Воздушная крепость Глава 22 Футбол

Андрей Смирных бурные события в Киеве и ответная реакция «Антимайдана» особо не волновали. Он просто пытался выжить в сложное непростое время и в первый день холодного марта бежал через площадь Ленина на очередное собеседование для трудоустройства.
- Опять митингуют… - устало скривился Андрей.
Площадь, заполненная огромным количеством флагов: здесь были и знамёна СССР, и военно-морского флота Союза, и небольшие флажки ДНР, которыми размахивали бегавшие по улицам дети и мрачно стоявшие пенсионеры. Ходили люди с привязанными к ногам и рукам георгиевскими ленточками.
- Все, кто стоят на площади, ждут лишь одного – фигуры на сцене. - Смирных остановился посмотреть, что будет дальше. - Маленькой сморщенной куклы, чьи колебания от прикрученных ниток должны были снять с них ответственность двигать руками самим.
Пара десятков крепких ребят в камуфляже начали изо всех сил проталкивать на сцену, расталкивая местных депутатов, уже обвинённых в измене какого-то невысокого человека. Тот начал требовать работающий микрофон и робко попытался вещать о «предательстве хунты».
- Кто это такой? - подумал он.
После получаса крайне невнятного бормотания незнакомца со сцены на неё вышел энергичный человек, который чётко и громко призвал проголосовать за Павла Губарева и избрать его новым губернатором:
- Губарев – народный губернатор!
То ли от усталости, то ли от скуки от такого пассивного красноречия все митингующие стали выкрикивать:
- Нормально!
- Пойдёт!.. Давай!
Так под свист и разрозненные аплодисменты «народный губернатор Донбасса» получил картонную корону. По сути, это было тёмное пятно, картинка с вырезанным лицом, черты которого должна была заполнить всеобъемлющая и бескомпромиссная ответственность за судьбу народа.
- Проблема в том, что каждый человек в Донецке считает себя умнее и хитрее других! - усмехнулся Андрей и поспешил дальше. 
Он специально 2 марта пришёл на митинг, когда около двух тысяч человек собрались у здания Донецкой областной государственной администрации под флагами России, Советского Союза, партии «Русский блок», и организовали сбор подписей за референдум по статусу Донбасса.
- Когда больше не с кем бороться, - размышлял он, - дураки начинают бороться между собой.
После скорострельного референдума 16 марта 2014 года в Крыму Смирных с огорчением понял, что миром эта ситуация не разрешиться. Умело созданный образ врага настолько напугал неокрепшие умы, что результаты могли быть только кровавыми.
- Всегда легче манипулировать сознанием людей, когда есть некий «враг», против которого нужно вместе дружить. - Антон Макаренко полностью разделял его опасения. - Не нужно искать виноватых во власти, ведь на него можно списать всё, что раздражает людей.
- Страх – самый сильный рычаг психологического воздействия! - уточнил Андрей.
- В России привыкли бояться чеченских террористов. Крымчан к этому только приучают. Террористы у нас не чеченские, там ведь всё прекрасно – Рамзан всем рулит. Для нас есть родные до соплей и обкатанные «крымской весной» кровожадные «правосеки».
Российские телевизионные каналы единодушно показывали бесконечно счастливые лица ликующих крымчан и шумные победные салюты. Началась трансляция торжественного заседания в Кремле по случаю принятия Крыма в состав резиновой российской Федерации.
- Путин прямо светится от счастья! - смешно скривился Смирных.
- Ещё бы, - согласился Макаренко, - как никак собиратель русских земель. Кстати ему Совет Федерации разрешил применение вооружённых сил России за рубежом…
- Что это значит?
- То, что русские скоро будут здесь!
23 апреля 2014 года в Донецке уже было не до футбола, но друзья всё же пошли на проходной матч «Шахтёр» - «Таврия» Симферополь.
- Как странно, - сказал Андрей, когда они встретились в привычном ресторане, - Крым уже вошёл в состав России, а его главная футбольная команда играет в чемпионате Украины!
- Причём играют в Донецке, - заметил Рома, - который тоже скоро вернётся домой…
- Это вряд ли! - возразил Антон.
- Всё к тому идёт! - настаивал Савчук. - Когда я шёл на стадион, то проходил мимо областной прокуратуры. Там идёт стихийный митинг сторонников воссоединения с Россией.
- Людей много? - спросил Смирных.
- До фига!
