Пробуждение

                (Отрывок из романа КНИГА МУЗЫКИ)

   
            Все-таки странная она такая - наша жизнь... То загоняет тебя в угол и трясет словно безжалостный, жестокий кредитор, то неожиданно приласкает не хуже любящей и нежной матери.  Убаюкает тебя, усыпит бдительность долгими безмятежными днями, согретыми  любовью... И вдруг похуже снега на голову в жаркий солнечный день - шарахнет немилосердно, заставив враз потеряться в мареве ставшего привычным благополучия. Не думал, не гадал как в полную задницу попал. А понять откуда прилетело - вовсе нельзя.

       Проснешься порою в собственной постели и не можешь толком разобрать, где и с кем прошла эта ночь. Озираешься тупо, как новорожденный котенок. А встанешь, глянешь в зеркало... и не узнаешь своего отражения. Что за небритый старый мужик смотрит с той стороны мутными глазами? И не пил вроде вовсе накануне.  И не приходила похоронная новость.  И не получал в случайной драке кастетом по роже, а она, вон, к такой-то матери, стала похожа на физиономию боксера после боя. Ступор полный! Что с тобой происходит? Где ты и в каком времени? Не понять ни черта...

        А бывает и так, что только отпустит волшебный сон, не успеешь выбраться из-под уютного одеяла, а во всем теле такая нега разливается, что и понять не в силах - то ли попал в детство веселое, то ли женщина, давно и беззаветно любимая, вчера призналась  в ответных чувствах. И улыбку с лица никак не отодрать,  и мускулы поигрывают по-юношески, и взлететь в небо высоко-высоко хочется... Будто крылья ангельские за спиной выросли.
        И посмотришь на свое отражение, да и не узнаешь себя.  Молодой, красивый мужик, не хуже умалишенного, на тебя уставился и подмигивает хитро.
А как попытаешься понять, что может быть тому причиной, так и не сообразишь сразу. Вроде так же, как и вчера, и позавчера... и, уж и не вспомнишь сколько дней ничего особенного в твоей жизни и не происходило. А такое чувство, будто молодость вернулась и время полетело вспять.

        Жизнь. Она такая хитрющая стерва порою! Несешься ей навстречу с полными карманами забот-хлопот, рвешь когти, добиваясь цели, не жалеешь себя в благородном порыве сделать что-то значительное для близких, для друзей, а частенько - просто для всех людей; по-уши в делах; не спишь ночами; не помнишь в здоровом азарте поел ли сегодня или не успел.  А тут - БАЦ!  Стена. Тупик.  Понимание полной безнадеги и катастрофы.  Прибежал парень.

       Судьба злодейка? Или готовит через необходимые для души твоей испытания  подарок невероятной радости? Может именно сегодня тебе навстречу пойдет в цветастом платье небесной красоты создание, что и станет твоей единственной и верной спутницей до самых последних мгновений?   Жизнь такая выдумщица...

               


       Этот обычный русский мужик не вызывал особого интереса у местных жителей. Как говорится, ни то, ни се.  Заселился в благополучном поселке, построенном для состоятельных людей, да и живет себе тихо, время от времени появляясь на глаза то с теннисной ракеткой и спортивной сумкой, то неспешно прогуливаясь под жарким солнцем, засунув руки в белые брюки. А то и вовсе сядет в свою новенькую серебристую машинку и потеряется на несколько дней.  А то выйдет утром и плавает, точно заведенный, в бассейне часами. Похож обличьем на всех остальных. Большей частью европейцы и американцы в соседях.  Редко его посещают гости. В основном сидит в своих апартаментах. Один. По ночам частенько не спит. Разговаривать не любит. Местные знают только одно - из России приехал. А какая она, - эта Россия  - толком и не понять. Далека очень. С другой стороны Земли. Загадочна. Холодна.
        Вот уж седьмой год живет себе тихо. Никак не отогреется.

