Воздушная крепость Часть 2 Глава 1 Аэропорт

Тревожный май 2014 года на Донбассе выдался невероятно тёплым, нежным и красочным. Природа словно нарочно не замечала напряжения висящего в воздухе шахтёрской столицы и спешила порадовать придавленных неопределённым будущим людей великолепной весной.
- Какой же красивый наш Донецк! - сказал жене Антон Макаренко. - Жалко будет потерять такую красоту… 
25 мая, ветреным воскресеньем, они гуляли с маленьким сыном по отремонтированной накануне Майдана набережной реки Кальмиус. В пригородных садах уже пышно расцвели щедрые плодовые деревья. Бойко раскрылись клейкие почки строгих тополей, из них стыдливо показались молодые светло-зелёные листочки.
- Ничего особенного, - сморщила прелестный носик капризная красавица.
- Мы просто привыкли к хорошей жизни!
Женщины более чувствительны к своему будущему, поэтому в душе Екатерины тоже снежной лавиной нарастало чувство разъедающей тревоги, пока ещё не воплощённой в беды, но отчётливо ощущаемой.
- В глазах рябит от георгиевских ленточек... - заметил Антон.
- Люди так отмечают День Победы! - она не хотела показать мужу своей обеспокоенности.
- Будто на Украине не отмечают. 
Настроение у него было не праздничное, он сидел сутками в укрнете. Отныне он стал безработным, на работе ему спешно отдали на руки трудовую книжку.
- Мы теперь уже не Украина! - заявила кадровичка их предприятия.
Под давлением сторонников России украиномыслящие жители Донбасса надолго замолкают, стыдливо вешают государственные флаги в спальне и общаются только со своими сторонниками. Страх становится ещё ближе, всё более ощутимее. На стенах гаражей настойчиво появляются пугающие надписи:
- «ДНР! Россия! Смерть бендеровцам!» - которые уже никто не закрашивает и не смывает.
Катя даже родив сына, оставалась непревзойдённой красавицей. Мужчины по-прежнему обращали на неё внимание, даже во время прогулки по поредевшим улицам Донецка.
- Чего они на тебя пялятся? - возмутился ревнивый супруг, заметив, что два кавказца остановились и восторженно смотрели им в след. 
Она и сама считала, что внимание порой бывало чересчур навязчивым. Позавчера ей даже пришлось выйти из автобуса на две остановки раньше своей.
- Привязался недавно один... - захотела рассказать Катя задумавшемуся о чём-то супругу, но в очередной раз промолчала.
Её сложно было назвать любительницей вечерних прогулок в бунтующем городе, но сидевший рядом с ней мужчина лет тридцати с потёртым портфелем на коленях и нелепой шерстяной кепкой на макушке последние десять минут пути как заведённый повторял:
- Девушка, а как вас зовут? Зовут-то вас как?.. Ну что вы молчите? Я вас до дома могу проводить.
Салон троллейбуса звенящей тишиной замер в ожидании ответа, а мужчина всё настойчивее и громче предлагал довести недотрогу хотя бы до подъезда.
- Я замужем! - уточнила она.
- Муж, как уж! - настаивал ухажёр. - Может уползти.
На одиннадцатой минуте Катя не выдержала и вышла. А неделю назад молодой человек возле торгово-развлекательного центра «Донецк-Сити» радостно заметил, что она жуёт жвачку с особым задором:
- Хочу быть жвачкой!
Двумя днями раньше перепачканный глиной мужчина с лопатой, вынырнув из ямы над прорванным водопроводом, кивнул коллеге:
- Гляди, какие ножки пошли!
Макаренко брезгливо передёрнула покатыми плечами, вспомнив эти приставания и с внезапно нахлынувшей нежностью посмотрела на Антона, игравшего на зелёной лужайке с сынишкой в мяч и подумала:
- Зачем мне чужие мужики?! У меня такой замечательный муж и сын!.. Я такая счастливая женщина!
В этот день вся остальная Украина пошла на внеочередные выборы Президента. Уже после первого тура Пётр Порошенко был объявлен ЦИК Украины новым Президентом Украины.
- Может быть теперь Путин с ним договорится, - предположил Макаренко, когда случайно встретился на горсаде с Романом Савчуком, - и война закончится...