Они вяло ковыряли греческий салат, которым сегодня угощали обладателей привилегированных абонементов «Клуб 1936».
- Во всём виновато российское телевидение! - насытившись, заявил Макаренко. - На первом канале, России 24 работают не журналисты, а пропагандисты. Обыкновенные солдаты и телевизионные наёмники Кремля! 
- А, по-моему, только они доносят до людей правду! - возразил Рома. - Благодаря им Крым теперь наш!
- А раньше он чей был? - усмехнулся Андрей. - Кто хотел из русских туда ездили, а кто не ездил и сейчас не поедет... Флот стоял спокойно!
- Если хочешь знать, - нервно вставил Роман, - американцы устроили Майдан чтобы забрать Крым.
- Вряд ли!
- Если бы туда не зашла Россия, вошла бы хитрожопая Америка.
- Где-то я уже это слышал! - поддел его Антон. - Тоже самое говорили про Афганистан в восьмидесятом году!
- Так ты не веришь свободному выбору крымчан?! - спросил друга Смирных.
- Конечно верю! - воскликнул Савчук. - Даже мой отец пошёл в отряд севастопольской «Самообороны» и обеспечивал проведение референдума.
- Он же служил в Службе Безопасности Украины… - напомнил Макаренко. - Присягал нашей стране!
- Папа присягал только раз в жизни – Советскому Союзу!
- Так он же мёртв давно!
- СССР жив!
- Вас зомбировала пропаганда Путина…
- А тебя украинские СМИ! - огрызнулся Рома.
- Я не верю в то, что действительно можно зомбировать 86% верящих Путину! - уточнил Антон. - Люди верят только в то, во что хотят верить.
- Порнографический журнал может вызвать эрекцию, но он никому не в состоянии вырастить пенис. - Пошутил Андрей.
Его шутка немного разрядила обстановку. Они выпили, закусили и пошли на трибуны смотреть неинтересный на фоне политических событий вокруг матч.
- Россияне хотят верить, что на Украине фашисты. - Макаренко не мог отвлечь даже любимый футбол. - Хотят ли русские войны? Хотят! Им нужен враг, им нужно кого-то ненавидеть. Потому что ненависть – единственное, что в России при отсутствии науки, искусства и культуры, позволяет объединиться и испытывать общенациональный оргазм. Злоба хорошо объединяет академика и милиционера, полотёра и генетика.
- Не говори ерунды! - оборвал его Савчук. - Россияне наши братья и готовы помочь Донбассу сбросить незаконную киевскую хунту. Только мы можем это сделать, так как именно наша земля дала характерников.
- Это кого же?
- Тех, которые побеждали в битвах. Российская империя использовала их для завоевания Сибири, но дальше расти некуда. Поэтому характерники стали опасны. Им придумали новую функцию - отправили в донецкие шахты, на великие стройки. Но генная память сильнее и несмотря на все происки царей, большевиков, она сейчас проявляется в виде противодействия Киеву. 
- А я не уважаю наших людей, - уточнил Смирных, - они всерьёз смотрят «Битву экстрасенсов» и стоят в очереди к какому-нибудь чудотворному поясу Богородицы. 
Они импульсивно проговорили всю скучную игру, которая закончилась со счётом 2:1 в пользу хозяев, но настроения у болельщиков было не очень.
- Крым Украине подарил Хрущев, - напомнил напоследок Рома, - это законно русская земля!.. А Севастополь город русской славы.
- Такая торопливость их присоединения к Российской Федерации оправдана только при поносе! - иронично уколол Андрей.
Они дурачились, подшучивали друг над другом. Когда вышли с западной трибуны «Донбасс-Арены» на улицу Челюскинцев Смирных сказал:
- Я поеду к себе на «Макаронку» на троллейбусе. 
- А я пройдусь пешком… - попрощался Антон, живший в центре.
- Меня на Путиловку подбросит знакомый на машине, - кивнул на прощание друзьям Савчук.
Друзья бодро разошлись в разные стороны. Андрей поспешил на остановку общественного транспорта на проспекте Мира. Ему повезло, люди пока массово не двинулись со стадиона, а от конечной остановки пересекая улицу Артёма показался одинокий троллейбус.
- Хотя бы быстро доеду до дома! - обрадовался Смирных.
Рядом с ним стояло несколько выпивших болельщиков.
- Разъездились тут бандеровцы! - зло сказал один из них.
