У кого больше прав. Милицейский очерк

   

Машина, словно уставшая от работы лошадь, не торопясь катила по трассе, объезжая ямы, которые, подобно следам оспы, чернели на беловатом от соли асфальте. Эти ямы возникали на дороге каждую весну, и сейчас было трудно судить, то ли это старые, прошлогодние выбоины, то ли возникшие совсем недавно. В салоне «семерки» дремал заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД РТ подполковник милиции Абрамов Виктор Николаевич. Последние двое суток вымотали его окончательно, и сейчас, воспользовавшись предоставленной возможностью, он отдыхал  и физически,  и морально. За невероятно короткий срок ему удалось не только раскрыть кражу платинового катализатора на Менделеевском химкомбинате, но и найти преступников, совершивших убийство одного из рабочих, который занимался обслуживанием этого дорогого устройства.
Неожиданно «Жигули» подрезал черный «Мерседес-600». Это произошло столь внезапно, что водитель с трудом удержал автомобиль на дороге.
– Гад! Смотри, что делает? Пьяный, что ли? – закричал он возмущенно.
Абрамов открыл глаза и посмотрел на дорогу: лихач за рулем иномарки, словно услышав эти слова, неожиданно резко притормозил, заставив водителя «Жигулей» снова выругаться в его адрес.
– Шеф, вы видели, что он творит? Он же провоцирует нас на ДТП!
Нервотрепка на этом не закончилась. Через пару минут отставший  «Мерседес» снова догнал милицейский автомобиль и стал прижиматься к нему правым бортом, стараясь вытеснить с дороги. В какой-то момент всем сидевшим в «семерке» показалось, что ещ минута-другая и машина вылетит в кювет. Водитель мокрыми от волнения руками с большим трудом вернул автомобиль на дорогу.
– Игорь, если можешь, догони его, посмотрим, кто за рулем, – попросил Абрамов.
«Жигули» увеличили скорость, и вскоре им удалось нагнать «Мерседес». Поравнявшись, Виктор Николаевич и Игорь увидели смеющиеся лица водителя и пассажира. Похоже, оба были довольны своими смертельно опасными шутками. Иномарка, прибавив скорость, помчалась в сторону Набережных Челнов. Абрамов, сообщив по рации на пост ГАИ данные о машине, попросил сотрудников задержать ее.
Минут через пять, подъезжая к ГЭС, Виктор Николаевич увидел, что на посту ГАИ стоит тот самый «Мерседес-600», а около него прохаживаются трое молодых людей. Милицейская «семерка» притормозила рядом. Абрамов с водителем вышли из машины и направились в их сторону.
Сотрудник ГАИ, молоденький лейтенант, приложив руку к козырьку форменной фуражки, доложил Абрамову о задержании и передал ему водительское удостоверение лихача и техпаспорт.
 – Слушай, командир! Ты, пожалуйста, извини меня. Ну, ты сам понимаешь, я парень молодой, вот и лихачу понемногу. Извини, мы с пацанами не знали, кто едет в машине. Если бы  знали, проехали бы стороной и не стали бы так шутить, – виновато улыбаясь, произнес водитель «Мерседеса».
 К Абрамову подошел молодой человек лет двадцати восьми и встал рядом с водителем. Судя по поведению, явно лидер этой группы: он бесцеремонно схватил заместителя начальника Управления уголовного розыска МВД республики за рукав, заставляя посмотреть на свое вызывающее лицо.
– А вы кто? – спросил Абрамов. – Отпустите мой рукав и больше этого не делайте.
Виктор Николаевич высвободился и внимательно посмотрел на хама: перед ним стоял молодой человек в дорогом импортном костюме. Его холеное лицо выражало полное пренебрежение к окружавшим его людям. От него пахло дорогим одеколоном.
– Я его шеф! – с вызовом заявил щеголь. – Моя фамилия Лобов, я из Елабуги. Меня здесь все знают, в том числе и работники милиции. Если вы не верите, я прямо сейчас свяжусь с начальником городского отдела милиции, и он лично попросит вас вернуть изъятые у нас документы. Думаю, вы не откажете ему в этой просьбе?
– А зачем вам ему звонить? Нарушили правила не вы, а ваш водитель.
– Давай, командир, уладим по-хорошему, – не унимался Лобов. – Скажи, сколько я должен, и разойдёмся на «бабках». Может быть, ты и денег не берешь?
Он громко рассмеялся своей шутке и взглянул на товарищей. Они, словно по команде, громко засмеялись. А Лобов демонстративно вытащил из кармана пиджака объемный кошелек и стал в нем ковыряться. Вытащив из бумажника несколько зеленых купюр, он молча протянул их Абрамову.
