Пяток небезинтересных страниц...

              ПЯТОК  НЕБЕЗИНТЕРЕСНЫХ  СТРАНИЦ
              из жизни одной московской семьи
               
     Итак - год 1958-й. Мне - 6 лет "по паспорту",
а на самом деле - восемь. Как это произошло мне придётся
рассказать обстоятельно - историю эту в нашей семье знали
и знают немногие - я сам "раскапывал" её почти 30 лет (начал
в 12 лет, а пришлось закончить в 40, "с хвостиком" ), но многого,
в связи с кончиной последних "действующих лиц" ( за исключением
меня самого - "главного фигуранта" ), так и не удалось уточнить.

     Отец вышел в отставку в 1948 году в звании
"Капитан 3-го ранга" и попив годика два "на гражданке"
( благо "медпоказания" - позволяли ), стал работать по своей
военно-гражданской специальности в какой-то "шарашке"
под Владимиром.
     Специальность Его имела для "оборонки" СССР намаловажное
значение - она лежала в области радиотехники, а точнее - радио-
локации. Но об Отце, - как говаривал наш "великий картавый
учитель", - "поподробнее"...

     Леонид Алексеевич родился 16-го апреля 1910-го года
в достаточно "типичной"московской семье с Рогожской заставы,
где купеческие "корни" Его отца - Алексея Прохоровича переплелись
с дворянско-купеческими моей бабушки - Анны Терентьевны
( в девичестве - Ревенковой, а по её матушке - Габлиани, но об этом
весьма отдалённом "корневище" нашей семьи - я напишу немного
позднее ).
     Отцу пришлось, после окончания "семилетки", поработать
на "Серпе и молоте" грузчиком и разнорабочим пять лет, что-бы
"смыв позор" своего "происхождения", поступить и закончить
радио-техникум ( в районе Курского вокзала - на берегу Яузы ),
благо - жили недалеко - на "Калитниках". Там-же и были много
позднее похоронены его родители, а мои дед и бабушка - Алексей
Прохорович и Анна Терентьевна. Потомки купцов с Рогожской
заставы, породнившихся с обедневшей после Освобождения
ветвью сванетских князей ( перечитайте на досуге "Китай город"
Боборыкина ), традиционно становившимися в нашей семье
флотскими офицерами ( получившими образование, но не получав-
шие наследства ) и подмосковных крестьян из обрусевших ещё
при первом Романове касимовских татар ( а если совсем точно -
чженейили, или иначе - чжу-дженей ).
     В купеческой Ревенково-Гореловский "ветви" нашей семьи
с "времён петровых" существовала своего рода "производственная
необходимость" - младших детей, что-бы не дробить наследствен-
ное "дело", - отдавали "на государеву службу". А с времён Реформ
Александра-Освободителя, она получили конкретную форму -
служба на Флоте Е.И.Величества.
     Во все времена на Святой Руси госслужба была хорошим
"подспорьем" в "делах торговых". Это в нашей семье знали
не по наслышке. Правда до "купца второй гильдии" Гореловы
не  поднимались, но вот Ревенковы его "запоимели" вскоре после
Освобождения, что и побудило Прохора Горелова ( "сасовского" )
высватать своего сына(моего Деда - Алексея Прохоровича),
к 1897 году - лейтенанта Черноморского Флота, за младшую
внучку Нины Ираклиевны Габлиани( в девичестве - Ахвледиани )-
Анну Терентьевну.
"Такой вот компот!"- говаривал поручик Ржевский в оперетте
Милютина "Давным-давно" ( оный жанр издавна в нашей семье
был любим, а моя Матушка танцевала в Московской Оперетте
в конце 30-х-е годов, вторая старшая сестра, Валентина, -
в 60-е годы, а я в 80-е ,- машинистом сцены).
     Анна Терентьевна успешно отучилась в гимназии на Таганке,
после женитьбе на красавце - черноморском инженер-лейтенанте,
родила пятерых детей ( моего отца - третьим по счёту ),
работала у Сытина в его издательстве, где командовала "реминг-
тонными барышнями" ( машинистками ),как многие "рогожские"
немного играла в политику - ссужала дедовскими деньгами эсеров
и большевиков.
     Её муж, а мой Дед, - Алексей Прохорович Горелов получив
в 1895 году специальность инженера-путейца ( и "попутно" -
"минного" мичмана) в Высшем Императорском Техническом Учи-
лище ( ныне - МВТУ им. Эрнеста Баумана). В итоге - он в Германскую
"курировал" береговые батареи черноморского побережия Российской
Империи, но уже в чине капитан-лейтенанта к 1916-му году ).
     В "годину смутную" семейство смекнуло куда всё идёт и уже
"Капитан 3-го ранга" был определён тогдашними медиками
"не годным к несению службы по военно-морскому ведомству".
И - слава Богу!Ведь Флотом тогда уже командовал Колчак!)
и выйдя в отставку, с правом ношения мундира, стал служить
в системе снабжения Вооружённых Сил Российской Империи
(по "продовольственной части"), что привело Его в итоге к персо-
нальной пенсии, но уже - во времена "слуги трёх господ" - Анастаса
Ивановича Микояна.
     "Чудны дела Твои, Господи!" - Деда, серьёзно, не трогали во времена
поголовных "чисток" ( может быть - вспомнили про бабушкину "мат-
помощь" большевикам ( хотя сомневаюсь, что "оным" было известно
чувство благодарности ). Впрочем Российский Флот, начиная
с Гравномура Казимира Кетлинского, почти всегда был лоялен
к Советской Власти и она не особенно "наезжала" на "флотских"
( хватило "кронштадтской контрольной работы не лояльность" ).
     Правда есть ещё один "ньюансик" - Дед чудно разбирался
в марочных винах и коньяках ( не говоря уже о том. что знал десяток
рецептов домашних наливок и настоек и часть из "оных" передал
по наследству, и мне в том числе ). Анастас Иванович не стеснялся
узнавать мнение зятя  сванетской экс-княжны об новых марках
"Шато Тамань", "Абау Дюрсо", "КВ", "КОС", "КВ ОС" и прочих подоб-
ных "продуктах питания", которые тогда можно было увидеть
только в распределителе на ул.Грановского и в магазинах "Берёзка"
Большевики и их "наследники"- всегда были очень демократичны,
когда вставал вопрос об их здоровье и благосостоянии), а теперь -
везде ( но вот об их "дегустаторах" - мне ничего не известно,
а по-сему - "умалчиваем" ).
     Да и отцовская послевоенная "эпопея" на Деде совершенно
не сказалась - так и сидел, до свей "персональной" на снабжении
Москвы и Области мясо-молочными продуктами.

