Семья играет человека

                ПОСОБИЕ ДЛЯ МОЛОДОЙ СЕМЬИ

Об авторе
                ЧЕТВЕРТАЯ ВСТРЕЧА
(Учительская газета, Москва, 7.11.89)
Личность. Творчество. Позиция

(Другие статьи автора на портале  proza.ru Иван Мартынов)


ЧЕГО В ЖИЗНИ не бывает — вот и с Мартыновым, оказывается, мы дважды познакомились... до нашего знакомства. Первый раз — на встрече городского актива Могилева с новым тогда председателем Госкомитета по народному образованию. Настроение в зале было нервным, и появление на сцене худощавого человека с увесистой папкой в руках вызвало озадаченную тишину. Но ничего необычного не случилось. Со словами извинения: «Иначе не пробиться» — человек через голову министра республиканского передал папку в руки министра союзного. Подумала, помню: «Ну прямо кузнец Вакула на аудиенции у императрицы...».

Второй раз уже знакомая фигура возникла у свободного микрофона на совещании по дошкольному воспитанию, опять же в Могилеве. Начало речи — «До каких пор мы будем все ломать и бездумно отменять старое?» — залу не понравилось. Человек тщетно ждал тишины, потом как-то по-донкихотски махнул рукой и исчез.

Когда я в третий раз попала в Могилев — уже специально познакомиться с проректором местного пединститута Иваном Ивановичем Мартыновым, ни «кузнец Вакула», ни «донкихотовский» жест не казались мне ассоциативными эпитетами.

Но — по порядку.

                ЗАГАДКИ «ЧЕРНОГО  ЯЩИКА»
Кажется, кибернетики ввели в обиход понятие «черный ящик», обозначив им объект, устройство которого либо неизвестно, либо настолько сложно организовано, что его не «вычислить» по входным данным.

Очень хочется позаимствовать у кибернетиков эту метафору. Как в «черный ящик», закладываются в образование реформы, концепции, новаторские методики, блестящие идеи, а на «выходе» — что? В стране всеобщего среднего образования и передовой научной мысли, в державе, первой рванувшей к звездам, закатной звездой падает коэффициент интеллектуализации молодежи (сегодня у нас в мировой табели о рангах — 42-е   место!).

В те годы, когда начиналось скольжение вниз по образовательной плоскости, Мартынов, молодой математик, аспирант пединститута, ученый и практик, раздумывал о загадках «черного ящика» образования. Почему, размышлял он, ребенок идет в школу с желанием учиться непременно на пятерки, но уже после первой ступени надежды эти исчезают? Верно ли утверждение, что именно здесь необходима начальная специализация и дифференциация на физиков и лириков?..

Отправной пункт исследований Мартынова: у современных    детей недогружена память, и именно в пятом классе, с увеличением объема информации, она отказывается служить своему владельцу, как не повинуются хилые мускулы нетренированному новобранцу. Не развита та память, которая цепко запоминала бабушкины сказки, мамины книжки, детские песенки-прибаутки, которая без труда заучивала сложные грамматические правила, срифмованные в забавные   стишки, и прекрасно   справлялась с гимнастикой устного счета, ныне исчезающего из школы.

Вот мнение на этот счет академика АН СССР Н. Бехтеревой: «Предки наши были совсем не    дураки.   Конечно,   заставляя детей запоминать вопреки смыслу и логике, они часто перегибали палку. Но, боюсь, современная педагогика, ориентированная исключительно на логическое запоминание, тоже, в свою очередь,  перегибает палку»...

Так что же, спросит иной читатель, Мартынов предлагает вернуться к хорошо забытому старому? Но, знаете, въезжать на телеге в компьютерный век как-то несподручно... И потом, Мартынов — математик, причем здесь психология?

Наверное, предвидя все эти вопросы, а также наши нетерпение и нетерпимость, избрал теоретик для подтверждения своей догадки единственно правильный путь — практику.

                «ДАЙТЕ ТЕЛЕФОН ИВАН  ИВАНЫЧА!»

Самый верный способ завоевать расположение человека — поинтересоваться его «коньком». Даже если от роду человеку десять лет. Вот почему, стоило только заговорить о математике, как четвертый класс Кадинской школы висел на мне галдящей гроздью. Кто-то протягивал математическую газету: нука, как журналист справится с головоломкой? Кто-то потрясал тетрадью, испещренной, словно кружевами, примерами с иксами. Знакомство прервал урок, а после второй перемены я уже сделала кое-какие выводы.

Во-первых, не подлежала никакому сомнению абсолютная увлеченность   всех   уроком   математики.

Во-вторых, бросалась в глаза редко встречаемая в сельской школе раскованность детей, их хорошая речь, играющий ум.

В  третьих, при явной любви к предмету мои маленькие собеседники хотели быть: шофером, врачом, военным музыкантом и никто – Ковалевской или Эйнштейном.

А потом мы сидели с учительницей Валентиной Ивановной Потемкиной и вели вот какой разговор. Их с Мартыновым добровольный эксперимент заканчивается: в селе построили школу, и почти весь ее приезжающий класс переходит туда. Ее взгляд как учителя-практика на методические материалы Мартынова? Конечно, необходим эксперимент с базовыми школами, лабораторией, достаточным материалом (пока ведь все идет на сугубо добровольных началах, за счет собственных средств, времени, нервов). И нужны книги, курсы усовершенствования и т. д., освещающие этот опыт. «Понимаете, — доказывала мне Валенти¬на Ивановна, — суть ведь не в том, чтобы навязать Мартынова, а чтобы учитель имел возможность выбрать его метод или другого, третьего».

Итак, что же предлагает И. Мартынов? Для начальных классов — систему игр, упражнений, заданий, которую можно использовать как на уроках, так и на занятиях групп продленного дня. Цель — развитие речи, внимания, особенно у детей с ослабленной памятью.

Предлагает он и уже готовый набор дидактических материалов для учителей математики 5—7-х классов. (Во всяком случае, именно с рукописью книги «Играем? Учимся!» прорывался он к Г. Ягодину, как кузнец Вакула за заветными черевичками). Состоит пособие из сборника математических игр, задач для внеклассной работы с занимательным содержанием, набора графических газет. Большинство его задач и игр оригинальны, сведены в систему, «подверстаны» к программе, и — хочешь играть, будь добр, знай математику. А кто даже в 10—12 лет откажется от игры? (Не случайно особый эффект, говорили мне учителя, приносит использование материалов Мартынова в работе со слабенькими).

«Вы знаете, — призналась Валентина Ивановна, — какой бунт устроил 4-й класс, когда я намекнула, что тетрадки для домашней работы надо оставить в этой школе? Ведь не на пустом же месте мне продолжать эксперимент!  А  эти  тетради  не   простые — печатает их сам Марты¬нов, и потому они на вес золота. Вот ребята и затребовали домашний телефон Иван Иваныча, чтобы остались у них на память все расчеты».

                СИЛА ВЕТРЯНЫХ МЕЛЬНИЦ

А теперь начинается самое, пожалуй, неинтересное.

После поездки  в Могилев решила выяснить судьбу пособия в минском издательстве «Народная  асвета»,  куда давненько сдал рукопись Иван Иванович. Главный редактор В. Жариков любезно предоставил мне информацию, а после конфиденциальной части разговора вдруг спросил: «Скажите, пожалуйста, вам что, Мартынов жаловался?».

Вопрос — из простейших, но ответить на него я затрудняюсь не толькo главному редактору. Скорее всего, разыскав собкора, Иван Иванович в моем лице обращался к первейшей функции журналистики — информационной. Потому что, куда бы он ни стучался раньше, его даже не хотели выслушать. Как могла, я рассказала о Мартынове и его работе, побывала в школах, учителя которых используют методические материалы. Но вам-то, дорогие читатели, хочется не столько прочитать о Мартынове, сколько хотя бы подержать в руках его книгу, увидеть в действии игры, задачи, газеты, прикинуть — подходит ли это вам. Увы...

Мы прощались с Иваном Ивановичем на углу книжного мага¬зина. Ирония судьбы, но путь мой пролег через отдел учебно-методической литературы. Тесно в ряд лежали на полках книги, изданные в той же «Народной асвете». Знакомые все авторы: сотрудники НИИ педагогики, ученые педвузов.

Сколько уж говорено: пора, мол, ориентироваться на учительский спрос, тем более в условиях хозрасчета и самофинансирования издательств. Уверена, только в Могилевской области, педагоги которой через курсы областного института усовершенствования наслышаны о Мартынове, книга разойдется мгновенно. Может быть, достаточной гарантией для издательства станет хоть решение совета директоров школ Белоруссии, рассмотревшею рукопись и единодушно одобрившего ее?

                С.  ГЕРАСИМОВА. (Соб. корр.).

Могилев.;


























                МАРТЫНОВ И.И.










                СЕМЬЯ ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКА






















                г. Могилев
                2006 г.
;
               

















                ОГЛАВЛЕНИЕ

               ВВЕДЕНИЕ . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .      5
      
         МУЖЧИНЫ!  ВЫ ПОМНИТЕ ЗВАНЬЕ СВОЕ?       6 

       ИСТОРИЯ В СЕМЕЙНОМ ИНТЕРЬЕРЕ  . . . . .        27
      
        СЕМЬЯ ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКА . . . . . . . . . . . . . .         44

 
               
                ВВЕДЕНИЕ

Сильнейшим разрушительным воздействиям на протяжении всего ХХ века подвергалась семья, семейные отношения. Две мировые войны,  многочисленные войны гражданские, всевозможные социальные эксперименты с перемещением огромных масс населения, переселение народов основательно подкосили  мужское население. Женщинам пришлось взвалить на свои плечи решение несвойственных им задач и функций, поступать вопреки Природе, что неизбежно сказалось на генотипе поведения женщин.

Ускорение научно-технического прогресса усилило потребность в кадрах и женщину пришлось оторвать от семьи, которая стала ее едва ли не единственной кормилицей. И если в первой половине прошлого века патриархальность семьи в какой-то степени позволяла сглаживать возникшие отрицательные моменты в семейных отношениях, в воспитании детей, то конец ХХ века обнажил  все отрицательные моменты до предела. В стране не нашлось философов-педагогов равных по масштабу Флоренскому, Каптереву, которые могли бы предсказать, предвидеть многие явления общественной жизни и обратить  своим  научным авторитетом  внимание государственных структур на катастрофические последствия сомнительных социальных экспериментов, разрушающих семьи.  Без укрепления семьи мы не сможем решить задачу построения сильного государства.

 Мы, в основном, занимаемся констатацией фактов увеличения количества разводов, число которых  приближается к количеству вновь заключаемых браков, фиксируем стремительный рост детской  беспризорности и преступности,  отмечаем вырождение нации – с каждым годом уменьшается население Беларуси, России, увеличивается количество неполных семей и т.д. и т.п.

  Пока мы не осознали, что требуется всесторонний анализ возникших проблем, но уже подрастают памперсные мальчики, которые тянут за собой воз многих новых проблем. Не вдаваясь в подробности, обозначим одну из них.

 Подрастающее поколение юношей не способно выполнить свою основную земную функцию – оставить после себя потомство. Как биологический вид мужчина в половых вопросах становится слабее женщин. Ни искусственное осеменение, ни зачатие в пробирке, ни создание новых лекарств, ни подражание модной эстрадной певице, которая вышла замуж по возрасту за “своего сына” – не являются решением указанной проблемы, они только ее обостряют.

В предлагаемой брошюре предпринята попытка рассмотрение роли семьи и ее каждого члена  в современных условиях с общих позиций, а не изолировано.

 Брошюра рассчитана на широкий круг читателей.







 
            
               
               МУЖЧИНЫ, ВЫ ПОМНИТЕ ИМЯ    СВОЁ?               
               
             Я женщин люблю, что в бою
                не робели,
             Умевших и шпагу   держать,
                и копье.
             Но знаю, что только в плену
                колыбели   
             Обычное – женское –
                счастье мое.
                М.Цветаева

Страницы газет и журналов переполнены душераздирающими очерками нравов: отцы истязают и насилуют своих малолетних детей, матери лишают жизни малышей. Невиданные масштабы приняло девичья агрессивность, на фоне которой меркнет мальчишеская. Брат поднимает руку на брата, сын на отца. С экранов телевизоров на нас смотрят  полные не детской тоски глаза сирот, имеющих живых родителей. С ужасающей быстротой растет количество вспомогательных школ для умственно отсталых. Можно продолжать и продолжать этот перечень трагических для общества явлений. Но остановимся. Важно другое: понять, где истоки всего этого и где пути к действительно счастливому детству.

Попробуем посмотреть и разобраться в кошмарной действительности с психолого-педагогических позиций.

Научно-технический прогресс не привел к прогрессу душевному. Скорее породил обратное. А еще Аристотель говорил, что если мы идем в знаниях вперед, а в нравственности назад, то мы идем не вперед, а назад. Противоречие между   “одичанием” человека и высотой современных технологий достигло опасных масштабов. Произошло то, о чем предупреждали в самом начале столетия русские религиозные философы: культурные механизмы  сдерживания оказались много слабее возросшего технологического потенциала человечества. Такая разбалансировка поставила под угрозу самое существование цивилизации.

Философия и литература гениально предсказали и проработали многие явления, которые породил ХХ век. Но и они оказались бессильны в своем предвидении - просмотрели кризис семьи. Мне кажется, что русская литература к этой теме вообще не прикасалась. Частная жизнь человека как сторона "событийной истории" долгое время оказывалась вне внимания российских и советских исследователей.  При описании общественных явлений  основной упор делался на анализ экономических, внешне- и внутриполитических, реже – культурных факторов.

Свою роль сыграли  и особенности русского национального характера, отличительной чертой которого было стремление связать потаемные вопросы пола с высокой духовностью и нравственностью.

Складывающиеся веками  традиционные внутрисемейные отношения подверглись сокрушительной и ускоренной ломке, потрясениям. На смену традиционной многослойной, разновозрастной семье, на смену традиционной многодетной пришла семья новая, однослойная, одновозрастная, малодетная, живущая (особенно в городах) изолировано не только от родителей и родственников, но и от ближайших соседей. В результате, традиционные внутрисемейные отношения с четким разделением ролей согласно полу, оказались разрушенными, как и многовековая, естественная, спонтанная передача народного педагогического опыта от родителей к детям, от старших к младшим, от поколения к поколению.

Семья давно уже больна и больна основательно.  Но чтобы ее правильно лечить, надо поставить точный диагноз, проследить историю болезни. А ведь клинические симптомы проявлялись давно. Еще в 70-е годы прошедшего века исследования показывали, что выпускницы школ, завтрашние женщины, уважение к будущему мужу  ставили на одно из последних мест, в то время когда среди  мужских качеств на первое место выдвинули уважение к женщине. Если они так запрограммированы с детства, если они уже подростками так негативно ориентированы на противоположный пол, то разве можно от этих будущих женщин ожидать, что они смогут быть сами счастливы в семье и смогут осчастливить другого? Если женщина с детства усвоила презрение к мужчине и чванливое сознание своего превосходства, когда она в себе ценит независимость и силу воли, то может ли такая женщина рассчитывать на уважение и взаимную любовь?

Не такая уж редкая картина. Невольно становлюсь свидетелем, когда миловидные, претендующие на интеллигентность женщины, все с высшим образованием, делятся опытом перевоспитания своих мужей. Присутствие постороннего мужчины их не смущает.  Не выдерживаю и прошу женщин ответить на несколько вопросов: “Кто из них идеальный? И почему  они не ставят задачу измениться самим, предпочитая ломать мужчину через колено? Известно ли им, что мужчина, как биологический вид, слабее женщины и легко ломается?”

При утверждении собственного Я в молодой семье женщины имеют больше рычагов воздействия на супруга (речь об этом ниже), чем мужчина. В результате женщины, даже себе во вред,  вытеснили, устранили мужчин от воспитательного процесса (желающих начать уже бросать камни в мой огород, прошу набраться терпения и дочитать работу до конца) и вместо  хранительниц семейного очага превратились в его разрушителей.

Не на голом месте в этот период началось массовое увлечение юношей внешними женскими атрибутами. Вступил в действие закон видного советского психолога Л.С.Выготского,  который гласит: зеленый огурец в крепком рассоле обязательно просолится, даже вопреки своей воле. Юноша, находясь постоянно в женской среде, на подсознании начинает отождествлять себя с противоположным полом. В его организме начинают происходить столь глубокие изменения, что даже голос становится мягким,  женским. Не этим ли объясняется рост рядов гомосексуалистов, а также нежелание многих молодых людей создавать семью по известным причинам: у них не развились физиологические чувства к женщине?

Не отстали в своем омужичивании и девушки. Они грудью проложили себе дорогу к исконно мужским видам спорта, вот только многие из них выкормить грудью своего ребенка уже не могут. Да и родить нормально. Кессарево сечение становится едва ли не основным способом родовспоможения.

Конечно, технический прогресс позволяет зачать и вырастить ребенка в пробирке, но не отомстит ли нам Природа за грубое пренебрежение ее законами какой-нибудь карой.  Пострашнее СПИДа? Все это не так  безобидно, как может показаться на первый взгляд. Что же получаем на практике? Только не более 5% детей в настоящее время воспитываются согласно своему полу, а воспитание 95% девочек идет по мужскому пути,  мальчиков, соответственно, - по женскому. В результате получается бесполый мутант - ОНО, который предпочитает бесполые молодежные танцы, бесполую одежду. Но это то же самое, что направить движение транспорта по одной полосе. Катастрофы неизбежны. Мы уже на многие проблемы начинаем смотреть женскими глазами. Возьмем хотя бы, для примера, мальчишескую агрессивность. Можно ли ее побороть по-женски, только силовыми методами, что мы и пытаемся делать? - НИКОГДА!


                I
Природа для сохранения человека, как вида, да еще с наименьшими
энергетическими затратами пошла на четкое разделение функции полов. Женские особи обеспечивают стабильность, сохранение вида, поэтому у девочек повышенный консерватизм, боязнь всего нового, эмоциональность и т.д.  Встретив препятствие, они пытаются его не замечать, обойти. Женское педагогическое кредо - запретительное, охраняющее, консервативное.
Мужское начало обеспечивает приспособляемость к изменяющимся внешним  условиям, но приспособиться к новым условиям можно только тщательно изучив их. Отсюда у мальчиков рационализм, повышенная поисковая активность, даже с
риском для жизни. На этот случай Природа предусмотрела компенсационные меры и на 100 девочек рождается примерно 105-106 мальчиков. Мужское педагогическое кредо - разрешительное, с ограничениями, очерченными кулаком. Приспособиться к внешнему миру невозможно не исследовав его, не испытав все на себе, поэтому мальчики такие досужие до всего.

Очень  показателен научный эксперимент. “В теплой светлой комнате, где было много разнообразного корма, помещали несколько животных (крыс - И.М.) обоего пола. Крысы чувствовали себя вполне удовлетворительно. В одной из стен комнаты исследователи сделали узкую нору, которая вела в соседнее помещение - холодное, темное, без пищи. И хотя никаких объективных причин к тому, чтобы пытаться проникнуть в соседнее помещение не было, время от времени то одно, то другое животное такие попытки предпринимало. Оно лезло через эту узкую нору, обдирая бока и ... исчезало навсегда - экспериментаторы каким-либо способом его изолировали. Интересно, но все крысы, пытавшиеся исследовать неизвестную территорию, были только мужского пола. И даже когда ни одного самца в светлой комнате не осталось, самки и не пытались последовать их примеру.” (В.Владин, Д.Капустин. Гармония семейных отношений. Мн.,1989, с.227.)

Становится понятным стремление мальчишек попробовать и спиртные напитки, и курение, и обследовать опасные пещеры. Остановить их может только авторитетное мужское начало. Агрессивность (не надо путать с диким хулиганством) нормальное состояние мальчишек. С рождения Природа в каждого мальчишку заложила маленький атомный реактор, который  заглушить нельзя (от взрослых зависит - будет ли этот реактор мирным или Чернобыльским). Некоторые  страны уже предпринимали такую попытку и отказались.

В 60-е годы прошлого века в Германии была развернута широкомасштабная кампания по отказу от “милитаристского мышления”. Для этого привлекались специалисты, которые убеждали родителей не покупать детям  пластмассовые автоматы и солдатиков. В детских садах запрещали игры в войну... И что же? Спустя  несколько лет те же специалисты, недоуменно разводя руками,  констатировали резкое повышение агрессивности в подростковых группах. Да и в детских садах заметно увеличилось число бурных конфликтов – ссор и драк.

Вернули назад автоматы и солдатиков – кривая детской агрессивности поползла вниз. Знают ли об этом иностранные авторы, проводящие аналогичные мероприятия в Москве и  в других городах России? Скоро следует ожидать их появление и в городах Белоруссии.

Молодежь во все времена не была паинькой. Да вся мемуарная и художественная русская литература  полна изображением кулачных боев и
различных потасовок между юношами. Вот как описывает в своих воспоминаниях потомок старинного княжеского рода Тимофеев-Ресовский, которого мы знаем больше по имени главного героя нашумевшей в свое время повести Д.Гранина  "Зубр"  (так мы будем называть его  в дальнейшем ): " По традиции, особенно зимой,  в парке по субботам после уроков происходили кулачные бои  между нашей гимназией и коммерческим училищем. Проводились настоящие стычки по всем старинным правилам, с  запрещением набирать пятаки в кулак и с определенными правилами (лежачего не бьют, потасовка до первой крови и т.д. –И.М.), куда можно и куда нельзя  бить. И эти бои проходили настолько интенсивно, что иногда мне после таких боев приходилось часик-другой где-нибудь оттираться снегом и в парке отлеживаться перед тем, как возвращаться домой, чтобы очень уж не бросалось домашним в глаза то состояние, в котором мы после таких боев находились". Далее он пишет: "Например, мы идем втроем - встречаем четырех "коммерсантов". Мы могли задрать их и начать небольшую свалку или драку, но они не могли, потому что их было большинство,  и это считалось бы не рыцарским поведением: задирать, так сказать, более слабую сторону" (Тимофеев-Ресовский,  “Всякие учителя и всякие способы учиться”, Наука и Жизнь, №9, 96г, с.88).

Руководство учебных заведений и полиция относились к таким потасовкам снисходительно и на все смотрели сквозь пальцы.

Даже  воспитанники знаменитого Царского Лицея шалили  порой сверх нормы, пили не только сельтерскую воду и выражались не только словами изящной словесности.  Царь вынужден был вмешаться и сделал замечание директору Лицея Энгельгарду: "Что же это будет? - говорит царь. – Твои воспитанники не только снимают через забор мои наливные яблоки, бьют  сторожей садовника, но теперь уже не дают проходу фрейлинам   моей жены"   (один из лицеистов по ошибке пытался фрейлину поцеловать –И.М.).

Энгельгард всячески старался смягчить  вину лицеистов, объясняя ее обыкновенным мальчишеским озорством и убедил  царя не принимать строгих мер.
Александр I  поступил мудро и,  попросив, чтобы такие поступки были  последний раз, добавил: " Между нами: старая дева, быть может, в восторге от молодого человека". (И.Пущин, "Записки о Пушкине", Декабристы, Избранные сочинения в двух томах, М.,Т.2, 1987г., с.196).

Почему же нам, взрослым, сейчас не достает  царской  мудрости при
оценке поступков мальчишек, посмотреть на все мужскими глазами, отделить озорство, шалость от хулиганства. Мы предпочитаем ломать их судьбы, загоняя подростков в тюрьму, не лучшее учреждение для воспитания.
В газете АиФ обратил внимание  на интервью  с видным политиком России
В.С.Черномырдиным,  в котором он пытается оценить  свои детские поступки с высоты  сегодняшнего дня.

