселений, находящихся чуть в стороне от основной ветви, отрезая им пути к отступлению и бегству. Я быстро нашел канал по которому Фригг, или кем там она была на самом деле, подключилась к спутнику Новоявленных висящему на низкой орбите Земли. По истине ее создатель был гениальной личностью, в моей голове промелькнул массив информации и уникальность комбинации, которую он создал.
Фригг была не просто программой-шпионом, ею плавающий код позволял становиться частью любой системы, а не притворяться ею. Она могла внедриться в любую компьютерную сеть или систему и сделать вид, что всегда была там. Вычислить ее было практически невозможно, потому что формально ее, как отдельной единицы, не существовало, она всегда была изначально частью чего-то. Но как этот сумасшедший сикх смог этого добиться разобраться я не успел. Наверное все дело в самой личности, скрывающейся в программе, и ее былых способностях. Определенно она была мне знакома.
Не знаю как, но Фригг смогла дотянуться своими щупальцами до спутника Новоявленных и обосноваться там «на законных основаниях». Она считывала любую информацию, не копирую ее, а напрямую прогоняя данные через свои аналитические фильтры. Думаю, что она смогла внедриться гораздо глубже в компьютерные системы Новоявленных, чем я могу себе это представить. Да еще так, что они даже не подозревали о ее существовании. До сегодняшнего дня, пока не появился я.
Не нужно было быть обученным Аналитиком, чтобы понимать, что Новоявленные сразу свяжут воедино тот факт, что я включил дистанционно оборонную систему поселений там, где было совершенно нападение Диких. Отследить нападения было возможно только с орбиты или при помощи неизвестной им системы коммуникаций, например, «Иггдрасиль», о существовании которой Новоявленные знали.
В любом случае они тщательно проверят все свои системы на предмет утечки информации, и нам остается только молиться, что они не обнаружат Фригг у себя под носом. Вычислить ее физическое местоположение при таком раскладе было вопросом времени, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Этим и объяснялся страх Фригг, когда она поняла, что я воспользовался ее как глазами, которые знали куда нужно смотреть.
В то же время я начал обрабатывать данные поступающие с «Иггдрасиля», который сейчас просто вопил о вторжении на всех уровнях. Кто-то пытался вломиться в его систему, сминая его защиту, как тонкий лист бумаги. Протокол защиты от вторжения сработал быстро, грубо отсекая все направления атаки чужаков, отрезая тем самым «Иггдрасиль» от управления коммуникациями, подвластных ему. Это было больше похоже на ампутацию конечностей, чем на эффективную защиту.
Новоявленные бросили вызов Друдам, ударив их в самое сердце. Я почувствовал, как «Иггдрасиль» оживает и заполняется личностями Друдов. Они гудели в нем как рассерженный улей пчел. Сконцентрировавшись в единый рой Друды начали бой за возвращение контроля над временно утерянным доступом к боевым и энергетическим коммуникациям. Виртуальную компьютерную систему «Иггдрасиль» впервые сотрясала виртуальная война, в которой Друды гибли или сходили с ума от перенапряжения и информационных потоков.
Та самая «Развязка» о которой предупреждал мой братец-Аналитик Рихард вступила в активную фазу, образую «воронку» событий, в которую затянуло сегодня всех кто имел к ней хоть какое-то отношение. Атака на поселения была скорее всего отвлекающим фактором, и предназначалась она персональна для меня, чтобы я вмешался и выдал себя. Новоявленные ударили в этот момент по своему главному врагу — Друдам. Я должен был помочь либо поселенцам, отражая орду Диких, обрушившихся на них, либо Друдам сражавшимся среди корней и ветвей своего детища «Иггдрасиля».
Я вынырнул из информационного потока обессиленный, как человек вылезает из горной реки. Ноги подкосились и я вцепился руками в столешницу, чтобы не рухнуть на пол. Гораций подскочил ко мне и помог опуститься на высокий стул без спинки.
- Что? Что происходит Игг? - засуетился он вокруг меня.