     Надо добавить, что "это" весьма помогло Матушке в годы
Великой Бойни вырастить двоих детей, родившихся до 1941 года
 (моего "первого старшего" брата Вячеслава и "первую старшую
сестру"- Оксану ), плюс моего "второго старшего брата" - Алексея
( родившегося в 1942-м ), по бутовскому прозвищу "монгол" - так
сильно в Нём сказалась чжур-дженьская кровь наших касимовских
предков ( на Руси все "узкоглазые", с самых давних времён, назывались
просто "монголами", а "татарва косоглазая" - пришла много позже).
Но не помогли ни дедовский "наркомовский" паёк, ни Матушкино донор-
ство, в Её фронтовых госпиталях, все годы Великой Бойни Народов
выходить двойняшек, родившихся в 1943 году и умерших ещё
до их крещения...
     Столь частые Её роды, во время ВОВ, объясняются тем,
что Отцу по роду Его флотской службы, частенько доводилось
бывать "транзитом" через Столицу. То с Балтики под Сталинград
( контузия и ранение ). То -  на Днепровскую флотилию( освобождение
Киева ). Онежская и Ладожские флотилии ( оборона острова Сухо
и прорыв Блокады ). И - "апофеоз" : "И бой тяжёлый, как во сне.
И бескозырка на волне!" - освобождение Югославии...
     А к командиру отделения шифровальщиков Главного Штаба ВМФ -
старшему лейтенанту, а к демобилизации - "Капитану 3-го ранга",
толковому математику и шахматисту, у командования ВМФ ( и по
рассказам отца и его сослуживцев часто"наезжавших" в Бутово -
лично Адмирала Флота СССР Николая Герасимовича Кузнецова) ,
за Его 3-4 дневные задержки "по причине острого заболевания",
у командования ВМФ СССР вопросов не возникало.
     Надо заметить, что бережному отношению к личному составу -
создатель советских ВДВ "Батя" - Василий Маргелов, судя по всему,
научился именно за время Его командования "клёшниками". Приходите
на День ВДВ на Ново-Девичий погост - Вы увидите за одним накры-
том столом не только десантников, но и флотских. Святое брат-
ство по оружию Вы увидите своими глазами,
а не в "ящике для идиотов".
    На эту тему Александр Васильевич Магрелов ( Герой России
за первое в мире десантирование в БМД ) говаривал мне :
"Саня...Ваш День ВМФ - плавно переходит в наш День ВДВ!" )...