           - Вы арбузы ( в детстве  - И.М.) начинали есть  со своей бахчи или соседской?
           -Что за вопрос? Конечно с соседской.  Были свои хорошие арбузы,
но чужие-то вкуснее. Соседские ребята – у нас, мы – у них. Пацаны, что поделаешь... (Взрослые за такие поступки  в прокуратуру и в суды не обращались, в худшем случае у детей страдали  уши  или от крапивы еще одно место. Общественное мнение  стояло  на защите интересов детей  -- И.М..)

          - А не стесняетесь в этом признаться?
          - Что было, то было. Не вычеркнешь. (" Российские лидеры в
домашнем интерьере", АиФ, №47, 96г.)
Уважаемый Виктор Степанович!  Вы поступали так, как должен поступать
нормально развивающийся пацан. Не следует измерять поступки мальчишек
взрослыми мерками. Свои арбузы даются без труда, а соседские с риском. А все, что включает риск, притягивает мальчишек как магнит. Эту особенность в
поведении мальчишек используют преступные авторитеты. Многие немотивированные поступки детей с точки зрения взрослых, имеют четкую личную внутреннюю детскую мотивацию. Уклониться от рискованного поступка, прослыть в своем кругу трусом - унижающий ярлык для подростков.

Поэтому уголовный кодекс для детей не может быть копией, повторением
кодекса для взрослых. Детей следует наказывать сильнее не за то, что дерутся и шалят, а за то, что нарушают рыцарские правила ведения потасовок. Это надо специально оговорить в законе. Как для взрослых совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения является отягощающим обстоятельством, так и для детей должно быть нарушения правил борьбы. Только в таких условиях могут произрастать рыцари, по которым так соскучились женщины. Лишив цыплят возможности проводить петушиные бои, нельзя требовать от хохлаток повышенной яйценоскости. Чтобы мягкое железо стало булатной сталью, оно должно пройти огонь и воду.

Безусловно, детская шалость, если ее вовремя не пресечь, может легко перерасти в обыкновенное хулиганство. Но остановить подростков может только
авторитетный в семье мужчина. Дети редко принимают власть старших беспрекословно: они должны “испытать” ее и убедиться,  что тот, кто требует подчинения, достоин этого.

Дети весьма  почитают силу и решительность. Вот почему у них нередко можно подслушать такую фразу: "Мой отец запросто поколотит твоего". Даже самые непослушные дети реагируют на строгие, последовательные требования.

Женщина, какая бы распрекрасная она не была, не способна обуздать озорство детей, в лучшем случае она пытается держать их взаперти, под колпаком. А это приводит к противоположным результатам.

Интересное наблюдение, Сосед по садовому участку из города везет в машине собаку. А езды-то 20-30 минут. Вырвавшись на волю, собака носится, как бешеная, бросается на людей, почти не реагирует на команды хозяина. В это время с ней лучше не встречаться. Но проходит 5-10 минут  и эту собаку можно безнаказанно дергать за хвост.

Не так ли себя ведут наши дети, когда вырываются из дома, детсада, школы? Возможно, прав доктор медицинских  наук В.Ф.Базарный, который утверждает, что если глаз не видит в течение длительного времени открытого пространства,  начинается органический распад коры головного мозга, А у нас, взрослых, любимое наказание детей – лишать их прогулки. Дети сейчас меньше времени проводят на улице. Криминальная улица  вызывает естественные опасения родителей. Лучший ли способ избрали родители, держа детей под строгим постоянным контролем, лишая их самостоятельности?

При любых наших попытках как-то уберечь мальчишек все равно 5-6   из 100 родившихся умрут, погибнут, не дожив до совершеннолетия. Когда в семье детей было много, потеря одного (а это чаще был мальчик) для семьи было горем, но не трагедией. Смерть же единственного ребенка является трагедией, особенно для матери.   Мучительно-страшно смотреть на матерей-мумий проводящих остаток жизни у могилы своего ребенка. (Настоятельный совет-просьба к молодым родителям: как бы трудно не складывалась ваша жизнь  и в материальном плане, и  в дефиците личного времени - не ограничиваетесь  одним- единственным ребенком.   Понимание этого приходит  в зрелом возрасте, когда поезд уже ушел.) Женщина, как натура более чувствительная, пытается принять всевозможные меры, чтобы не потерять единственного ребенка. Такие мамы контролируют любой шаг ребенка,  запрещают мальчикам поисковую деятельность. Желая сохранить жизнь ребенку, матери лишают их жизни, блокируют любую попытку отцов придти как-то сыновьям  на помощь. Не вдаваясь в лишние подробности, чтобы не отклоняться от основной темы, замечу, что в своей государственной политике поддержки семьи мы должны поощрять  рождение второго-третьего ребенка.

Лишение мальчишек поисковой деятельности не способствует укреплению их здоровья.

Интересен эксперимент, который проводился под руководством члена-корреспондента АМН СССР Г.Косицкого. Перескажем его суть.
По специальной методике для одной группы крыс модулировали не безвыходные условия опыта и стимулировали животных к поиску. В конце концов крысы этой группы были приучены к мысли: если хорошо поискать, выход обязательно  найдется.

Второй группе давали задания невыполнимые и  любая попытка поиска наказывалась. Животные быстро привыкли отказываться от поиска.
После обучения крысам предоставили несколько месяцев отдыха,  а затем
всем, без исключения, привили злокачественную опухоль, и создали трудную ситуацию, которая не встречалась в период обучения. Результат оказался поразительный. Все зверьки второй группы погибли от рака, а из первой группы выжили, остались живыми те, которые искали выход (пусть даже и не находили ); те, которые примирились с невозможностью найти выход, - погибли.

Конечно, переносить напрямую результаты экспериментов, полученных на
животных, на человека без определенных оговорок нельзя. Но несомненно одно: создавая условия для поисковой деятельности ребенка, мы можем уберечь его от многих,  нередко весьма тяжелых заболеваний. И в том, что у детей многие заболевания стали протекать сложнее, виновата, очевидно, не только экология.

У населения вызывает негативную реакцию утверждение специалистов, что свыше 50% состояния здоровья людей определяется не экологией, не качеством медицинского обслуживания, а образом жизни семьи. Многие беды подрастающего поколения закладываются и формируются в семье.

Что же представляет собой современная молодая семья?



                II



Раньше жили кагалом, сильны были родовые связи, распространявшиеся и на дальних родственников, которые, как правило, проживали рядом. Теперь же и близкие родственники сплошь и рядом живут так далеко, что для встречи приходится преодолевать не одно таможенное пространство. Да и кто сейчас воспринимает двоюродных - троюродных,  когда между ближайшими родственниками идут, выражаясь военным языком, тяжелые кровопролитные бои, в которых победителей нет, есть только пораженные, среди которых преобладают старики и дети.

Наверное, в прошлом большая разновозрастная семья давала женщине ощущение защищенности. Там человек чувствовал себя частью одной команды. В  семье были свои авторитеты, которые могли чему-то  научить, подсказать, наставить, если нужно. Были и свои утешители, способные успокоить, поддержать.  В настоящее время, как ни странно, эти функции, пусть и не так  эффективно,  выполняет трудовой коллектив. Особенно  у нас в стране, где нет ни светской,  ни по существу - общественной жизни. Работа – это и психологическая консультация, и бюро по обмену опытом – самым разнообразным, и клуб по интересам.

Перечисление можно продолжать. И уход с работы – это уход из среды обитания.

           Очень настораживают некоторые факты. Если в советские  времена (данные российских источников) домохозяйками хотели  стать 8-10 процентов женщин, то сейчас – 33.  Мечта многих мужчин – чтобы жена тратила свою энергию только на них, – сбылась. И что же?  Как ни странно, женщины, решившие посвятить себя  исключительно любви к мужу,  именно в этом  и оказались несостоятельными. Их унижают, бросают, ими пренебрегают.
И это проблема  мировая, а не отдельно взятой страны.
В начале 90-х годов прошлого века в американском журнале " Женщина и
депрессия" было опубликовано любопытное исследование. По его результатам  оказалось, что самые счастливые женщины – те, которые довольны и работой,  и личной жизнью. Самые несчастливые – домохозяйки. Они в пять с половиной раз чаще подвергаются депрессиям.  Все-таки  работа,  даже если она и не приносит большого удовлетворения, в какой-то мере защищает женщину от стрессов.

Неудивительно, что арабские шейхи в последнее время посылают  своих жен в престижные  учебные заведения Европы и Америки.  Эти нефтяные магнаты хорошо понимают,  что у  образованной, умной женщины больше, чем у темной бедуинки, шансов  стать хорошей женой и матерью, найти  увлекательное занятие, которое не даст  впасть в депрессию.

Конечно, возврата к прошлому нет, как бы нам ностальгически не хотелось, но проблемы остались и их надо решать, поэтому следует основательно осмыслить педагогический народный опыт прошлого.

Кучкование родственников позволяло разрешать возникающие проблемы внутри своего круга, различающегося по полу и возрасту, - мужского, женского, детского, но в стратегических вопросах решающее слово оставалось за мужчинами. И в этом была своя сермяжная целесообразность с точки зрения сохранения вида, так как женщина видит вблизи, под носом, а мужчина - вдали, не замечая, что происходит под ногами. Образно говоря, у женщин - ближний свет, а у мужчин - прожектор дальнего света.

Но у женщин были свои рычаги воздействия на мужчин, которых они и не
замечали со своим дальним видением. Как гласит народная мудрость: мужчина - голова, а женщина - шея, куда захочет, туда и повернет. Вот эти рычаги воздействия девочка усваивала с молоком матери.

Да и у детей в разновозрастном кружке была четкая градация прав и обязанностей каждого члена в зависимости от возраста и пола. Мальчишки устраивали между собой “петушиные бои”, но старший, который был мальчиком, отвечал за младших и получал нагоняй, когда потасовки выходили за рамки или велись не по правилам.

Мальчики девочек защищали от посторонних обидчиков, сами же их понемножку обижали. Подергать девочек за косички, толкнуть, подставить подножку, положить им в карман какую-нибудь бяку было обычным делом. Девочки начинали жаловаться или ябедничать, раскрывая мальчишеские секреты, которых для проформы ругали, если только их поведение не выходило за рамки
предусмотренных негласных правил. Подростки ябедников начинали обижать еще больше. Девочки начинали понимать, что прямолинейным путем получают только тумаки да шишки, и начинали искать зигзагообразные пути достижения своих целей. У них вырабатывалась своеобразная хитрость,  которая со временем перерастала в женскую мудрость. А без мудрости – женщина не женщина. Раньше, приходя из школы и жалуясь на мальчишек, девочка получала совет: " Скажи Марье Ивановне, что мальчишки ведут себя плохо". Сейчас же получают от родителей противоположный совет: " Ты, что не могла сдачи дать?"    И дают отпор, исполняя рекомендации. Не понимают такие родители, что очень скоро такое поучение собственных детей обернется против них, получат сдачи сами.

В 12-14 лет начинается естественный отход детей от семьи, когда они начинают сверх критически оценивать своих  родителей, искать авторитетов вне семьи, будут отстаивать свою "независимость"  всеми возможными и невозможными способами. Вот эта прямолинейность девочек становится опасной в  переходный период их развития. И не только тогда.    В собственной семейной жизни они также   будут всего добиваться по-мужски,  категорично. Да и взаимоотношения с детьми не будут отличаться разнообразием – отдача команд и приказаний, подкрепленных ремнем.
И еще одно наблюдение над семейными отношениями прошлого. Мужчина,
даже дедушка,  в присутствии своих детей  мог получить подзатыльник от старшего, если только его поведение вышло за ролевые рамки. Такой эпизод в кинофильме  " Большая семья "  не выдумка режиссера. Это были, так называемые, внешние противовесы, отсутствие которых порождало самодуров в семье.

Есть ли такие сдерживающие противовесы в современной молодой семье? Внешние сдерживающие начала в молодой семье отсутствуют, а внутренние
в родительской семье не прививались,  и при утверждении лидерства в семье женщина загоняет мужчину под “каблук”. Многие  женщины со мной не  согласятся. Попробуем разобраться в этом вопросе подробнее. Большинство молодых семей создаются по любви, но почему же уже в первый год  многие из них распадаются, объясняя такой поступок несовместимостью. Не умеют молодые супруги построить жизнь, наладить свои взаимоотношения - и это оправдывается  несовместимостью взглядов, характеров, привычек и т.д. Но несовместимость имеет свою нравственную основу. Нельзя в любви эгоистически черпать только удовольствие, унижая других, а не творить красоту взаимоотношений.

Да, мужчина и женщина юридически  равноправны, но психологически и физиологически не тождественны, а поэтому одни и те же события, поступки воспринимаются ими по-разному. Незнание этих особенностей во многом и порождает несовместимость, когда кажется, что супруг - супруга поступает так специально, что любовь ушла. Большие надежды по укреплению семьи возлагают на введение института брачных контрактов.   Наивная иллюзия. Если и упростит брачный контракт, так только  имущественные споры при разводе. Например, запишут  в контракте  совместную уборку квартиры. Естественное желание. Но мужчина и женщина совершенно по-разному относятся к грязи. Они  даже по-разному ее  видят. Женщины способны  видеть отдельные молекулы грязи, в то время как мужчины имеют склонность не замечать их до тех пор, пока они не превратятся в увесистые комья. Бывают, конечно, и исключения,  которые только подчеркивают правило.

Попросите мужчину убрать квартиру, и он кое-где  протрет мебель тряпкой, а потом протащит по ковру пылесос,  абсолютно не обращая внимания,  собирает тот пыль или нет. Короче,  в большинстве случаев мужчина делает вид, что убирает. И это все он делает искренне. Для женщины, как говорил А.Райкин, главное – процесс, а мужчине с его рациональным  умом следует осознать,  увидеть и созреть до необходимости такой работы. Только женщина способна протирать еще раз и без того чистые окна. Мужчина  противится  выполнять работу, смысла которой не видит, он  предпочитает работу творческую, а не рутинную, каким и является большинство домашних дел, а тем  более, когда наряд  на немедленное их выполнение получен в форме приказа с последующим комментированием. Но это не означает, что  следует все домашние дела взвалить только на плечи женщины. Ни один мужчина не откажется, если жена проявит хитрость и попросит мужчину оказать ей помощь.

Но, чтобы так строить взаимоотношения в семье, жена должна знать субъективные и объективные  особенности и слабости мужа,    так же как и муж обязан  видеть женские слабости и не требовать от нее, чтобы она на все  смотрела мужскими глазами.

Не претендуя на полноту, что и невозможно в рамках одной статьи, перечислим характерные особенности в поведении и видении явлений мужчинами и женщинами, незнание которых порождает большинство конфликтов в молодой семье.

По утверждению психологов, каждый человек,  независимо от возраста и пола, должен ежедневно не менее десяти раз  получить психологическую поддержку, подзарядиться энергией. Для женщины это может быть и доброе слово, и ласковый взгляд, и доброжелательная улыбка и, постоянно высмеиваемые сатириками,  сплетни. Женщина восстанавливает свой тонус именно тогда, когда общается с подругами (всегда ли она имеет такую возможность?)  или  пооткровенничает хотя бы по телефону (с введением почасовой оплаты осуществляется уже с трудом). Мужчины не могут понять "часовой треп" женщины по телефону с  подругой,  с которой виделась и разговаривала пять минут тому назад.

Особую слабость питают женщины к походам по магазинам   
 (но не продовольственным),  пусть и не купят ничего (финансы плачут), но мысленно примерят понравившуюся вещь или представят хоть на несколько минут,
помечтают, как стоял бы тот или иной предмет в их собственной квартире  (мечта о нем,  а не приобретение, согревает душу женщины).

Если бы мужчины понимали особенности  поведения женщин, они сами  бы водили их по магазинам и  заставляли бы чаще звонить по телефону. Выговорившись, вернее,  поисповедываясь, она тем самым  снимает внутреннее напряжение, которое накопилось за день. В противном случае все это выльется на голову мужа, как только тот откроет дверь, явившись с работы. Тем более, что женщина, как правило, избегает конфликтов на работе, несет их домой ( особенно сейчас, когда просто расправиться  с работником  --  легко получить путевку на биржу труда),

Да и в четырехугольнике  - дети, семья супруг, работа -  для женщины на первом месте дети, а работа на последнем. Закрыв за собой на работе дверь, женщина погружается  в круг семейных забот. Лаская своих детей, целуя их, женщина не только выражает свою к ним любовь, но  и сама восстанавливает свой душевный тонус.

Когда же для женщины работа становится главным занятием,  то такая  женщина, чаще всего, несчастна в семейной жизни, не сумела себя реализовать. Присмотритесь внимательно к  российским женщинам, которые в последнее время появились на политическом  горизонте,  их лица  часто можно видеть на телеэкране. Все они, без исключения, семьи в обычном, как это не звучит   вульгарно, в бабьем смысле, не имеют. Им некогда заботиться  о собственных детях. Приезжали  такие россиянки и  в Белоруссию накануне референдума. Не сумев  осчастливить одного-единственного мужчину, учили быть счастливыми всех белорусов.

Прочитал недавно о том, что  Мадлен Олбрайт – бывшая госсекретарь США, а прежде  представитель этой страны в ООН, вошла в число самых известных и могущественных людей мира, но несколько лет назад была  потрясена внезапным и, как ей казалось, совершенно неожиданным, беспричинным уходом любимого мужа.

Мадлен Олбрайт, как говорят, до сих пор не отошла от душевной травмы, одной из жертв  которой  стала Югославия. В своих мемуарах она призналась, что ненавидит вопрос о том, существует ли связь между ее успехом и разводом, и с радостью отказалась бы от любой карьеры, если бы это заставило ее бывшего мужа Джо изменить свое решение.
Для мужчины же, в указанном выше четырехугольнике, главным является
работа и нельзя его в этом обвинять. Закончив рабочий день, мужчина медленно отходит, переключается на что-то другое. Неслучайно медицина предупреждает, что самый опасный период для выяснения отношений - первый час после окончания работы мужем.

Ни одна женщина никогда не поймет, почему мужчина не прилагает таких же усилий для того, чтобы наладить семейную жизнь, какие он предпринимает для достижения успеха в своем деле, отдавая все усилия работе, забывая часто о семье. У нас считается доблестью пропадать на работе по 14-16 часов.

Конечно, по молодости, когда человек еще несерьезен, ему кажется, что семья это как бы приложение к его работе. Он считает, что работа главное. И только с годами приходит к мысли,  что работа - суета сует, а семья - это и есть его главная работа и гавань, где в ненастье можно прислонить голову.

Отдавать предпочтение работе мужчину часто побуждают и женщины, которые в одночасье хотят решить материальные дела. Мотаясь по многочисленным работам или отсутствуя неделями из-за челночных поездок, мужчина рискует остаться вечным приходящим отцом, так и не состоявшимся как глава семьи. Если у девочки материнские чувства от Природы, то у юноши отцовские чувства возникают, когда он непосредственно купает своего ребенка, играет с ним. В противном случае не избежать отчуждения между отцом и детьми.
Далее, женщина не может понять - почему так раздражается мужчина,
когда женщина пытается привлечь его внимание к себе в момент,   когда тот сосредоточен на чем-то. После работы мужчина медленно остывает, прокручивая в голове все события дня. Уединяясь на некоторое время, он восстанавливает свою духовную и физическую энергию. Контактов ему предостаточно и на работе.

Мужчины более социально ориентированы, более склонны анализировать и обсуждать друг с другом философские проблемы, вопросы  о смысле жизни. Женщины менее "социабельны", менее аналитичны и более эмоциональны. Мужчины видят все проблемы шире и глубже.
У женщин более въедливый ум, они лучше помнят детали, мелочи (это
проявляется и на бытовом уровне: жены отлично помнят все семейные ссоры, кто кому что сказал)

Большим испытаниям подвергаются семейные отношения с рождением ребенка, когда мать постоянно находится в изолированном однообразном пространстве (а если нет еще и собственной квартиры), когда исчезают прежние источники эмоциональной подпитки (нет возможности встретиться и поболтать с подругами, поговорить по телефону и т.д.).

Женщины во всем мире тяжело переносят одиночество, им кажется, что они всеми отвергнуты. Для них важна и постоянно волнует прежде всего, что они представляют для мужа, окружающих. Угроза быть невостребованной порой лишает жизнь женщины психологического комфорта.

Накопившиеся за день и ночь отрицательные эмоции надо кому-то излить, поплакаться “в подушку”.  Женщине надо выговориться. И чаще всего этот словесный поток выливается на голову мужа,  возвратившегося с работы домой. Мужчине бы следовало понять состояние жены и не вступать в дискуссию, которая может привести к худшему. Ему надо научиться, слушая жену не слышать потока слов. Молчание в такой обстановке – лучший способ реагирования. Да и окружающие, в первую очередь родственники, забыв, может быть, о своих собственных разногласиях, должны помочь молодой маме.

Малейшее недомогание ребенка приводит молодую маму в паническое состояние. Ее воображение рисует одну картину мрачнее другой. Иначе реагирует мужчина со своим рационализмом. Он рассуждает так: сам в детстве болел, но все удачно закончилось, у других дети болеют не меньше, выздоровеет и наш ребенок.  Мать опасность преувеличивает, отец - преуменьшает, но в нормальной семье спокойствие мужчины передается и женщине.

Умение уважать различия друг в друге, в том числе и в постели, помогает окрепнуть волшебному чувству любви. Мужчины до сих пор “помнят”
первобытные инстинкты - быть всегда готовым к обороне, никогда не показывать свои слабости, всегда держать себя в руках. Помнят они и период естественного отбора, когда только сильный мужчина имел право на продолжение рода. И это накладывает особый отпечаток на сексуальное поведение мужчины. Любые обвинения  мужем забываются, но сексуальные упреки – никогда.

Известно, что болеют больше мужчины, а врача чаще всего посещают женщины. Побудить мужчину пройти необходимое диспансерное обследование, сделать прививку представляет большую проблему. Но малейшее недомогание по мужской части выводит его из равновесия. Он готов бежать к врачам быстрее лани. Помнится, какой переполох поднялся среди мужчин после Чернобыльской аварии. К этому можно относиться с насмешкой, но стоит призадуматься над такими фактами. Мужчины прощают своему собрату и пьянство, и разврат, и самодурство в семье, но не прощают половой слабости (почему-то такие факты становятся известными!). Это вызывает сильнейшие насмешки окружающих. Поэтому ни к одной функции своего организма мужчина не предъявляет столь высоких требований, как к половой. И обычные колебания половой активности принимает за импотенцию. Мужчина спокойно воспринимает ослабление с годами физической мощи, ослабление сердечно-сосудистой системы, но не может смириться с ослаблением мужской силы. Не меньшим страхом и сомнениям подвержены и подростки. И страх их не беспочвенен.

В одной из школ г.Кисловодска обследовали всех мальчиков и почти у всех обнаружили в той или иной степени поражения половой системы. И медики, и руководство школы были в шоке. Экологический фактор отпал сразу - благодатнейший курортный климат, изобилие овощей и фруктов. А виновник оказался прозаичным - плавки, особенно синтетические, в которых половые органы “варятся” в прямом смысле этого слова (подробнее в книге сексопатологов В.Владин, Д.Капустин, Гармония семейных отношений, Мн.,89г., с.93-94).