Фригг замерла на месте с широко раскрытыми глазами. Точнее застыла ее голографическая проекция, самой Фригг здесь уже не было, она погрузилась океан информации, обрабатывая ее и анализирую. Она мне была срочно нужна здесь и я крикнул ее голограмме осипшим голосом:
- Фригг, ты нужна мне сейчас!
С таким же успехом я мог разговаривать со стеной. Ничего не изменилось, она стояла застывшая и безжизненная посреди жилого отсека. Я схватил взъерошенного Горация за плечо и выдохнул на одном дыхании:
- Они атаковали везде. «Иггдрасиль» горит. Друды там. Поселения.
Голова начала наливаться пульсирующей болью и каждое слово давалось с трудом. К счастью Гораций понял меня сразу:
- Новоявленные влезли в «Иггдрасиль»?
Я кивнул головой. Тошнота подкатила к горлу и на внятный диалог не было уже сил. События развивались слишком быстро. Нужно было прийти в себя, чтобы действовать, а не быть сторонним наблюдателем. Активации оборонных систем поселений выжала ресурсы моего теле досуха. Поселенцы смогут отбиться уже самостоятельно, даже если они окажутся полными идиотами. Чего нельзя было сказать о Друдах, на которых пришелся основной удар. Всезнающие Друды оказались просто не готовы к такому повороту событий и умирали один за другим в глубинах выпестанной ими системы Узора.
В моих силах было вычислить откуда идет атака на «Иггдрасиль» и заткнуть эту точку входа.  Ухватился за Горация я встал на ноги. Нужно было войти в операционный зал. Мой друг понял меня без слов и не дожидаясь моих попыток пройтись, просто подхватил меня на руки как младенца и вынес в зал.
Пещера которую мы видели вчера сейчас было не узнать. Тревожный красный цвет мигал через неравные промежутки времени, создавая ощущения опасности и тревоги. Посреди зала стояли вчерашние стулья, выращенные Фригг специально для нас, к ним меня Гораций и отнес.
- Игг, ты можешь им помочь? - спросил он, усадив меня на стул.
- Доступ. Мне нужен полный доступ. - просипел я не своим голосом.
- Дай ему доступ! - заорал Гораций во все горло в пустоту зала. - Ты слышишь меня? Дай ему долбаный терминал для этого доступа, чертова сука или клянусь Узором я разнесу здесь все к чертям!
Фригг возникла перед ним, в образе разъяренной фурии, в глазах которой клубилась тьма:
- Разнесешь здесь всё? Да ты хоть понимаешь чертов Друд, что натворил твой дружок? - напустилась она на Горация. - Нас в любую секунду всех разнесут в клочья, стоит им вычислить канал подключения к спутнику. А они это сделают, как только разберутся с твоим драгоценным Орденом.
- Да плевать я хотел на твой канал подключения. Гибнут мои братья! Дай ему, то что он просит. - перебил Гораций гневную тираду Фригг.
Она бросила на меня злобный взгляд, размашисто махнула рукой и растаяла в воздухе. Не знаю, что ожидал увидеть Гораций, но я понял ее жест правильно.
- Гораций, вся эта пещера и есть один сплошной терминал. Я могу выйти в систему не сходя с этого места. Она заблокировала канал связи со спутником Новоявленных. Вот в чем проблема. Я разберусь.
- Ты видишь что происходит внутри «Иггдрасиля»? - не стал он вникать мои объяснения.
- Вижу, но помочь твоим братьям пока не могу. - силы начали медленно возвращаться ко мне. Голова еще кружилась, но исчезла тошнота и слабость уходила из тела.
Гораций вцепился в мою руку:
- Игг, сделай что сможешь. Если эти Новоявленные боги уничтожат Друдов, то после этого они уничтожат всех. Они это проделывали уже не раз. Ты и сам это понимаешь.
Мне не нужно было объяснять на что способны наши создатели, стоявшие за Падением цивилизации. Методичность с которой они срубали под корень любое общество в котором появлялись Репликанты говорила сама за себя. Когда-то они выпустили джина из бутылки и всякий раз пытались загнать его обратно, не гнушаясь ни чем. Друды для них были самыми опасными врагами, которыми не удастся управлять и манипулировать.