               


      Фу-ты-ну-ты... Половина четвертого. Утра... Гости ушли. Темно за окнами. Океана не видно. Звезд тоже... Душно как-то. Пожалуй налью еще бокал вина. Чилийское вовсе не дурно. Букет оригинально-терпкий и зовущий... Нет! Не выпить до дна.  Зовущий куда-то в дальние дали...

     Дети, как всегда. На все вопросы одно - "нормально".  Ну, ладно! Хоть позвонили. Поздравили с Новым годом... А теплее могли бы... К отцу то... Не додал чего? Какие-то непонятные обиды... Взрослые, самостоятельные. Чего им не хватает?...

     А ты тоже... Девочка моя... Тебе без меня что ль лучше? В этом огромном Нью-Йорке тебе уютно? Без меня?  Эх, красавица... Еще опомнишься, одумаешься, вернешься и прощения попросишь.  А может и нет.
    Да, ешшшкин кот! Старый я уже стал. Нету пылу куролесить. Устал чего-то в последнее время. Шестой десяток - это тебе не кот чихнул.

     Новый год? Здравствуй, ж...! Новый год. Без ёлки, без снега, без бани... А вино здесь хорошее... Чего уж Бога гневить. Другой и позавидует такой житухе.  Тепло, красота кругом сказочная, никто тебе не лезет в душу, никто тебя не чморит и не посылает на... А и я послал бы. Так и некого!

     Сколько уже таких новогодних ночей с океаном и без морозов?  Ёшкин кот! Не может быть. Седьмая что ли?.. Нет, ну как время то летит?

     А что это я все снег пред глазами пьяными вижу? Надрался в зюзю... Зачем снег то? Без него хорошо. Тепло. Зачем он мне? Вон, говорят, что и в Москве нынче хоть и мороз грянул перед Новым годом, а снегу то тю-тю... Нетушки снегу то... Гуляют себе москвичи, как и положено. Веселятся. Шампанское пьют. На Красную площадь, говорят, нынче не пустили... И чо? На кой ляд эта площадь в мороз? В Крыму в новостях московских показали снег. Ну, а на фига там снег? В Крыму кому он нужен? Российский Крым то теперь. Да... Кто бы мог подумать? Отстал я чой-то от жизни здесь...

      Все! Какой ко всем чертям еще снег? Не нужен он мне. Отстань! Убирайся с моих глаз! Спать буду. Спать...

               

      Почему такой снег теплый? Ноги не идут... Проваливаюсь. А холода не чувствую... Заблудился? Заблудился в тайге? Господи... Хорошо, что Луна яркая, -  видно словно днем.  Вон какие глубокие следы после меня в сугробе... А почему я без валенок? Без валенок никак нельзя зимой.  Шапка папкина велика. На глаза сползает, не дает рассмотреть...

      Ой, какая елочка ладненькая, пушистая, вся снежком припорошена... Вот эту мне и надо срубить. Эта точно мамке понравится. Уже и снежинок из газет навырезал, бусинок накатал из конфетных золотинок... Красиво выйдет. Нарядно. Будет всем соседям на зависть. Мы не хуже их. У нас будет елка и мы будем петь. Да громко! На всю тайгу слышно будет. "В лесу родилась елочка..  В лесу она жилаааа..."

      Топор! Где топор? Обронил, пока шел? Забыл из дома взять? Как елочку рубить? Как же без топора?!.


               
         Черт! Приснится же такое... Душно как-то. Вроде светает. Ну, что, Коля? С Новым годом меня!

        Давление что ли поднялось? Надо померить. Старый стал, дурак. Пить надо меньше. Что это мне привиделось? Сон какой-то странный. По колено в  снегу, да в тайге? Ешшшкин кот! Не к добру это. Ой, не к добру...

      Надо что-то менять в этой жизни. Отдых затянулся. Что мне сказала тогда моя красавица? Видно нашла себе ровню... Молодая девка. Понятно.. Что она сказала? ЗАГУБИЛ свою жизнь? Да что она, дурёха, может знать о моей жизни? О моей музыке? О моей... МУЗЫКЕ!