Погоня за модой, которой чужд национальный стиль одежды, опирающийся на многовековой опыт, не способствует формированию из юноши мужчины.  А это еще одна мина под генофонд страны и будущие супружеские отношения. Для мужчины половая слабость - одна из страшнейших болезней.
Этот страх в мужчине сидит постоянно, развеять который способна только
практика. И, если женщина отказывается от близости с мужем, пусть по самой банальной причине - устала, болит голова и т.д., - он считает, что отвергают его лично, не желая иметь ничего общего. Лишая мужчину возможности регулярно удовлетворять его страсть, женщина рискует лишиться его любви. Мужчина ожидает от партнерши большей раскованности, хронической пылкости и готовности ответить на его страсть в любой момент, даже тогда, когда и сам не может.

Если в семье появились проблемы во взаимоотношениях, накопились обиды -  нельзя отказывать друг другу в интимной близости, это только разъединяет супругов, Часто лучше всего и "выпустить пар" в сексе, чем бесконечно "кипеть", выясняя отношения. Накормленный, утоливший свою страсть мужчина, благодарный жене за проявленные чувства, уже больше чем ручной, даже если он и мустанг.

Вот эту повышенную озабоченность мужчины о своих мужских достоинствах волевые и независимые женщины с мужским характером ловко используют, загоняя
последних под каблук, превращая интимные отношения в своеобразную проституцию.

Естественные сексуальные отношения между супругами выступают в виде "взятки" мужу за хорошее поведение, за вынесенное мусорное ведро, за приготовленный жене обед и т.д.

Интимные отношения, а не секс, потому и называются интимными, что не допускают никакой фальши. За использование их в утверждении собственного Я расплата следует неизбежно. С годами потенция снижается и держать под каблуком становится труднее, а другие чувства, если и были - атрофировались. Нельзя унижать человека до бесконечности. Мне кажется, этот фактор является решающим, основным, когда расстаются прожившие совместно 15-20 лет. О какой несхожести характеров может идти речь? Если и были шероховатости, то уже должны были за долгий период совместной жизни исчезнуть, отполироваться до блеска.

Дрессировка мужчины – тупиковый путь. Власть над мужчиной убивает любовь, извращает супружеские отношения. А без любви  женщина не знает радости и покоя. Власть убивает любовь в женщине, и  с " волей к власти " она должна бороться, чтобы сохранить гармонию супружеских отношений. Вместо распорядительного тона – советование, общее решение   -  и это все во имя любви. Иначе легко превратиться в " сварливую бабу". Ведь муж любит жену  (не всегда это озвучивает) и готов прийти к ней на помощь – ему нужно только подсказать,  порадоваться и отметить его помощь
Следует также учитывать, что улица не признает подкаблучников, они
являются объектом насмешек и презрения. Дети подкаблучников испытывают дополнительные трудности во взаимоотношениях со сверстниками.   
Заметим попутно, что Запад так и не смог понять загадочности русской
души, которая с самого начала не приняла Горбачева. С течением времени отношение не изменилось. Объяснение простое – подкаблучник, который может быть хорошим заместителем, но никогда ему нельзя поручать первых ролей, даже в малых делах. Тысячу раз прав председатель Добрушского райисполкома Белоруссии А.Старотиторов, который в интервью газете СБ (5.12.96г.), заявил, что при рекомендации кого-то руководителем хозяйства, нелишне поинтересоваться даже тем – является ли он главой в семье или находится под каблуком жены.

Вернемся все-таки к основной теме.
По утверждению американских врачей, только предубежденный и
самоуверенный психиатр может утверждать, что  большинство супружеских неурядиц не является результатом сексуальной дисгармонии. Сексуальные отношения лишь один из множества факторов, дающих удовлетворение в супружестве, но если они не в порядке, то ничто другое не может быть в порядке.

Утвердив лидерство в семье, сумели ли женщины создать лучшие условия для воспитания и развития детей?




                I I I


Для ребенка мать подсознательный символ безопасности, комфорта и благополучия, источник радости и тепла (душевного и телесного), нежности и ласки. "Исчезновение" матери даже  на короткое время воспринимается им как полная ее утрата, со всеми вытекающими отсюда реакциями. В большинстве наших роддомов новорожденные и матери находятся в разных комнатах. И только за большие деньги можно купить то, что является неотъемлемым  правом ребенка – быть неразлучным с матерью в первые полгода жизни в обязательном порядке, и только по истечении этого срока мать может постепенно передавать свои функции другим близким людям.

Если ребенка "бросить" даже на родную бабушку, которую он не знал или видел крайне редко, происходит его мощнейшая невротизация.

Меня удивляет та легкость, с которой молодые мамы ради карьеры, ради
продолжения учебы готовы отказаться от отпуска, который так и называется – отпуск по уходу за ребенком,  и оставить его на попечении "родного"-чужого человека. Каждый, даже родной отец будущего ребенка, если он с беременной женщиной виделся эпизодически, для ребенка является не просто  посторонним, а очень опасным человеком. Чувства, которые выражает ребенок и которые способна распознавать только мать, другими людьми не "опознаются"  и не подкрепляются соответствующей реакцией. Ребенок не только в дальнейшем перестает выражать эти чувства, но и перестает "узнавать" их и у себя, и у других.
Другими словами,  человек, которого отучили от материнских "телячьих
нежностей" в детстве, став взрослым, может просто быть "глухим" к таким
чувствам: в его "эмоциональном слухе" могут  оставаться лишь ноты агрессии,
страха, отчуждения, даже от матери и отца.

Такая ущербность может корениться очень глубоко, на подсознательном уровне. Ее формированию способствует и технический прогресс. Неожиданные
выводы сделали психологи, занимающиеся изучением проблем взаимоотношений детей и родителей. Раньше матери подходили к малышу по несколько раз за ночь: намокли пеленки – следует встать, сменить их, успокоить, убаюкать дитя. Теперь же, когда на смену все чаще приходят памперсы, не промокающие и не вызывающие неприятных ощущений у ребенка, ситуация иная. Мать может спать спокойно в течение всей ночи. Однако, считают психологи,   здесь-то и кроется причина будущих прохладных взаимоотношений детей с родителями, ребенок не получает материнского тепла в полной мере. Причем  в самое страшное и неприятное время суток. Так что мамы не должны лениться лишний раз встать к малышу ночью и подержать его на руках – даже если в этом нет практической необходимости.

Девочки, выросшие и воспитанные в таких условиях, став взрослыми, становятся "безмамными мамами" – термин введен западными учеными, которые проводили эти исследования в 70-е годы. Такие мамы (количество их  увеличивается) в большинстве случаев неспособны полноценно воспитать собственных детей. Они не в состоянии выразить свою любовь к ребенку на понятном ему языке.   

Хотел бы предостеречь молодых родителей от  почему-то модной теории, что с детьми надо быть с пеленок строгими, не баловать их ласками,  поменьше держать их на руках и т.д. и т.п.

Каждый из нас интуитивно сознает, что прикосновение – первейшая потребность человека, столь же необходимая, как потребность в еде, одежде и
крове. Прикосновение несет нам самое личное и интимное общение с другим человеком. Мать, прижимающая к себе ребенка, выражая свою любовь и заботу, формирует у малыша доверие к окружающему миру и  закладывает первоосновы его представления о себе. Прикосновение – важнейшие ориентиры в нашей жизни. В коже человека расположено до 5 миллионов тактильных рецепторов. Только на одном кончике пальца их около трех тысячи.

В культурах, в которых заложено проявление физической любви по отношению к младенцам и более старшим детям, в целом ниже уровень взрослой жестокости.
Например, в Америке боятся прикосновений, чтобы не обвиняли в
сексуальных домогательствах  и страна страдает от эпидемии кожного голода. В американских школах лозунг: "Учи, но не трогай".  Возможно, это является одной из причин жестокости и агрессии, захлестнувших  их школы.

Из всех млекопитающих  человек производит на свет самого беспомощного детеныша. Жизнь, благополучие, развитие ребенка находятся в полной зависимости от взрослых. Эта беспомощность - залог настоятельной  потребности в общении, потребности во взрослом.

Ребенок нуждается в постоянном общении. В общении, которое удовлетворяет его потребность в безопасности и его потребность в любви. Эти потребности формируются у ребенка к месяцу. Если он испытывает  в них дефицит, то уже к возрасту три недели мы  можем говорить о “педагогической запущенности”.
Удовлетворяя потребность в любви, мы  культивируем в ребенке душевную тонкость. Это и есть залог  эмоциональной одаренности, которая важнее    одаренности умственной. Важнейшим каналом, по которому новорожденный получает информацию о мире, является кожа. Поэтому роль ласки, поглаживания
в жизни малыша  чрезвычайна огромна. Чем меньше ребенок, тем большая поверхность его кожи нуждается в прикосновении.

Человек нуждается в определенной дозе прикосновений так же как в витаминах.   

Сейчас все чаще врачи регистрируют заболевание грудных детей и даже их смерть, казалось бы, без всяких на то причин. Медицинским  работникам трудно проверить, что не получение ребенком  на понятном ему языке чувств любви    взрослых является  опаснейшим заболеванием, которое  не поддается медикаментозному лечению.

Ребенок растет, и начатая в роддоме система "обесчувствования" маленького человека продолжается дальше. Современное общественное воспитание и образование разделило детей и подростков на 21 одновозрастные и жестко изолированные группы (одна роддомовская группа, 3 садовских, 11 школьных классов и 5-6 вузовских курсов ) где на 10, 20, 30 и более детей и подростков приходится один-два взрослых ( чаще женщин ), что небывало ограничило контакты детей и взрослых, их  совместный труд, отдых. Через эту феминизированную, строго разделенную по возрастам воспитательно-образовательную  технологию, фактически прервавшую естественную, спонтанную передачу духовного, интеллектуального, трудового, педагогического, житейского и иного опыта от старших к младшим, проходит почти каждый человек. Некоторые специалисты с полным основанием утверждают: в современном мире наряду с сегрегацией  классовой и расовой прочно укоренилась детская, возрастная,  более опасная, чем первые две, так как она угнетает, калечит каждого.

Нам надо коренным образом перестроить систему дошкольного воспитания, перейдя на комплектование групп детьми разного возраста, проживающих в одном или близлежащих домах (так формируются группы стихийно во дворе), а воспитательную работу в школе строить по коммунарской методике И.Иванова.

Трудности перестройки работы не в отсутствии соответствующих методических разработок (они, в основном, имеются), а в консерватизме и перестраховке семьи, особенно со стороны женщин, переубедить которых будет очень и очень трудно, особенно, когда дети станут приходить домой с синяками.

Собственный опыт только подтверждает это. Так уж случилось, что моему
внуку, которому недавно исполнилось пять лет, недостает мужского влияния и дедушке приходится брать на себя дополнительные функции. Самое благоприятное время для этого - пора летнего отпуска. Занимаясь в деревне столярными и плотницкими работами, объясняю внуку назначение каждого инструмента, некоторые виды работ выполняем совместно (если это можно только назвать выполнением), что-то он попробовал делать самостоятельно, но убедился, что еще маловато сил. Замечаю, какими жадными глазами он мысленно пытается повторять мои движения,  постоянно находясь рядом со мной, с удовольствием выполняя мои просьбы. Через некоторое время выделяю ему три маленькие ручные пилки для самостоятельной работы. Внук выбирает самую большую из них и берет палку потолще для распиливания. Про себя отмечаю: молодец, по-мужски поступает. Пытается пилить. Работа продвигается медленно. От помощи отказывается. Какой радостью сияли глаза, когда успешно отпилил первую чурку. В этот день проблем с поведением не было, сам попросился днем поспать (обычно с этим всегда проблема).

Идиллия вскоре была нарушена, когда через какое-то время внук оцарапал себе руку, на что сам не обратил внимания. Заметила бабушка, кстати,  имеющая высшее педагогическое образование, и как сказал поэт - ой какой же был скандал. Пришлось, выражаясь языком Зубра, провести дополнительную разъяснительную работу. Но я покривил бы душой, если бы стал утверждать, что женщин можно убедить. Им, сердобольным, кажется, что мальчишки берут в руки инструмент только для того, чтобы отпилить себе или кому-нибудь из окружающих голову. Им трудно признать и принять, что, не научившись преодолевать трудности в детстве, мужчина будет убегать от них в зрелом возрасте. Не пройдя через синяки и царапины в детстве, он получит их сполна во взрослой жизни.

Вспоминается методика обучения служебных собак. Первое практическое упражнение дается таким, чтобы собака смогла его исполнить, и при этом не испугаться. Только в этом случае она сможет в дальнейшем выполнять более сложные, опасные упражнения. Испугавшись, и не выполнив первое задание, такая собака служебной не станет, ее выбраковывают.

Может ли из мальчишки вырасти мужчина, способный стать опорой семьи,
ее защитником, когда его воспитывают не успехами, устрашениями? (По такой схеме построен даже школьный предмет “Основы безопасности жизнедеятельности”).

Меня всегда интересовали нравственные и духовные истоки поступков людей, которые смогли перенести нечеловеческие тяготы жизни, когда, казалось, не было шансов человеку выжить. Устоять. И все больше убеждаюсь, что во всех таких случаях, семья поддерживала и поощряла инициативу этих  людей в детстве, их стремление к преодолению трудностей.

Обратимся к воспоминаниям Зубра, который рано увлекся зоологией и часто уходил на водоемы.   "Дамский пол, взрослый конечно, протестовал против моего исчезновения на довольно опасные речки чуть ли не на целый день, а иногда  и на часть ночи, боясь, что я утону. Как-то отец взял меня с
собой на реку и еще до того, как я разделся, взял за задницу штанов и за
шиворот, раскачал, бросил в речку и посмотрел, что будет. Я, как рыба, выплыл, в одежде еще раза два нырнул до дна, набрал там растений, вынырнул и вылез к нему  благополучно с улыбающейся рожей. Он потом дамскому полу заявил, что он мне разрешает на любые пресноводные водоемы одному ходить, сколько мне вздумается и когда вздумается. И с тех пор я обрел (мне было тогда, наверное, 8-9 лет) полную свободу экскурсирования в любых направлениях и с любыми целями".(Н.Тимофеев-Ресовский, "Всякие учителя и всякие способы учиться", Наука и жизнь, №9,1996г.)

Если же глава семьи - женщина, мальчики из такой семьи вряд ли могут рассчитывать на подобную “свободу”.

Авторитарная мать - что может быть еще нелепее и противоестественнее. От ее притязаний и насилия нет спасения ни детям, ни взрослым членам семьи. И она опаснее авторитарного отца. Дети нуждаются в любви, ласке, сострадании вместе с ними и защите. Лучше матери, у которой не должно быть других забот, никто не способен проявить любовь и ласку старших к детям.

Мы уже отмечали важное значение в развитии детей этапа материнской любви. Когда ребенок "получает" любви и ласки сполна, он защищен ими не только в детстве, но и на всем жизненном пути. Именно эта любовь и ласка повышает устойчивость человека к обидам и жизненным уколам разного рода, лежит она и в основании доверия к другим людям, в умении правильно строить взаимоотношения с окружающими (мужем или женой, родителями, сослуживцами и т. д.). Дети, получающие эту любовь, умеют радоваться жизни, они более оптимистичны, инициативны,  у них даже лица другие - более светлые, одухотворенные.

Авторитарной матери некогда любить и ласкать детей - ей бы успеть проследить за всеми и раздать своевременно приказания и команды. Но женская натура сказывается: противоречивость поступков, непоследовательность, да и эмоции берут  верх, что мешает привить детям полезные определенные навыки.
В недалекое приснопамятное атеистическое время хорошо было заметно,
что если только мать верующая, то дети, как правило, неверующие, а вот у верующего отца и дети верующие.

Детей-флегматиков и меланхоликов авторитарная мать “подавляет” быстро, сангвиники и холерики так просто не сдаются,   и матери приходится поднимать на них руку. Мать, давшая ребенку жизнь, наказывает его физически. Детская психика этого не может принять. И только психиатры могут рассказать о последствиях, которые остаются у детей от подобного поведения матери на всю жизнь, на подсознании.
У мальчиков остается панический страх пред женщинами, создать
нормальную семейную жизнь они, как правило, не могут.
Для развития психики каждый ребенок требует душевного пространства, в котором он мог бы свободно передвигаться. Ребенку нужна внутренняя и внешняя
свобода. Современная психология уже давно вскрыла взаимосвязь между педагогическим насилием и вытеснением побуждений. Ребенок, который не может удовлетворить свои импульсы, желания и потребности должен их все время сдерживать, становится зажатым, а его внутренняя сила оказывается сломленной. Другой вариант: в нем накапливается взрывная сила, которая однажды может прорваться, "сметая" все на своем пути.

Девочки, не имея опыта правильного общения с мужчинами в родительской семье, или копируют свою авторитарную мать, или из-за сочувствия и жалости к своему отцу в своей личной супружеской жизни становятся рабынями (в прямом смысле) своих мужей. Если же мать сумела привить дочери негативное отношение к мужчине, то она вокруг себя создает такое поле недоступности, которое преодолеть могут только ... проходимцы, нормальный же юноша оставит свои ухаживания.
Авторитарная мать не оставляет детей в покое и после их женитьбы, замужества, считая детей личной собственностью, а зачастую становится и причиной крушения семейной жизни своих детей. Не сумев организовать свою
личную жизнь, бесцеремонно вмешивается в семейную жизнь детей. Ей трудно принять спасительную народную тактику: даже если собственные дети и правы - вставать на сторону зятя или невестки, пусть даже при этом самой приходится страдать. Авторитарная женщина часто в жизни бывает одинокой: мужа она оттолкнула, а дети сами убежали.

Отец не способен защитить детей от авторитарной матери. Его попытки приводят только к новым скандалам. Дети сверхчувствительны и интуитивно принимают вину на себя (скандал из-за детей), при этом внутренне поддерживают отца, что еще больше обостряет обстановку – жена начинает обвинять мужа в попытке перетянуть детей на свою сторону. Достается всем, в том числе  и родственникам мужа.

Мы все знаем про деспотизм матери И.С.Тургенева, ум и волю бабушки М.Ю.Лермонтова – Е.Арсеньевой,  способной на мужские поступки. Однако никто не исследовал  влияние подобного стиля поведения этих женщин на крушение личной жизни И.С.Тургенева, на трагичность судьбы М.Ю.Лермонтова.

Великий русский писатель И.С.Тургенев пользовался признанием во всем цивилизованном мире. И все же на склоне лет он сказал, что отказался бы от своего таланта и от всех своих книг, если бы только где-то была женщина, которая беспокоилась бы о том,  чтобы он не опоздал к обеду.

Дети авторитарной матери легко ранимы, обидчивы, их легко вычислить по выражению лица – задумчивого, подавленного, не выражающего радости жизни.

Можно представить и состояние отца, который осознает последствия  воспитания авторитарной матери и свою  беспомощность что-либо изменить. Чем  можно помочь таким небаракам, кроме как высказать  сочувствие словами Цицерона:  "Мужчина может спасти государство от гибели, править миром, стяжать бессмертную славу своей мудростью. Но в глазах своей жены он останется безмозглым идиотом".

Бездействие отца, его безропотное подчинение авторитарной жене, вызывает не меньшее осуждение со стороны детей.

Приведу пример из автобиографической  хроники  американского  писателя Г.Джеймса, который жаловался на пуританское воспитание, полученное в доме строго и держащегося на расстоянии от детей отца. Отец представлялся Генри непреклонным и недоступным. Сам он стал "необычно любящим отцом". Однако дети строго осуждали его за полное подчинение супруге. Дети видели сильного и одновременно слабого, женственного в своей нежности и уступчивости отца, а мать – сильную, решительную, но безрассудную и непоследовательную. Сын Генри смирился с властностью и авторитарностью матери, но не с пассивностью своего отца. Так вырос  человек, впадающий в панику при виде женщин и воздерживающийся от  сексуальных отношений в течение всей  своей жизни.

Естественно возникает вопрос: неужели нежный отец также опасен, как   властный и недоступный?

Авторитарный, властный отец не украшает семью, в которой дети страдают, но при этом они все же не лишены любви. Мать своей любовью и мягкостью может их согреть, утешить. Сама  женщина находит понимание и сочувствие окружающих и у нее есть возможность высказаться, обсудить свои проблемы  ( не следует этой возможностью пренебрегать ).

Вспоминается заметка в центральной  газете, в которую один мужчина пожаловался   и искал защиты,  просил оградить его от побоев женой.  Редакция, естественно, такого мужчину с сарказмом высмеяла – и правильно
сделала. Если женщина бьет мужчину, он должен спокойно вытирать нос, а не жаловаться  окружающим. Таких типов осуждают - презирают не только  оскорбленные мужчины, но и женщины.

При отсутствии  мужского влияния   материнская опека также не способствует становлению личности. Из-за недостатка общения с мужчинами  мальчики видят окружающий мир глазами матерей. У них недостаток внутренней определенности.  Дети, обделенные мужским влиянием, боятся жизни, которая не бывает такой теплой и безопасной, как материнская среда.

Сыновья таких матерей часто всю жизнь остаются детьми. Мужчина, состоящий с матерью в детстве в  психологическом браке, часто так и  не вступает в брак реальный. Ему нужна в жизни нянька, а не жена. Он подсознательно пытается установить  инфантильный тип отношений и с другими женщинами. Такой мужчина не способен на поступки. Не этим ли объясняется личная драма Н.В.Гоголя,  который рано лишился отца и старшего брата, рос в окружении сестер и заботливейшей матери? Опекаемый ею, Гоголь вырос боязливым, болезненным,  характер представлял нервный, непостоянный, беспокойный.   

Поэтому должны заслуживать презрения отцы, которые безразличны к семейным делам, когда мать вынуждена становиться главой семьи—своеобразная вдова при живом муже. Особенно много таких папаш среди нового класса "крутых белорусов".

Своевольные, всегда усталые и раздражительные, чуть что не по нутру --  хлопают дверьми и исчезают на несколько суток  - развеяться, снять стресс. А то, обидевшись, отдыхают от семьи и детей  несколько недель. Забота о детях у таких отцов сводится, как правило,  к частой покупке дорогих подарков. А уж ежели дело доходит до воспитания, то главная воспитательная мера -  крик и ремень.

Особенно страдает ребенок, если он единственный в семье.
В 30-е годы  А.С.Макаренко подвергся обструкционной критике  за
утверждение, что воспитать единственного ребенка труднее, чем нескольких детей. Жизнь доказала правоту Макаренко.  В настоящее время  в силу замкнутости семьи еще труднее, чем раньше,  воспитывать единственного ребенка, даже в семье с хорошими взаимоотношениями между родителями.

Многодетная семья – это маленький коллектив, коллективное хозяйство, в то время как малодетная семья, тем более однодетная – это, нередко,
объединение трех или двух одиночеств.

Члены малодетной семьи днем расходятся по различным и раздельным друг от друга местам работы или учебы, а по вечерам сходятся в одной квартире, но и тогда зачастую продолжают жить "в разных мирах, а если позволяют условия, то и в разных помещениях, каждый у своего отдельного телевизора или со своим отдельным занятием. Они и обедают чаще всего в разное время. Где же тут семейная жизнь?

Сегодня именно малодетная, особенно однодетная, семья является источником различных социальных потрясений, патологий. Трудности не только в том, что сужено и обеднено пространство социализации такого ребенка. Ему  не с кем играть, вырастает он часто эгоистом и потребителем. Он одинок всю  оставшуюся жизнь. Да и двое детей вырастить и воспитать  нелегко, иногда они вырастают одиночками по многим причинам.

