Воспитательный кульбит Глава 28

Глава 28
Утро 31 декабря было пасмурным и хмурым, в тон настроению Саши. Новый год – может, он будет другим? Мальчик лежал и вспоминал, как весело встречали Новый год всего несколько лет назад. Отец приезжал с подарками, украшали елку, и все вместе праздновали. Сразу после двенадцати выходили на улицу, шли в гости.

У дяди Кости пили пунш, потом в списке обязательных посещений значилась семья Майи. Вот там начиналось настоящее веселье. Отцы семейств распивали алкоголь, матери с удовольствием расставляли разносолы, а Майины, уже взрослые, сыновья запускали петарды, развлекали самого младшего из мальчиков – Сашу, как могли.

Много смеха, радости и удовольствия нес с собой новогодний праздник. А сегодня?! Юноша лежал на правом, менее травмированном во время вчерашней экзекуции, боку и думал, с каким выражением лица появится отец. Что сказать ему? Может, сделать вид, что ничего не произошло? Тогда отец может подумать, что Саша считает справедливым наказание. Выказывать недовольство и дуться? Тоже может не привести к желаемому результату.

– Александр, вставай! Едем к Светке! – голос отца вывел мальчика из оцепенения.
Ну вот и разрешилась проблема: как себя вести и что делать.

Алексей заранее спланировал поездку к дочери. Еще недели две назад, обсуждая с нею предновогодние траты, отец выяснил, что Света собирает небольшую компанию. Под легким нажимом пришлось девушке поделиться с отцом, что имеется некий молодой человек, Никита, и, что в случае, если он понравится отцу, то она бы не отказалась выйти замуж за симпатичного парня.

Не смог в том разговоре Алексей выяснить, кем работает или на кого учится Светкин ухажер. Сегодня собирался познакомиться и самолично выяснить, кто таков и "чем дышит" возможный будущий зять.

Не нравился Алексею выбор старшей дочери. Хотелось ему, чтоб девочки жили с ним в одном городе. Однако Марина решила еще в детстве, что останется гражданкой Германии, и уже не первый год жила со своим однокашником Абелардом. Придраться к молодому историку и языковеду было трудно. Внешне истый ариец был высок, худощав, бледен, но очень улыбчив и жизнерадостен. Души не чаял в своей избраннице и даже посвящал ей небольшие сатирические стишки. Отец головой понимал, что лучшей судьбы и не надо его Маринке и что все у них будет хорошо, но душа все равно была не на месте.

Сашка нехотя поднялся и, повинуясь отцовскому требованию, был готов к отъезду через несколько минут. Позавтракали прямо в машине, пока стояли в пробке. Алексей купил сыну небольшую пиццу и лимонад. Хотелось ему немного загладить свое вчерашнее несдержанное поведение. Но извиняться было бы глупо, и не считал он, что наказал мальчика незаслуженно. Протянув ребенку пакетик с пиццей, хотел поправить выбившийся из под шапки чуб, но мальчик отпрянул как от удара.

"Он меня боится. Ничего. Если уважения не заслужил от сына, может хоть страхом в узде удержу. Что-то же должно сдерживать капризный характер подростка".

– Волосы расчесывать надо, между прочим, – зло бросил фразу, скорее обращенную к лобовому стеклу, нежели к сыну, Алексей.

Саша ел, не подавая никаких признаков интереса к происходящему. Ехали молча, каждый думал о своем. Около подъезда новой Светкиной квартиры, купленной ей родителями вскладчину, стоял серебристый джип. Летом приезжала Элла и вытребовала у Алексея тринадцать тысяч долларов. Ничего не оставалось ему, как выложить высланные Наташей деньги и еще занять две тысячи у Котика. Элла никогда не требовала алиментов, не беспокоила его по поводу денег для девочек, пока те росли, и было бы стыдно не вложиться в квартиру для повзрослевшей дочери. Алексей предпочел Наташе не рассказывать об этом факте и постараться подзаработать самому, чтобы сумма была достаточной для приобретения четырехкомнатной квартиры, как мечтала жена.

"Это же отцовский джип. Значит он ей его подарил. Понятно тогда, чего себе новую машину купил".

Саша не представлял отца без автомобиля. Сколько себя помнил, всегда у отца были машины, разные, но всегда отличные иномарки. Так же как обувь и спортивную форму, предпочитал Алексей автомобили известных проверенных американских и немецких производителей. Саша любил, для него первую, машину отца. Темно-зеленый Мерседес. Алексей продал ту машину, когда понадобились деньги на операцию Марине. Сложный перелом ноги. Отец тогда даже ездил в Германию и переживал, что девочка будет хромать. Однако, все обошлось, и о том падении напоминал только тоненький шрам на левом бедре девушки.

Вышли и поднялись на пятый этаж Морозовы опять же молча. Не любил Саша ездить к сестре. Она вела себя с ним как большая начальница, посмеивалась над ним и делая замечания. Можно было подумать, что она старше его на тридцать лет. Всего-то девять лет разницы в возрасте, а спеси в Свете и за сто лет не растратить.