- Сейчас она только начнётся! - уверенно заявил он. - Потому что Украина нам ни к чему.
- Как же мы без неё выживем?
- Хорошо заживём! - заверил Савчук. - На данный момент ДНР и ЛНР, это мощнейшая угольная и металлургическая промышленности. Шахты, которые приносили огромные доходы Украине теперь наши. К Новороссии присоединится ещё несколько бывших областей Украины, экономическая мощь только вырастет. Одесса и Ильичёвск - это большие порты, в которых есть крупные припортовые заводы. То есть, это основа торговли с другими государствами. Наши степи, на которых растёт лучшая пшеница, вся Европа потребляет нашу муку, кушает наши макароны. Нам есть за счёт чего жить.
- Вряд ли к нам кто-то присоединится… - засомневался Антон.
- Куда они денутся! - усмехнулся он и не вдаваясь в подробности побежал дальше.
Роман спешил к донецкому СИЗО, где уже через час участвовал в договорном захвате украинской организации по транспортировке заключённых «Роснас».
- У них есть два БТРа и арсенал оружия... - разведали сообщники.
Союз ветеранов Донбасса «Беркут», в создании которого он принимал активное участие договорился с их командиром и бойцы, постреляв для вида по окнам второго этажа забрали оружие.
- У нас есть автоматы! - доложил Савчук. 
- Счас начнём крошить укроп! - обрадовался командир СВД «Беркут» Сивоконенко. - Начнём с аэропорта, где засел их гарнизон. 
В конце весны отряды ополчения были ещё немногочисленны, слабо спаяны и вооружены. При таких условиях было трудно рассчитывать на взятие аэропорта грубой силой, но потребность была.
- Иначе оттуда придут «правосеки» и прирежут нас как собаку дохлую... - пригрозил он.
Постепенно протестующие занимали различные объекты в Донецке: местное телевидение, прокуратуру, отделения милиции. Аналогичные процессы шли по всему Донбассу. Из местных жителей и российских добровольцев создавались вооружённые формирования.
- Нет сланцевому газу! - на не прекращающихся митингах люди протестовали против мифической заморской опасности. 
Газа, правда, пока никто не разрабатывает, но уже идёт яростная борьба, часто вооружённая. Уровень координации различных отрядов был невысоким: фактически каждый лидер протеста сам создавал отряд в меру собственного разумения и качеств руководителя.
- Защитим русскоязычных людей Донбасса! - большинство добровольцев вдохновлялось хлёсткими лозунгами агрессивного российского телевидения.
Одним из наиболее многочисленных отрядов стал батальон «Восток», возглавляемый бывшим командиром донецкой группы «Альфа» СБУ Ходаковским. Основную массу «восточных» составляли местные, однако значительным было количество российских добровольцев с девизом:
- «Одессу – не забудем не простим!»
Командованию ополчения требовалось решать одновременно множество задач. Необходимо было сдерживать украинские войска под Славянском, разоружить воинские части ВСУ, прочие государственные учреждения Украины, оставшиеся на территории, контролируемой ими.
- Короче говоря, - открыл совещание полевых командиров Ходаковский, - раньше выделить достаточно крупный отряд на штурм аэропорта не было возможности. Даже полностью блокировать аэропорт у нас недоставало сил. Теперь положение изменилось, и мы готовы к штурму!
Отряд чеченцев, готовящихся принять непосредственное участие в операции по захвату аэропорта, состоял примерно из 120 человек, и выдвинулся в Донецк на «КАМАЗах» из тренировочного лагеря в Ростовской области в ночь на 25 мая.
- Ребята бьют себя пяткой в грудь! - пошутил он. - Рвутся в бой.
Прибивший отряд вместе с бойцами батальона «Восток» накануне принял участие в импровизированном параде около здания ОДА. Во главу угла при планировании были поставлены некие договоренности, достигнутые лично Ходаковским с обороняющими аэропорт военными.
- Это будет классический «договорняк» … - успокоил бойцов Ходаковский.
- Как это?
- Приедем в аэропорт, - пояснил он, - постреляем для вида в воздух, чтобы хохлы могли спокойно уехать оттуда и затем оправдались перед начальством!
- Как всегда...
- Кроме того нами завербован офицер СБУ, отвечавший за охрану аэропорта, который пропустит наших бойцов в новый терминал.