Если биологическая смена поколений происходит раз в  30 лет, то гораздо быстрее идет смена ценностных ориентаций поколений, здесь смена  идет каждые 7—8 лет, а то и чаще (от социализма к капитализму мы перемахнули едва ли не за одну ночь). А это означает, что в семье старший ребенок порой не понимает младших. Когда между ними разница в десять и больше лет, то это уже люди разных ценностных  ориентаций.

Да и при разнице в пять лет очень много подводных рифов, о  существовании которых родители и не догадываются. Хотя в народе говорят, что  вначале должна быть нянька, а потом лялька, но старшая девочка, опекая, командуя младшим братом,  приобретает попутно мужские черты характера, начинает ограничивать волю брата (на это направлены и родительские бессознательные установки --  наставление младшему сыну слушаться  во всем сестру) и дальнейшее развитие событий может пойти по двум вариантам.  Или девочка полностью подчинить себе брата,  развитие которого пойдет по женской линии, или со временем мальчик окрепнет физически и даст такой отпор сестре, после которого ее главенствующее положение исчезнет.  (Чем меньше разница в возрасте, тем  скорее такой ход событий осуществится, поэтому еще раз настоятельно  рекомендуем молодым родителям: не ограничиваться одним ребенком  и не затягивать решение вопроса с рождением второго. Правда врачи не рекомендуют разницу в возрасте  одного – двух лет. Это также следует учитывать.)  И все же  есть опасность, что и во втором случае мальчик приобретет черты чисто женского характера.

Иная картина рисуется, когда старшим в семье среди детей  является мальчик. Опекаемая им сестра цветет, сияет особой энергией счастья (если только родители своим неумелым вмешательством  не нарушат естественный, определенный биологическими особенностями полов, ход развития  детей),  да и
мальчик преображается. Присмотритесь к таким детям. С каждым годом они встречаются все реже и реже, так как  наша стандартная семья – единственный ребенок, воспитываемый, в лучшем случае, только матерью. Мать-одиночка, любая ее линия поведения ущербна для детей. (Не повторяем ли мы ошибки других стран, когда хорошую идею ¬– создание детских домов семейного типа губим на корню,  поручая ее реализацию женщинам, в том числе и одиноким. Детей оставляем без мужского влияния и опеки. Ведь даже в самом названии выражена вся суть –с е м е й н о г о  т и п а. Идеальным, конечно,  был бы вариант, когда полноценная семья пополняется детьми—сиротами.) Иногда такие матери гордятся тем, что вырастили мальчика домашнего, послушного, тихого. Но тихоня сидит дома и в 20, и в 30, и в 40 лет. Покорить чье--либо сердце он не может --  всего боится женственный мальчик, шага не может ступить без маминой подсказки.  Потерянное в детстве, не восполняется

Я знаю многих молодых людей, одаренных от природы,  но так и не сумевших занять в обществе подобающее им  место – отсутствуют мужские качества, которые может привить  только мужская среда, в первую очередь  отец. На блюдечке с голубой каемочкой  мужчине место под солнцем никто не принесет, особенно в настоящее время, время разгула дикого капитализма, когда пытаются на сознательном и бессознательном уровне с использованием всех средств СМИ  выкорчевать наши лучшие душевные качества, заложенные в  нас на генном уровне.
Есть и другая категория мальчиков,  страсть которых к “плохим играм”
связана не столько с врожденной агрессивностью, сколько с желанием добиться признания собственной храбрости. Им надо утвердиться в мужественности, противопоставляя себя всему, что могло бы иметь отношение к женскому началу.

Банды, группы, группировки мальчиков - это не столько проявление
стадного инстинкта, свойственного полу, сколько проявление  потребности порвать с женственной семейной обстановкой, чтобы создать другую - мужественную. Из-за отсутствия отца как образца мужественности и объекта подражания, подростки попадают в подчинение к другому лидеру, часто циничному, изворотливому. Лидером восхищаются, ему подражают, его авторитету подчиняются. Массированное навязывание СМИ традиций чужой культуры побуждает мальчиков подражать, копировать Рэмбо и других мифических героев. В Чапаева, тимуровцев мальчики уже не играют.

К сожалению, и школа в настоящее время  полностью держится на женских плечах. Начатое семьей воспитание мутанта - ОНО, продолжается системой образования.
Школа работает в таких условиях, что здоровье детей ухудшается, 
нивелируются  различия между мальчиками и девочками. Обратимся к результатам исследования Центра охраны здоровья академии меднаук России. Отмечается, что у женщин стремительно растет хроническая патология, которая отрицательно сказывается на потомстве. Оказывается, что у женщин, имевших в детстве большую учебно-воспитательную нагрузку (языковые школы, гимназии, музыкальные или художественные школы в придачу к общеобразовательным), от 3 до 10 раз чаще встречаются анемии, гипотония, аномалия родовой деятельности, оперативное вмешательство при родах по сравнению с контрольной группой.

Только 6% выпускниц элитных школ здоровы. К сожалению и в обычных школах положение катастрофическое. Школа настолько изменяет психологический профиль детей, что выпускает из своих стен не юношей и девушек, а мутантов. Так, в первый класс поступали девочки и мальчики, которые отличались по 11 психологическим признакам характера. У мальчиков отмечались такие черты, как склонность к риску, к лидерству, умение убеждать. Девочки характеризовались большей чувствительностью, открытостью, ответственностью, большей доверчивостью к авторитетам. К 9-му классу характерные для пола признаки сохранились только по двум показателям (!). Остальные - у мальчиков нивелировались, сгладились чисто мужские черты характера, а у девочек, наоборот, эти показатели нарастали. Уже в 13 лет у девочек показатель склонности к риску был выше, чем у мальчиков - ровесников. А в 16 лет у девушек был самый большой показатель индивидуализма - "мне должны", "все для меня".

Даже по свидетельству психографологов сейчас все сложнее различать мужской и женский почерк, так как  все чаще женщины приобретают мужские черты характера и наоборот. А ведь почерк на 90 процентов  дает именно психологический портрет.

Главный вывод - сохранение девочками женского профиля характера в нашей современной школе становится фактом риска нервно-психической патологии.

Мальчики склонны к лидерству, но школьный актив, как правило, состоит из девочек. Так удобно женскому коллективу школы. Девочки послушны, исполнительны, способны выполнять бессмысленные поручения. Они проходят практику командования. Мальчики со своим рационализмом да склонностью к риску только способны приносить хлопоты. И мне вспоминается, то ли притча, то ли реальный факт, когда отец пришел в школу-- узнать продолжает ли  баловаться его сын и услышал в ответ: “Балуется, порой очень сильно. Но меня больше беспокоило бы, если б он не баловался”. А слова-то  мудрые, и сказать их мог только педагог-мужчина. К сожалению, мужской дух в школе такая редкость. Был единственный, полностью пронизанный  мужским началом предмет - начальная военная подготовка, - да и тот усилиями демократов удален из школьного учебного плана. Остались только воспоминания от "Орленка" и "Зарницы". Как к ним готовились мальчишки!

Далее. У нас теперь единая программа, в том числе и по физкультуре. Но упражнения типа - поднимите левую ногу, поднимите правую ногу - не для
мальчиков. Что это за школьная программа по физкультуре, которая не готовит девочек к предстоящим детородным функциям, а мальчиков к выполнению функций
защиты.
С отменой раздельного обучения наша педагогика стала бесполой.
Мальчики и девочки по-разному воспринимают материал. Даже программа по литературе не должна быть единой для мальчиков и девочек (Если составители программ по белорусской литературе решали задачу - усложнить учебу, вызвать отвращение у детей к чтению, то с ней они справились успешно. Как можно было исключить из программы многие любимые детьми произведения? Правда, эти произведения имели один “недостаток” - высмеивали шляхту и польских панов или воспевали подвиг советского народа в борьбе с врагами).
Приоритеты здоровья детей должны быть выше приоритетов образования.
Больному человеку образование не нужно. В 5-7 классах  происходит усиление
учебной нагрузки, переходят на предметное обучение, разные учителя, разные требования, но у девочек в этот период снижена восприимчивость к учебной деятельности. Учебная деятельность девочек школьного возраста должна соответствовать возрастно-половым особенностям их умственной деятельности. Бесполой педагогике до таких проблем дела нет,  как, в прочем,  и до многих других.
Настала необходимость обсудить вопрос раздельного обучения. Его надо
обсудить и с медицинской, и с психологической, и социальной точек зрения. Есть много доводов за, есть и возражения.

Детям недостает двигательной активности. И надо использовать любую  возможность ее увеличения. Можно предусмотреть в распорядке школьной жизни
возможность сбрасывания детьми внутреннего напряжения, накопившегося за
урок. Им надо подвигаться, побегать, но на каждом повороте дежурные по школе пресекают любую попытку активного отдыха. Более того, кто-то разрешил устанавливать перерывы продолжительностью  в 5 минут. В свое время сэкономили при строительстве школ за счет уменьшения ширины лестниц, коридоров,  рекреаций. Кабинетная система отменена, но ее элементы живучи. И при переходе из кабинета в кабинет создается толкотня  посильнее, чем  в пригородном поезде выходного дня. А ученик еще должен переключиться с прошлого урока на новый. У мальчиков и  девочек эти процессы протекают по-разному. Мы уже говорили, что наша педагогика бесполая. Ни в одном учебнике эта тема не разработана, так вспоминается вскользь, между прочим. А ведь даже ландшафтное оформление территории детского сада не должно быть бесполым.  Частные методики вообще не касаются таких тем. Предполагается, что мальчики и девочки одинаково воспринимают информацию  как на сознательном, так и на бессознательном уровне.
Детям не дают "побеситься" ни дома, ни в саду, ни в школе.  И,
вырвавшись на волю, с  накопившейся агрессивностью дети готовы смести все на своем пути. Их набеги становятся опустошительными. Прежде чем осуждать и обсуждать   поступки детей следует устранить нагроможденные взрослыми  препятствия на пути их нормального развития. Нынешнее поколение молодежи мы уже потеряли. Какова судьба последующих поколений?


  IV


И последнее. Долго не решался предать широкой огласке плоды своих десятилетних горестных размышлений. Виной тому не только печальный опыт Б.Урланиса с его нашумевшей в свое время статьей “Берегите мужчин”, опубликованной в “Литературной газете” более сорока  лет тому назад. Имелся и печальный собственный опыт, когда за попытку поднять проблему мужчин в семье, получил от воинствующей амазонки рецензию с призывом: "А ту, мужчин! А ту !.."  Вместе с ними предавался анафеме и автор за то, что не заклеймил мужчин. Конечно, можно заклеймить мужчин и даже добиваться переселения их на Соловки, но изменится ли положение к лучшему? Положение детей в семье сейчас значительно трагичнее, чем в послевоенное время, когда  были большие потери мужского населения. Но дети были спасены, не остались без мужского влияния. Тогда погибшие отцы были героями, ими дети гордились, вдовы их обожествляли. А сейчас отцы в семье выглядят, в лучшем случае, трутнями.
Еще несколько десятилетий нашего бездействия и проблема детей и их отцов будет решена сама собой. Известно, что в настоящее время причина бесплодия
все чаще заключается в здоровье мужчины, а не женщины. В докладе Европейской Ассоциации репродукции описывается беспрецедентное снижение способности мужчин производить потомство. За последние 50 лет объем семенной жидкости у европейских мужчин уменьшился примерно на 25%. Образование сперматозоидов ухудшилось и по качеству примерно в два раза. В России, по сообщению профессора кафедры биохимии Башкирского государственного университета  Шамиля Галимова,  “Особенно остро эта проблема проявляется в регионах с неблагоприятной экологической ситуацией. 10 миллионов химических соединений оказывают давление на хрупкий человеческий организм, из них около тысячи – напрямую угрожает органам размножения. Мужчины более уязвимы перед агрессией выбросов и химикатов. По сравнению с  женщинами защитные возможности организма представителей сильного пола невелики и истощаются быстрее”. За последние годы число мужчин, страдающих бесплодием, увеличилось в 10-15 раз, причем наиболее частые причины – генетические факторы и влияние плохой экологии.
Известно,  что в утробе матери на 180 будущих мальчиков приходится 100 девочек. Это пока.  Непосредственно же во время рождения соотношение полов меняется и составляет уже 105 девочек на 100 мальчиков. То есть треть будущих мужчин не доживает до своего рождения. Видимо, природа больше не может гарантировать мужчинам существование в таких условиях. Сегодня даже у мальчиков до 14 лет выявлены обширные патологии. Признаки заболеваний обнаружены у 52%, а 18% входят в группу риска. Повышенная рождаемость в неблагополучных семьях вообще ставят под угрозу существование самого человечества.(Татьяна Пунас, “А будет ли мальчик?”, Крестьянка, № 7, 2003г.,с. 186)

С каждым новым поколением мы теряем генофонд и интеллектуальный
потенциал нации, ибо каждое последующее поколение по основным параметрам социального положения и развития слабее предыдущего. И виноваты в этом не дети, а взрослые. Молчать об этом - значит предавать интересы детей. Толчком для написания данной работы послужило стихотворение девятилетней витебской школьницы:

Мир этот существует напрасно:
Не будь его, не страдала б так я.
Все говорят: жизнь
                так прекрасна!
Только не здесь -
и не для меня
(“Республика”,  24.11.95г)

Сколько детей могло бы подписаться под этим стихотворением? И это не просто слова. В одной из школ г. Могилева детей попросили нарисовать маски. И получили не милых зверюшек, а страшных чудовищ, от которых многие учителя пришли в ужас. Детские души раздирают кошмары, об этом и говорят их рисунки в мрачных тонах. Когда же убрали черные краски, карандаши, дети вообще перестали рисовать. От природы дети величайшие жизнелюбы, но сейчас многие из них ощущают себя изгоями в семье. Растет количество детских самоубийств.

Когда заканчивал написание первой части работы, по ОРТ шла очередная
передача из цикла "Моя семья",  речь шла о неполных семьях. В основном говорили женщины, которые пытались убедить в своей счастливой жизни после развода - второго, третьего и даже четвертого. О детях и не вспоминали.
Когда же слово было предоставлено девочке, она и поставила крест на словесном потоке взрослых, сказав, что никому не пожелает воспитываться в неполной семье.

Каждому понятно, что практическое решение поднятых проблем - дело чрезвычайно многотрудное. Оно не решается одним махом, наскоком. Но должно быть понятным и другое: откладывать решение этих проблем больше нельзя, ибо промедление здесь действительно смерти подобно.
Не является утешением,  что это проблемы не только нашей республики, а
общемировые. К примеру,  незамужние американки родили в 1995 году 1,2
миллиона детей. Америка пожинает плоды победы в 60-е годы мощного движения феминисток.  В Манифесте 1973 года феминистского движения США семейные узы жизни подверглись жесточайшей критике и в нем предлагалось: «Брак был придуман мужчинами и на благо мужчин: он представляет собой… метод управления женщинами. Мы должны уничтожить его. Гибель института брака есть необходимое условие освобождения женщин, поэтому мы побуждаем женщин расставаться с мужьями и не завязывать с мужчинами персональных отношений».
  Для американских женщин вопросы карьеры сейчас важнее детей, семьи. В судебном порядке феминистки добились даже права обучаться на равных условиях
с мужчинами в закрытых веками для них учебных заведениях.  Уже на наших телеэкранах в репортажах из Америки можно лицезреть сюжеты, как женщины на макетах отрабатывают приемы хладнокровного уничтожения (предназначенная Природой рожать --  учится убивать) людей холодным оружием, приемы рукопашного боя. О, Господи!.. Да и его, чтобы не обидеть феминисток, уже в новых переводах Библии именуют не Бог-отец, а Бог-отец-мать.
Американский социолог Б.Мэкви, изучая семейные  отношения американцев и японцев, на большом фактическом материале сделал вывод,  что американцы  легкомысленно относятся  к институту семьи  и брака. А вот в Японии они базируются на вековых  народных устоях, которые ныне усердно поддерживаются. Девушек воспитывают не в духе  фривольной  эмансипации, а на традиционных ценностях: семейный очаг священен, взаимное уважение в семье обязательно, а детям надо отдавать всю душу и ласку, учить их устоявшимся обычаям дружбы и доброты.  “  Американские эмансипированные красотки вскоре доведут институт семьи до окончательного развала”, -- делает вывод  профессор.)

Решением Правительства Белоруссии во всех райисполкомах создаются отделы охраны детства. Но не станут ли они  очередным чиновничьим бюрократическим отделом, когда будут писаться бумаги, отчеты, проводиться мероприятия, но  кардинальные, глубинные вопросы затрагиваться не будут
Печальный опыт проведения объявленного ООН года семьи в 1994 году имеется. Немного пошумели, организовали раздачу подарков многодетным семьям
и посчитали миссию выполненной. А идея-то была другая, которую еще в январе 1993 года сформулировал исполком Всемирной организации охраны здоровья: "Опасаясь, что важная роль отца в семье может выпасть с поля  зрения, исполком считает целесообразным  рассматривать семью как целостную единицу, не ограничиваясь более узким  вопросом – охраны здоровья матери и ребенка".

Мы забываем, что современная цивилизация предлагает, даже требует от
мужчин “женского” типа расходования энергии. Современному мужчине не надо сутками пропадать на охоте, загоняя зверя. Он должен ходить на службу, причем каждый день, чтобы монотонно (для мужчины это биологическое наказание) отрабатывать свой день.

           Неужели мы и в дальнейшем будем заниматься  узкой специализацией: проблемой детей, проблемой женщин, проблемой  матери и ребенка и делать вид,  что не существует проблемы мужчин в общей большой проблеме, имя которой – СЕМЬЯ?











                ИСТОРИЯ В СЕМЕЙНОМ ИНТЕРЬЕРЕ

                Счастлив тот, кто
           счастлив дома.
                Л.Н.Толстой

Трудно понять придирчивое отношение американцев к любовным похождениям своего уже бывшего Президента Клинтона. Нам кажется, что американцы “бесятся” с жиру. Чего им еще не достает? Экономика развивается стабильно, доллар процветает, влияние США   на ход мировых событий как никогда сильно, Россия “повержена”. Все это так, но если отбросить в сторону, не обращать внимания на элементы шоу,  то повышенный интерес прессы, телевидения к семейной жизни Президента США имеет глубокий смысл. И дело не в Клинтоне, не в кознях недоброжелателей, как может показаться на первый взгляд. В таком подходе проявляется забота о будущем государства и нации. Семья является тем единственным оселком, на котором лучше всего проявляется, просвечивается человек. “Загнивание” человека закладывает родительская семья и начинается с семьи. Семья со своими будничными, рутинными заботами, множеством трудностей и мелочей, всевозможными соблазнами на стороне, испытывает человека   на прочность. Она не только испытывает, но и шлифует человека как личность, воспитывает его всю жизнь. Можно долго скрывать свое истинное лицо среди коллег на работе, среди сослуживцев, но невозможно притворяться все 24 часа в сутки в семье.

В семье человек проходит трудную и суровую школу, когда надо идти на компромиссы, взаимные уступки, учитывать интересы супруга-супруги, детей, родителей, одним словом, быть дипломатом. Можно сколько угодно ерничать над ставшим уже штампом – “семья – ячейка государства”, но так было, так есть, так и будет в дальнейшем. Не может быть сильным государство без крепкой семьи.

На примере Клинтона давалось предупреждение всем будущим американским претендентам на высокие государственные должности, – каких ориентиров
придерживаться в семейной жизни.

В последнее время появляется множество статей, посвященных   известным государственным деятелям прошлого нашей страны. Но по-прежнему частная жизнь как сторона “событийной” истории оказывается вне внимания исследователей. Родительская семья, в которой прошли детские годы героя, когда закладываются и формируются основные черты личности, если и рассматриваются, то поверхностно и вскользь, как ничем непримечательный период жизни человека.

 Очевидно, сказываются и трудности, на которые указывал еще историк Соловьев: “Мы не имеем достаточно средств определить характеры главных действующих  лиц, правителей, ибо в памятниках редко исторические лица представляются мыслящими, чувствующими, говорящим  перед нами, одним словом, живыми людьми: сами эти люди действуют большей частью молча, а другие люди, к ним близкие, знавшие их хорошо, ничего нам об них не говорят”.

Попытаемся, на сколько  возможно, посмотреть на известные личности русской истории и культуры через призму семьи, призму семейных отношений.

            






                - I -

Иван Васильевич, позднее получивший прозвище Грозный, - самый одиозный правитель за всю историю государства Российского. Вместе с тем исконно русский правитель со всеми своими достоинствами и недостатками.  Когда знакомишься с обстоятельствами его детства, создается впечатление, что, кажется, все было сделано, чтобы только человеком, соответственно, и русским государственным деятелем, в широком смысле этого слова, он не стал. Человеческие качества личности, которые выделяют ее из среды животных, сами по себе не возникают, их надо культивировать, лелеять. Из животного сделать человека не представляется возможным, но как только окружающая среда не прививает человеческие духовные качества личности, она начинает быстро деградировать. Насилие над ребенком, отсутствие материнской любви – прямой путь к этому. Иван Васильевич (будущий царь России Иван IV), или – Иван Грозный   именно рос и воспитывался в такой обстановке. Судите сами.

Великий князь Василий III в первом браке не имел детей. Горе его было так велико, что, как сообщают некоторые исторические источники, даже жена согласилась на его  вторичную женитьбу. Но сильна была и партия противников такого развития событий. В первую очередь ее возглавлял брат Юрий, к которому должна была перейти власть после смерти Василия III. Так было зафиксировано  и в первой духовной (по-современному – завещании), позднее сожженной.       Были сильны позиции противников повторного брака и среди церковников, которые хотели, заигрывая с Юрием, усиления своего влияния на княжескую власть. Уже были поделены хлебные должности, сферы влияния. Имелся и формальный повод – по церковным представлениям, если жена уходила в монастырь с согласия мужа, то и он должен был отойти  от светской жизни.

Митрополит в конце концов дал согласие на новый брак Василия III с Еленой Глинской, не имевшей русских корней, что еще больше усилило ропот противников. Пришлось крутыми мерами, опалой и острогом “насаждать” любовь к новой великой княжне у местных князей, что только больше укорепляло партию противников. Но и в новом браке Василий III долго не имел детей.

В обстановке  постоянного страха, враждебного отношения к Елене Глинской появился на свет будущий царь Иван IV. Ребенок, мягко говоря, родился легко возбудимым, но от природы получил ум бойкий и гибкий, вдумчивый. На четвертом году жизни лишился отца, а на восьмом и матери, которую скорее всего отравили (эту версию подтверждают новые криминалистические исследования). Так велика была ненависть к Глинским. Да и Елена Глинская, регентша при малолетнем сыне, не долго была в трауре. Занявшим любовными утехами,  казнями противников, особенно родственников мужа, ей воспитанием сына, исполнением материнского долга заниматься было недосуг.

Никогда ранее Россия не управлялась хуже. Глинские делали что хотели именем малолетнего государя: наслаждались почестями, богатством и равнодушно смотрели на тяготы и ропот народа, требовали от него раболепства. Глинские заслужили всеобщую ненависть. В случившимся пожаре Москвы в 1547 году обвинили Глинских. Восставший народ убил родного дядю царя в церкви, извлекли его тело из Кремля и положили на лобное место, перебили многих сторонников Глинских. Весь город оказался в руках восставших.  С большим трудом это восстание удалось подавить. Иван IV в последствии вспоминал: “От этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои, и смирился дух мой”.