– Ну что? Хватит или еще добавить?
– А вы молодой человек, не нукайте. Это первое. Второе: что значит «разойдемся по-хорошему»? Вы что, мне угрожаете? – спросил его подполковник милиции. – Может, вам еще раз напомнить, с кем вы разговариваете?
Наглец застыл на месте, словно впал в ступор. Похоже, он был потрясен тем, что этот человек отказался от денег, и денег немалых. Наконец оцепенение прошло. На лице Лобова появилась глупая улыбка.
– Шутка, командир. Извини. Как можно получить документы?
– Пусть завтра ваш водитель подъедет ко мне на работу часов в десять утра, там мы с ним и разберемся.
– А где вас можно найти? Не в Казань же ехать за правами? – спросил Лобов. – Может, все же решим этот вопрос прямо здесь, на месте?
– Найдете меня в Автозаводском отделе милиции. Спросите Абрамова, вам там подскажут.
На следующее утро Лобов ждал Абрамова у дверей отдела. Заметив его, он улыбаясь направился ему навстречу.
– Здравствуйте, Виктор Николаевич, – поздоровался он. – Мы в отношении вчерашнего недоразумения. Я хотел бы, чтобы вы правильно все поняли. Это была пусть не совсем умная, но шутка.
– Извините. Мне нужен водитель, а не вы. Не вы же сидели за рулем той машины! – отрезал Абрамов и, не останавливаясь, прошел мимо.
«Козел!» – услышал подполковник милиции за своей спиной сдавленный голос Лобова. Он не стал оборачиваться и, словно не слыша обидной реплики, проследовал дальше. Вслед за ним засеменил водитель «Мерседеса»: на его могучих плечах крепко сидела бритая под ноль голова.
Около дверей кабинета Абрамова уже ждал начальник уголовного розыска Автозаводского отдела милиции. Виктор Николаевич мельком взглянул на него и, достав из кармана ключ, открыл дверь. Оттеснив водителя рукой, начальник сыска протиснулся вслед. Бритоголовый нецензурно выругался и остался за дверью, не решаясь войти.
– Виктор Николаевич! Я буквально на пару слов, – произнес начальник уголовного розыска.
Абрамов сделал приглашающий жест и сел в кресло. Визитер осторожно, чтобы не помять импортный костюм, присел на краешек ободранного временем стула.
– Виктор Николаевич! Вчера вечером мне позвонил большой человек из Елабуги и попросил урегулировать с вами вопрос, связанный с автомобилем Лобова. Поймите правильно, Лобов – один из самых влиятельных людей не только в Елабуге, но и здесь, в Набережных Челнах. Нам бы не хотелось портить с ним отношения. Я больше чем уверен, что если бы вы знали его достаточно хорошо, у вас бы не возникло никакого сомнения по этому поводу. Лобов часто помогает милиции деньгами не только сам, но и привлекает к этому местных бизнесменов. Он совсем недавно купил в Ижевске несколько машин для нужд нашего отдела милиции.
Абрамов спокойно посмотрел на сидящего перед ним сотрудника милиции. Этот человек падал в его глазах с каждым произнесенным словом: он невольно отмечал про себя, с каким благолепием тот говорил о Лобове, стараясь убедить его в бескорыстии этого человека. Выдержав небольшую паузу, начальник розыска продолжил:
– Вы, надеюсь, меня правильно понимаете, Виктор Николаевич? Отдайте ему права, и он сделает для вас намного больше, чем вы для него. Он всегда помнит добро. Вы же знаете, долг платежом красен.
Не получив от Абрамова никакого ответа, он поднялся со стула и направился к выходу. Его гордая осанка свидетельствовала о честно выполненном долге. В кабинет, улыбаясь как старому знакомому, вошел водитель Лобова и остановился у порога.
– Присаживайтесь, – предложил ему Виктор Николаевич, словно они были с ним давно знакомы. – Вы, надеюсь, все поняли и осознали, кто из нас прав, а кто неправ. Вы, наверное, хорошо знаете, что прав тот, у кого больше прав.
– Я все понял, начальник, – ответил тот и брякнулся на старый стул, который заскрипел под его весом. – Извините меня, но я ведь не знал, чья это машина. Ну, бывает, лихачу иногда, я же этого не скрываю.
– Как ваша фамилия? – спросил его Абрамов и, повернувшись к нему спиной, стал доставать из сейфа изъятые вчера водительские документы.
– Хлебников я. Меня все Батон называют, но я не обижаюсь.