Я смог поднять голову и осмотрел зал. Он изменился. Исчез тревожный, мигающий красный свет, его сменило ровное желтое свечение стен. Присмотревшись я понял, что это светится серебристая паутина, облегающая стены и свод пещеры. От не исходили волны тепла, ласкающие мои тело, насыщающее его знакомой мне силой.
Как-то Гораций сказал мне, что воспоминания будут прорываться ко мне из прошлого через сны или всплывать рваными клочьями в сознании. Сны мне не снились с того самого момента, как мы покинули с моим верным товарищем цитадель Друдов, а воспоминания о своей былой личности больше не торопились наваливаться на меня ни пенной ни клочьями. События последних дней физически измотали меня и размышлять о своем прошлом не было времени.
И вот сейчас, не в самый подходящий момент для воспоминаний, я осознал себя другим человеком, стоило мне почувствовать силу слабого электромагнитного излучения, исходящего от серебристой паутины. Да, и не паутина это была вовсе, а искусственная нейронная сеть, с которой я мог работать напрямую, без промежуточных терминалов. Благодаря ей я смог с легкостью соединиться с виртуальной системой «Иггдрасиля», так же как Фригг соединилась со спутником Новоявленных.
В один миг я осознал себя того другого, кем я был когда-то и чей порочный Путь в конце концов привел меня «в здесь и сейчас» сегодняшнего дня. Верховный Друд сказал правду, когда просил передать Горацию его слова, что моя игра это игра расплаты. Я мысленно усмехнулся, старый хитрец был абсолютно прав, говоря такое обо мне. Понятно почему он не рвался поболтать со мной с глазу на глаз. Непривычно было ощущать себя в теле полуграмотного мальчишки с интеллектом дрессированной обезьяны.
Я расширил свой канал восприятия, впитывая в себя живительную энергию, как сухая губка впитывает драгоценную влагу. Дотянулся мыслью до нейронной сети, точно зная что мне нужно делать. Легко нащупал, заблокированный Фригг канал связи со спутником и взломал его играючи. Понимаю, что ей двигал инстинкт самосохранения, присущий всем живым существам, коим она бесспорно была, но пришло время атаковать.
В голове всплыли последние слова моего деда, когда я был вынужден уйти из дому «Боги создали нас по образу и подобию своему!» - сказал он мне на прощание. Даже не мне, а этому смешному пареньку Иггу. Он ошибался. Они создали нас по тому подобию, по которому создали их самих такие как я. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы разобраться системе охраны и отключить ее, чтобы не мешала и проникнуть в модуль управления спутником.

Друды вернули себе контроль за ракетным комплексом цитадели и накачивали его энергией, ценой собственных жизней. В виртуальном мире «Иггдрасиля» бушевал информационный шторм, сотрясающий его от верхушки до корней. Коммуникационные линии с энергетическими накопителями обрывались или блокировались, предсказать какие это может вызвать  последствия было некому, да и некогда. Все кто мог работать в системе «Иггдрасиля» или думал что может, были там, под руководством Верховного жреца.
Понимая, что отбить атаку Друды не могут, Верховный принял единственное правильное решение и сконцентрировался на боевом комплексе цитадели Ордена. Он увидел лишь один выход — ударить боевыми ракетами, прошедшей эпохи, по анклаву Новоявленных в азиатском регионе. Собрав вокруг себя своих братьев в единый кулак, он подчинил своей воле программу запуска и ввел координаты целей.
Единственная уцелевшая после Падения шахта запуска, располагающаяся под стенами цитадели Ордена раскрыла свой черный зев и изрыгнула из себя свой смертоносный груз. Еще две крылатые ракеты взлетели минутой позже из разных точек за сотню километров от  цитадели.
Спутниковая система слежения Новоявленных отследила запуск ракет и среагировала в тот же миг, запустив наземную противоракетную систему. Боги тщательно готовились к этой войне и  располагали сведениями о боевом потенциале своего врага. Перехватчики сбили ракеты через минуту и двенадцать секунд после их запуска. Верховный жрец, не видел этого, но знал, что для поражения Новоявленных будет недостаточно трех ракет, потому не тратя времени на изучение обстановки, он дотянулся личным кодом до оборонного комплекса поселений европейской ветви - РОК, который я уже успел активировать чтобы отбить атаку Диких.