               

     Новый год. Рождество. Гости. Музыка. Бессонница. Воспоминания...

     После той Новогодней ночи, после странного сна, окунувшего в далекое детство, будто что-то проснулось внутри его сердца. Так долго гонимые прочь воспоминания о прошедшем, о тяжелом и, в общем-то, малорадостном детстве, о собственных детях, о своих женщинах, и о многом другом - в последние дни настойчиво рвали душу и не давали покоя.

     Николай  все чаще размышлял о музыке и творчестве, о смысле собственной жизни и вообще - о жизни человеческой. Годы, проведенные, казалось бы, вовсе бесцельно  в этом теплом райском месте, ощущались теперь как бы подготовкой, фундаментом для важнейшего нового этапа существования.
      День ото дня нарастало чувство невероятной важности события, что так долго и тщательно вызревало где-то там -  в высших сферах. Он иной раз совершенно отчетливо осознавал готовящееся к рождению собственное открытие в философии музыкального творчества.  Иногда сутками, надев профессиональные наушники, все слушал и слушал хорошо знакомые и вновь найденные в далеком прошлом композиции. Все хотел найти чего-то. Прислушивался к гармоническим сочетаниям и пытался улавливить самые благозвучные аккорды и пассажи, - те, что вызывают сердцебиение и  ведут к состоянию легкого транса.
     Он искал Законы Гармонии Звуков. И с каждым новым маленьким открытием к нему приходила уверенность, что та музыка, что разварачивает людские души к свету и добру, рождается не в головах музыкантов, а где-то там... В небесах. А задача композитора и исполнителя вовсе проста! Она заключается в умении СЛЫШАТЬ звучащие симфонии небесных сфер.

      Иногда  музыканту мерещилось, что он, наконец, нащупал, прозрел составляющие истинной гармоники. Тогда приходило совсем четкое желание поделиться своими прозрениями. Может написать книгу? Может попытаться сказать свое слово в теории музыкального творчества? А, если Бог даст, то и сочинить собственную симфонию или даже целый концерт... С его новым знанием правил и законов.

     Время шло, все больше и больше путая мысли и заставляя просыпаться ночами и вновь одевать наушники, записывать свои идеи на листах и в нотных тетрадях. Но чего-то не хватало. Какое-то важное событие должно было вот-вот произойти. Направить его именно по той нехоженой тропе, что и приведет к обнаружению Смысла. Смысла собственного существования на этой планете и в этом многогрешном теле.

      Глубоко, на самом донышке его души вызревало ощущение необходимости зацепить нечто в прошлых, детских годах. Именно там, может быть в совсем далеком, когда он только начинал чувствовать музыку, когда проявился звонкий его детский голос, и надобно искать ответы на главные вопросы творческого вдохновения? Определенно! Поиски надо начинать с тех дней и каких-то важных для последующей жизни событий.

      Сейчас, прогуливаясь вдоль теннисного корта в ожидании своего напарника, он явно почувствовал, что подобрался очень близко к открытию замысла Создателя на собственный счет.  Раннее утро позволило скинуть бейсболку и подставить лицо легкому дуновению теплого и ласкового ветерка. Солнце еще не в силах ударить жаром по голове и он замер на минуту, выйдя из густой тени.  Навстречу уже двигался приятель, помахивая в знак приветствия ракеткой.  А у Николая перед глазами неожиданно проявилась картинка снежной морозной сибирской тайги. Он вспомнил недавний сон.

     Громкое приветствие "Утро доброе!" вывело в действительность. Но он отметил, что обязательно надо вернуться к этому странному сну  и найти ответ.  Тогда спросонья подумалось, что сон не к добру. А может быть то был Знак?!

     Короткое дружеское приветствие и они направились на площадку корта.


               

          Послеобеденное время обычно располагает к неспешным размышлениям о недавних событиях и планах на вечер. Вовсе неожиданно вдруг вспомнил о недавнем разговоре по скайпу со старинной подругой, которая спросила, как бы между прочим:

           -  Почему ты не остался в Штатах, а отправился в Коста-Рику? Не ужился с новой семьей сына?