Виктор Николаевич положил документы на стол. Он молча протянул Батону лист бумаги и шариковую ручку.
 – Давай, Батон, шевелись. Пиши! – произнес он.
– Чего писать-то? Вы скажите, я все напишу, что надо, – ответил тот, услужливо улыбнувшись.
– Чего да чего? – передразнил его Абрамов. – Расписку пиши! Я, мол, такой и такой. Никогда не писал расписок, что ли?
Батон подвинулся ближе к столу и начал аккуратно выводить буквы. Хозяин кабинета из-за плеча следил за его писаниной, удивляясь чудовищной безграмотности. В каждом слове Батон делал как минимум по одной ошибке.
– Ну, так дело не пойдет, – прервал он его. – Пиши, я буду диктовать. Расписка. Поставь дату и время. Сейчас девять тридцать. Написал? Пиши свою фамилию, имя, отчество. Поставь перед этим букву «я». Ты что, Батон, первый раз пишешь расписку? Написал? Продолжай! Получил водительское удостоверение и технический паспорт на автомашину «Мерседес». Написал?
Батон, как в школе, старательно выводил букву за буквой, облизывая пересохшие от напряжения губы.
– Так и пиши, что каких-либо претензий к Абрамову Виктору Николаевичу не имею. Написал?
Покончив с каллиграфией, Батон молча подал ему лист и потянулся за документами, лежавшими на столе. Абрамов взглянул на него, и тот, словно красная девица, стеснительно убрал руки. Виктор Николаевич бегло прочитал расписку и положил ее в ящик письменного стола. Затем медленно достал оттуда большие канцелярские ножницы и демонстративно, на глазах потрясенного Батона, стал медленно резать его водительское удостоверение и технический паспорт на машину. Тот что-то хотел сказать Абрамову, но из его горла вырвался только стон. Покончив с документами, Абрамов молча собрал все кусочки со стола и протянул их бритоголовому здоровяку.
– Вот, возьми свои документы. Все сделал, как и обещал. Вернул вовремя и без проволочек.
– Это беспредел, – прохрипел Батон. – Вы не имеете права так поступать со мной.
– Ты чем-то возмущен, Батон? Вот твоя расписка. Согласно ей, ты получил от меня все документы и претензий ко мне не имеешь. Ты ведь сам написал ее, своей рукой! Так что ты хочешь от меня? Давай вставай, вали отсюда. До свидания, Батон! Теперь у тебя будет больше времени заниматься спортом. А спорт – это здоровье.
Абрамов встал, давая понять гостю, что разговор окончен. Батон все еще пытался что-то высказать, но у него от возмущения не хватало нормальных слов, а ругаться матом в кабинете заместителя начальника Управления уголовного розыска МВД он не решился.
– Это тебе, Батон, урок на всю последующую жизнь. Теперь, может, ты научишься уважать людей на дорогах. А если не научишься, значит, ты просто идиот. Пока, Батон! Привет Лобову!
Хлебников встал со стула и побрел к двери. А Виктор Николаевич подошел к окну и стал наблюдать картину, развернувшуюся на улице, у входа в отдел милиции.
Батон, красный от возмущения, подошел к Лобову и что-то нервно стал ему рассказывать. Потом раскрыл ладонь и высыпал из огромной пригоршни мелкие кусочки документов. Даже из окна было видно, как побагровело лицо взбешенного Лобова. Его, хозяина Елабуги, Менделеевска и Мензелинска, ещё никто так в жизни не унижал.
Он молча двинул Батону в лицо и сел в «Мерседес». Вслед за ним, сплевывая кровь, уселся и Хлебников. Машина с визгом дернулась и скрылась за поворотом дороги.
Провожая взглядом машину с Лобовым, Виктор Абрамов еще не знал, что ровно через год судьба снова сведет его с этим человеком.


Рецензии
А я думаю, отыграется этот Лобов. Ничего их не берет. Все в этом мире спускается на тормозах - Васильеву, которая наворовала кучу денег, отпустили, да еще все вернули, наверное, с поклоном. А если бы и посадил, так жила бы как Христа за пазухой - с икрой, шампанским и пр.
Что делать - отбор идет по подлости.

Цитаты Прозы От Ольги   07.11.2019 11:33     Заявить о нарушении
Спасибо за мнение, Ольга. Васильева - родственница жены Медведева. На такие должности, какая была у нее простые люди с улицы не попадают. Теплых вам дней.

Александр Аввакумов   08.11.2019 10:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 346 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.