Старуха

              Самая фантастическая выдумка может со временем стать реальностью


Постиранное накануне бельё высохло, и старуха, корчась от боли в спине и ногах, вставая на цыпочки, снимала с верёвок в ванной комнате полотенчики, трусики, футболку. Табуреткой воспользоваться не решилась – было, падала. В её планы не входило покалечиться.
Кажется, всё перестирала, даже носовых платков грязных не осталось. Висела ещё в прихожей куртка, в которой старуха ходила гулять с собакой. Но на неё уже не было сил.

А собака... Вполне жизнеспособный пёс, как сказал ветеринар, хотя и старый.
Два дня назад, собрав последние деньги, она заказала такси и отвезла пса...
Когда врач вколол ему в загривок смертельную дозу лекарства, старуха увидела в глазах своего верного спутника недоумение и, как ей показалось, обиду.
Он долго держал её «на плаву», вынуждая заботиться о себе, выгуливал дважды в сутки, ласкался, утешая, чувствуя своим собачьим сердцем, как ей плохо.
Его голова, лежащая теперь в старухиных ладонях, постепенно тяжелела, из глаз уходил блеск.
А в груди у старухи разрастался тяжёлый каменный ком.

Она не проронила ни слезинки. Задеревеневшими руками отдала деньги, взяла квитанцию.
В полном сознании,  сначала на метро, потом на автобусе, доехала до дома.
Теперь она могла начать готовиться сама. Больше никто не держал её здесь.

Квартиру в порядок она стала приводить  задолго до нынешних дней. Выбрасывала на помойку всё,  связанное с прежней жизнью, в которой были живы родители, муж, сын. Счастье, что не дожили они до этого дня. В укромном месте двора поздними вечерами жгла фотографии – вспоминая слова мужа: «Не хочу, чтоб рылись в них чужие люди. Лучше сама сожги».
Ношеные, но вполне приличные вещи, свои и мужа, отвезла в ближайшую церковь.
Домашние цветы в горшках отнесла в школу, где когда-то учился сын.
С трудом сдвигала мебель, выметая из-под неё клочья шерсти – очень давно не хватало сил на  генеральную уборку, боялась надорваться. Теперь стало всё равно.
Съездила, сдала, а потом получила постельное  белье в прачечной и одеяло с занавесками в химчистке.
Немалые усилия на все дела преследовало нежелание прослыть «грязнулей и неряхой» после того, как...

Старуха отнесла бельё в комнату, разложила по полкам в шкафу.
На кухне включила электроплиту, согрела воды, попила. Есть было нечего и уже не очень хотелось. Наверное, пока хватало телесных запасов.
Сколько она сможет протянуть без еды, не сильно тревожило. Старуха знала, как будет уходить.
Она готовилась к этому совершенно осознанно. В здравом уме и твёрдой памяти.

Последние несколько месяцев старуху мучили боли. Она не шла к врачам, предполагая самое худшее, возвращение онкологии. А значит больница. За деньги её, возможно, попытались бы лечить. Хотя прекрасно понимала, что никому не нужна. И, в лучшем случае, «загнётся», лёжа в общей палате среди стонущих и смердящих соседей.
А дорогущие лекарства, на которые всем миром собирают средства для актёров и певиц, ей тем более недоступны.


Старуха была не так проста и наивна,  как многие в её возрасте. Два высших образования, кандидатская степень, владение компьютером и наличие Интернета в квартире позволяли ей быть в курсе происходящего в стране и мире.

Выйдя на пенсию почти в шестьдесят лет, она не просиживала дни на скамейке возле дома.
Знакомая предложила поработать на замену нянечкой в детском саду – согласилась. Благо, он находился рядом. Бывало, сидела с соседскими ребятишками,  когда просили родители.  «Подтягивала» по биологии и русскому языку отстающих школяров.
Денег никогда не брала: «Я не нищая, пенсию получаю». Когда спрашивали «чем помочь ей самой», с улыбкой говорила «спасибо, справляюсь».
Как-то по осени подобрала  бездомного щенка.
В Интернете нашла одноклассников и бывших студентов-однокурсников, завела новые знакомства.