          Тогда он просто отшутился, тем более, что на самом-то деле сын с невесткой уговаривали остаться в Нью-Йорке. Теперь же по какой-то  причине Николаю захотелось вновь вспомнить те  вовсе мистические события, что привели его именно в этот благополучный для него во всех отношениях тропический маленький курортный городок.


         А  ведь было о чем поразмыслить! Сейчас у него проявилось четкое ощущение, что судьба не зря уготовила те тяжелые события, что заставили эмигрировать. И все, тогда происходящее с ним, в самом то деле, было похоже скорее на фантастический фильм, чем на реальность.  Он будто плыл в лодке по быстрой крутонравой реке и не мог никак сопротивляться. Да и не пришлось...

   
               

          -  Какого же х...ра надо было так?! Суки!

           Николай изучал изуродованное лицо и, постанывая от дикой боли, пытался обработать раны.  Один глаз вовсе заплыл в синюшно-красном кровоточащем коме; нос определенно перебит так крепко, что дышать трудно; губы, словно небрежно вывернули наизнанку, переставив попутно челюсти на сторону; зубы верхние надломаны, а один шатается.   Жуткая картина расплывается в зеркале. Похоже на сотрясение мозга. Руки вытянуть перед собой и не упасть - трудно.

         -  Паскуды! Селезенка хоть бы... А почку, суки, кажется, отбили..  - он пытался определить общий урон, сосредоточившись на ощущениях ноющего во всех местах тела

         "Страшные предчувствия не обманули. С этими утырками нельзя по-человечески. Что им от меня надо? Денег хоть и недодали прилично, но как-никак рассчитались.  Без меня могли бы такой клуб сделать? Да ни х..я! Никакого понятия о таком деле не имеют! Деньги сами по себе ничего не стоят без идеи и хорошего вкуса.  Ешшшкин кот!  Конкурента во мне увидели? Твари." С такими мыслями уже несколько дней не мог распрощаться Николай. Его детище вполне достойно вписалось в городскую среду и необычным дизайнерским решением, и своей концепцией главного Новосибирского досугового центра для продвинутой молодежи. Но не вписалось в представление городского депутата о своей власти над районом и незыблемости "законного" им крышевания будущих и настоящих денежных потоков.

        Очередной жизненный урок. Сильные мира сего используют таланты и знания, выжимают из тебя все соки, а потом без особых затей устраняют. Делиться успехом - не в их правилах. Пусть мужик скажет "спасибо", что не убили.

        Через пару дней после наезда Николай понял каким страшным последствием обернулась его настойчивость в отстаивании своих прав перед партнерами по бизнесу. Они были ужасны. Телесные мучения отошли на второй план. Он понял, что жестокие удары по голове и по горлу, сломанный нос и вывихнутая треснувшая челюсть в совокупности привели к повреждению связок. Он окончательно потерял голос!  Это было равносильно убийству. Певец без голоса - это пустое место...
      


   


                * * *

     Это утро ему показалось каким-то особенным. Вроде бы и океанские волны, как и всегда по утрам, наполняли тело и душу энергией молодости, призывно набегая своей неумолимостью и заставляя померяться силой и желанием победить предначертанное. И пустынный берег любимой бухточки так же уютно и дружелюбно опекал его одиночество в эти ранние часы. И солнце все в том же послерассветном  своем ласковом стоянии у самого горизонта дарило ощущение вселенской гармонии и счастья...

      Но он не спешил броситься в могучие объятия теплого океанского прибоя по устоявшейся привычке нагрузить мускулы продолжительным кролем в сторону набирающего силу светила. 
Сделав, наконец, некоторое усилие, глубоко вздохнул, стряхнув остатки грустных мыслей, и побежал к зовущему океану, освобождаясь на ходу от одежды.
       Легко преодолев гребень первой волны нырнул под следующую.  Ему почудилось, что кто-то очень сильный и быстрый его преследует под водой.  Изо всех своих сил поплыл к свету.