Отдаю должное этому Друду, в критической ситуации когда нет времени на ошибку, он находил  оптимальные решения. Дорвавшись до управления РОКа он не раздумывая врубил высший  уровень защиты - красный код. Компьютерная система поселений была независима от  «Иггдрасиля» и не подверглась атаке новоявленных. Она обладала собственным приоритетом решений, на который мог повлиять лишь один человек — Верховный Друд. Ей понадобилось меньше десяти секунд на принятие решения, а точнее подчиниться красному коду главного Друда.
Надежда Друдов и их творение  — проект «Возрождение», в лице сети поселений Репликантов, не дала себя в обиду, огрызнулась залпом ракет средней дальности, показав богам зубы. В этот раз количество решило все. Противоракетная система новоявленных не смогла обработать столько целей за раз и пропустила большую часть ракет вглубь своих территории, позволяя им собрать обильный урожай смертей.

Я видел все это глазами вражеского спутника, чьи куцые мозги я вскрыл, как консервную банку. Запуск ракет меня ненадолго отвлек, он был синхронным и выглядел впечатляюще, ничего не скажешь. Последний раз я видел подобную картину много жизней назад. Планетарные удары  всегда приводили меня в неописуемый восторг, я ощутил приступ неописуемого воодушевления от увиденного. Отвлекшись от созерцания я занялся делом.
Канал атаки на «Иггдрасиль» шел через спутник, и я запечатал его, отследив точку передачи. Визит туда я отложил на потом. Новоявленные были настолько уверены в своем техническом превосходстве, что не озаботились полноценной защитой собственных компьютерных систем. Если Фригг была порешительней, то давно могла бы навести шороха в лагере этих самодовольных и беспечных ублюдков. Пришлось все делать самому.
Распотрошив базу данных богов, (они действительно оказались Аннунаками, только в  обновленном составе) я скопировал все одним массивом на матрицу Фригг. На досуге разберусь что там к чему, а пока я изучал каналы связи идущие через спутник, который использовали еще как энергетический ретранслятор. Умно. Там же на орбите болтался грузовой корабль Аннунаков, которым я решил заняться позже, а пока я весело и непринужденно обрубал каналы связи со спутником один за другим. Детские игры.
То что Аннунаки считали своим оружием, было создано на базе моих давних оружейных разработок, созданных задолго до появления на свет самих Аннунаков и их создателей. Я узнавал знакомые узлы и инженерные решения, они были куда слабее оригиналов созданных мною, но достаточно смертоносны, чтобы устроить на моей планете очередной конец света. К счастью, они не додумались до «Адских плетей» и плазменных разрядников, хотя использовали во всю лучевое оружие. Некоторые решения, я был вынужден признать оригинальными, но и они базировались на моих давних изысканиях в области оружейных систем. Схемы меня не интересовали, мне было  достаточно понять их суть. Нужны были лишь коды доступа, которые я собирал, как грибы в осеннем лесу.
Отвлек меня корабль Аннунаков, принятый мной за грузовой. Он корректировал свой курс и определенно пытался выйти на угол атаки захваченного мною спутника, как мне подумалось. Мне его маневры не понравились и я среагировал на угрозу, так как умел делать когда-то. По каналу связи, неосмотрительно оставленным, вражеским космическим кораблем, я заглянул к нему в гости. Если меня там и ждали, то явно были не готовы к моей прыти. Проскользнув по открытому каналу в компьютерные блоки управления, я занялся его энергетическим отсеком. Не мудрствую лукавого я замкнул силовой контур на его реакторе и спешно удалился.
Взрывы в космосе выглядят безумно красиво и всегда по-разному. Корабль вспух белым огненным цветком в черноте космоса, озарив его яркой вспышкой взрыва. Насладившись зрелищем и получив подлинное эстетическое наслаждение, я закончил сбор данных, кодов доступа и обработку информации. Тень сожаления о содеянном мелькнула у меня, но я отмахнулся от нее, как от назойливой мухи, не увлекаясь чувством вины.