Так было. А потом...
Умер муж. Она сильно сдала и начала постепенно превращаться в старуху.
Потянулись месяцы, годы.
Угасали желания. Уходила из жизни радость. Росли цены на продукты, лекарства и тарифы на коммунальные услуги. Медицинская помощь постепенно становилась платной.
Непозволительной роскошью сделались новые сапоги или пуховик.

Исчезали в никуда знакомые, с которыми переписывалась в Интернете. Люди вокруг делались жёстче и злее. Смыслом для многих становились деньги, карьера.  Она перестала смотреть телевизор – так негативны, а порой страшны оказывались  новости. Сериалы переполнялись насилием и кровью. Она пыталась хоть как-то улучшить настроение, отыскивая в Инете старые комедии и мелодрамы. Но заканчивался фильм – она возвращалась в реальность, которая день ото дня приобретала  всё более тёмные краски.

Разве могла она предположить, что внезапно, вдруг,  лишится  честно заработанной пенсии,  положенной за сорок два года трудового стажа, и доплаты по ивалидности, оформленной после онкологической операции.
От тюрьмы Бог уберёг, а вот от сумы..
Теперь ей, одинокой пенсионерке семидесяти  трёх лет, любимое государство выдаёт «социальную помощь». Только вот как жить на неё?
 
Она лишь изредка включала старенький ноутбук,  практически перестала пользоваться электроплитой, тем более, что готовить-то было почти нечего. По квартире передвигалась в полутьме, а единственную настольную лампу на кухне зажигала  лишь по ночам, когда не спалось. Ночной тариф на электричество был самым низким.

Так уж вышло, что пенсии, доплаты, льготы отменены властью в связи с «тяжёлым экономическим положением». Сначала работающим пенсионерам, потом и всем другим: ветеранам, многодетным матерям, детям-инвалидам. Всем, на кого государство прежде было вынуждено тратить миллиарды рублей, оно выдавало теперь «социальную помощь».   Правда, только рядовым гражданам. Крупного бизнеса, банковских и государственных служащих  нововведение не затронуло.

Самые уязвимые и беспомощные  стали балластом для государства, провозглашающего себя социальным. Большинство из них создавало ту самую материальную базу, основу нынешней экономики. Не щадя живота своего, отстаивали они в войнах мирную жизнь для детей и внуков. Гробили здоровье при ликвидации последствий техногенных катастроф.  Надеялись, что, сделав всё возможное и невозможное для государства, смогут достойно жить на старости лет  и также достойно  покинуть этот мир.

Теперь они  тихо вымирали, не находя возможности что-то изменить, не имея сил сопротивляться жестокости и, страшно предположить,  ненависти  властей к своим гражданам. Но именно такое мнение сложилось у старухи за последние два-три года. Правительство, чуть не со слезами на глазах, вещало, как любит свой народ, и по-тихому строчило и вводило  законы, вынуждающие обездоленных и немощных задумываться об эвтаназии. А порой просто  решаться  на суицид.
Да есть ли разница по сути? Когда легче умереть, чем жить.

Разумеется, были у старухи сбережения, выйдя на пенсию экономила  на всём. Только таяли они  как снег под весенним солнцем, поскольку ничтожной оказалась «социальная помощь». И приходилось тратить отложенное на уже наступивший «чёрный день».

 Месяц назад она закрыла счёт в банке, потому что точно просчитала, на сколько хватит этих средств им вдвоём с собакой. Поняла, что не прокормит пса – собачий корм дико подорожал. Поняла, что не прокормится и сама на господачку.  Запас консервов и круп давно иссяк.
Сразу отложила  «неприкосновенный запас» – на то, к чему готовилась.

После  оплаты всех квитанций за жильё и прочие расходы осталось несколько бумажек на ветлечебницу. Всё.
А кто и каким образом будет рассчитываться за нынешние затраты воды и электричества, вывоз мусора, радиоточку, которой она не пользовалась много лет, за телевизионную   антенну при  давно неработающем телевизоре,  за капитальный ремонт дома, в котором ей уже не жить, было безразлично.