               

        Он растянулся на берегу почти у самой кромки пены.  Усталое тело благодарно приняло тепло белесого мелкого песочка и блаженный покой накрыл с головой.  Неожиданная разноголосица   дикого пляжа совсем не помешала и даже в какой-то степени успокоила. Сознание того, что он здесь теперь не один,  давало надежду на сохранение здравого рассудка, несмотря на сверхестественное происшествие вдали от берега. 
          Он гнал от себя любые мысли,  всеми силами пытаясь почувствовать запахи, звуки и тепло, что окутывали его в данные мгновения. Облизнув соленые губы, ощутил вкус ставшего родным океана. Открыл глаза и устремил взгляд в бездонное прохладно-голубое небо. 
         Секунда за секундой таяла навязчивость увиденных в океане родных и вовсе, вроде бы, незнакомых лиц... Он медленно приходил в себя, стараясь сосредоточиться на реальности.

          Судя по тому, что он сейчас слышал, пляж  бухты наполнился отдыхающими. Он сел и огляделся. Легкое головокружение не покидало.  В прибрежном баре уже было довольно оживленно. То есть семейство с тремя шумными детишками располагалось за столиками и бармен, еще не совсем проснувшийся, видно что-то перепутал с заказом.  Здоровенный толстяк, демонстрируя свою значимость, выговаривал сердито парню не желая принять поданные стаканы с коктейлем.

         Резкое желание выпить холодной Колы заставило Николая подняться и отправиться на поиски своей одежды и спортивной сумки.


        Взглянул на часы. Далеко не сразу пришло осознание, что уже подходит время обеда.  Есть не хотелось. Перед ним стоял до дна опорожненный стакан.  Пляж почти опустел. Две парочки сидели под навесом и потягивая из трубочек разноцветные напитки, мирно беседовали.  Жарко. Легкий бриз дает возможность  расслабиться и наслаждаться красотами ярко-зеленого берега и столь же яркого, сверкающего под полуденными солнечными лучами, изумрудного океана. Полная фиеста...
 
      "Что за черт?!" - Николай громко вскрикнул, резко отодвинувшись от столика.  Молодые люди разом посмотрели в его сторону.  Удивленные глаза бармена заставили махнуть рукой успокоительным жестом дав понять, что все нормально.  Но нормально было не все.
      Помимо его воли вернулись картинки. Те, которые мерещились недавно. Когда он плыл к берегу.  Теперь они стояли перед глазами, заслоняя реальность.  И он уже не мог их прогнать.  Разум не давал сориентироваться.  Картинки, словно в плохого качества кинопленке то быстро, то медленно проплывали перед глазами, мешая видеть окружающее.  Николай не был испуган. Скорее удивлен.  Он медленно, стараясь не задеть барную мебель, встал и прошел в дальний угол, где стояли у самых перил веранды шезлонги.  Осторожно сел и откинул спинку кресла до отказа.  С ним происходило что-то совсем странное...
      
               

     - Господи, что это было? - тихо прошептал он, пытаясь сосредоточиться на недавних необычных ощущениях.
       И вновь накрыла странная тягучая пелена параллельной реальности. Как и в тот момент, когда он занырнул под надвигающуюся необратимость волны. Все тело  сейчас еле заметно вибрировало, словно  ехал по брусчатке на хорошем авто. Невольно прикрыв глаза, опять почувствовал, как нечто неумолимо затягивает все его существо в шелковую неспешно-упрямую воронку.  Мужчина с трудом перевел дыхание и, преодолевая страх, решил не сопротивляться.