Царь Иван Грозный рос в состоянии постоянного страха, многократно был напуган до смерти. Так на седьмой день после смерти матери на его глазах расправились с близкими ему людьми, не взирая на его вопли.
В 1542 году,  когда правила партия князей Бельских, сторонники И.Шуйского ночью врасплох напали на поддерживающего их противников митрополита Иоасафа,
пользовавшегося покровительством царя. Владыка скрылся во дворце великого князя. Мятежники бросились за ним во дворец и на рассвете вломились с шумом в спальню маленького государя, разбудили его. Страх и робость стали второй натурой Ивана Грозного, которые люди такой натуры пытаются компенсировать, скрыть под личиной жестокости.

Выросший в страхе мальчик, как правило робок и в то же время агрессивен, злопамятен, жажда крови в собственных глазах для него кажется проявлением храбрости и мужества.

В обстановке страха Иван рано усвоил себе привычку ходить оглядываясь и
прислушиваясь. Это развило в нем подозрительность, которая с годами превратилась в глубокое недоверие к людям.

Иван Васильевич с детства видел себя среди чужих людей. В душу его рано и глубоко запала и сохранилось чувство сиротства, брошенности, одиночества, о чем он твердил при каждом удобном случае: “Родственники мои не заботились обо мне”.

Именно любовью матери определяется мера нашей душевности, щедрости, открытости, человеколюбия. Отцовская строгая любовь способствует
формированию поведенческих функций, соблюдению установившихся правил и традиций, когда человек способен контролировать свои поступки, такой человек всегда остановится на краю пропасти. Отцовская любовь помогает наращивать толщину кожи, что формирует умение переносить всевозможные тяготы и лишения, держать удары судьбы.

Обделенные родительской любовью дети вырастают нервными, часто теряют нравственное равновесие, скрытны и всю жизнь остаются одинокими, у них
развивается какая-то болезненная чувствительность.

Не успел отец Ивана Грозного умереть, как начались разные крамолы со
стороны брата отца – Юрия. Между боярами не было согласия и дело доходило до поножовщины на глазах Ивана. Особенно они усилились после смерти матери Елены. Правление переходило к разным боярам, которые стремились возвысить своих сторонников и преимущественно родственников, заботясь только о собственных выгодах.  Малолетнего правителя использовали как орудие для своих корыстных целей, и среди эгоистических стремлений людей, окружавших его, Иван был предоставлен самому себе. И как позднее писал Иван Грозный князю Курбскому (сбежавшему от его гнева и расправы в Литву), что  в детстве его с братом   держали как убогих людей,  плохо кормили и одевали, ни в чем воли не давали,все заставляли делать насильно и не по возрасту.

Свое унижение  и оскорбление памяти родителей он помнил всю жизнь.  Для
ребенка память о рано ушедших родителей священна, и он никому не прощает их оскорбления. У малолетних сирот память о родителях принимает болезненный характер и с этим надо считаться (заметим к месту, что американский полицейский с нарушителем шофером не будет разбираться на месте, если в салоне машины находятся дети. Обязательно шофера отведет подальше, чтобы до ушей детей не долетал их разговор. А у нас даже в школе могут отчитывать родителей, когда рядом находятся дети. Если же между родителями случаются драки, мордобои, - что в настоящее время уже не редкость, - психика ребенка не выдерживает и надламливается). Обидчика ребенок всегда наказывает, разумеется в мыслях, средствами, которые он видит вокруг себя. Сегодня это только мысли, а завтра это будут уже реальные поступки. Ибо, как утверждал Аристотель,  мысли – основа поступков, что и подтверждают современные научные исследования. И тот огромный вал жестокости, которую испытывают современные дети в семье, с экранов кино и телевидения, порождает еще больший вал ответной жестокости, когда дети подрастают. Только родительская любовь может его остановить, а не карательные меры, которыми мы предпочитаем действовать.

Людей, близких к малолетнему Ивану Грозному, которых он любил, у него
отнимали, перед ним их наглым зверским образом волокли в заточение, несмотря на его просьбы. Потом он узнавал об их насильственной смерти. И эти же люди, творившие насилие, стояли навытяжку перед ним на посольских приемах.

Все детство Ивана Грозного прошло вот в таких противоречиях, двойственных обстоятельствах. Даже здоровый ребенок, когда не может определиться, уяснить дело, не может понять определенной линии развития событий, теряется и его состояние близко к депрессивному.

С одной стороны, Иван с четырех лет великий князь и на приемах, в
официальной обстановке все перед ним раболепствуют, с другой стороны эти же люди его постоянно оскорбляют и унижают.
   С одной стороны он правитель, с другой стороны его никто не слушает,
никого, даже любимых ему людей он защитить не может.

Кровавые распри между боярами, и проигравшая сторона внушает Ивану, что поступки противоположной стороны беззаконны, оскорбительны для него. Голова ребенка постоянно была занята мыслями об этой борьбе, о своих правах, о том, как свои права реализовать. Пытливый ум требовал пищи: он с жадностью прочел
все, что можно было прочесть, проштудировал труды мыслителей прошлого об государственном устройстве. Страсть к чтению сохранил до конца своих дней, что явилось одной из причин, как предполагают, его ранней мучительной смерти (пользовался светильниками с ртутными источниками). Он собрал огромную по тем временам библиотеку, которая, полагают, замурована где-то в подвалах Кремля. Ее поиски продолжаются до сего времени.
Сердце Ивана волновалось страшными чувствами: окруженный людьми, которые в своих стремлениях не обращали на него никакого внимания, оскорбляли его, в
своей борьбе не щадили друг друга, позволяли себе в его глазах
насильственные поступки – Иван привык не уважать человеческое достоинство, не уважать, не ценить жизнь человека. Пренебрегали развитием хороших склонностей ребенка, подавлением других, позволяли ему предаваться чувственным, животным стремлениям, потворствовали ему, хвали за то, за что надо бы ругать, осуждать, и в то же время, когда доходило до личных интересов боярских, молодого князя оскорбляли , наносили ему удары в самые нежные, чувствительные места, оскорбляли его как государя,  так как не слушали его просьб, приказаний и у Ивана Грозного развилось два чувства: презрение к рабам-ласкателям и ненависть к врагам, ненависть личная за личные обиды – истинные и мнимые.

Любя с малых лет охоту, Грозный любил не только убивать диких животных, но и мучить их, бросая с высокого крыльца. Вскоре он начал и людей бросать с крыльца на землю, а бояре говорили: "Пусть малолетний державный веселится”. На лошади отрок носился по улицам и давил женщин и стариков, наслаждаясь их криком, а бояре  внушали ему, что он-малолетний проявляет смелость, мужество и проворство. Вскоре эта забава наскучила и для потех выпускал на людей 2-3 медведей.
Бояре-правители не заботились о просвещении юного ума, ибо считали его
невежество благоприятным для их властолюбия: ожесточили сердце. Особенно усердствовали Шуйские, которые хотели, чтобы великий князь помнил их
угождения и забыл досады; он помнил только досады и забывал угождения. На плаху первыми попали Шуйские.

Жестокость, проявленная к ребенку или даже к другим лицам на его глазах,
повторенная многократно, впитывается детским мозгом, как губкой, и становится эталоном поведения, когда он становится взрослым.

Очень опасен правитель, выросший в обстановке страха, оскорблений, унижений, не знавший родительской ласки, крепких мужских рук. Получив неограниченную власть, такой правитель непредсказуем, его жестокость не знает границ.

Только первая жена Ивана Грозного Анастасия, которую он любил страстной любовью, сдерживала его необузданные чувства. После ее смерти в 1560 году (Грозный утверждал – и не без оснований, - что ее отравили) Иван IV как с цепи сорвался, не стало никаких тормозов, никто его уже не мог остановить, образумить. Умные, толковые советники Адашев и монах Сильвестр, наставник Ивановой совести, который требовал от него воздержания, умеренности в физиологических наслаждениях. А к ним юный монарх имел паталогическую склонность. Царедворцы наветами добились ссылки Адашева и Сильвестра, начались казни их сторонников  до десятого колена. Боярина Репнина, мужественного защитника земли Русской, казнили в храме, осквернив кровью помост церковный. Появились толпы доносителей, которые подслушивали такие разговоры в семействах, между друзьями, гнусные клеветники не боялись выдумать преступления, ибо доносы нравились государю, которому не требовалось улик явных. Тиранство набирало силу. После смерти первой жены подозрительность Грозного стало маникальной.

Иван Грозный, наделенный природой необходимыми данными, мог бы стать царем, который прославил бы Отчизну и Отчизна славила бы его.  Но воспитание породило аспида.   

Иван IV имел разум превосходный, не чуждый образования и сведений, соединенных с необыкновенным даром слова, чтобы раболепствовать гнуснейшим похотям (только официально сменил семь жен); имея редкую память, знал наизусть Библию, историю греческую, римскую, своего Отечества, чтобы нелепо толковать их в свою пользу; хвалился твердостью и способностью властвовать собою, умея громко смеяться в часы страха и беспокойства внутреннего; хвалился милостью и щедростью, обогащая любимцев достоянием опальных бояр и граждан; хвалился правосудием, карая вместе с равным удовольствием и за заслуги и преступления; хвалился духом царским, соблюдением царской чести, но велел изрубить присланного из Перссии в Москву слона, не хотевшего стать перед ним на колени; жестоко наказывал бедных царедворцев, которые смели играть лучше государя в шашки или карты;  хвалился, наконец, глубокой мудростью государственной и с каким-то хладнокровным  размером истребляя знаменитые роды, будто бы опасные для царской власти – возводя на их место роды новые. Подлые, тучи доносителей, клеветников, кромешников, им взращенных, сеяли вокруг зло; по ложному доносу истребил жителей Новгорода и окрестных сел с жестокостью, превосходящей татаро-монгольскую.

Грозный готовил себе “достойную” смену. В старшем любимом своем сыне царь хотел видеть себя; вместе с ним занимаясь делами важными, присутствуя в Думе, объезжая государство, вместе с ним развратничал и губил людей, как бы для того, чтобы сын не мог стыдить отца и  Россия не могла  ждать ничего лучшего от наследника. Юный царевич оправдывал надежды отца: не был вдовцом, но имел уже третью супругу. Своевольно или в угодность отцу менял не только жен, но и наложниц, чтобы во всем ему уподобляться. Показывая в юности ожесточенное сердце и необузданность в любострастии, показывал и ум в делах и чувствительность к славе Отечества. Но царь усмотрел в этом замах на свою власть. Когда сын попросил дать ему войска изгнать неприятеля и освободить Псков, царь в волнении и гневе закричал: “Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола!” – и стал избивать сына острым жезлом. От полученных в голову ран через четыре дня царевич скончался.    

Кошмары одолели Грозного,  он не знал мирного сна, ночью как бы устрашаемый привидениями, вскакивал, падал с кровати, валялся среди комнаты, стенал, вопил;  утихал только от изнурения сил; забывался в минутной дремоте на полу, где клали для него тюфяк и изголовье; ждал и боялся утреннего света, боясь видеть людей, а те, в свою очередь, не в меньшей степени боялись попадаться ему на глаза. Тень сыноубийцы следовала за Грозным повсюду.

Но умирая в муках тиран продолжал губить людей, его бесстыдство не знало границ. За три дня до его смерти невестка, жена сына-наследника Федора, пришла к болевшему с нежными утешениями и бежала с омерзением от его любострастного бесстыдства. Раскаяния у тирана, продавшего душу дьяволу, не было.

Историк Ключевский оценивал деятельность Грозного так:          “Положительное значение царя Ивана IV в истории нашего государства далеко не так велико, как можно было бы думать. Жизнь Московского государства и без Ивана устроилась бы так же, как она строилась и после него, но без него это устроение пошло бы легче и ровнее, чем оно шло при нем и после него: важнейшие политические вопросы были бы разрешены без тех потрясений, какие были им подготовлены.”

Посеянные Иваном Грозным ядовитые семена обильно прорастали и отравляли русскую историю в течение более века и Смутой, и самозванцами-царями, и
унижением русского народа нашествием поляков, оскорблявших веру
православного народа, и потерей Россией международного авторитета. Долга стонала русская Земля, пока не появился исполин Петр, к жизнеописанию которого мы переходим.



                -II-


Когда смотришь на творение Фальконе – бронзового Петра I,- кажется, никакие силы не могут его удержать, не сидится ему,  вот-вот сорвется с пьедестала и начнет наводить порядки. Он обязательно стал бы в упряжке коренным, подгоняя остальных  и наводя порядок дубиною, перед которой были равны и члены семьи, и бояре, и простой люд, потащил бы волоком Россию из болота, в которое завели ее правившие продажные ельцинисты.

 История всех времен и народов свидетельствует о том, что расцвет любого государства непосредственно связан с личностью руководителя, который аккумулируя устремление народа, мог определять ясную цель и пути ее достижения.
В русской истории трудно найти другую личность ранга Петра Великого по стратегии мышления и силе воли, способного так взбудоражить общество (быть
может, когда утихнуть страсти-мордасти, рядом будет стоять Сталин, какой бы грязью его сейчас не поливали, как бы сейчас не противились признанию его заслуг; время объективных оценок еще не наступило).
Петр действительно поставил Россию на дыбы и добился обращения Европы к ней на Вы. Историк Соловьев так оценивает деятельность Петра: “Никогда ни один
народ не совершил такого подвига,  какой был совершен русским народом в первую четверть восемнадцатого века. На исторической сцене явился народ малоизвестный, бедный,  слабый, не принимавший участия в общей европейской жизни;  неимоверными усилиями, страшными пожертованиями он дал законность своим требованиям, явился народом могущественным, но без завоевательных стремлений, успокоившийся, как только приобретено было необходимое для его внутренней жизни.”

Цена за вышесказанное заплачена была большая. Для Петра интересы государства были превыше всего и он  поставил на алтарь достижения поставленной цели
личное счастье, свою жизнь (в разъездах и сражениях провел большую часть своей жизни) и жизнь своих детей, семьи, народа. Подтверждением  тому является обращение Петра к воинам накануне Полтавской битвы: “Воины!  Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны вы помышлять , что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное… а о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога. Только бы жила Россия.”
В каких же условиях формировался будущий царь России?
 Петр I родиля 30 мая 1672 года и был 14-ое дитя многодетного царя Алексея Михайловича и первое второй его жены Натальи Нарышкиной. Дочери Алексея
Михайловича от первого брака отличались крепким здоровьем, напротив, все
пять сыновей были слабы, болезненны. Трое умерли еще при жизни отца. Зато Нарышкина родила сына-богатыря. Всем стало ясно, что родился будущий царь страны. Иного мнения придерживалась дочь Софья от первого брака, крепкая телесно и умственно, не признавшая царицу-мачеху. Кроме того во дворце образовалась и укрепила свое положение партия милославских, которая уступать место Нарышкиным не собиралась еще при жизни Алексея Михайловича.
После его смерти Милославские и Нарышкины развернули борьбу не на жизнь, а на смерть. Все средства в этой войне были хороши. Мать Петра жила под постоянным страхом (в таком состоянии мать не способна проявить любовь к своему ребенку), особенно он усилился после стрелецкого бунта 1682 года, когда Софья с помощью стрельцов захватила власть. В десять лет Петр пережил этот бунт, когда на его глазах рубили родственников матери. От стрелецкого бунта впечатление было сильное и что отсюда ведут и нервность Петра, и его ненависть к стрельцам и к Кремлю, хотя легенда и изображает Петра спокойным в этот день. Не могло пройти бесследно для десятилетнего ребенка, когда близких ему людей – боярина Матвеева (в его доме воспитывалась мать Петра), князя Долгорукова и других бросали на стрелецкие копья. Нарышкиным не стало житья. Ни один из них не был произведен в чины во времена правления Софьи. Царице с сыном пришлось покинуть Кремль – перебраться на подмосковную дачу мужа. В комнатах матери с этого времени Петр видел скучные лица, печальные. Никто о нем не заботился, воспитание и обучение его закончилось, он рос сам собой. Привычной средой стала ватага необразованных детей простых людей, среди которых было не мало сорви-голов, как Александр Меншиков, поэтому и во взрослой жизни он чувствовал себя царем в обычных хижинах и терялся в аристократических. Не воспринимал нудный этикет официальных приемов, в раскошных апартаментах, если Петру приходилось останавливаться, делали для него ложный низкий потолок.

Петр I не купался в материнской любви, и это сказалось на его нравственном облике. С детского возраста плохо направленный нравственно и рано испорченный физически, невероятно грубый по воспитанию и бесчеловечный по образу жизни. И если в нем не созрел второй Иван Грозный, то только благодаря тому, что до десятилетнего возраста Петр не был обделен мужским влиянием и любовью, которая не была дополнена женской, в первую очередь материнской. Силой материнской любви формируется в личности ребенка человечность. Петр знал и любовь отца. А после его смерти, когда Петру не было еще четырех лет, заботу о нем взял на себя крестный отец – старший сводный брат Федор, бывший до 1682 года царем. Он постоянно следил за развитием Петра и не раз говорил бывшей царице Наталье: “Пора, государыня, учить крестника”.

Систематическая учеба Петра началась с 5 лет. Подбор учителей был строгий по нравственным и деловым качествам. Выбор пал на Никиту Зотова, его экзаменовал сам царь в присутствии Симеона Полоцкого, своего личного учителя-воспитателя, известного ученого. На первое занятие пришли царь, патриарх. Было от чего растеряться учителю, которому специальным указом были пожалованы двор, дворянство.

Зотов был хороший человек, но и имел недостаток – поклонялся Бахусу. Своего ученика он не многому научил, но развил у него память, любознательность, привил интерес к русской военной истории, к славе Отечества, которая стала дла Петра страстью.
Всячески поддерживал у Петра память об отце, рассказывая о его славных делах. Зотов избрал верный путь, поддерживая авторитет отца. Петр в
дальнейшем свои государственные дела во времена царствования сравнивал с
отцовскими и огорчался, когда сравнение было не в его пользу. Образ умершего
отца для Петра был сдерживающим началом.

С десятилетнего возраста Петр не знал ограничений, исчезло мужское влияние, которое формирует внутренние самоограничения личности. Отсюда берут начало его необузданные страсти к разгулу, кутежам, проказам, самообразование стало куцым. Эпизодически появлялись учителя-иностранцы, которые патриотизм не воспитывали.

В 1689 году Софья предприняла попытку  вновь с помощью стрельцов уничтожить Петра, опасаясь возрастающей мощи его потешного войска, которое представляло
уже серьезную силу. Петр был заранее предупрежден и сумел в нижнем белье ускакать от смерти. Еще один величайший стресс фактически для ребенка. В результате Софья была низложена и Петр фактически стал единоличным правителем. Управление государством передал матери, а сам продолжал играть в детство, вплоть до смерти матери в 1694 году.
Не пройдя хорошей школы семейной жизни у своих родителей, Петра I и
собственную семью фактически не знал. Великий знаток и устроитель своего государства, он плохо знал  один уголок его – свой собственный дом, свою семью, в которой он не был отцом, мужем, а был  гостем. Он не ужился с первой женой и не совсем верно обычное ее изображение – неумной, суеверной и вздорной.
Мать Петра воспитывалась в доме западника и как только Петр стал себя помнить, он был окружен в своей детской иноземными вещами: все, во что играл, напоминало ему немца. Отсюда на подсознательном уровне сформировалось его стремление “оевропеить” русский народ,  выкорчевать многие старинные национальные обычаи и традиции.

Сам выбор невесты  для Петра был продуктом партийной борьбы. Вслед за новой молодой царицей Евдокией потянулись ко двору многочисленные родственники (более 30 человек), которые придерживались традициям старины. Такая масса новых искателей места, не знавших дворцового этикета, раздражали двор. Царица Наталья вскоре невестку свою возненавидела и желала видеть больше ее с мужем в несогласии нежели любви.
Евдокия была домовитой женой.  Несходство характеров, большое различие в
семейном воспитании (Петр в душе был западником, а Евдокия русская-
православная), придирчивость к невестке свекрови объясняет то, что любовь Петра к жене продолжалась не более года, а затем Петр стал предпочитать семейной жизни походную, привычную для него, в полковой избе Преображенского полка. Напрасно Евдокия жаловалась  на свое одиночество и в письмах к Петру звала его к себе.

Отказавшись добровольно пойти в монастырь, Евдокия была бичевана и отправлена силой. Воспользовавшись стрелецким бунтом в 1698 году, Петр I невинную Евдокию обвинил в участии в заговоре против него.

Евдокия находила много сочувствующих среди духовенства. Так архимандрит Покровско-Суздальского монастыря не согласился постричь ее, за что сам был арестован.

Петр I не поладил с сыном Алексеем от первого брака и фактически виновен в
его смерти.

От рождения до 9 лет царевич Алексей находился при матери и в “отсутствии” отца стал типичным маменькиным сыночком. Скорее всего мать не умела и не хотела скрывать перед сыном своего раздражения против отца, который являлся в семью редким и невеселым гостем. В глазах сына Петр I был не отцом, а дебоширом, оскорблявшим мать. Алексей отца возненавидел. И, если ему покорялся, то только из-за боязни. Духовные лица при обучении православию вкоренили в нем презрение к нововведениям отца.

Когда мать была заточена в монастырь, девятилетнего мальчика, книгочея, любящего понежиться, как девочка, в кровати, Петр I решил воспитывать по-мужски, ускоренными темпами.

 В 1703 году Петр взял Алексея с собою в поход. В одночасье, как во всех
делах, Петр хотел перевоспитать сына, общаясь с ним наскоками, находясь постоянно в разъездах.

До шестилетнего возраста ребенок усваивает объем информации больший, чем за всю оставшуюся жизнь. К девятилетнему возрасту это уже сложившаяся личность со своими привычками, характером. Следовало бы исходить из того, что получилось, а не из того, что хотелось бы иметь взрослым. Петр тонкостей воспитательной работы, сам воспитанный в грубой обстановке, не чувствовал и не знал. Ломать в таком возрасте личность через колено – вызывать только озлобление против воспитателя, чем и воспользовались противники. Они шепчут Алексею, еще больше настраивают его против отца, помогают часто тайком наведывать мать в монастыре. А Петру нет времени повозиться с сыном. Он только видит, что будущий правитель в лице сына не готов к управлению государством, недостаточно образован, и Петр еще с большим усердием заставляет, именно заставляет, часто гневается, что сын не может освоить военное дело, к которому был равнодушен.

Даже люди, которые ничего не имели против Петра, видя как он мотается, не щадит себя, подвергается постоянным опасностям, думали о своем будущем и присматривались к наследнику.

Царевич был обожаем народом, который видел в нем будущего восстановителя
старины. Оппозиция вся, даже Яков Долгоруков, - один из немногих, кто не страшился говорить жесткую правду в глаза Петру, не боясь его гнева; Петр знал об этом и за искреннюю правду среди льстецов, его окружавших, уважал Якова, - поддержала царевича. Духовенство, гонимое протестантским царем,
было на стороне Алексея. Противники Петра подталкивают его на отцеубийство. Заговор раскрывается, Петр приходит в ужас, когда обнаружилась постоянная
связь Алексея с матерью, которая была одним из организаторов заговора. Алексей скрывается за границей. Иностранные источники, описывая пребывание Алексея за границей, отмечали его начитанность, ум и любознательность.

Образ Алексея, созданный А. Толстым в романе “ Петр Первый”, а также в одноименном кинофильме несколько не соответствует действительности.  В
советском энциклопедическом словаре 1981 года издания читаем: “Алексей Петрович (1690 – 1718) – царевич, сын Петра I. Безвольный и нерешительный,
он стал участником оппозиции реформам Петра I. Бежал за границу, был возвращен и осужден на казнь. Умер в тюрьме.”