Вчера отдала соседям запасные ключи с просьбой заглянуть к ней дня через три – якобы помощь нужна. На деле – не желала гнить в пустой квартире.
Собрала все кладбищенские документы, чтобы не мучились от неизвестности  желающие проводить. Написала письмо, в котором просила кремировать её, а урну захоронить рядом  с родными, объяснила про деньги в конверте.
На стол в комнате рядом с письмом положила кучку одежды, в которую  следовало переодеть.

Пока не кончился день и было светло, вымылась под душем. Надела всё чистое.
Застелила на постели свежее бельё. На стул рядом положила  памперсы, оставшиеся после смерти матери.  На всякий случай.
Из кухонного шкафчика достала пачку приготовленных таблеток. Проглотила сразу горсть, запила тёплой водичкой.
 

Старуха очень устала от дел и дум.
За окнами сгущался мрак. Вечер.
В квартире было темно. Пусто, тихо.
Не гудел старенький холодильник – вымытый, высушенный, незагруженный – нечем и незачем.
Не вздыхал, укладываясь спать, старый пёс.

Она легла в чистую постель прямо в халате. Закрыла глаза. Надо было уснуть прежде, чем разум начнёт  противиться задуманному.

Мысли о том, на что решилась теперь старуха, возникли не на пустом месте. Не от душевной или духовной слабости. Но от понимания полнейшей, совершенной ненужности кому-либо. От невозможности жить достойно, а не побираясь по помойкам.
Пришлось видеть лежащих среди куч мусора стариков.
Её школьный товарищ, одноклассник, покалеченный в «горячей точке», оставшись в полном одиночестве, умер от голода.
Старухина подруга, дабы не обременять дочь с тремя детьми  своей беспомощностью после инсульта,  предпочла уйти сама вместо «заключения» в дом престарелых.
Соседку, еле ползающую на костылях, лишили инвалидности по новым правилам, одобренным властями. Узнав об этом, она «случайно» выпала с десятого этажа. У неё тоже не было родных.
Куда-то исчезли две знакомые колясочницы, с которыми старуха общалась, выгуливая пса.
И было немало тех, о ком говорили соседи или знакомые собачники, кто не проснулся утром.
Диагнозы «инфаркт» и «суицид» становились обычными и почти не удивляли.

Старуха не была религиозной, но верила во Вселенский разум, в Абсолют. Некоторые события убедили, что со смертью не кончается жизнь сознания и души. Она очень надеялась, что встретит родных и любимых за смертельной гранью.  Она чувствовала, знала, что с их стороны нет осуждения её поступку. Её ждут.

Старуха ровно дышала, тело постепенно расслаблялось. Она, как обычно, засыпая,  прошептала:
-Корабль к отлёту готов...

******




п.с.   http://www.medkrug.ru/article/show/suicid_u_pozhilyh
Наша страна заняла первое место по количеству самоубийств пенсионеров.
Статья  2008г.  Изменилось ли что-то к началу 2016-го?





Март 2016г.

 


Рецензии
До какой же деградации докатилось гос - во, которое так уничтожает людей!!!
Всё это ужасно и позорно. И это в стране, где десятилетиями тылдочили о том, какие мы самые - самые замечательные, потому, что у нас с оциалистическое самосознание, мы всем помогаем, "Россия щедрая душа", "нам не всё равно" и т. д. - сплошная лживая трескотня.
Вы так прозительно,так правдиво показали эту волевую женщину( у меня язык не поворачивается назвать её старухой, такое она вызывает уважение),что я явственно прочувствовала усилия, которые она приложила, чтобы уйти достойно.
Очень убедительно написано! ЭРа
P S. С Вашего позволения я Вас беру в избранные?

Элла Рахманова   13.11.2017 12:00     Заявить о нарушении
Элла, благодарю Вас за отклик и "избранность".
А государство наше становится всё менее социальным. Почитала в Инете, какие нам законы готовятся на ближайшее будущее, не поверите, позавидовала своей ЛГ.
У неё хватило воли и осознания бессмысленности дальнейшего существования - не жизни. Мне очень жаль, но такие исходы не редкость. В Инете опять идёт дискуссия об эвтаназии. Простите за пессимизм, но очень неуютно становится жить.
С признательностью и уважением

Наталья Зотова 2   14.11.2017 17:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.