     Неожиданный неприятный запах разлагающейся плоти ударил в нос и соленая слеза коснулась  языка, машинально облизнувшего верхнюю губу. При этом сильно удивило полное  отсутствие щетины, столь обычной в последнее время. Он не мог понять - открыл ли глаза или нет, а та четкая картина вокруг -  действительна или только лишь в его воображении. Но запах! Этот запах совершенно реален. Он поднял глаза, немигающе смотревшие до сих пор на свои рваные и пыльные сандалии и увидел прямо перед собой гроб, обитый изнутри красным ситцем. Пересиливая отвращение заглянул в него.  Мама вовсе не была похожа на ту красивую женщину, что он знал. Вроде бы так же как и всегда открытый гладкий лоб с зачесанными назад черными густыми волосами; те же губы, едва прикрывавшие ровные белые зубы; пушистые ресницы опущенных век. Но нельзя было узнать её.  Это жуткое желтого воска лицо  не могло быть его мамой.  Перед ним лежала  отвратительная, пугающая кукла, что специально положили здесь, чтобы доканать его.
         Он зажмурился от отвращения до боли в глазах. Вновь посмотреть на гроб стало до смерти страшно.  Но резкие скрипучие звуки открывающейся в комнату двери и противный голос отчима, что, скорее всего, уже успел выпить изрядное количество водки  ( полагалось на похоронах всем пить именно водку ), заставил повернуть голову и посмотреть на говорившего:

        -  Ну что стоишь?  Деда ждешь? Не приедет уже.  Завтра утром схороним нашу мамку...

        Николай видел четко очерченные, будто подведенные тушью, глаза с неприязнью и укором смотревшие на него немигающе,  ощущал отчаянную тоску взрослого мужика, которого не любил, и не мог понять ничего.  В его голове будто заноза засела единственная мысль: "Дед обязательно приедет и они с бабушкой заберут его отсюда навсегда! Навсегда..."
        Почему-то удивили новенькие табуретки рядом со столом, на котором стоял гроб. Он принялся внимательно их разглядывать, понимая, что таких в доме раньше не было.  Решил, что кто-то из соседей принес их. Когда? Вспомнил вчерашний разговор бабушки с отчимом. Он во всех деталях помнил о чем они тихо спорили. 
       Зеркало было закрыто черной  маминой шалью.  Шкаф с посудой удивил открытой дверцей.  Бабушка вытирала слезы и не обернулась даже, унося тарелки на кухню.

         Николай резко попытался встать, но шезлонг лишь скрипнул под ним не желая отпускать. 

        -  Да что же это такое?! - медленно проговорил ошарашенный мужчина, оглядываясь по сторонам.  Бар совсем опустел. За стойкой никого не было и молодежь гуськом направлялась к автостоянке.  Всё так как и пару минут назад. Яркое солнце. Бар. Океан величаво накатывающий на песчаный берег широкие пенистые волны, крики птиц в небе и шелест зеленой тропической листвы вокруг.  Но он реально был сейчас в шахтерском городке, в своем доме рядом с покойницей. Все звуки, запахи, каждую половицу в комнате, свои ноги в рваных сандалиях, открытую дверцу шкафа, черный платок на зеркале он ощущал точно так же четко, как и то, что теперь видел вокруг. Такая  сверхестественная херня...

         Не успев как следует поразиться, Николай четко увидел перед собой  колодец, стоящие рядом два цинковых ведра с водой и почувствовал дикую ломоту в руках. Он глянул на свои ободранные коленки и увидел их мелкое дрожание. Понял, что надо немного передохнуть.  До дома требуется донести последние два ведра с водой. Но сил уже не было. Да и понятно. Четко сознавая свою телесную слабость и вместе с тем жестокую необходимость выполнить порученную по дому работу, дабы не получить изрядную взбучку от родителей, он присел рядом с колодцем и запел свою любимую песню.  Он знал с самого раннего детства - ему всегда помогали веселые песни. Как только трудно было, так и подкатывало желание петь. Петь во всю мочь своего сильного и звонкого голоса.  Он помнил как и что пел, когда в пять лет чуть не заблудился в тайге. Помнил слово в слово эту песню. Но теперь ему уже двенадцать и хочется совсем другой песни.

          - Прекрасное далеко! Не будь ко мне жестоко! Жестоко не будь... -  во всю силу своих легких затянул он любимую мелодию и...