    Что-то я слишком увлёкся Отцовской жизнью -
отвлёкся от Анастасии Захаровны. Надобно продолжить
Её "театральную тему".
     В 1926-1928 годах Настя Корнеева, под именем своего
брата играла за юношей Крастрополянского "Текстильщика"
в футбол, играл "стоппера" - центрального защитника.
Красная Поляна - не под Сочи, а в пяти километрах
от городка и станции Лобня, Савёловской железной дороги.
Играла и ездила в Москву, в школу "босоножек" приёмной
дочери Айседоры Дункан - Ирмы. Было тяжело, но поступив
в медицинско-физкультурный техникум, - окончила его
с "двойною", как это было в России специальностью:
"фельдшер-акушер" и "тренер по игровым видам спорта".
Специфично, но - время такое было в Стране.
Как матушке удалось - не ведаю, но уже в 32 году
Она танцевала в кордебалете у "Неистового Мейера".
    В балете у Мейрхольда Она поработала только до того,
как забеременела моим "первым старшем братом" - Вячеславом
( "водолаз" ). Танцевать так же "чисто", как до уже второй
беременности Она не могла, как и подавляющее большинство
рожавших ( хотя-бы единожды ) "балетных" ( а у Мейрхольда,
с его "выкрутасами" на сцене - подавно ).
    По-этому забеременев, Матушка заранее обговорила свой
переход в балет Московской Оперетты - жизнь свою без Театра
уже не могла себе представить. Аборты в нашей семь исключались
"из  обихода" вовсе не из-за того, что за них давали немалый
"срок", а по-причине наследственной своего рода "аллергии",
свойственной всем жителям Рогожской заставы.
     Напомню моему возможному Читателю,
какими были балерины в опереттах 30-50- годов.
    "Французская женщина" - "Пышка",  Галина Сергеева в одно-
именном фильме и "Актрисе" ).
Во Франции - Симона Синьоре в "Золотой каске"
В СССР,  много позднее, - Людмила Сенчина в "Вооружён и очень
опасен" и Александра Яковлева в "Человеке с бульвара Капуцинов".
    "Мода" на Одри Хёбберн - "закат" 50-х годов,
а потом, в 60-е годы, массовое - "Твигги-шоу".
    Как  только не говорили про "мальчикоподобных" за кулисами:
"Глиста в корсете!", "Ни кожи, ни рожи - одни рёбра не вырост!",
"Это не канкан в "Фиалке Монмартра, это - "Кости на раскалённой
крыше", "Вешалки"! На сцену! Выход из левой, первой, кулисы!"
и ещё много-чего "эдакого".
     Из ныне танцующих с настоящими Звёздами, а не "звиздёнками",
кордебалета той эпохи в прекраснейшем жанре Оперетты, может
сравниться только Аделаида Ветрова - Богиня Факстрота.
     Уточню, что речь не идёт об "Монолитах" советской оперетты -
Татьяне Шмыге и Лилии Амарфия, с которыми мне посчастливилось
работать в Московском Театре Оперетты. Им - "Богинями сцены",
"Мечтами грёз", мне - машинистом сцены - тем, кого ни кто
и никогда не должен видеть на его "рабочем месте" - театральном
планшете, "рабочих галёрках".
 Исключение - поведение т.н. - "чистых перестановок", когда
работаешь переодетым "в эпоху", меняя декорации.
    Балетом Матушка жила до 1941 года, до получения повестки.
Как дипломированного фельдшера Её призвали в первых числах июля.
Пока "суть да дело" - бумажки и пр., - фашисты уже подходили
к Смоленску.
    Госпитали Подольска, освобождённых Белоруссии и Украины,
Польши и Германии. Не выживших близняшек Она рожала прямо на
"рабочем месте" - в Подольске, а когда оказалась в Германии
( апрель 45-го ) - Батюшка уже принимал "комендантство" над
городком Фюрстенбергом. Но продолжалось эта Его "комендант-
ство" всего месяц с небольшим - отозвали в Москву в распоря-
жение Главштаба ВМФ.

