Чайная церемония

        Её звали Жасмин. Так называют декоративные цветы молочного оттенка, себя же она считала растением невольником и не без основания. Жасмин работала горничной на одного известного и необычайно богатого молодого графа. Она убиралась, следила за садом, готовила и обучала своего хозяина и его возлюбленную иному языку. Он считается иным только потому что его нельзя понять через слова и жесты, он обретает жизнь благодаря человеческим чувствам.
       Сидя у камина, держа в одной руке фарфоровую чашку с горячим чаем и вчитываясь в книгу, посвящённую одному малоизвестному французскому лорду, граф успокаивал душу и сознание, начинал мысленно парить над землёй, поднятый в воздух собственными размышлениями и желаниями. У него вырастали метафорические ангельские крылья, его внутреннее "Я" поднималось в небо желая возвыситься над всем миром. А после, находясь в самых верхних слоях стратосферы он погружался в сон и там уже начинал летать, как свободная птица, не отвлекаясь на переживания и несбывшиеся мечты.
       Во время уборки Жасмин решила отвлечься на спящего графа. Она смотрела на его бледное лицо, светлые непослушные локоны и старомодный фрак в котором он любил прохаживать по окрестностям особняка, совершенно не обращая внимания на дождь, снег, холод, жару и другие причуды природы. Окружающий мир не интересовал его совсем, лишь внутренняя красота и неизведанное позволяло ему время от времени улыбаться, давая волю кипящей в нём страсти к знаниям. Жасмин видела в нём ангела. И снова перед глазами возникали крылья. Он хочет их расправить и взлететь, но одиночество тяготеет его душу, висит на ней тяжёлым грузом и мешает подняться графу в воображаемые дали навстречу музе. Сон и чтение - единственные две вещи, что могли позволить приблизиться ему к желаемому счастью.
       Его любовница звала себя по названию одного сорта чая, выращивающегося на востоке. Их любовь имела тот же привкус, хотя со временем графу начинала надоедать её посредственность и простота. Жасмин прекрасно знала графа и то, что он мог найти себе женщину намного лучше, чем эта особа. Она кажется элитой, но на самом деле это не так. Она лишь изображает её, желая сблизиться с графом и получить всё его имущество и богатство, начать жить припеваючи, как принцесса из сказок. Жасмин пугал тот факт, что граф даёт ей возможность исполнить свою мечту. Хотя он не щадил её и заставлял придерживаться правил, как если бы он был Синей бородой, а она его трофеем, Жасмин видела во всём этом проявление "любви" совершенно иной, как тот язык, которому она пыталась их обучить. Он просто хотел, чтобы девушка стала подобной ему. Заменила его на земле, когда он, наконец, сможет подняться в небеса.
       Зимой Жасмин расчищала дорожку возле дома от навалившегося с утра снега. Метель завывала, вынашивая планы на будущее, желая осложнить жизнь и так заваленной работой горничной. У замершего фонтана сидела чайная графиня в новенькой шубе из меха лисицы. Голова низко опущена, длинные ресницы покрыты инеем, глаза цвета тёмного чая смотрят сквозь ледяную корку застывшей в фонтане воды.
       Жасмин заметила, что на волосах девушки блестели снежинки - значит она недавно снимала капюшон. Эта девушка медленно развернулась и посмотрела в глаза горничной. Жасмин увидела, что чайная принцесса подавлена. Граф игнорирует её и не проявляет никакой заинтересованности. На мгновение у прислуги из груди вырвалась жалость к чайной принцессе. Но лишь на мгновение, а затем пришло осознание того, что всё это она делает сама с собой и у неё есть возможность уйти от графа и бросить свою затею ради иного счастья. Жасмин усмехнулась. Увидев на лице горничной улыбку любовница графа опустила голову. Ещё один декоративный цветок, подумала Жасмин.
       Вот и настала весна. Ближе к вечеру граф, любовница и горничная собрались все вместе в просторной гостиной с тремя тёмно-красными диванами, охотничьими трофеями на стене, и маленькой столешницей расположенной в центре комнаты, заваленной сверху донизу интересующими графа книгами. Запах бумаги, горящих в камине дров и чайный отвар обволакивали собравшихся в гостиной людей своей размеренной теплотой.
       Все трое расположились на полу. Это давно уже стало привычным делом, и никто не жаловался на такой распорядок вещей, в том числе и чайная принцесса, старающаяся подрожать Жасмин и её мастерству всё схватывать на лету.
       Языковые границы. Разный взгляд на речь и слова. Звуки, которые издавала Жасмин, когда говорила, напоминали аромат сладкой и вкусной ягоды. Расцветал сад знаний за особняком. Жасмин с усердием и полной сосредоточенностью пыталась дать толчок на пути к пониманию иного. И в этот весенний вечер, где греть руки можно было не только у камина, но и рядом с разгорячёнными сердцами любовников, иное, наконец, стало близким и родным знанием.
       Лицо чайной принцессы просияло от возбуждения и понимания чуждого ей. Граф, сбитый с толку реакцией своей возлюбленной мрачно оглядел гостиную и посетовав на то, что Жасмин не принесла закуски, вышел из комнаты. Горничная рассчитывала на такую реакцию. Умы склонные к присвоению чужого знания редко могут понять такой хрупкий язык, который сосредотачивает свою безграничную мощь не на разуме, а на сердце.
       Слёзы текли по лицу чайной принцессы, она обняла Жасмин и, прижавшись к её груди, молила ту о помощи. Горничная не могла отказать этой хрупкой и беспомощной молодой особе, которая горела желанием быть любимой, но не понимала, как ей добиться желаемого.
       Жасмин решила рассказать чайной принцессе историю со схожим лейтмотивом. Это сказка про священника и его дочь:
      