Дочь ждала отца на пороге.
– Ну наконец! – сухо встретила она родственников. – Мы уже собирались без вас садиться. Сколько можно ждать?

– Кто это вы? Много вас? – удивился отец и почему-то взял Сашку за руку.

Давно Саша не чувствовал себя маленьким. Беззащитным – сколько угодно, но вот малышом давно не приходилось. Всколыхнулись теплом воспоминания об отцовской ласке. Саша сжал руку отца, и они прошли в комнату.

В центре украшенной яркими гирляндами и елочными игрушками комнаты стоял большой стол, сервированный как в лучших дома Европы. Шампанское, коньяк, экзотические фрукты и, главное, огромный белоснежный торт красовался в центре стола.

"Ни фига себе!" – подумал Сашка – "Как на свадьбу накрыла".
За этим необычным столом сидело несколько молодых парней. Один из них встал навстречу вошедшим и с гостеприимной улыбкой протянул отцу руку.
– Никита.

– Алексей Родионович, – хмуро буркнул в ответ Алексей, и только Саша хотел протянуть руку для знакомства, как отец отстранил его и представил сам: – А это Сашка.

Алексей глубоко вздыхал и косился на часы. Сашка понял по поведению отца, что и ему приезд к дочери не доставляет никого удовольствия. Сидящие за столом ребята по очереди представлялись взрослому мужчине, а он только кивал головой. Разговор не заладился с самого начала. Сначала отец всех оценивающе разглядывал, потом стал задавать неудобные и некорректные вопросы. Ребята мялись, и в конце концов Светка психанула.
Лили Миноу 1 марта 2017 года в 15:59
– Знаешь, если ты собираешься портить нам настроение, лучше оставь нам Сашку и уезжай!
– Не хами отцу, – одернул девушку Никита.

Все притихли. "Хоть бы он так и сделал!!! Главное, чтоб не стал кричать". – Сашка зажмурился в ожидании взрыва негодования со стороны отца, но ничего подобного не произошло. А как раз, наоборот, Алексей вышел в коридор, позвонил кому-то и вернулся в комнату к ожидавшей развязки конфликта компании.

– Сань, хочешь остаться? – отец говорил веселым голосом.

"Скажу, что нет – заберет с собой, а, если проявлю радость от возможности не сидеть с ним весь день, может психануть".

– Я бы остался, если ты не против, – не поднимая глаз, ответил мальчик.
Молодые люди расхохотались
– Вот ведь какой дипломат у меня братишка. Видали? – хохотала чуть подвыпившая девушка.

Ее красивые рыжевато-каштановые волосы подрыгивали от содрогания. Не ускользнуло от взгляда брата, с какой нежностью и любованием смотрел на Светку Никита. Да и остальные ребята тоже строили сестренке глазки. Света, в свою очередь, никого вниманием не обходила, кривлялась и кокетничала с каждым. Хотя, конечно, было понятно, что предпочтение она отдает Никите. Саше "жених" понравился. Мальчику стало неудобно от того, что над ним так откровенно посмеялись, однако, он все равно предпочел бы остаться с малознакомыми молодыми людьми, нежели весь вечер сидеть в тишине с отцом и смотреть "голубой огонек". Перспектива лечь спать в половине первого в новогоднюю ночь не может радовать ни одного молодого человека.

– Значит так, – тоже хохотнув, продолжил отец. – Я уезжаю. Сань, веди себя так, чтоб мне хотелось тебя забрать в этом году. Всем приятного вечера. Пока!

"Отчего у него настроение так поднялось?" – удивился и в то же время обрадовался Саша. "Вот пусть и катится куда подальше, а я с ребятами повеселюсь".

Всей компанией вышли в коридор проводить Алексея. Каждому он пожал руку и даже подмигнул Никите. Не успела за отцом закрыться дверь, произошли чудесные перемены в гостиной и в самих ребятах. Один из гостей, Давид, тут же содрал с себя галстук, который сдавливал его горло. Все расслабились, стали балагурить, послышалась нецензурная речь. Саша не мог понять таких моментальных преображений и с удивлением смотрел на сестру.

Она тоже переоделась. Платье в горошек сменилось свитером ядовитого цвета и юбочкой супермини. Саша сразу и не понял, что это юбка, подумал, коротенькие шорты. Место шампанского и коньяка заняли несколько бутылок водки. Через час оказалось, что водки маловато, и самый высокий из ребят Роберт побежал в магазин за добавкой. Уже совсем пьяные взрослые ребята настойчиво предлагали Сашке попробовать водки, но Светка запретила им "спаивать малолетку".

– Он правильный у нас. Пионер, – пьяно хохотала сестра. – Ребят, да если он попробует хоть нюхнуть, отец из него душу вытрясет. Хотите меня без братика оставить?

– А мы на что? Если обидит мальца, можем папаше и морду набить, – полушутя предложили ее товарищи.