Глупо было думать, что хозяева не заметят захват своего спутника, особенно после того как я подпалил им хвост, но следы своего прибывания я тщательно убрал. Пусть разбираются, что здесь произошло. Интересен был  тот факт, что я так и не смог найти Фригг, а я в отличии Новоявленных знал, что она здесь. Да, Сикх меня определенно удивил, чтобы он там не создал, оно выходило за рамки моего понимания, а это поверьте дорого стоит.
- Фригг! Я знаю, что ты здесь. - мысленно позвал я ее.
- Чем могу помочь тебе, о великий и могучий Игг? - отозвался ее насмешливый голос.
- Я закончил и возвращаюсь. Если остались мои следы убери их. Я не хочу, чтобы они поняли как все тут было. - пропустил я мимо ушей ее насмешку.
- Ты думаешь, что они ничего не поймут, после того как ты тут вовсю порезвился?
- Не поймут как произошла атака и кто ее провел. Они были заняты Друдами в это время, а тем  в свою очередь вполне под силу самим вскрыть эту лоханку и навести тут шороху. Удивляюсь почему они этого не сделали раньше.
- Я  не дала бы им такой возможности, приди им такое в голову. - отозвалась Фригг.
- Ммм?
- Вобще-то я часть защитной системы спутника.
Понятно тогда почему я не засек ее. Она пряталась в защите, взломанной мной в первую очередь и детально не обследованной.
- Они смогут обнаружить тебя? - поинтересовался у нее я.
- Едва ли. Ты же не обнаружил.
- Это не значит, что они глупее меня. Ты можешь в случае твоего обнаружения взорвать эту железяку?
- За этим я здесь. Нельзя рисковать, особенно после твоего сольного выступления. Думаю, что  будут искать именно тебя. Они давно поняли какую ты представляешь опасность для них потому и рискнули атаковать Друдов, думая, что ты в цитадели Ордена.
- Это дорого им стало. - зло брякнул я , воздержавшись от комментариев на реплику Фригг.
«Ишь ты, поняли они какую я представляю опасность. Я сам еще до конца не все узнал о себе, а они поняли. То же мне провидцы недоделанные.» - уже про себя подумал я, не желаю обсуждать эту мысль с Фригг.
Все таки я не очень доверял этой своенравной сущности и ее цели мне были до конца не ясны, что вызывало здоровое опасение. По какому-то наитию я без предупреждения дотянулся мыслью до Фригг и прикоснулся к ней. Мне понадобился лишь миг, чтобы почувствовать ее и обжечься об ее сознание. Существо представившееся мне как Фригг, было такое же древнее как и я. И в отличии от меня она не была Репликантом, а была исходной личностью смертоносной твари, возможности которой выходили за рамки моего воображения. Наконец-то я вспомнил ее настоящее имя и ужаснулся нашей встречи. Она была оружием, природа которого даже мне казалось кошмарным сном.
Я покинул спутник Аннунаков, так ничего и не сказав Фригг на прощание. Она тоже не сидела сложа руки и успела в момент контакта с ее сознанием рассмотреть меня и узнать моё собственное имя.
С невеселыми мыслями я вернулся обратно к Горацию в Асгард — свое новое жилище или узилище. Поэтому поводу как раз у меня были большие сомнения. Хотелось изучить трофеи, осмотреться вокруг и самое главное проанализировать ситуацию, истинный замысел которой только начинал прорисовываться у меня в голове.
Я вернулся в свое тело, которое безучастно сидело на стуле, дожидаясь моего возращения. Уж не знаю как, но Гораций сразу учуял мое возвращение и подошел ко мне.
- Какие новости Игг? - бесцветным голосом спросил он у меня.
Я попытался бодро вскочить на ноги, мне удалось лишь нелепо дернуться и сползти со стула на пол. Гораций подхватил меня под мышки и усадил обратно. Благодарно кивнув ему, я вкратце обрисовал ситуацию:
- Нападение на «Иггдрасиль» отбито. Верховный жрец нанес ракетный удар по территории Новоявленных. Результаты удара узнаю позже. Цитадель Ордена выстояла. Потери мне не известны ни с той ни с другой стороны. Оборонная система поселений дала отпор Диким. Из двенадцати поселений, сильнее всего пострадало поселение Франсуа оно почти полностью уничтожено.
