Дивный мальчик

      Дивного мальчика Диму я сразу выделил среди всех платных эскорт-парней. Он лучше всех подходил на роль идеального любовника и не только идеальной фигурой, возрастом и бл*дскими глазами, но и... Ведь он меня поцеловал!

      Этого не делал со мной даже мой бесплатный любовник Лёша. И поцелуй мне показался тогда не случайным, отработанным и красиво срежиссированным неким таинственным учителем тире соблазнителем будущих защитников отечества (а Дима был курсантом), а настоящим: отдающим свой язык на съедение чужих уст, чужой человеческой сущности. Выражаясь поэтически,  таким устным контактом,  который способен останавливать время, разряжать, а потом полностью глушить посторонние шумы, потусторонние звуки. Когда разговариваешь всем телом на каком-то особом, внутриутробном языке, а по клеточкам пробегает странная, стометровая волна блаженства. И тогда понимаешь, что одним ртом, одной наготой уже не отделаться...
      Играя словами, цель поцелуя – собрать по частям цельность, целиком, в каждой точке тела целованием увидеть, почувствовать цель для нового поцелуя.
      Мне всегда казалось, что тот , кто умеет целоваться, а точнее любит знакомиться с помощью французского, детского, игривого, контрастного и какого угодно другого поцелуя, намного превосходит того, кто этим интимным инструментом не пользуется. Но… отвергая и смыкая свои собственные уста, я сам часто приходил к общепринятому выводу о том, что поцелуй есть квинтэссенция всего остального, то есть как предыдущих, так и последующих отношений, а значит надо использовать его – наверняка.
      Наверняка, Диме, как и мне, нравилось, как и чем мы занимаемся в постели. Наверное, при других обстоятельствах наши отношения могли бы сойти за любовные и продолжаться не один месяц, а, может быть, и год. Но они, эти отношения, точно не стали бы такими, какими я их придумал. Правда в том, что они должны были прекратиться вместе с нашим  таким случайным, таким стремительным поцелуем, а точнее - мы расстались ещё до того, как встретились наши глаза... 

     С Димой я познакомился за несколько дней до 9 мая. Тогда же узнал, что он будет впервые участвовать на праздничном военном параде во всей красе военного обмундирования, накрахмаленных и утюженных воротничков, золотых, сверкающих на солнце погон и бляшек. И вот...
Я застыл у телевизора и стал вылавливать из экрана в каждом браво марширующем курсанте своего дивного мальчика Диму. И представляете – мне это удалось!  Ну, разве это не удивительно..?


Рецензии