       "Дочь священника желала ходить, но у неё не было такой возможности из-за травмы, полученной в детстве. Девочка выросла во взрослую женщину, но отец всё ещё боясь, что с ней может случиться, запер её в церкви на верхнем этаже похожим на башню из сказки про Рапунцель. Спуститься самой у неё не было возможности из-за длинной винтовой лестницы, которая круто уходила вниз. Девушка боялась высоты. Она также боялась ослушаться своего отца. Но больше всего её пугало, то, что священник уничтожил в себе веру, и его сердце стало покрываться ледяной коркой впитавшем всю злобу и ненависть мира за одну обиду, которую он хранил для того, кого всю свою жизнь беспросветно боготворил. Со временем точно такое же безразличие проявилось и в душе девушки. Она могла получить все, что хотела, кроме свободы. Страшнее всего присутствие бывшего когда-то родным для неё мира, расположенного за четырьмя стенами; вид на него открывался ей через круглое окошко в кирпичной стене башни.
       В один прекрасный воскресный день, когда солнце озаряло её комнату, а птичья серенада проходила сквозь маленькое окошко, пробуждая в девушке чувство близкое к пустоте, что-то дрогнуло в её груди. Звук, как лекарство для больного сердца. Нечто такое, что она когда-то слышала, но, то были времена далёкие и по большей части приносящие ей теперь боль и стыд. Она услышала приятный уху голос мальчишки, с которым она в детстве играла на улице. Сын фермера с холма. Ей хотелось увидеть его лицо, хотя бы на мгновение, но голос доносился с края холма скрытого за границей мира свободы. Она больше не могла себя сдерживать. У пленницы выросли крылья. Сердце затрепетало в тот самый момент, когда она отпустила свои страхи и обиды и она пустилась в полет, отвечая на порыв желания выросшего в её груди, как тот маленький цветок, что она поливала долгое время в саду отца, пока они жили счастливой жизнью вместе, как настоящая семья.
       Она улетела. Розовые лепестки разнеслись по всей местности, и душа, наконец, обрела желанную свободу, а отец узнал цену счастья дочери".
      
       И вот перед Жасмин сидела заплаканная чайная принцесса. Нет, всё не так. Жасмин видела ту самую любовь, заточённую в башне. Как и мальчик, который наблюдал за тем, как его подруга стала подниматься в небеса, покрывая его горячими розовыми лепестками, так и чайная принцесса осознала свою внезапную влюблённость к чему-то такому же далёкому, как облака в небе.
       Граф вернулся с закусками. Он взял с дивана подушку и положил её на пол, чтобы колени не болели, пока он будет сидеть на полу. Жасмин ощущала, как граф устал от женского общества и хочет вернуться к изучению иного языка. Горничная встала с пола и подошла к хозяину. Наклонилась, так чтобы её проникновенно голубые глаза просвечивались сквозь золотистые волосы и ударила по лицу прокажённого знанием мужчину. Заметив, как он покрылся краской, а после стал метать в горничную молнии взглядом, она повернулась к чайной принцессе и помогла той подняться с пола. Всё лицо девушки было заплаканным. Граф увидев в каком находится состоянии его любимая и потому отвернулся от девушки скрыв от неё свой позор. Жасмин наблюдала за тем, как её хозяин неуверенно пытается заговорить с чайной принцессой. Этот молодой мужчина ещё мальчишка, думала горничная, окинув его своим самым добродушным взглядом.
       Снова иной язык стал блуждать по слабо освещённой гостиной в поисках тех, кто смог бы усвоить их знания. Жасмин верила, что сердце человека не железное и может открыться, лишь бы подобрать нужный ключик. Нужно смешать два разных сорта чая. Доказать им что вместе они нечто большее и смогут добиться счастья, если откроются друг другу.
       Началась чайная церемония. В ней и решится, что будет дальше, хотя Жасмин знала, что ей в любом случае уже больше не работать у графа горничной. Сначала книгу и её оболочку смешали с тёмными листочками чая. Тёплая вода, как душа и жизнь, пропитали их знания и мысли новым ароматом. Сердца стали отбивать причудливый ритм схожий с боем барабанов. Участилось и дыхание. Холодная ложка прикоснулась к поверхности чая остужая её пыл и поднимая в воздух клубы пара.
       Жасмин вспомнила улыбку графа и то, как он дарил её миру только в самые приятные мгновения своей жизни. Она знала о его слабости к музыке, о его любви к чистой мелодии с протяжным женским пением. Горничная, без ведома своего хозяина, достала из шкафа любимую композицию графа и включила её. За музыкой последовало то, что и требовалось от влюблённых: они отпили из общей чашки чай, сваренный на основе их душ и сердец. Клятву они заверили через страстный поцелуй.
       Когда чайная церемония закончилась, и иной язык стал для графа и чайной принцессы родным, Жасмин решила, что ей пора в путь. Она вышла на улицу, накинув тёплое пальто. Сквозь серое небо пробивались лучики света. Ей, получившей свободы, вновь хотелось найти свой укромный уголок в душе того, кто хочет знать иную жизнь, и освоить тот язык, который для него так чужд и неприятен. Жасмин - это девушка, живущая ради того, чтобы никто больше не почувствовал себя одиноким. Она старается сломать башню, в которую люди попадают по тем или иным причинам. Она та, кто скрепляет сердца двух одиноких людей. И имя ей любовь.


Рецензии