Серость в крапинку. Глава 49

Глава 48 здесь http://www.proza.ru/2016/02/29/60

– Сделал дело – гуляй смело, – довольным голосом произнес Жорик, вернувшись из туалета. – Я тут – вернее, там – посидел-подумал. Надо бы поподробнее разузнать о жизненном пути Флоренции. Кстати, как ее фамилия?
– Букашкина, – ответил Игорек.
– Ну, точно. Это про нее Баба Яга сказывала. Еще обещала меня ей отдать, если буду себя плохо вести. Стоп! Стоп-стоп-стоп, – кот засуетился и забегал по комнате. – Не отдать, а вернуть. Почему? Значит, меня не ученики ей подарили, а Букашкина. Точно помню, что ученики. А где же они меня откопали? Меня хотели закопать – зарыть, как собаку?
– Предлагаю два варианта получения информации, – прервал кота Игорек. – Либо ты идешь к Бабе Яге, но думаю, что вернуться от нее будет посложнее, чем из Эребора*. Либо я звоню участковому – пусть соберет информацию. Может и навестить ее. Скажет, соседи опять на кошачий дух из ее квартиры жаловались.
– Да, кошачий дух – это малоприятное дело. Тебе не кажется, что у нас тоже попахивает. Никак не могу источник обнаружить. Ладно, это подождет. Звони дяде Саше.

Игорек набрал номер.

– Александр Николаевич?
– Да, – ответили на другом конце.
– Здравствуйте. Это Игорь Алексеевич. Я по поводу нашего дела. У нас – то есть, у меня – возникли подозрения относительно жительницы нашего дома Флоренции Дарвиновны Букашкиной, проживающей в квартире 68.
– Знаю-знаю. Доводилось встречаться. Соседи писали на нее заявления. Просили их от нее изолировать. Или наоборот? Она котов бездомных собирает по всему району. А что за подозрения?
– Она в молодости вела какую-то научно-подрывную деятельность. Может, архивы поднять?
– Так-так. Подрывная деятельность и сейчас актуальна. Не хотите ли вы сказать, что она из этих – из пятой колонны? Вербует котов и промывает им мозги? А потом несанкционированные митинги, пикеты, демонстрации, манифестации, падение цен на нефть, обнищание населения, отсутствие индексаций пенсий, рост цен. Ух, я бы этих либералов…
– Нет-нет, – Игорек уже испугался, что бабку могут посадить. – Нужно бы узнать, какой конкретно деятельностью она занималась.
– Ну, это мы быстренько. Сейчас Александру Николаевичу Смирнову звякну. Знаете его? Начальник местного управления ФСБ.

Игорьку снова показалось, что Смирновы, словно агенты Смиты, повсюду.

– К сожалению, не знаю, – с тревогой в голосе сказал он. – Жду новостей.
– Чего это «к сожалению»? – спросил Жорик. – К счастью, дорогой мой, к счастью.

Ответный звонок поступил через десять минут: силовики, в отличие от коммунальщиков, работали оперативно. Игорек включил громкую связь, чтобы Жорик мог слышать разговор.

– Игорь Алексеевич? Это Смирнов. Упомянутая вами гражданка в 70-е годы работала над созданием генномодифицированных организмов, что тогда было расценено как буржуазная зараза. Она проводила эксперименты над растениями и животными, пересаживая туда-сюда гены. Данная информация как-то поможет нашему общему делу?
– Надеюсь. Спасибо. До свидания.

Игорек нажал кнопку «конец связи».

– Туда-сюда, – как заколдованный, проговорил Жорик. – Туда-сюда. А сколько сейчас котов и кошек у нее?
– Не знаю, но их популяция постоянно растет.
– А сколько у нас пропавших без вести?
– Жорик, ты хочешь сказать, что…
– Да! – кот вдруг зарыдал. – Horresco referens**, но я – монстр! Я – Халк! Я – Жорж Викторович Франкенштейн-Букашкин! Я – доктор Джекил и мистер Хайд*** в одной морде. Я – говорящая кукуруза! Я – первый блин! Je suis maudit****. А-а-а-а! Валерья-а-анки мне 37 капель сро-о-очно!

Игорек помчался на кухню за успокоительным, еще не вполне понимая, о чем вопит кот, хотя паззл уже начинал складываться в его голове – пусть и несколько хаотическим образом. 


*королевство гномов в легендариуме Дж.Р.Р.Толкина, захваченное драконом Смаугом; путешествию в Эребор посвящен роман «Хоббит, или Туда и обратно».
**horresco referens (лат.) – страшно вымолвить
***Жорик упоминает известных монстров из литературных произведений и кинофильмов
****Je suis maudit. (фр.) – Это проклятие какое-то на мне

Глава 50 здесь http://www.proza.ru/2016/03/08/256


Рецензии