Все здесь правда и за каждым словом стоит ложь. Выехав за границу и хорошо
зная норов отца, Алексей не собирался возвращаться на Родину, но обманом и
обещанием от имени отца сохранить ему жизнь, простить участие в заговоре против него, приехал в Россию.
Не был Алексей любимым сыном, как утверждается. Любимого сына не отправляют на дыбу. Сам Петр пытал взрослого сына-царевича. Любимый сын не будет заниматься членовредительством (прострелил в свое время руку, чтобы оправдать неспособность выполнять чертежи) во избежание неминуемого гнева отца. Осужденный на смерть, Алексей умер в тюрьме от новых нечеловеческих пыток. Царевич Алексей вместе с матерью Евдокией были центром партии, враждебной Петру. Пытая сына, Петр хотел дознаться о всех заговорщиках.  Приняв мучительную смерть, Алексей многие тайны унес в могилу. Слабовольные и нерешительные тайну под пытками не сохраняют.

Не стремилась облегчить положение Алексея хитрая, по-своему мудрая, вторая жена Петра Великого Екатерина – дочь литовского крестьянина. Не лишены оснований утверждения, что устраняя Алексея, Екатерина надеялась расчистить себе дорогу к трону. Она и дочерей своих спешила поскорее выдать замуж, чтобы в случае смерти мужа  не иметь в их лице соперниц.

Екатерина до тонкостей изучила Петра и подстраивалась под его натуру, умела ему угодить, обрадовать его, ободрить, успокоить, всегда была готова
разделить его удовольствия, оживляя пиры своею природной веселостью. Часто после припадков страшного гнева Петр впадал в мрачное расположение духа. Иногда только Екатерина осмеливалась нарушить его уединение; ей же нередко удавалось спасти от опалы, а иногда и от казни и гнева провинившихся перед Петром людей.

Петр и вторую жену едва не отправил на плаху, когда узнал о ее неверности.  С большим трудом его удалось переубедить, так как был бы порушен двор и стала бы под вопросом будущность семейной жизни дочерей.  Примирился с Екатериной, уступая настойчивым просьбам любимой дочери Елизаветы, находясь уже на смертном одре.
Надо отдать должное Екатерине, что своим женским теплом, хитростью и лукавством смогла укротить мустанга-царя.

После подавления стрелецких бунтов, когда Петр сам рубил головы, пьянствовал, затем снова рубил головы, его жестокость могла бы стать
патологической, как у Ивана Грозного.

Петр своей второй семьи не знал, она была беспризорной, без мужского влияния, дочери росли сами по себе. И любимая дочь Петра Елизавета, будущая императрица, не знала когда ложиться спать, когда вставать, выросла ограниченной особой, окружившая себя во время царствования недалекими праздными людьми.

В молодости Елизавету занимали танцы, а под старость – удовольствия стола. Любовь к праздности с каждым годом увеличивалась, занимая все время государыни. Так она за два года не нашла времени ответить на письмо французского короля.

Гениальный государь Петр не столько обращал внимание на  внутреннее благосостояние своего народа, сколько на развитие исполинского могущества
империи, и не только ничего не сделал для освобождения крепостных, но еще больше усугубил тяготеющее их рабство. Не понимал средств, которыми надо решать такие задачи.
У Петра после флота, армии и внешней политики страстью вопреки препятствиям природы и окружающих было строительство новой столицы в назидание
старомодной и оппозиционной к нему Москве. С природой боролись и гибли в этой борьбе десятки тысяч рабочих, вызванных на болотную окраину империи. Для усмирения окружающих была дубина Петра и топор.
Екатерина Романовна Дашкова, образованнейшая женщина восемнадцатого века, первый президент Российской академии наук, заслуги которой перед Отечеством
высоко ценились современниками и потомками (не делает чести современное забвение ее имени), сполна испытавшая “и царский гнев и царскую любовь”,  о
Петре I судила так: “Он был гениален, деятелен и стремился  к совершенству, но он был совершенно не воспитан, и его бурные страсти возобладали над его разумом. Он был вспыльчив, груб, деспотичен и со всеми обращался как с рабами, обязанными все терпеть; его невежество не позволяло ему видеть, что некоторые реформы, насильственно введенные им, со временем привились бы мирным путем в силу примера и общения с другими нациями. Если бы он не ставил так высоко иностранцев над русским,     он не уничтожил бы бесценный самобытный характер наших предков. Если бы он не менял так часто законов, изданных даже им самим, он не ослабил бы власть и уважение к законам. Он подорвал основы уложения своего отца и заменил их деспотическими законами; некоторые из них он сам же отменил.  Он почти всецело уничтожил свободу и привилегии дворян и крепостных; у последних он отнял право жалобы в суд на притеснения помещиков. Он ввел военное управление, самое деспотическое из всех, и, желая заслужить славу создателя, торопил постройку Петербурга весьма деспотичными средствами: тысячи рабочих погибли в этом болоте, и он разорил дворян, заставляя их поставлять крестьян на эти работы  и строить себе каменные дома в Петербурге; это было ужасно тяжело... При Екатерине II город увеличился в четыре раза и украсился великолепными строениями, и все это свершилось без насилия, поборов и не вызывая неудовольства”. 

Много напрасной крови честных христиан было пролито во времена царствования Петр I.  Но и царская кровь проливалась не раз теми, кто должен был быть гарантом безопасности царской власти. Как говорится – умом Россию не понять…


                -III-


Павел I – трагическая фигура на троне Российской империи. Трудно найти в мировой истории другого правителя, которого бы так, как Павла,  ненавидела  и преследовала родная мать с первого дня его рождения и до конца своих дней. Великий знаток придворной кухни 18 века А.Пушкин называл мать Павла - Екатерину I I -   “Тартюфом в юбке и короне”.

Отец Павла, российский император с 1761 года, немецкий принц Карл Ульрих,
сын герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха, внук Петра I, был ума недалекого. Отец Павла был хилым ребенком и рано стал круглой сиротой, получил в Гольштении никуда негодное воспитание под руководством невежественного придворного, который грубо обращался с ним, подвергал унизительным  и вредным для здоровья наказаниям, даже сек принца. По меткому замечанию Канта, прусская система воспитания и обучения путала школу с казармой, а воспитание с дрессировкой.

Униженный и стесненный во всем, принц усвоил себе дурные привычки и вкусы, стал раздражителен, вздорен, упрям и фальшив, приобрел способность врать, с простодушием веруя в свои собственные вымыслы, а в России научился еще и пьянствовать. В Гольштении его так плохо учили, что воспитали только полное отвращение к наукам. Учили его к занятию шведского престола и, следовательно, воспитывали в духе  лютеранской религии и шведского патриотизма, а последний в то время выражался в ненависти к России.

В 14 лет по прихоти Елизаветы Петровны он был назначен наследником российского престола и перезджает в Россию. Его стали переучивать на русский и православный лад. Резкая смена обстоятельств и программы воспитания в конце концов сбила с толку и без того некрепкую его голову.  Петр кончил тем, что ничему не научился. Его развитие остановилось раньше, чем он вырос. Увлечение Петра III военной славой и стратегическим гением Фридриха II, привело его к забавному пародированию прусских порядков, русская жизнь его не интересовала. На русском престоле Петр стал еще большим гольштинцем, чем на родине.

Вопрос о наследнике престола в конце жизни волновал и Елизавету Петровну.
Одни хотели, чтобы императрица передала престол минуя племянника его малолетнему сыну Павлу, а регентом, до его совершеннолетия, назначить мать – великую княгиню Екатерину. Другие стояли за провозглашение наследницей престола Екатерину (еще будучи великой княжной, она показала такую прыть, что народу представлялась правее Папы Римского). Склоняясь к первому варианту, Елизавета Петровна, с ее умением решать вопросы, так и умерла, не успев ни на что решиться.

Отец Екатерины II был усердный военный служака, а мать - неуживчивая непоседливая женщина, которую так и тянуло на ссоры и кляузы – ходячая
интриганка. Екатерина росла без присмотра родителей резвой, шаловливой, даже
бедовой девчонкой, любившей проказничать над старшими, особенно няньками,
щегольнуть отвагой перед мальчишками.  Являясь троюродной сестрой, Екатерина
хорошо знала Петра III, но замуж вышла за него. В своих взрослых записках
она откровенно признается, что по приезде в Россию русская корона ей больше
нравилась, чем особа ее жениха.

Ради короны она терпела разные выходки мужа, который настроил против себя
все классы и прежде всего духовенство, которое оскорблял пренебрежением к
православным церковным канонам.

Русский народ может терпеть до поры до времени  любое лихо, как терпел даже
татаро-монгольское иго, когда не покушаются на его веру и не унижают как
народ. А Петр III вопреки национальным интересам России заключил с Пруссией
мир, что свело на нет результаты блестящих побед русских войск в Семилетней
войне. Ввел в армии немецкие порядки. Но что хорошо немцу,  то для русского
смерть. Екатерина, сделавшись русской, умирать не хотела.

Петр плохо жил с женой, постоянно с ней ругался и грозился заточить  в
монастырь, однако он плохо знал свою супругу. Дожидаться выполнения приказа о своем  аресте она не стала. Екатерина II в результате переворота стала императрицей и делиться властью с сыном не думала. Отняв силой у сына корону, раздала участникам заговора поместья, оформила сословные привилегии дворян.

Воспитанием сына Екатерина II не занималась, более того, препятствовала его становлению как личности. Детство Павла прошло в  не совсем обычных   условиях, наложивших резкую печать на его характер. Сразу после рождения он был взят императрицей Елизаветой от матери и с тех пор ее редко видел. Он был передан на попечение нянек. Мужского влияния не было. Воцарение Екатерины, матери Павла, мало что изменило в его жизни, лишь усилило отчуждение  между матерью и семилетним сыном (ребенок такое положение хорошо ощущает), так как постоянно существовала партия, которая не признавала Екатерину императрицей. Само присутствие сына напоминало ей о незаконном получении власти.

Не знавший родительской ласки, любви, тепла родительских рук, Павел рос как волчонок в клетке. Его окружали чужие взрослые люди, не было общества детей, и он  не мог не стать нервным, впечатлительным и непомерно вспыльчивым. Его воспитание только способствовало развитию подозрительности к окружающему миру.

В 18 лет, чтобы удалить его от участия в решении государственных вопросов, Павла женили, и его воспитание и образование было объявлено законченным. С 1783 года в продолжении 13 лет он находился, в основном, в Гатчинском замке, жил в уединении, в особой среде, которая значительно отличалась от Петербургской. Екатерина не позволила Павлу даже испытать чувство отцовства – первые двое сыновей сразу после рождения были отданы на воспитание чужим людям (естественно,  и они не питали сыновьих чувств  к отцу, которые заочно не возникают, что привело к страшной трагедии).

Обидный надзор, удаление ото всяких государственных дел, постоянная реальная угроза повторить судьбу отца - все это развило в великом князе обостренную чувственность, вплоть до прозорливости, а нетерпеливое ожидание власти, которая постоянно ускользала из его рук, мысль о престоле, не дававшая ему покоя, усиливали подозрительность.

 Екатерина II решила преследовать сына до конца и в последнее десятилетие
своей жизни вознамерилась в третий, окончательно, раз лишить Павла
возможности занять престол, назначив наследником его сына Александра. В 1794
году такой проект даже обсуждался на Совете, но не получил одобрения. Екатерина II не отказалась от своего намерения и только  смерть помешала ей осуществить задуманное.

Павел был в курсе всех намерений матери и вопросы престолонаследия стали его
больной темой. Постоянно думая об этом, играл в своеобразную игру – если бы
императором был Я. Боготворил отца (нормальная реакция мальчика, когда он обделен материнской любовью), его деяния казались Павлу образцом для подражания, поступки же матери, даже полезные для государства, воспринимал отрицательно. В отместку матери уволил ее выдвиженцев и к управлению пришла большая масса малоспособных чиновников (как это напоминает наше недалекое “демократическое” время).

Мать преследовала Радищева – Павел, взойдя на престол, вызвал Радищева из
ссылки, возвратил ему чины и дворянство, обошелся с ним милостливо и взял с него обещание не писать ничего противного духу правительства. Радищев свое слово сдержал и за все время царствования Павла не написал ни одной строчки.

Княгиня Е.К.Дашкова, славная дочь русского народа, член многих западных академий наук, которая для воцарения Екатерины II  рисковала своей жизнью и жизнью горячо любимого мужа, была уволена со всех должностей и сослана даже не в личное подмосковное имение, а в имение сына в Новгородской губернии. 

В день собственной коронации обнародовал указ о престолонаследии, когда устанавливался определенный порядок престолонаследия, который исключал произвол царей в назначении наследника. (Указ действителен и поныне.)

Еще двадцатилетним Павел I    записал в своем дневнике: “Для меня не существует партий и интересов, кроме государства, а при моем характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и причиною тому небрежность и личные виды; я скорее желаю быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за неправое.”

С первых дней царствования для Павла интересы России, интересы народа были выше всех других интересов, в том числе и личных. Историки отмечают, что за
несколько первых месяцев царствования крестьяне получили от Павла I больше льгот, чем за все другие царствования, начиная с Петра I   и вплоть до Царя-Освободителя Александра II. Так он запретил использовать крестьян на работах по праздникам, ограничил барщину тремя днями в неделю. Запретил использовать армию, воинских чинов по частным надобостям. До Павла рекрутов разворовывали и обращали в свою собственность. По словам стат-секретаря Екатерины II  князя Безбородко, “растасканных разными способами людей в 1795 году было до 50 тысяч, или восьмая часть армии”. Павел I  положил этому конец, строго взыскивая за каждого пропавшего солдата. В кратчайшие сроки навел в армии порядок и дисциплину. Гвардия перестала быть позором, очагом разврата. Военный историк С.Панчулидзе отмечал: “И если беспристрастно отнестись к его военным реформам, то необходимо будет признать, что наша армия обязана ему (Павлу I  - И.М.) весьма многим”.

Принял меры к возвеличиванию народа, установил, что и крепостные крестьяне, наравне с  другими сословиями, будут присягать  новому царю. Значит, подданные люди, а не рабы.
Павел видел и чувствовал  недоброжелательность дворянства к  простому
народу. Чтобы оградить простого человека от произвола “господ”, было объявлено: “Всякий  может обращаться  к царю со своими нуждами, просьбами.”  Вскоре в Зимнем дворце появляется окно, куда каждый может в особый ящик  опустить свое прошение, а ключ от него  находился у самого Царя. Бюрократы, взяточники сурово наказывались, поэтому многие чиновники сами добровольно поскорее покинули свои “хлебные места”.  Одновременно выходит закон о “ябедниках” (клеветниках). Кроме большого штрафа, предписывалось публиковать в газетах  “За напрасное вчинение дел”.  Выявленные анонимщики лишались постов, не взирая на ранги.

Развивал идею твердой власти, стремясь всеми силами оградить ее, как и всю
жизнь Державы от разлагающего влияния Запада. С этой целью запретил ввоз
иностранных книг, призывающих к безнравственности, лжи, не повиновению, к свободе от совести, к разврату, к разрушению национальных традиций и устоев.  Благодаря этому русский язык стал возвращаться в светские салоны.

Простота и естественность отличали двор Павла. В первый месяц правления
принял меры по укреплению рубля. Царь “согласиться до тех пор есть на олове, покуда не восстановит нашим деньгам надлежащий курс и не доведет его до того, чтобы рубли наши ходили рублями". Ввел жесткий режим экономии, сократил расходы на содержание двора, членам семьи было выделено определенное денежное содержание за исполнение должностей. Заставил возвратить разворованные казенные средства. Так, Платону Зубову пришлось вернуть в казну полмиллиона рублей (огромная сумма по тем временам).

Ведя лично спартанский образ жизни, государь приучил к порядку и вельмож, доводит и самых знатных господ до тщательного исполнения своих обязанностей. За короткий срок были рассмотрены дела, которые раньше чиновники волокитили годами.

Павел I никого не казнил , но от службы отстранил многих. Он слишком хорошо знал среду, которая его окружала. Он понимал, что подчас требуются сильные средства, чтобы достучаться до ее самосознания и провести намеченные реформы.  Получив сведения, что его приказ об освобождении невинно арестованных саботируется и тех продержали 8 дней, виновника, по званию бригадир (в русской армии воинское звание выше полковника – И.М.), самого посадили на гауптвахту в крепость на 8 дней, предупредив жену, чтобы не волновалась, что муж арестован за плохое исполнение должностных обязанностей.   

В первый год правления обнародовал Указ об искоренении показухи местных властей при посещении  царем вверенных ему территорий. Началась работа по систематизации законов, чтобы положить конец неправосудию и взяточничеству. Запретил губернаторам вмешиваться в деятельность судов и отменять их решения. Принимает меры по наведению порядка в управлении и Сенате. Отлучены от Сената неспособные и лихоимствующие. Развращенные попустительством, отвыкшие от работы за более чем полувековое женское правление сенаторы и другие чиновники стали вовремя являться на работу, разгребать “авгиевы конюшни”.

Восстановил права старообрядцев и считал своим главным долгом -  попечение  о  благоустройстве  Церкви.  Государство  вплоть  до  XVIII  века   не стремилось к власти над Церковью и признавало верховенство христианской веры     и  нравственности. То был период симфонии Церкви и государства.  Петр I, воспитанный в западном духе, диктовал противоположное: вмешательство государства в дела Церкви в годы его правления стало правовой нормой. Петр I подрывал существовавшую основу своей власти – ее нравственно-религиозный характер. Высшей целью стало не Царство Небесное, а прогрессирующее улучшение земного благоденствия.

Русская Церковь оказалась обезглавленной - Патриаршество было упразднено. Церковью управлял обер-прокурор (иногда человек не религиозный, как например,
Чебышев, откровенно говоривший, что никакого Бога нет).

Не предаются огласке, замалчиваются многие факты гонений на Православную Церковь. Например, при Анне Иоанновне свыше 20 тысяч священников, не исключая архиреев, были сосланы в Сибирь. При Екатерине II Церковь была отстранена от управления своим имуществом, все доходы от него отныне поступали в государственную казну. Две трети монастырей были закрыты.

Павел,  упрочив своими указами положение Православной Церкви, хотел восстановить и Патриаршество, но не успел.

Павел ограничил установленные матерью сословные привилегии дворян и тем
самым подписал себе смертный приговор. В России и по настоящее время могут терпеть на троне любых самодуров, но малейшее “покушение” на ограничении привилегий вызывает настоящую гражданскую войну.

Опытные интриганы внушали Павлу об опасности его жизни со стороны сыновей, а сыновьям обратное. Каждая сторона была на страже, тем более что поводы для таких суждений имелись. Речь шла только о времени, у кого первым сдадут нервы.

Не был Павел душевнобольным, как изображают его до сих пор в различных публикациях. Будь это так, Екатерина II своего шанса бы не упустила. Объявить Павла душевнобольным при жизни не представлялось возможным. Он путешествовал по Европе и производил хорошее впечатление, а мнением Европы незаконноцарствующая Екатерина очень дорожила. Французский философ-энциклопедист Дидро, пусть и с некоторой, возможно, долей преувеличения, после неоднократных встреч и бесед с Павлом отмечал и восхищался его проницательностью, разносторонними способностями, мягкостью его сердца и его умом. Предложение философа – привлекать наследника престола, пусть и на правах слушателя, к обсуждению государственных вопросов в разных административных коллегиях, - было встречено неодобрительно царицей Екатериной и послужило охлаждению отношений с философом.   

Павел видит, что его указы саботируются, искажается их сущность. Опытные интриганы провоцируют его на ошибки. Но ошибался он искренно и честно  признавал свои ошибки. Доверчивый, как ребенок, он приблизил к себе, осыпал всевозможными почестями Палена – находчивого, хладнокровного мастера  интриг прибалтийского немца. настоящего диавола, который хорошо изучил характер Павла и часто злоупотреблял его доверчивостью. Пален, о котором говорили, что он Талейран, Фуше, Бернадот в одном лице, сумел обострить отношения между Павлом и его старшими сыновьями, которые воспитывались по указанию Екатерины I I в западном духе, между Павлом и женой.

Павел хорошо знал, чувствовал, что на каждом вахтпараде, на каждом маскараде во дворце за ним  следят убийцы. Особенно усиленно стали плестись нити заговора, когда стало не соответствовать интересам Англии сближение России с Францией. Как только он убедился в продажности и вероломстве союзников, которые хотели решить свои проблемы и таскать из огня каштаны руками России, Павел I принял меры к объединению двух  сильных в военном отношении держав – России и Франции,  которые должны были обеспечить длительный и прочный мир в Европе. Владычеству Англии пришел бы конец.  Никогда раньше Россия не имела такого могущества и авторитета в международных делах. Русские историки, опираясь на  английские источники, пишут, что Англия субсидировала заговорщиков и обещала предоставить им политическое убежище в случае провала заговора. 

Павел желал управлять Державой в интересах самой Державы, не делить эту
власть с массонами, которые пытались его отравить еще в 1774 году. Тогда Павла удалось спасти, но последствие яда расстроили его нервную систему, усилили подозрительность.

Если вникнуть во все обстоятельства, сопровождавшие Павла 1 в детстве, в его
юношеские годы и даже в зрелом возрасте, то становится
понятной “загадочность”  характера этой далеко не простой личности, роль и значение которой в судьбе России до сих пор преподносятся в искаженном виде. Так, СЭС 1979 года издания  сообщает: “ Павел I - российский император с 1996 года, сын Петра III и Екатерины II. Ввел в государстве военно-полицейский режим, в армии - прусские порядки; ограничил дворянские привилегии, проявлял самодурство. Выступал против революционной Франции, но в 1800 году заключил союз с Бонопартом. Убит заговорщиками-дворянами.”

Когда же мы перестанем врать хотя бы на уровне исторических фактов и начнем
писать свою историю, не подстраиваясь под мнение западных “политологов?

Рассматривая в ретроспективном плане деятельность Павла I можно сделать определенные выводы.

1.   Запад всегда стремился и стремится к не допущению возрастания роли и
могущества России на международной арене. Особое  коварство проявляла Англия.

2.  Рассвет России в кратчайшие сроки достигался, когда наблюдалась “симфония” отношений между государственной властью и Церковью.
3.  Смутные времена для России наступали, когда к трону были приближены не
православные патриоты, а инородцы.   

Более двух столетий у гроба Павла I, как к живому, обращаются люди с просьбами в своих нуждах и печалях. Многострадальная душа Павла I слышит и исполняет их просьбы. Слава о заступнике за людей в их скорби и напастях  разнеслась далеко по России. И многочисленные свечи, горение которых на гробнице царя поддерживается изо дня в день паломниками, тому подтверждение. В последние годы паломничество к гробнице Павла I усилилось.

На выяснение обстоятельств убийства Павла двором был наложен запрет, который действовал в течение века.

Как же сложилась судьба заговорщиков и обманутого ими, ставшего помимо своей
воли косвенной причиной убийства своего отца, наследника престола  Александра?

Потрясенный подлым убийством отца, Александр I  душевно мучился, каялся  всю оставшуюся короткую жизнь. Почему же юноша Александр, будущий царь, так легко был обманут и не смог проявить решительность в ликвидации заговора против отца, против России?

Мне кажется, что такому ходу развития событий способствовала и его воспитание. Воспитывался он, как мы уже отмечали, не родителями, а бабкой Екатериной II,  которой и собственный сын был в тягость.