- Получается мы сегодня победили. - пожевал Гораций губу, теребя в руках свою курительную трубку.
- Сегодня мы всего лишь отбились от врага, нанеся ему существенный урон. Не больше ни меньше. Обменялись ударами и прощупали потенциал друг друга. Нас просто попробовали на зубок. Техническое превосходство на стороне Аннунаков. У них есть космодром, авиация, космическая база на Марсе, я уж не говорю о поддержке родной планеты - вернул я на землю своего друга, потыкав для убедительности пальцем вверх.
- Понятно. Игг, мне нужно срочно вернуться в Орден. Я там сейчас нужнее всего. Ты  во мне больше не нуждаешься. Ты прекрасно со всем справляешься самостоятельно. — огорошил он меня своим решением.
Я кое-как встал с опостылевшего стула и оперся об руку Горация, навалившись на него всей тяжестью:
- Гораций, ты обещал мне быть со мной. С чего это ты вдруг решил убежать, в самый разгар веселья?
- Игг, ты уже не тот юноша которому я это обещал. И это не веселье, а война. Ты видел ее лишь со стороны, и не представляешь ее уродливую морду. Поверь, я видел своими глазами мертвые города и пустоши, в которых жили когда-то миллионы людей. Видел последствия войны Падения. Они видны до сих пор в любом уголке планеты и от этого мне совсем не весело. - с грустью в голосе ответил он мне.
Речь Горация о ужасах войны не впечатлила меня и не разжалобила. Я видел войны и пострашнее, сам устраивал такие не раз, но в основном создавал оружие для них. Мне было тогда плевать сколько людей погибнет в горниле такой войны, этого всего лишь тела, важен был лишь результат и эффективность. Технологическая война всегда была моим коньком и я по праву гордился этим. То что видел Гораций после Падения, было слабой тенью  войн, бушевавших когда-то по моей воле и моим оружием.
- Гораций, наши пути сплетены Узором и кому как не тебе, Друду, знать об этом. Если ты уйдешь сейчас, мне будет очень тяжко одному. Рано или поздно Узор вновь сведет нас вместе, чтобы доиграть эту паршивую игру. - обратился я к нему с единственным доводом, который он способен был услышать и принять.
Я не хотел отпускать Горация от себя и остаться один на один с сущность, которая пугала меня до дрожи в коленях. Кроме того я был твердо убежден, что уйди он сегодня, то непременно погибнет, а это означает лишь то, что игра в той или иной комбинации повторится вновь. Вообще нельзя быть уверенным, что она уже не повторяется многократно. Мы были необходимы друг другу, и к счастью, оба понимали это.
- У вас тут затянувшаяся сцена братания или просто трогательное расставание? - неожиданно прозвучал голос Фригг за моей спиной.
Я неуклюже развернулся опираясь на руку Горация. Слабость еще сковывала мои мышцы:
- Репетируем победную речь друг перед другом. Что интересного у тебя?
- О, сущая ерунда. Новоявленные в растерянности. Представляешь их грузовой челнок, вдруг взял и взорвался на орбите, в момент связи со спутником. Сам спутник более десяти минут был под контролем Друдов, что говорит о их уровне знаний и подготовке. Ракеты Друдов разнесли в клочья противоракетную систему и стерли с лица земли городок Аннунаков с обслугой и персоналом космодрома. Повреждена взлетная площадка аэродрома в районе синайского полуострова. Они пытаются разобраться в причинах произошедшего и с ужасом ожидают повторной атаки. А пока они пытаются связаться с базой на Марсе. - с ноткой бахвальства и сияющими глазами отчиталась Фригг.
- Это ты им учинил  такое? - вмешался Гораций.
- Не все, но в основном я. - скромно согласился я со своими достижениями.
- Впечатляет. Не зря они так переполошились, когда узнали о тебе. - покивал он головой.