           Хрипловатый звук собственного голоса вдруг рывком выдернул в иную реальность.  Николай мгновенно осознал,  где находится в данную минуту и обернулся назад.  На него во все глаза смотрел парень, поднявшийся со стула из-за барной стойки.  Крикнув " Еще Колы?" и не дожидаясь ответа, открыл холодильник.

           Не обращая внимания на выражение лица бармена, подоспевшего с большой бутылкой напитка , Николай протянул руку за высоким стаканом и замер.  Он вдруг осознал, что свой сильный и звонкий голос потерял давно. Еще в далекой молодости.  Потерял, не особо об этом и печалясь. В то же мгновение, как в его мозгу прозвучал вопрос "Когда это случилось?", он увидел перед глазами четкую картинку. Во всех подробностях и так ярко, что перехватило дыхание и уже было поднесенный ко рту наполненный стакан так и не пригубил.


                * * *


         Эта нереальная смена состояний и до дикости четкие картины происходящего в далеком прошлом, что разом высвечивают все самые незначительные детали и подключают восприятие ситуации всеми органами чувств, в психиатрии на обыденном языке называется ОТКРЫТИЕМ ФАЙЛОВ.  Если б об этом мог знать Николай...

         Его неожиданно втянула новая картинка старой реальности. Москва. Казанский вокзал. Суета, чемоданы, огромные сумки, тетки, нагружённые подзявязку, резкий и трудно понимаемый голос, объявляющий прибытие- отбытие поездов, толчея у касс... Ему почти семнадцать. Он совершенно взрослый и самостоятельный. Отбывает в родной Томск после неожиданной экскурсии в столицу, что устроила бабушка. С бабой Валей она познакомилась в поездке, подружилась, несколько лет переписывались. А теперь добрая старая москвичка пригласила Колю погостить. Гостеприимна, хлебосольна и смешлива. Свезло парню после выпускного.
          До его поезда еще уйма времени. Чем бы себя занять? Изучив все закоулки огромного красивого вокзала, решил потратить последний рубль в кафушке. И вдруг увидел двух девушек, бойко продвигавшихся ему навстречу. Остолбенел от двойной красоты. Стало жуть как интересно: в каком поезде и куда они собрались ехать. Может повезет и они сядут на один и тот же...
          Он не мог выпустить их из виду. Пристроился за ними. Те двигались по всем признакам в сторону кафе. Он следом. Они встали в очередь, конечно, он - за ними. Волновался немного. Когда уже подходили к буфетчице, вдруг набрался смелости и предложил угостить их пирожными. Девушки улыбались, перешептывались и внимательно глянув на стоящего за ними парня, согласились. Он почувствовал себя уверенней. Совместными усилиями выбрали пирожные и вместе пошли к высокому столику.
         Всем стало весело и  дружно согласились, что в компании гораздо приятнее коротать время до отъезда.  Девочки должны были садиться на поезд лишь на следующее утро. А до отправления его поезда еще почти полтора часа.
         Неожиданное прозрение невольного ухажера о том, что девчонкам надо коротать на вокзале всю ночь, поставило на повестку дня вопрос о ночлеге. Не на лавках же жестких спать им? И, тем более не на гранитном холодном полу где-нибудь в закутке! Николая осенило: рядом с площадью Трех Вокзалов троллейбусный парк. Он обнаружил это, когда шнырял вокруг Казанского, убивая время. До встречи с красавицами. Предложение было принято "на ура".

         С десяток тихих новеньких троллейбусов с опущенными "усами" стояло почти на задворках площади. Незаметно проскочив в середину махин они выбрали свое пристанище. Уже на улице зажглись огни. Сноровисто, как будто он частенько этим занимался, Коля принудительно открыл задние двери. Они вошли в тихий темный троллейбус и лихо устроились на новеньких мягких сидениях. Спать девочкам не очень хотелось, а поезд в Томск еще не объявили и они комфортно, стараясь не издавать лишнего шума переговаривались. Полный кайф. Все отлично устроилось.
         