Меня удивляет легкость, с которой в дворянских семьях отрывали детей от родителей и сбывали на руки кормилиц и нянек. А те в своих действиях
руководствовались преданиями и личным опытом. С рождения ребенок выражает чувства, которые способна распознать мать и только мать. Другими людьми,
ухаживающими за ребенком, эти чувства не распознаются и, не подкрепленные ответной реакцией матери, атрофируются. С этого и начинается отчуждение ребенка от родителей, а затем и людей. Воспитанные в таких условиях дети, проявляют сдержанность в своих чувствах, став взрослыми.

Не этим ли объясняется чопорность дворян и их презрение к своему народу, его традициям. Самое большое, что они усвоили – смотреть Западу в рот. Не
отличаются оригинальностью и расплодившееся в наше время племя самозванных
дворян.

В мемуарах писателя графа В.А.Соллогуба можно прочесть: “Жизнь наша [детей –И.М.] шла отдельно от жизни родителей. Нас водили здороваться и прощаться, благодарить за обед, причем мы целовали руки родителей, держались почтительно и никогда не смели говорить “ты” ни отцу, ни матери. Дети чувствовали, что они созданы для родителей, но не родители для них.”

Все детство Александра I  прошло в лавировании между двух огней – в ранней молодости между отцом и матерью, а затем между бабкой и родителями. Став взрослым, отличался двуличностью, нерешительностью, подозрительностью и болезненным самолюбием. От либерализма в молодости дошел до крайнего мистицизма. Тень убитого отца следовала за ним по пятам. Живым ежедневным напоминанием была мать, которую  лишили мужа и власти. Мать Александра I  каждый год з размахом поминала кровавую драму.

Александр I  пытался забыть семейную драму, виновником которой был косвенно, в любовных утехах, но утихла страсть и стало некуда бежать. Поэтому его неожиданная смерть в Таганроге до сих пор вызывает кривотолки. По одной из версий, смерть Александра I  является мистификацией, а сам он, устав молодым от жизни, скрылся замаливать грех в монастырь под чужим именем.

Различные катаклизмы, которые пришлось пережить государству российскому, во многом были порождены неразберихой в престолонаследии. Русские князья, цари, а затем и императоры подготовкой наследника, большей частью, не занимались, а если и занимались, то ограничивались умственной подготовкой, преподавали военное дело, но не формировали у будущего правителя способность к плодотворной семейной жизни, к возможности подготовить себе смену.

Такие вопросы даже не поднимались и все получалось традиционно по-русски – “авось”. А жаль.
Турецкие историки основополагающим условием непобедимости Османской империи в теченние 700 лет считают правильный выбор султаном жен. Для султанского
гарема их искали по всему свету, были среди них и славянки. Главным критерием наряду с физическими данными при подборе жены считался – способность последней правильно воспитать будущего наследника. Немаловажно и то, что у султана был большой выбор как жен, так и наследников.

Император Александр III  был неглупым-то человеком, а подготовкой наследника престола не занимался. Все было сосредоточено в руках жены – Марии Александровны, которая сама была далеко от детей, подбирая нянек и воспитателей, окружила сыновей женским обществом, некоторые из них были вдовами.. Дети могли видеть мать в лучшем случае два раза в день, утром и вечером, когда были в постели. Днями Александр III  с женой  находились во дворце – готовились к занятию престола.

Вхожий в апартаменты царя историк В.О.Ключевский (преподавал детям Александра III историю) в своем дневнике записал: “С Александра III, с его
детей, вырождение нравственное сопровождается и физическим. Варяги создали нам династию, варяжка (жена Александра III – датская принцесса Дагмар – И.М.) испортила последнюю.”

Дворец с его условностями скорее напоминал детям позолоченную тюрьму. Когда же рождался новый ребенок, то дети не видели мать месяцами, а отца, занятого службой, тем более. Выбрала же Мария Александровна в воспитатели сыновьям Николаю и Георгию вдову со служанкою, матерью и семилетним сыном. Потом удивлялся Александр III, что наследник вырос “бабой” (собственное выражение отца). А у кого тому было набраться мужества в женском окружении. У него и тетради были по-девичьи чистые, почерк женский (почерк очень точно характеризует внутренний тип человека), да и сам он был не по-мальчишески чистюля.

При оценке деятельности Николая II смешивают его прекрасные человеческие качества и оценку его государственной деятельности. Он вел себя как истинный христианин, чем и воспользовались враги России.

 Даже сдержанный историк Г.Катков, проводя верную параллель с образом князя Мышкина, отметил в личности императора “некий элемент святости”, веру “в некую как бы волшебную и неизбежную победу справедливых решений просто в силу их справедливости. А это ошибка, так же, как ошибка верить, что правда восторжествует среди людей просто потому, что она – правда. Это ложное толкование христианской этики есть корень “нравственного разоружения”. Отсюда, по мнению Каткова. и “общественные беды России”. (Катков Г. Февральская революция, Париж, 1984. С. 349-352.)
Во времена царствования Николая II загнивание государственной власти приняло
невиданные масштабы, но всех собак вешают на большевиков, забывая, что они
порождение Земли русской и не прилетели с Марса. 

В этой связи напомню некоторые факты. С первой государственной Думой, в которой не было большевиков (большевики и эсеры выборы в эту Думу бойкотировали), царское правительство не смогло вести диалоги и разогнало ее через 72 дня работы (хорошо, что в ту пору не было танков и не было продажных военных командиров). Более того, начался суд над 167 депутатами – членами партии умеренных конституционных реформ, подписавших “Выборгское
воззвание”. В крепости-тюрьме оказались председатель Думы и многие депутаты, представители старинных дворянских и княжеских родов. Напуганные ростом революционного движения, правительство ввело телесные наказания для крестьян. Тайная полиция построила небывалую в истории систему провокаций, санкционируя (через Азефа) широкий террор против госчиновников даже очень высокого ранга.
Все такие шаги восстановили против государства даже тех, кто был его опорой,
чем сразу воспользовались враги России в лице пятой колонны.  Революционеры находили поддержку среди членов царского двора.

Красноречивым симптомом болезни государства явилась благожелательная реакция общества на признание невиновной судом присяжных государственной преступницы Веры Засулич (покушалась на жизнь петербургского градоначальника Ф.Ф.Трепова).

Русский народ был унижен бездарным поражением в Русско-Японской войне 1904-1905 годов. Когда-то великий канцлер Бисмарк, хорошо усвоивший менталитет русского народа заметил: “Я знаю тысячи способов, как вытащить  русского медведя из берлоги, но ни одного – как его туда загнать. Не дразните русского медведя”.

 Русский народ терпелив и горд, но не надо испытывать его долготерпение. Выйдя на улицы, он все сметает на своем пути.  История нас  ничему не учит. Слишком много желающих подправить историческое прошлое.

На этом можно поставить точку. И не по причине, на которую указывал известный русский поэт А.К.Толстой:

                Ходить бывает слизко
                По камешкам иным.
                Итак, о том, что близко,
                Мы лучше умолчим.

Все значительно проще. Новых сюжетных линий не получается. Например,  воспитанный женщинами подкаблучник “баба-президент” Горбачев не способен был на мужские поступки.

Но несомненно ясно одно, что без учета семейной обстановки не должно рассматриваться ни одно выдвижение на высокие государственные должности.  Здесь лучше перегнуть палку, чем расплачиваться  жизнями людей и судьбой государства.

Возможно, и правы прагматичные американцы, придирчиво освящавшие в СМИ любовные похождения своего президента Клинтона.
























                СЕМЬЯ ИГРАЕТ ЧЕЛОВЕКА
               
                Человек воспитывается               
                за сто лет до своего рождения         
                М.Н.Гернет

Александр Сергеевич Пушкин! Какое русское сердце (русское по духу, а не по крови) при этом имени не вздрогнет и более чем через полтора столетия от ужасов нелепой смерти и не задастся невольно вопросом: “Где были друзья, почему не спасли поэта?”  Друзья поэта, особенно В.А.Жуковский, сбились с ног, но все их усилия оказались тщетными – слишком могущественными оказались закулисные дирижёры, среди которых основную роль, очевидно, играл император Николай I. Об этом речь впереди.
Истоки трагедии Пушкина следует искать за несколько поколений до его
появления на свет. Бабушка поэта по материнской линии, Мария Алексеевна, была женою сына арапа Петра Великого капитана второго ранга флота артиллерии Осипа Абрамовича Ганнибала. Африканские страсти, соединившись с русскими пороками, образовали такую гремучую смесь, которая взрывалась несколько поколений подряд.

Марья Алексеевна, сама добрая женщина, дочь свою порядком испортила,
баловала её, как могла, готовила из неё аристократку, а не хозяйку дома.
Этому способствовали и зигзаги её личной жизни. Мир в доме Ганнибалов был нарушен, когда дочери исполнился только годик. Ревнивый дед Пушкина выгнал жену из дома, оставив её без всяких средств к существованию, забрав с собою дочь, поручив опекунство над нею приятелю. Вскоре,  подделав документы о смерти жены, Осип Абрамович обвенчался со второю женою. Правда, в трёхлетнем возрасте дочь матери возвратили, но Марья Алексеевна жила в постоянном страхе: как бы отец не похитил дочь или не потребовал её к себе. А известно, страх не лучший помощник в деле воспитания детей. Мать Пушкина, Надежда Осиповна, жила долгое время как бы сиротою. Марии Алексеевне приходилось проживать и у свёкра то ли на правах бывшей жены сына, то ли  приживалки, а также и у других родственников мужа. Она в один момент превратилась из обеспеченной дамы в нищенку. Марья Алексеевна во всём при дочери вслух обвиняла мужа и так прожужжала той уши, что Надежда Осиповна, не помнящая отца,  боялась одного его имени. Эта болезнь стала неизлечимой.

Нрав молодой и красивой креолки, как называли Надежду Осиповну в свете, был вспыльчивый, упорный и капризный, властолюбивый. Мужа своего креолка так забрала в руки, что он до старости курил тайком от неё, к детям и прислуге бывала непомерно сурова и могла “дуться” на тех, кто возбуждал её недовольство, целыми месяцами (так с сыном Александром не разговаривала едва ли не целый год -  какое сердце надо иметь матери и было от чего ожесточиться сыну). Страстно любила свет и развлечения.

Не лучшую семейную школу прошёл и отец Пушкина – Сергей Львович. Дед Пушкина по отцовской линии был пылкий и жестокий человек, первую жену уморил в собственной тюрьме, под конец жизни сошел с ума.

Сергей Львович – натура поэтическая, вырос скупым, слабовольным, чувствительным человеком, был полон любви к себе, семейной жизни не любил, раздражался, когда надо было заниматься воспитанием детей, главной его заботой было – только бы поскорее удрать из дома, любил развлечения и побегать за каждою юбкою, имел постоянный успех у барышень. Сергей Львович собирался в гусарском духе поволочиться за прекрасною креолкой, но сильно влюбился и попросил её руки. По наведенным Марией Алексеевной справкам, он казался богатым женихом. Но богатство Сергея Львовича составляли “мёртвые души”. Он сам хозяйством не занимался, а передал заведование имением управляющим и приказчикам, которые обкрадывали его и разоряли.

И вот Надежда Осиповна и Сергей Львович образовали семью, когда “волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой”.

Родители Пушкина постоянно ссорились, возражали друг другу, когда даже нечего было сказать, но каким-то образом восемь детей на свет появились (остались в живых  только трое). Дети были свидетелями ссор родителей.

Сын Александр внешне унаследовал черты деда Осипа и это сходство
раздражало Надежду Осиповну. Она часто по пустякам била сына по щекам, как
все Ганнибалы, унижала своими наказаниями достоинства сына. У Александра в детстве была привычка тереть ладони одну о другую, Надежда Осиповна на целый день завязывала ему руки назад и морила голодом. Родители раздражались, если подолгу приходилось смотреть на сына. Это был нелюбезный ребёнок, обманувший неизвестно какие надежды родителей.

Единственное спасение от побоев матери было убежать в комнату к бабушке и спрятаться в её рабочей корзине. Подобно своей любимой героине Татьяне (она в семье своей родной казалась девочкой чужой), в доме родителей напоминал изгоя, рос молчаливым, неуклюжим, раздражительным, с обострённым чувством справедливости,  закомплексованным ребёнком. В каждое сказанное слово вслушивался и искал в нём побочный смысл.

Но была одна душа, которая согревала своей теплотой и любовью
нелюбимого родителями Александра – это простая русская крестьянка – Арина
Родионовна Яковлева. Она когда-то вынянчила мать поэта, а позже и всех её
детей – женщина честная, преданная и очень мудрая: она знала бесчисленное количество поговорок, пословиц, народных песен, сказок и охотно рассказывала их своему  питомцу. Под чарующие звуки народного творчества, звучащие из уст няни, поэт уносился и отдыхал душою в фантастическом волшебном мире, который заселяли богатыри,  сказочные герои. Заслуги Арины Родионовны перед русской литературой образно выразил Валентин Распутин, который сказал, что если бы Пушкин слушал не сказки и песни Арины Родионовны, а песни модной эстрадной певицы, то из него получился бы не Пушкин, а Дантес.

Славянская душа всегда на стороне гонимых и обиженных, без учёта национальности, а гонимых судьбой детей, даже детей своих врагов, всегда берёт под защиту и опеку.

Няня поэта в доме его родителей стала ангелом-утешителем. Ей, а не
матери, Пушкин неоднократно посвящал стихи и с благодарностью вспоминал её всю жизнь, называя её ласковым  словом “подружка”. В некоторых изданиях предпринимается попытка опровергнуть факты, что Александр был нелюбимым сыном в семье. Но даже сестра Ольга в своих воспоминаниях отмечает, что мать – Надежда Осиповна – больше любила её, а особенно сына Леву. Нелюбовь родителей к сыну явилась основной  причиной натянутых отношений между ними на протяжении долгого времени.

Это подтверждает и такой факт. Пушкин был прекрасным иллюстратором своих произведений. Его рисунки специалисты находят гениальными. В порыве творческого вдохновения, которое диктует подсознание, нервно покусывая огрызок карандаша, он мог  двумя-тремя штрихами точно проиллюстрировать, выразить набежавшие мысли, воспоминания. Среди нескольких тысяч рисунков Пушкина нет ни одного с образом матери, и только предположительно в одном изображении отец; имеются рисунки няни, жены и её родственников.

Эстафету от няни по шлифовке таланта Пушкина принял Лицей, куда Пушкин
был зачислен уже сложившимся отроком. Домашние лишения ускорили его раннее развитие. Им было прочитано много книг (некоторые и не по возрасту) из библиотеки отца. В Лицее не стали ломать будущего поэта, загоняя его в прокрустово ложе правил и требований, старались оттолкнуться от личности ребёнка. В Лицее стремились выявить и развивать способности каждого воспитанника,   и не оказывали давление на ребёнка, если таковых не имелось.

В Лицее раздражительность Пушкина, принесённая из дома, получила новую пищу среди большинства товарищей. Будущий поэт сам провоцировал ссору (получил прозвище – помесь Тигра с Обезьяной), не всегда мог выходить победителем, вследствие чего раздражался ещё больше. Всем было заметно, что Пушкин не скучает и не вспоминает о доме, о родителях (они были готовы отдать его даже в иезуитский коллеж, чтобы только не видеть сына дома и навестили его в Лицее первый раз только через три года после начала занятий сына). В Лицее было что-то вроде буфета,   где воспитанники могли себе что-либо лакомое прикупить. Этой возможностью пользовались все, кроме Пушкина, у которого за душой не было ни копейки. Даже те небольшие деньги, которые вручила ему тетушка, отняли другие родственники. По окончании Лицея поэту, как беднейшему, первое чиновничье обмундирование было пошито за казенный счёт.

По воспоминаниям Пущина, Пушкин с самого начала в Лицее был раздражительнее многих и поэтому не возбуждал общей симпатии и в компании был до чрезвычайности неловок и легко обижался каким-нибудь словом, в котором решительно не было для него ничего обидного.

Пушкин сблизился с собратом по несчастью Иваном Пущиным, их жилые комнаты разделяла тонкая фанерная перегородка. Отец Пущина - сенатор, был пылким и суровым человеком. Несчастные страсти мешали ему. Любовь к женщине простого происхождения была причиною отдаления его от семьи и детей. Мать Пущина умом тронулась от семейных  неурядиц и жила взаперти, не выходя  из комнаты. Всем   в доме заправляли сестры, к которым братья не питали симпатий. Пушкин и Пущин потянулись друг к другу. Пушкин поражал всех своей эрудицией, начитанностью, более возвышенный в чувствах часто витал в облаках. Иван Пущин – рассудительный, приземленный дополнял Пушкина. Более уравновешенный Пущин часто успокаивал возбужденного Пушкина и удерживал его от  рискованных поступков. Пущин для поэта стал в Лицее более чем братом – преданнейшим другом. Бессонной ночью Пушкин часто будил Пущина, и между ними начиналась продолжительная задушевная беседа.

Сильная мужская среда, в которую окунулся Пушкин в Лицее, благотворное влияние авторитетных преподавателей-мужчин позволили в какой-то степени “утихомирить” необузданный характер юного Пушкина. Но укорененное что-либо в детском возрасте сказывается всю жизнь.

Следует отдать должное второму директору Лицея Егору Антоновичу Энгельгарду, Учителю с большой буквы. Воспитанников он воспринимал таковыми, каковы они были, мучительно размышляя над каждым их огорчительным поступком. В своей записной книжке он отметил некоторые отрицательные (справедливые) черты лицеиста Пушкина, которые вызывали у него беспокойство за будущность поэта. Возможно, эти обстоятельства явились основной причиной, что из истории становления Лицея Энгельгард вычеркнут, его роль в судьбе Пушкина забыта.

Питомцев Лицея Энгельгард вел по жизни до конца своих дней, старался защищать их даже перед царём и полагал, что лучше выйти в отставку, чем выполнять не соответствующие  его взглядам приказы (со временем ему пришлось покинуть Лицей не по собственному желанию). Не прекратил поддержку лицеистов-декабристов и после их ссылки в Сибирь. Пущин получил письмо от Энгельгарда и за Байкалом.

Решительно защищал Энгельгард Пушкина перед императором Александром I. Вот как он сам рассказывал о своей случайной встрече с императором. “Энгельгард,- сказал ему государь, - Пушкина надобно сослать в Сибирь: он наводнил Россию возмутительными стихами: вся молодёжь наизусть их читает. Мне нравится его откровенный поступок с Милорадовичем (когда Пушкина пригласили к Петербургскому генерал-губернатору, он не стал упорствовать, попросил чистую бумагу и по памяти написал стихи, которые распространялись в списках – И.М.), но не исправляет дела”.

Энгельгард на это ответил: “Воля Вашего Величества, но мне простите, если я позволю себе сказать слово за бывшего моего воспитанника. В нем развивается необыкновенный талант, который требует пощады. Пушкин теперь уже – краса современной нашей литературы, а впереди ещё больше на него надежды. Ссылка может губительно подействовать на пылкий нрав молодого человека. Я думаю, что великодушие Ваше, государь, лучше вразумит его!”

Имел ли последствия состоявшийся разговор, сказать трудно, но заступничество
царского историографа Н.М.Карамзина и воспитателя наследника царского престола В.А. Жуковского позволило смягчить наказание, и вместо Сибири Пушкин был сослан на юг. А сослали поэта за свободомыслие, он полагал, что для поэта нет запретных тем и неприкосновенных особ.

С воцарением на престол Николая I  притеснения Пушкина со стороны официальных властей только усилились, хотя внешне создавали видимость лояльного, доброжелательного отношения к поэту. Слежка за ним стала постоянной, письма его, даже к жене, проверялись, и копии ложились на стол царю. От всевидящего ока сыщиков было ни спрятаться, ни скрыться. Не получил он разрешение на желанное путешествие по Европе. Туманный Альбион и Адриатические волны мог навещать только в мечтах.


Жестоко расправившись с декабристами, Николай I (как и все русские цари) опасался повторения аналогичных событий в России. Пример Французской революции и польского восстания 1830 года только усилили страх властей. Но ни одна ещё проблема не была решена запретами, особенно в общественной жизни. Насилие к легко ранимому поэту только  стимулировало его творчество. В этом случае творчество явилось как бы ответной “лечебной” реакцией организма на невзгоды. Трудности являются повивальной бабкой творчества. Как говорил Семён Гудзенко: “Если не задыхаешься от любви или горя – стихов не пиши”. Об этом ещё раньше говорил Ф.М. Достоевский, характеризуя творчество русского писателя Всеволода Соловьёва. Он писал, что последнему не достаёт опыта тюрьмы, необходимого всякому мыслящему человеку, чрезвычайного опыта. Комфортная жизнь творчество губит. Сколько талантов погибло и гибнет (примером являются творческие люди Белоруссии, взятые на довольствие Западом, напрасный труд ждать от них шедевров, их талант выродился в написание гнусных пасквилей на свой народ, отечественную историю), погнавшись за материальным благополучием. В оранжерейных условиях талант не растёт и подобно розе гибнет от малейшего мороза.

Поэтому естественно, что на изломах истории и крутых поворотах общественной жизни появляются, казалось бы,  из ниоткуда много талантов. Но почему же трагедия нашей страны, которая произошла двадцать пять лет тому назад, не породила сколько-нибудь заметного художественного таланта? Где те произведения, которыми бы зачитывались люди? Ответ прост. Трагедия страны была трагедией старшего поколения, но не молодёжи, сердца которой она не затронула. И только теперь трагедия великой страны становится и трагедией молодёжи. Показательно, что барометр читающей публики качнулся от чтения детективов и низкопробной литературы и  просмотра мыльных опер к классической литературе и серьёзному искусству.

Но не следует создавать трудности таланту искусственно. Талант очень хрупок, легко гибнет, а трудности возникают сами собой. Рамки любого самого демократического государства, любой политической системы, любой организации для истинного таланта всегда тесны. Лицей был по тому времени прекрасным учебным заведением, но и он оказался для поэта тесен.

По окончании Лицея с каждым годом духовная жизнь Пушкина становилась всё более трудной, особенно после восстания декабристов. Талант его крепчал.  Не прошедший хорошей мужской школы в семье, Пушкин был без “тормозов”, что приводило к печальным последствиям. Никакие цензурные уловки не смогли сдержать пера поэта. И тогда в высоких инстанциях, скорее всего с согласия императора, было принято решение – уничтожить Пушкина морально, а когда и это не удалось – физически. К такому выводу можно придти, анализируя разнообразные сведения. А именно.

После поражения декабристов общественная жизнь в России замедлилась, но не остановилась. Идейным центром передовой молодёжи с 30-х годов становится Московский университет. Власти считали его “очагом заразы”, из которого распространялись запрещённые стихи Рылеева и Пушкина. В университете возникает несколько революционных кружков, среди которых выделяется кружок А.И. Герцена, раскрытый в 1834 году,  участники которого были арестованы и отправлены в ссылку. Но на смену раскрытым, возникали, по донесениям полиции, новые. Один из них организовал В.Белинский, которого исключают из университета под предлогом слабого здоровья и якобы “по ограничению способностей”.

Передовая молодёжь видела в Пушкине одного из идейных руководителей. Как попытку унизить Пушкина следует рассматривать присвоение ему, 35 летнему, женатому, отцу семейства шутовского звания камер-юнкера (например, злейшему врагу Пушкина министру народного просвещения графу Уварову такое звание присвоили в 18 лет). Пушкин обязан был в мундире для юношей являться на официальные мероприятия, проводимые при дворе, в том числе и на балы.