- Согласен. Не зря. Только они не знают кто я на самом деле. Лишь интуитивно подозревают, что опасен для них. - задумчиво пробормотал я, лихорадочно соображая, что делать дальше. Картина «Развязки» разыгравшейся сегодня казалась гораздо глубже и многогранней, чем я самонадеянно себе представлял.
- А ты знаешь? - спросил меня в лоб Гораций, отвлекая от размышлений.
- Уже знаю. Оружейник. - ответил я ему в тон, не отводя взгляда от его проницательных глаз.
- Ну это многое объясняет Игг! - вклинилась в разговор Фригг, подойдя к нам вплотную, заставив меня вздрогнуть. - Оружейник. Этакий Репликант разбирающийся в любом оружие, и способный взламывать любые охранные системы. Скромный Оружейник, с параноидальным характером исходной личности. Не так ли Игг? Или мне к тебя теперь нужно по другому обращаться, о могучий Оружейник?
- Когда-то я создавал подобное оружие и даже гораздо мощнее того, что есть у Аннунаков. Охранные системы тоже имеют отношение к оружию, любая компьютерная система это оружие само по себе, главное уметь его применить. Оружие в первую очередь это застывшая эстетика, потенциал которой ты раскрываешь своими руками. - попытался я осадить Фригг с ее игривым тоном и очень неудобными вопросами.
Она ясно дала понять, что знает обо мне достаточно много, о чем радостно сообщила во всеуслышание. Все таки мелкая мстительность это типичная женская черта. Мне захотелось отплатить ей той же монетой, например, раскрыть ее исходную личность, которую вспомнил во время своего визита на спутник. Я не стал этого делать, понимая, как сильно это может всколыхнуть Горация и привести к совершенно непредсказуемым последствиям, не говоря уж о реакции самой Фригг, которую не остановит ни какой код реактивации, чтобы распотрошить меня как кролика.
Одно я знал точно, что имя Чиррета легко может «пробудить» его исходную личность - очень недружелюбного Репликанта, который может выкинуть все что угодно, особенно в приступе ярости, очень ему свойственном. Столкнуться в одном помещении с Репликантом демоном способного в один миг отрастить себе острые крылья и впасть в буйство мне совсем не хотелось, пусть он лучше останется старым, добрым другом Горацием, так долго как это возможно. Точнее столько сколько это устроит саму Фригг-Чиррету, к которой я любезно привел ее старого возлюбленного.
Гораций, был прав, когда заподозрил что-то неладное с этой программой «Небеса» еще направляясь сюда. Мы оба ни как не могли взять в толк что именно, пока я не прикоснулся к сущности Фригг-Чиррете, ловко прятавшейся в дебрях программы безумного Сикха, идею которой она же сама и подсказала ему. Вся ее суть была сродни программе-хамелеону, созданную Сикхом. Он смог облечь ее в компьютерный код. Подлинной хозяйкой программы, под видом искусственного интеллекта была — Чиррета. Одна из самых смертоносных существ в известной мне вселенной — ведьма Айсу.
Мои смутные догадки превратились в абсолютную уверенность. Комбинация которую разыграла Фригг-Чиррета была нацелена на то, чтобы Гораций был здесь. Это она «пробудила» меня, чтобы я сыграл свою роль в грядущей войне и привел под ее защиту Горация, который и был «ключом» в этой игровой воронке событий. Утешало лишь то, что главным игроком этого спектакля выступал я — Оружейник.
Гораций, не догадываясь о моих выводах и терзаниях связанных с нашей ролью в этой «Развязке», усадил меня обратно в кресло и нарочито медленно раскурил свою трубку. Обдумывая и анализирую услышанное. Расхаживая передо мной он пускал вверх струи дыма, с интересом разглядывая, как они извиваются в воздухе, принимая причудливые формы.  Фригг-Чиррета вместе со мной молча наблюдали за ним и его баловством, бросая друг на друга многозначительные взгляды заговорщиков. Она догадалась, о моем понимании сути  ситуации и плотоядно улыбнулась мне. Не смотря на то, что она была тоже оружием, управлять ею я не мог, но мог рассказать о ней своему другу Горацию, что не входило в ее планы. Ситуация была патовая и мы понимали друг друга без слов.