         Темная огромная тень нависла над парнем словно в кошмарном сне. Кто? Как? Почему они не поняли, что не одни в этом троллейбусе?!

         - Что, ребятки? Тоже спать на вокзале не охота? - раздался солидный бас.
         - Ну, да... - за всех ответил Коля.
         - Выпить со мной не желаете? - загадочно и вполне дружелюбно вопросил бас, словно фокусник достав из обширного кармана своего необъятного плаща литровую бутыль.
          Николай так глубоко вошел в роль защитника и покровителя, что достало нескольких секунд, чтобы почувствовать себя и супер-героем.
       
         - Да, не откажусь! - солидно и как-то для самого себя неожиданно ответил парень. Девочки дружно замотали головами в знак твердого отказа разделить компанию.
         Буквально через мгновение прямо перед его носом появился гранёный стакан и горлышко бутыли.
         
         - Спирт медицинский пил? - вопрос мужика в балахоне застал врасплох.
         - А пока нет... И что?
         - Скажешь, когда хватит...

         Перед носом забулькало. Потянув воздух, Коля почувствовал запах водки, что несколько успокоило. Девчонки, затаив дыхание глядели во все глаза. В темноте они будто светились не только любопытством. Его распирало чувство собственной значимости и весомости. Спирт булькал. Он молчал... Водку приходилось употреблять. Несколько раз. Спирт - почти водка. Чуть покрепче. Делов то...
         
          Вальяжно откинувшись на мягкую спинку сиденья, Коля одним махом опрокинул наполненный до краев стакан. Дыхание перехватило. Он судорожно попытался вдохнуть побольше воздуха - скулы свело.
         
          Огромный безвкусный помидор мужик засунул ему в широко открытый рот и гаркнул:
         - Жуй давай!!!
         
          Он не понял сколько прошло времени в этой потрясающей эйфории. Вовсе неожиданно стал видеть все вокруг очень отчетливо в этом темном троллейбусе. Лица восхищенных девочек заиграли небесными радужными красками. Мужик со своей окладистой бородой оказался веселым Дедом Морозом. Мир стал восхитительно прекрасным. В ушах звенела тишина далеким голосом Магомаева... "Не спеши, когда грущу в тиши..."

          Ставшая теплой Кола легко лилась в горло. Немного отпустило. Спазм прошел. Николай перевел взгляд с опустевшего стакана на ярко-синий горизонт, где океан вытягивал из своих далеких недр туманную полоску завтрашних облаков.
      
         -  Именно так я потерял свой звонкий голос... - нараспев проговорил Николай, с трудом вытянув себя из далекого прошлого.

            Да... В тот вечер ему не суждено было сесть на свой поезд. В пьяном бреду он сто раз повторил, точно автомат, адрес бабы Вали. "Метро Войковская. Улица.., дом.., квартира номер сто двенадцать... Метро Войковская..."

            Удивление пожилой женщины зашкалило, когда после слов "Здрасьте! Я с девочками!" в совершенно беспомощном состоянии, взятый под руки юными красавицами, он переступил порог гостеприимного дома в два часа ночи.
      
          По какой причине  воспоминания стали проявляться с такой поразительной четкостью, словно в фантастическом фильме? Странно и восхитительно... Но ни на что эти провалы в прошлые события его пестрой жизни не были похожи. Воспоминаниями их нельзя назвать. То были реальные путешествия во времени. Стоило только задать себе какой-либо вопрос, как он в долю секунды оказывался в старой ситуации со всеми немыслимо жуткими подробностями. Удивительным образом мозг выдавал полнейшую, не только важную, но и, казалось бы вовсе пустяковую информацию, связанную с конкретным эпизодом. Он видел, слышал, ощущал давно ушедшее...

         Выскальзывать из действительности и погружаться в любые по его желанию эпизоды прошлого Николай теперь мог с поразительной легкостью. И в то же время  не понимал вовсе, что стало причиной таких  магических путешествий?

        Редкое явление сверхсознания оказалось даровано ему не весть за какие заслуги...


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.