Андрей осмотрелся вокруг и понял, что это замечание относилось к проезжающей мимо машине, на которой развевался украинский флаг.
- Был бы камень под рукой, - едко заметил другой, - я б ему разбил лобовое окно или харю…      
Смирных был шокирован такими речами. Он впервые в жизни столкнулся с проявлением открытой агрессии к государственным символам Украины в Донецке.
- А если бы у них в руках были автоматы? - ошалело подумал он.
От тяжёлых мыслей его отвлёк подошедший троллейбус. Он запрыгнул на заднюю площадку и занял место у заднего стекла. Народа набилось прилично. Водитель мягко тронул рогатую махину и через сто метров повернул на улицу 50 лет СССР.
- Приехали! - громко выразился стоящий рядом мужик. - Толпа попёрла.
Они действительно остановились напротив мебельного магазина «Комфорт», так как впереди шла многочисленная толпа болельщиков, идущих к автостанции на Крытом рынке.
- Давай рога ему скинем! - услышал Андрей диалог двух пьяных парней бомжеватого вида.
- Хи, хи! - противно засмеялся второй придурок. - Давай!
- Вот прикол будет…
Они подскочили к троллейбусу сзади, схватились за верёвки, привязанные к штанговому токоприёмнику и одновременно сдёрнули их с отполированных троллей.
- Вот сволочи, - воскликнул Смирных, - теперь застрянем надолго.
В неё нарастала волна глухой злобы против этих кричащих недалёких людей, против тех неприятностей, что маячили в ближайшем времени.
- Вот уроды! - злился он. - Напьются пива и пакостят!
Водитель открыл переднюю дверь, вышел на улицу и долго поднимал штанги. Пассажиры терпеливо ждали начала движения. Водитель вернулся, сел на своё место, но троллейбус стоял на месте.
- А чего стоим? - начали возмущаться люди.
- На дороге впереди нас стоят люди… - объяснил водитель.
- Это те двое хулиганят, - решил Андрей.
Он хотел их просто разорвать и не помня себя выскочил через переднюю дверь. Перед мордой троллейбуса действительно стоял мутный тип.
- А ну пошёл отсюда. - Смирных схватил его за шкирку и буквально выбросил с проезжей части на тротуар.
Тут же к нему с трёх сторон одновременно подскочили трое мужчин крепкого телосложения.
- Ты чё творишь? - спросил один. - Больше все надо?
Глядя в его абсолютно трезвые, холодные глаза Андрей понял, что ошибся. Это были не дурашливые пьянчужки, а люди имевшие чёткий план действий.
- А чего вы мешаете людям ехать домой! - крикнул он, понимая, что нападавшие окружают его.
Смирных прислонился спиной к носу троллейбуса и приготовился защищаться. Сзади раздавались недовольные гудки длинной колонны автомобилей, они перегородили весь проезд.
- Ты что бессмертный?! - спросил мужик в кепке, подбирающийся справа.
- Да, - неожиданно для себя выкрикнул Андрей, - разве не видно…
Он отчаянно крутил головой в разные стороны, тщетно надеясь на помощь. Мимо текла равнодушная муравьиная толпа. Вдруг стоящий в сторонке мужчина представительного вида с тонкими аристократическими чертами лица сделал едва заметный жест левой рукой и атаковавшие мгновенно растворились в толпе.
- Поехали! - вспотевший от избытка адреналина Смирных ввалился в салон.
Троллейбус рывком тронулся с места и набирая скорость проехал мимо митингующих около здания донецкой прокуратуры. Над толпой мелькали молнии российских флагов и звучали крики:
- Россия! Россия!
Только добравшись домой Андрей с дрожью по всему телу понял, какой смертельной опасности избежал.
- Там точно готовилась масштабная провокация! - догадался он. - Затормозить движение транспорта, а потом что-нибудь взорвать или сжечь… Это же лучший повод обвинить в убийстве мирных дончан кровожадных бандеровцев!.. Ведь погибли бы десятки людей.
От таких мыслей его снова бросило в липкий обильный пот.
- И чего я дурак вмешался… - запоздало мучился Смирных. - Они же могли запросто меня прирезать перед этим проклятым троллейбусом, и никто бы даже не заметил!.. Нужно в дальнейшем держаться от таких событий подальше, мне моя жизнь дороже, чем эта грязная политика!
продолжение http://www.proza.ru/2016/03/02/565 


Рецензии