    Матушка вернулась в Бутово в декабре 45-го года.
Отец "дослуживал" два послевоенных года в Москве.
    Мирная жизнь налаживалась - "стандартная" для той эпохи
коммуналка, но на на Б.Калитниковской, а - в Бутово, в добротном
2-х этажном бывшем барском доме, соответственно перестроен-
ном, с прекрасным садом и огородом, обширным сараем, вскоре пере-
деланным отцом в "летнюю резиденцию", в котором кроме Отца
( летом ) живут куры, дойная коза и десяток-полтора кроликов,
а на крыше возвышается голубятня, без которой в те очень да-а-а-
вние годы просто невозможно было представить ни одного двора
в Москве и Подмосковье.
В апреле 1946-го Матушка рожает Валентину - мою вторую
"старшую сестру".
    О Балете речи быть не могло, но-о-о только - не о Театре.
    Оставалось только одно - проститься со Сценой, но остаться
в Театре. Оперетту Матушка отбросила сразу - не смогла преода-
леть некоего психологического барьера и пола работать костю-
мером в Малый театр на его Малую сцену на Ордынке. Театральные
"дела" не закончились, а просто "перешли в иное русло". И всё-бы
хорошо, но ( как часто в жизни любого из нас это "но" перечёрки-
вает "мирное течение событий" ) - работа Отца привела нашу
семью к тому, чего все в Стране боялись и ждали..

    Батюшка, то ли - спьяну, то ли - "по глупости", а скорее всего -
и второе, и первое, в компании сослуживцев в своей "шарашке", а там
трудились и "зеки"-профессионалы, которых "Лаврентий Премудрый"
вместо лесоповала использовал с гораздо большим  КПД для обо-
ронной промышленности СССР и ещё на "оформленные" инженеры,
техники, кандидаты и доктора наук,не очень далеко от Владимира
и брякнул, что американская и немецкая ( т.е. - империалистическая
и фашистская!!! )  радиоаппаратура надёжнее и ремонтабельнее
отечественной, то есть - советской!
    Честные сослуживцы стремительно доложили "куда следует".

    Моя "первая старшая" сестра Оксана получила в сентябре
1950 года получила из Волокового ( с "оказией" ) письмо, датиро-
ванное июнем, в котором ей отписали, что Анастасия Захаровна
родила ей младшего братика, но он "плохенький" и скорее всего
не выживет. Оксанка стояла на бутовской платформе, ждала подоль-
скую электричку и всхлипывая перечитывала письмо. Платформы тогда
были "плоскими", к ней подошла некая "бабулька", которую впослед-
ствии, я по рассказам Оксаны, всегда представлял эдакой "Арбат-
ской Старушкой Шапокляк". Попросила посмотреть - когда пойдёт
пригородный поезд на Москву. Оксана сходила, посмотрела и вернув-
шись к старушенции. Разговорилась "о жизни" и, естественно, -
о письме. "Ох, девочка! Да не помрёт твой братик - он всех Вас
переживёт, а самого его только третья жена похоронит!".
    В итоге так и получилось ( в "первой части" предсказания )-
в сентябре 84-го ушёл Леонид Алексеевич и пошло-поехало -
семь похорон в семье за девять лет.
    Что же до второй "предсказухи" - женат второй раз и, пока, -
разводом "не пахнет".
(Хотя у моей супруги всегда были веские основания сомневаться
в моей супружеской верности).
     P.S.: Будет время - почитайте мои эссе о жизни в Бутово.
           Там тоже есть много-чего субъективно-объективного.


Рецензии