При этом никто не говорил, что разведка была проведена наспех, командиры штурмовых групп не имели карт и вообще смутно представляли себе район будущих боевых действий.
- К западу от терминалов пожарная часть и диспетчерская вышка. - Напомнил мельком командующий.
К юго-западу от современного нового терминала располагался монастырь с прилегающим кладбищем. К юго-востоку от старого терминала гостиница «Полёт», а дальше на юг супермаркет «Метро» и автоцентр. Чуть восточнее масса разнообразных хозяйственных построек. Южнее торчали гаражи и частный сектор.
- Нам нужно просто зайти в терминал, - благодушно переговаривались командиры групп.
Настроения командиров «Востока» были самые шапкозакидательские.
- А зачем нам туда вообще заходить? - спросил с сильным кавказским акцентом командир чеченского отряда.
Аэропорт предполагалось захватить именно как объект инфраструктуры, а для этого контроль воздушного пространства был необходим. 
- Чтобы «укропы» не перебросили сюда подкрепления по воздуху! - пояснили ему.
- Но ведь переброску подкреплений ВСУ на аэродром Луганска тамошние ополченцы пресекли вообще без захвата аэропорта, - возразил кто-то, - сбив из ПЗРК военный транспортник при посадке.
- Поступил приказ взять аэропорт, - прекратил прения Ходаковский, - значит мы возьмём его!
Однако смысл захвата именно терминала многим был не вполне понятен, в свете наличия рядом куда более важных пунктов: диспетчерская вышка, часть ПВО, РЛС.
- Не будем здесь очковытирательством заниматься! - закончил совещание Ходаковский. - Постепенно займём весь аэропорт.
В ночь на 26 мая отряд в сто с небольших человек легко и быстро вошёл в новый терминал аэропорта, расположившись в здании и на крыше.
- У него такая смешная улыбка - улыбка младенца... - пошутил Савчук, который вошёл в терминал в числе первых. - Уже месяц зубы не может вставить.
Он узнал человека, открывшего ночью им служебный вход в новый терминал. Тот был сотрудником департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности Управления СБУ в Донецкой области Головура.
- Все на выход! - крикнул Роман, угрожающе потрясая автоматом, который впервые держал в руках.
Перепуганных насмерть пассажиров быстро эвакуировали и нападавшие заняли круговую оборону. В семь часов утра к терминалу стали подъезжать гружённые «КамАЗы», на которых прибыла новая, достаточно большая группа бойцов. Они стали таскать из машин в терминал оружие и боеприпасы.
- По всему видно, - одобрил их синхронные действия Савчук, - что они готовы к бою.
Общая численность ополченцев, занявших новый терминал составляла около двухсот человек. На самой крыше терминала расположилось около десяти человек. Напарник Романа, бывший военный из России от скуки начал рассказывать, как будучи начальником караула когда-то ловил на БТРе угнанный из части «КАМАЗ».
- Едем мы значит за «КАМАЗом», у него 90 км/ч, у нас тоже. И тут от большой скорости лопается у нас одно колесо. Но нам пофиг, у нас их 8, по четыре с каждой стороны. Едем. Догоняем. Бац! Ещё одно колесо! Едем. БАЦ! Ещё одно! Едем, почти догнали... БАЦ! Ещё одно!
- Так как же вы ехали, если у вас колеса лопнули? - ехидно спросил Савчук.
- Мы же на БТРе... - пояснил рассказчик. - Я значит, выкидываю водителя из кресла, и ставлю БТР на левую сторону, где ещё все 4 колеса целые, и погнался дальше за ними!
- Круто!
Когда рассвело, со стороны старого терминала, где находились украинские военные стало отчётливо видно, что новый терминал занят вооружёнными людьми. Вооружены они были, насколько можно было увидеть, автоматами и гранатомётом АГС-17.
- Есть среди них и бородатые дядьки с оружием… - с удивление отметили украинские часовые и доложили командованию.
продолжение http://www.proza.ru/2016/03/15/39


Рецензии
Олигархи делят залежи я так понимаю, а простые люди платят жизнями за их благополучие?

Игорь Степанов-Зорин 2   11.06.2017 20:01     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   11.06.2017 20:56   Заявить о нарушении