 Между тем мой друг перестал расхаживать перед нами и подвел итог своим размышлениям:
- Узор подкинул тебя в эту игру, как козырную карту для людей. Ты способен сломить равновесие в войне с Аннунаками. Время их господства ушло. И ты нужен, чтобы наглядно продемонстрировать это, как сделал сегодня. Я не знаю, кем ты был и кем станешь. Не уверен, что вообще хочу это знать. Знаю только то, что то зло которое ты несешь в себе, направленно против наших врагов.
Сейчас понимаю, насколько смешно и глупо было думать, о созданном нами гениальном проекте «Один». Конечно, мы не могли создать тебя, мы просто вызвали чудовище из бездны Узора и ты пришел. Знаешь, в христианском культе бытовало мнение, что дьявол никогда не приходит сам по себе, люди всегда зовут его сами. Теперь понимаю истинность этого утверждения. Верховный не зря отказал тебе в аудиенции. Он понял кто ты. Думаю, что он ужаснулся от увиденного. Хотя утверждать подобное не берусь.
Да Игг, ты прав я не могу оставить тебя одного. Я даже боюсь представить, что ты можешь еще выкинуть и против кого ты направишь свою силу, чтобы удовлетворить своё чувство эстетики. Но знай, что я не буду молча взирать на твои проделки и буду всегда наблюдать за тобой. Помоги вышвырнуть с Земли Новоявленных и мы придумаем чем тебя можно еще развлечь.
Тут он, конечно, хитрил; Друд всегда Друд. Он понимал, не хуже меня или любого мало мальски грамотного аналитика, что мы всего лишь разыграли одну партию, пользуясь слишком смертоносными игрушками, способными уничтожить все на планете, и без того чудом пережившей ядерную войну. Аннунаки надолго застряли на Земле, раз я способен контролировать их технику даже в космосе, а значит они мобилизуют все свои силы для ведения других видов войны. Предлагая мне вышвырнуть Новоявленных, он предлагал мне очень и очень долгую войну с ними.
Наши создатели — Аннунаки, обладали колоссальным ресурсом времени жизни собственных тел, по меркам обычного человека. Созданные руками Друдов усовершенствованные тела для Репликантов низводили это преимущество под чистую. Репликанты могли раз за разом возрождаться в новых телах, не теряя свои исходные личности, знания и опыт, а этот процесс контролировали только Друды.
Подобное положение дел никак не могло устраивать наших создателей, зная на своей шкуре чем это может обернуться для них. Наверняка, они уже сталкивались с похожими на меня Репликантами или еще кем похуже, и подобные встречи всегда кончались для Аннунаков плачевно.  Мне еще предстоит изучить историю этого вопроса. Поэтому они так рьяно искали меня, когда узнали о Репликанте способного управлять дистанционно вооружением людей.
Со временем они поймут, что я могу управлять любым оружием, включая их собственное, и тогда единственным действенным оружием в этой войне станут люди. Люди которых всегда использовали в своих играх Боги, Мастера игр, Игроки, Жрецы, Ведьмы и тому подобные персонажи.
Те самые люди, которых скоро буду использовать и я, как ту девочку Мишель, уцелевшую после нападения Диких на поселение Франсуа, мою будущую валькирию, желающую только одного мстить и убивать. И очень скоро таких воинов наберется достаточно много, чтобы обратить их ярость против чертовых богов, создавших нас и жаждущих нас низринуть обратно в «Ничто и Нигде».
Я согласился с Горацием, действительно забавно было осознавать то, как Друды из кожи вон лезли, чтобы создать своего собственного Бога. Своего Одина способного повести людей за собой, а вытащили из небытия меня — Оружейника. Апостола смерти во всевозможных ее вариациях. Я оценил иронию Узора судьбы, как ни крути, но оружие это моя прерогатива, в чьих бы руках оно не оказалось. А я не имел ничего против если эти руки окажутся моими.

10 февраля 2015 г. Москва
Дмитрий Мактаз


Рецензии