Сашку ужасало и коробило такое поведение новых знакомых. Он уже давно пожалел, что остался. Отошел ото всех и сидел в кухне. Четверо парней стали играть в покер. Хотя в их почти невменяемом состоянии любое мало-мальски интеллектуальное занятие превращалось в фарс. Светка, уже плохо осознающая действительность, сидела у Никиты на коленях, и они самозабвенно целовались.

– Света, – потянул младший брат красотку за рукав. – Я, наверно, лучше уеду.
– Как знаешь, – отмахнулась она.

Сашка вызвал такси, вытащил из Светиной сумки немного денег и вышел из квартиры, никем незамеченный. Решил дождаться машину на улице. "Ужасный Новый год. Говорят, с кем встретишь, с тем и будешь весь год. Значит я буду совсем один ".

Ровно в двенадцать он сидел в такси с мрачным водителем, проклинавшим свою судьбу и неспокойных столичных жителей. А Саша думал о своей, тоже не сладкой, жизни.

Поднявшись к себе, услышал звуки в отцовской комнате. Уверенный, что там никого не должно быть, решил "воры" и распахнул дверь.

На столе бутылка шампанского, коробка конфет и, главное, на кровати двое совершенно откровенно и беззастенчиво занимались любовью, уверенные в том, что они одни в здании.

Юноша остолбенел. "Отец изменяет маме!"

Он хотел крикнуть, но язык будто прилип к нёбу. Саша стоял так, наверно, несколько минут, не в силах оторвать глаз от хитросплетений рук и ног влюбленных. Из оцепенения его вывел голос отца.

– В-о-о-он! – заорал обнаженный Алексей.
Сашка, очнувшись, захлопнул дверь и сбежал в фойе.

"Что мне делать? Матери расскажу, она с ума сойдет. Тете Ане сказать? Точно, она должна знать. А может лучше молчать?"

Примерно минут через десять в фойе спустился отец и молча присел рядом с сыном.

Саша сидел, опустив голову. Не хотелось ему разговаривать с отцом и даже смотреть на него было противно. "Не говори мне ничего. Ничего не говори!" – посылал он мысленные приказы отцу. Но отец все же заговорил.

– Ты как и почему оказался дома?
Не отрывая глаз от пола, мальчик отвечал тихо и нехотя.
– Они напились, и я уехал.
– А деньги где взял?
– В Светкиной сумке.
– Украл значит?

– Значит украл, если желаете, господин святоша, – разозлился и закричал мальчик. "Так разговаривает со мной, как-будто не он только что трахался с чужой теткой. Опять меня негодяем выставляет. Тварь!"

– Не смей орать! – повысил голос Алексей и, чуть помолчав, добавил: – Ты ничего не видел. Понял?

– А то что? – вызывающе спросил сын.
– А то мало не покажется. Я тебя предупреждаю, слово кому-нибудь скажешь, язык вырву.
– Маме например? – язвительно буркнул Саша.

– Вырастешь, поймешь меня, – улыбнулся отец. – Думаешь, меня этим шантажировать?
Алексей, хоть и улыбался, но напряжение в голосе все равно чувствовалось.

– Конечно, – почему-то Сашке стало весело.
– Не получится ничего у тебя, сына.
– Почему это? Например, захочешь меня взгреть, а я маме все расскажу тогда?

– Что сынок расскажешь? То, что я здоровый мужчина, а ты разгильдяй и заслуживаешь трепки, мама знает. Так что послушай меня. Пока я не захотел тебя, как ты выражаешься, взгреть, иди-ка ты к себе и ложись спать. Моя личная жизнь тебя не касается.

Мальчик понял, сейчас он потерял все козыри. Нет у него рычагов влияния на отца, и не справиться ему с натиском воли взрослого человек. На душе было муторно и пусто. «Будь ты проклят!» – шепотом проговорил мальчик и побежал вверх по лестнице. Алексей прекрасно слышал проклятие сына, но посчитал невозможным для себя вступать в глупую перепалку с ребенком.

Уже сидя у себя в комнате, Саша услышал, как из соседней комнаты вышли двое. Явно расслышал стук каблуков и звук отъехавшей машины.

Саша чувствовал, что если он сейчас же не поговорит с матерью, то сорвется и переколотит все в этих гадких мрачных комнатах. Врезал парнишка кулаком в стену и набрал материнский номер.

– С Новым Годом!
– Маленький мой, с Новым Годом! Как ты справляешь его? Весело небось.
Что было делать? Конечно, соглашаться.

– Да, мам, у нас очень весело. Сначала мы были у Светки, полночь встретили на улице с фейерверками, а сейчас папа гостей развозит!

– Очень рада, что тебе весело! Целую!
– Мама, я в прошлый раз обидел тебя. Прости!

– Что ты, малыш, я совсем не обиделась. Просто у тебя настроение было плохое. Я люблю тебя, сынок. Не бери в голову.

Саше так хотелось, чтоб мама была рядом. Наверное, все было бы иначе. Повесив трубку, еще долго не ложился – все ходил по комнате. Начал переставлять мебель.

Глава 29: http://www.proza.ru/2016/02/25/57


Рецензии
С Новым годом!

Лев Неронов   04.06.2019 20:48     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.