Женитьба заставила Пушкина спуститься с небес и заняться заботами семьи, обеспечивать её материально. Он ведёт работу по организации издания журнала, вокруг которого хочет сгруппировать лучшие литературные силы. Преданный властям литератор и редактор Булгарин, перо которого направлял  и поощрял шеф жандармов Бенкендорф,   предлагал через посредников 15 тысяч отступного (огромную по тем временам сумму), чтобы только не издавался журнал “Современник”. Отказ Пушкина от сделки усилил нападение реакционной прессы.

Наступает для Пушкина тяжёлый 1836 год. Он ощущает большее личное творческое одиночество, чем после разгрома декабристов. Иных соратников уже не было, другие были далече. Всеми фибрами души он ощущает, что смерть ходит за ним по пятам, враги не успокаиваются. В этот трудный для себя час он пишет в письме Чаадаеву (боясь усугубить положение последнего, письмо не отправил): “Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя: как литератора – меня раздражают, как человека с предрассудками – я оскорблён – но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой бог её дал”.

Значительным событием русской общественной жизни этого года было появление в журнале “Телескоп” “Философского письма” П.Я. Чаадаева, друга Пушкина и многих декабристов. “Философское письмо” Чаадаева, содержавшее размышления об исторических судьбах России, было проникнуто страстной ненавистью к самодержавно-крепостническому строю и любовью к Родине. После восстания декабристов это был первый открытый протест против самодержавия и крепостничества, своеобразный вызов реакционной идеологии самодержавия – “теории официальной народности”. Письмо Чаадаева всколыхнуло мыслящую Россию. Оно повсюду обсуждалось и вызывало горячие споры. За выступление против официальной идеологии самодержавия Чаадаев был объявлен сумасшедшим и лишён права печататься. Журнал “Телескоп” был закрыт, а её редактор  Н.И. Надеждин отправлен в ссылку.

Объявить Пушкина сумасшедшим и закрыть журнал “Современник” не представлялось возможным. Был избран путь травли Пушкина.

В последние годы поэт подвергался нападкам и укорам не только со стороны врагов, которые издевались над его родословной, но и со стороны людей, казалось бы, ему близких и достойных. В более широком кругу читающей публики его даже упрекали за то, что он пошёл на службу к императору Николаю, стал камер-юнкером(!), ищет внешнего успеха, а враги писали, что творчество его потускнело.

Пушкин не мог даже возразить на несправедливые обвинения, ибо не имел возможности рассказать о своём запретном творчестве. Например, не было получено разрешение на печатание “Медного всадника”, “Путешествия из Москвы в Петербург”, “Истории Петра I”, в которой он впервые показал Петра I не только как государственного деятеля, но и проследил его эволюцию, смягчение характера к концу жизни. Вынужденное молчание для поэта было источником тяжёлых страданий.

Мне кажется, что в этот период возникли разногласия между художником Пушкиным и Пушкиным человеком. Как художник, Пушкин уловил падение читательского интереса к серьёзной литературе. Как человек не мог понять, что после событий 14 декабря выросло поколение запуганное, дрожащее и пресмыкающееся. Для нового поколения балы в Аничковом дворце составляли цель жизни; изменилась идейная обстановка и литературные традиции. Для Пушкина с его обострённым чувством внутренней свободы и чистоты души отвратительна была вся фальшь, все лицемерие окружающих, вся суета житейских, карьерных устремлений.

Потребовались потрясения гибелью  Пушкина и Лермонтова, поражение в Крымской войне, чтобы Россия, наконец, проснулась ото сна.

Как художник Пушкин следовал путём:

…Для власти, для ливреи,

          Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи.

Как семейный человек, залез в материальную кабалу к государству,  заимодавцам, вынужден был просить, обращаться с различными унизительными прошениями.

Как художник писал в этом году:     

  Веленью божию, о муза, будь послушна,

               Обиды не страшась, не требуя венца,

               Хвалу и клевету приемли равнодушно

               И не оспаривай глупца.

Как человек оспаривал и злил глупцов, не был равнодушен к хуле. Враги не могли простить эпиграммы на председателя петербургского цензурного комитета князя Дондукова:

                В Академии наук
                Заседает князь  Дундук.

                Говорят, не подобает

                Дундуку такая честь;

                Почему ж он заседает?

                Потому что (…) есть.

Не менее язвительно звучала очередная, замаскированная под античность, эпиграмма, в которой легко угадывался адресат – граф Уваров. Эпиграммой  Пушкин высек графа как мальчишку.

Враги не замедлили с ответом из-за угла. Выразил неудовольствие император. Бенкендорф вызвал Пушкина для объяснений. Усилились придирки цензурного комитета, приведшие к задержке с печатанием очередных номеров журнала “Современник”. Муки цензурные оказались похлеще того, что ожидал Пушкин. Издание журнала не принесло предполагаемых материальных доходов.  Сказались и непрактичность Пушкина в хозяйственных делах при издании журнала. Это бросалось всем в глаза. К тому же коммерция и благородство оказались несовместимыми.

Усилия Пушкина по сближению с Белинским (специально ездил в Москву летом 1836 года, но разминулся) и желание привлечь известного критика к сотрудничеству с журналом встревожили власть. В игру был введён нидерландский посланник Геккерн и его приёмный сын Дантес, который нагло, демонстративно начал влачиться за женою поэта – Натальей Николаевной.

Естественно, что возмущённый Пушкин, для которого личная честь и честь жены были дороже жизни, вызвал Дантеса на дуэль. Чашу терпения Пушкина переполнили анонимные письма, в которых жена поэта обливалась грязью,  сообщалось о её неверности мужу. Предпринятая лично поэтом  попытка по выявлению автора анонимок, наводила на след Геккернов. Бумага, на которой тиражировались анонимки, была изготовлена за границей; один из адресатов анонимки переехал на новую квартиру и только очень ограниченный круг людей, среди которых был и Геккерн, знал запутанный путь к адресату. Но проведённая на современном уровне почерковедческая экспертиза не подтвердила изготовление анонимки Геккерном или Дантесом.

Когда знакомишься с обстоятельствами, приведшими к кровавой драме, создаётся впечатление, что кто-то заставляет Дантеса обострять отношения с Пушкиным.

Высокий профессионализм в изготовлении и распространении анонимок, а также многозначительный смысл их содержания вряд ли был под силу Геккерну – это не Талейран или Меттерних. Вынужденный покинуть Россию, он нигде больше своих способностей не проявил  и след его затерялся.

Подозревали современники в причастности к изготовлению анонимок князей  И.С.Гагарина и П.В.Долгорукова. Это подозрение было подтверждено экспертами в 1927 году, которые дали заключение, что пасквиль написан рукою князя Долгорукова. Но повторная экспертиза, выполненная опытными криминалистами в 1974 году на современном научном уровне, сняла подозрение и с этих людей.

Друзьям поэта удалось уладить дело с дуэлью, как новые сплетни в высшем кругу подтолкнули Пушкина к возобновлению вызова Дантеса на дуэль. Кто в этом был заинтересован? Кто подталкивал Дантеса? – Скорее всего, жандармское управление, которое  зная о гомосексуальной связи Геккерна и Дантеса, держало их на крючке. Разглашение подробностей означало бы для последних моральную смерть. Да и лично иностранец Дантес многим был обязан императору. Для него были облегчены экзамены и упрощена процедура при производстве в гвардию офицером русской армии. К несению службы относился спустя рукава – за три года имел 44 взыскания, - но очередные чины получал регулярно. Каким мрачным предчувствием веет от дневниковой записи Пушкина 26 января 1834 года: “Барон Дантес и маркиз де-Пина, два шуана, будут приняты в гвардию офицерами. Гвардия ропщет”.

Исследователи почему-то вращаются вокруг голландского следа, оставляя в стороне людей, которые по долгу службы обязаны следить за людьми и вести наблюдение за передвижением интересующих их лиц. Пушкин и его ближайшие друзья находились под постоянным наблюдением жандармского управления, которое ассоциируется у нас только с грубой физической силой. Но и там работали неглупые люди, подлецы, но наделённые умом. Таковым был, например, начальник штаба жандармов Л. В.Дубельт, о котором Герцен писал, что он умнее всех трёх отделений имперской канцелярии вместе.

Удар пасквилем был рассчитан точно. Последние три месяца жизни Пушкин только и был занят анонимкой. Нервы его и раньше были расстроены, а теперь же он не мог долго сидеть на одном месте, вздрагивал от громких звонков, падения предметов на пол, не выносил ни криков детей, ни музыки, был худ, лицо стало жёлтым, легко возбуждался до неузнаваемости. Трудное детство, недостаток мужского воспитания и африканские корни проявились с опасной силой.

Неспособность обеспечить семью материально угнетает каждого мужчину
(внешне может и не показывать вида), а Пушкина угнетало в особенности. Предпринятые им попытки не принесли желаемых материальных результатов.
Зависимость тяготила поэта: унижение камер-юнкерством, жандармской опекой Бенкендорфа, цензурного комитета, заимодавцев, шпиона-Булгарина, родственников с обеих сторон, опутавших поэта денежными заботами. Всё сплелось в тугой узел.

Когда-то немка, знаменитая гадалка Александра  Филипповна Кархгоф,  предсказала ряд событий, в том числе женитьбу и преждевременную смерть от высокого белокурого человека. Пушкин, и без того суеверный, поражался совпадению предсказаний. Смертельное столкновение с белокурым Дантесом становилось неизбежным.

Напрасно пытаются уверовать, что умирающий поэт и император Николай I поняли друг друга и примирились. Да, император пригласил Пушкина и взял с него слово, что он не будет драться на дуэли, беседовал по этому поводу с Натальей Николаевной. Возникает естественный вопрос: почему император, как Главнокомандующий, не пригласил своего протеже и офицера являющегося причиной завязавшейся кровавой драмы, и не потребовал от последнего оставить семью Пушкина в покое?

Красноречива динамика поведения Дантеса. Вначале он нервничал, суетился, затаился, боялся дуэли (прекрасно знал, что Пушкин был отменным
дуэлянтом и прекрасно стрелял), даже вынужденно женился на сестре Натальи Николаевны, чтобы избежать дуэли (Дантес женился на “ручке от метлы”, как называли злые языки Екатерину Николаевну), хотя двумя неделями раньше просил руки княжны Барятинской, но получил решительный отказ. Однако  после аудиенции поэта у императора вторжение Дантеса в семью Пушкина стало более навязчивым.

Общеизвестно, что император осыпал царской милостью семью поэта (но не поэта!): взял на себя все материальные долги (очень большие), взял на государственное обеспечение детей (до достижения ими совершеннолетия – шестнадцати лет), жену и родителей в ответ на примирение Пушкина с церковью (принял причастие) и за слова: “Скажи государю, что мне жаль умереть; был бы весь его. Скажи, что я ему желаю долгого царствования, что я  ему желаю счастья в его сыне, счастья в его России”.

Говорил ли эти слова – подтвердить сейчас трудно. Их озвучил В.А. Жуковский, который постоянно находился рядом с умирающим поэтом, отлучаясь не надолго с докладом к императору. Жуковский думал о будущем семьи поэта и, желая “ублажить” императора и высшее светское общество, представил умирающего поэта раскаивающимся и преданным государю (специалисты утверждают, что предсмертные слова Пушкина соответствуют стилю Жуковского). Да и ряд других факторов заставляют усомниться в достоверности версии Жуковского. А именно.

Полицейский сыск приобрёл столь откровенную форму, что, как стало известно поэту, его переписка перлюстрируется, а письма к жене препровождаются для прочтения царём. Циничное презрение к человеческой личности и её достоинству постоянно возмущали поэта. Вот что он писал в письме к жене: “Чёрт догадал меня родиться в России с умом и талантом”.

Далее. Вопреки традиции чиновника Пушкина положили в гроб во фраке, а не в мундире, за что Жуковский получил нагоняй от государя. Жена заниматься сбором мужа в последний путь не могла – находилась в прострации. Очевидно, такова была воля самого Пушкина, умиравшего в полном здравии ума. Камер-юнкерский мундир ему опостылел при жизни. “Меня похоронят в полосатом кафтане и ещё на тесном Петербургском кладбище, а не у церкви на просторе, как прилично порядочному человеку”, – писал Пушкин в одном из писем ещё в 1834 году.

Мысль о том, что его могут похоронить в камер-юнкерском мундире, приводила Пушкина в ярость. В день похорон матери весной 1836 года, стоя у “отеческих могил”, Пушкин ещё раз подтвердил свою волю, чтобы избежать
посмертного унижения, позаботился заранее и выкупил у церкви место для своего погребения рядом с матерью.

Дальше больше. Дом, в котором жил Пушкин, принадлежал Исаакиевскому приходу, поэтому, естественно, в пригласительных билетах было указано место отпевания Пушкина – Исаакиевский собор. По православным канонам вынос тела покойного из дома предполагается утром в день отпевания. Приказано было перенести тело ночью и поставить в Конюшенной церкви. Друзей поэта оттеснили жандармы и не позволили прикасаться к гробу. Об этом с возмущением писали князь Вяземский Великому князю Михаилу Павловичу, а Жуковский Бенкендорфу (в первоначальном варианте письма Жуковский обвинил царя Николая I и   Бенкендорфа в смерти поэта).

В учебные заведения был разослан циркуляр с указанием принятия мер, чтобы преподаватели, учащиеся и студенты не смогли проститься с поэтом. Можно этот факт интерпретировать и так, что были приняты меры предосторожности против беспорядков. Но и через неделю, когда гроб с телом Пушкина отправляли в Псковскую губернию к месту вечного покоя, вновь всем распоряжались жандармы и только одному из друзей поэта – А.И. Тургеневу – разрешили сопровождать гроб с телом поэта.

Шеф жандармов Бенкендорф передал приказ государя управляющему третьим отделением А.Н.Мордвинову: “Я только что видел императора, который приказал  сказать вам, чтобы вы написали Псковскому губернатору – пусть он запретит для Пушкина  всё, кроме того, что делается для всякого дворянина; к тому ж, раз церемония имела место здесь, не для чего уже её делать”.

Похоронили Пушкина жандармы тайно, ночью.

Враги поэта не оставили его в покое и после смерти. Булгарин (красноречиво отношение к нему Л.В.Дубельта, “лукавого генерала”, как его называли, который презирал собственных же агентов-доносчиков и платил им сумму, кратную тридцати сребреникам; он ставил порой нашкодившего Ф.Булгарина в угол носом, как школьника, и, не шутя, как школьника же грозил высечь) и после смерти Пушкина пытался не упустить случая уколоть его побольнее, так сказать в памяти потомков. Граф Уваров отчитывал редакторов, посмевших
опубликовать без “разрешения” тёплые некрологи светлой памяти Пушкина.

Когда стали появляться посмертно первые неизвестные сочинения Пушкина, Дубельт вызвал издателя и сказал: “К чему? Зачем? Кому это нужно?… Довольно этой дряни, сочинений вашего Пушкина при жизни напечатано, чтобы продолжать ещё и после смерти отыскивать неизвестные его творения да печатать их”. (Тело Пушкина ещё не было вынесено из дома, когда Дубельт опечатал по приказу Николая I  кабинет поэта. Только Жуковский, разбиравший под присмотром Дубельта архив поэта, знал многие тайны неизвестных до сих пор документов, некоторые из них были уничтожены).

Дубельт прекрасно был осведомлён об отношении к Пушкину императора, который умело скрывал недоброжелательство и недоверие к поэту и лицемерно писал в феврале 1837 года сестре Марии Павловне в Германию: “…Здесь нет ничего такого любопытного, о чём бы мог тебе сообщить. Событием дня является трагическая  смерть пресловутого Пушкина, убитого на дуэли неким, чья вина была в том, что он в числе многих других находил Пушкину прекрасной, притом, что она не была решительно ни в чём виновата.

Пушкин был другого мнения и оскорбил своего противника столь недостойным образом, что никакой исход дела был невозможен”.

Ещё определённее записала, очевидно, не только собственное мнение в дневнике императрица сразу после состоявшейся дуэли: “Плохо спала, разговор с Бенкендорфом, полностью за Дантеса, который, мне кажется, вёл себя как бедный рыцарь, Пушкин, по словам Загряжской (фрейлина – И.М.), как грубиян”.

Что у царя было на уме, то являлось ориентиром поведения знати. Поэтому смертный одр Пушкина окружало среднее сословие, простые люди, вся знать осаждала голландский отель, справляясь о здоровье легко раненого Дантеса. Жена же министра иностранных дел России Нессельроде неотлучно находилась у постели Дантеса. Сам Нессельроде, немец по происхождению, не любил русских и считал их ни к чему не способными, зато боготворил немцев, был австрийским министром иностранных дел России, покровительствовал и поддерживал после дуэли отношения с Дантесом.

Много вылито и продолжают поливать грязью Наталью Николаевну, не удосужившись прочесть хотя бы обширную переписку между Пушкиным и женой. Быть женой гения – тяжёлый крест, который Наталья Николаевна с благородством пронесла и после гибели мужа. Она одарила Пушкина земным счастьем и  за неполные шесть лет замужества только и знала, что беременела и рожала, рожала и беременела – подарила Пушкину четверых детей.

Можно многое поставить в вину Наталье Николаевне, как и Александру Сергеевичу, но считать её глупой и легкомысленной женщиной – верх кощунства и оскорбление светлой памяти поэта. Пушкину нравились женщины умные и красивые, красивые духовной красотой (отверг же он притязания надменной светской красавицы Идалии Палетика, за что она мстила поэту до последних дней своей долгой жизни, и сыграла не последнюю роль в состоявшейся дуэли). Красота Натальи Николаевны общепризнанна. Доли Фикельмон, симпатизировавшая поэту, записала в своем дневнике: “Госпожа Пушкина, жена поэта… очень красива, и во всем ее облике есть что-то поэтическое … в ее лице есть что-то кроткое и утонченное… Это образ, перед которым можно оставаться часами, как перед совершеннейшим созданием творца”. Современники отмечали также ее скромность, застенчивость, молчаливость. Она прекрасно рисовала, умела делать литографии, с каким умом и достоинством пытается помочь мужу решить материальные дела, не задевая его самолюбия, стала помощницей Пушкина в издании журнала.

Меня долго мучили сомнения, – почему среди трех сестер особняком стоит Наталья Николаевна? Почему высший петербургский свет, в том числе и император, отмечали только ее, хотя все сестры вращались в одном и том же обществе? Сомнения усиливались, так как родители отличались скверным характером: сумасбродная мать, а отец под конец жизни вообще лишился рассудка.    Ответ простой – до шести лет Наталья Николаевна, в отличие от своих сестер,  воспитывалась в семье дедушки и купалась в его любви. А для  нормального развития девочки как раз и важна мужская опека и любовь в детском возрасте, значение которой мы уже неоднократно подчеркивали.

Давать оценку жене вправе только муж, как и мужу, жена, а не обыватели. Пушкин свою жену иначе как “чистейшей прелести    чистейший образец” и не называл. С такой мыслью он и умирал.

 Став семейным, гордый Пушкин пошел первым на примирение с родителями, и ни сестра Ольга, ни любимец Лева, а Пушкин ухаживал за больной матерью, как благодарный сын и на его плечи легли хлопоты по ее похоронам. Перед кончиной Надежда Осиповна попросила у сына прощения за то, что не умела ценить его и только перед смертью узнала, какой он, когда уже поздно  было что-либо изменить.

И через полстолетие после смерти Пушкина отношение царских властей к нему не изменилось. Специальным распоряжением царя Александра II тираж изданий произведений поэта был ограничен. Даже на памятнике Пушкину, открытому в Москве в 1880, не позволили привести подлинные слова поэта, а только в редакции Жуковского. Истину восстановили в 1937 году, когда исполнялось столетие со дня смерти поэта.

В октябре 1897 года было запрещено включать в библиотеку дешевых изданий для народа многие произведения Пушкина, в том числе и “Руслана и Людмилу” и “Евгения Онегина”. В 1908 году издатель А.И. Маслов напечатал в Москве небольшую книгу под названием “А.С.Пушкин. Стихотворения, не изданные в России”. Весь напечатанный тираж книги был немедленно арестован еще в типографии и специальным постановлением совете министров было приказано уничтожить “крамольного Пушкина”.

  Как же сложилась судьба детей поэта?

Старший сын Александр однажды пошутил “Я самое неудачное произведение своего отца”.  Но эту шутку, конечно, можно объяснить только большою скромностью Александра Александровича: неудачником назвать его трудно. Он был скромным и обаятельным человеком, остроумным собеседником, храбрым офицером.  Будучи командиром гусарского полка,  принимал участие в боевых действиях во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов и в освобождении Болгарии от турецкого владычества.  За битву при Туркадере был награжден золотой саблей с надписью “За храбрость”. Воспитанный в духе передовых идей, он резко отличался от многих офицеров, презиравших солдат и поощрявших рукоприкладство.  Выйдя в отставку, полностью отдался общественной работе.

Александру Александровичу мы обязаны сохранением большого количества рукописей и черновиков произведений Пушкина, его переписки и личных вещей. В 1880 году он пожертвовал, за небольшим исключением, все сохранившиеся в семье рукописи Пушкина московскому Румянцевскому музею.

Второй сын поэта, Григорий Александрович, служил несколько лет в гвардии, затем вышел в отставку и поселился в 1866 году в доставшемся ему при разделе наследства в селе Михайловском, где и прожил до конца своих дней. Ему мы обязаны сохранением обстановки села Михайловское.

Старшая дочь Пушкина Мария Александровна вышла замуж за генерала Л.Н.Гартунга. Ее семейная жизнь сложилась трагически: муж был обвинен в хищении чужого наследства и отдан под суд. В суде ему пришлось выслушать грубую и обвинительную речь прокурора. Когда судья удалился для составления приговора, Гартунг выстрелил себе в сердце из заранее принесенного револьвера. В оставленной записке он клялся, что совесть его чиста. Это в последствии и подтвердилось. Московская общественность была возмущена исходом процесса. Похороны генерала Гартунга превратились в настоящую манифестацию, что вынудило власти пересмотреть дело генерала. Гартунг был оправдан. Но для его вдовы наступили тяжелые времена: Мария Александровна осталась  почти без средств к существованию. Обращение к императору Александру II осталось без ответа. После Октябрьской революции по ходатайству Луначарского ей была назначена специальная пенсия, но воспользоваться ею она уже не смогла.

Широко известно, что облик Марии Александровны послужил Льву Толстому (он не отрицал этого) для изображения внешности Анны Карениной (биография Марии Александровны не имеет ничего общего с судьбой Анны).

Младшая дочь Пушкина Наталья выскочила замуж в 16 лет за сына Дубельта, вопреки желаниям Натальи Николаевны. Брак оказался несчастливым, сын Дубельта был картежником, мотом, грубияном, поколачивал жену. Наталья Александровна с тремя детьми возвратилась к матери, добилась развода (в ту пору это было труднейшим делом).  Со временем в нее влюбился прусский принц Николай Вильгельм Нассауский и попросил ее руки. В дальнейшем внучка Пушкина (дочь Натальи Александровны от второго брака) стала женой великого князя Михаила Михайловича Романова, родного внука царя Николая I, сыгравшего зловещую роль в трагической судьбе ее деда. Разгневанный император Александр III телеграфировал мужу Натальи Александровны, что этот брак, заключенный без его согласия, на территории России будет признан недействительным. Царское непризнание союза внучки Пушкина с внуком Николая I заставило супругов навсегда остаться в Англии.

Несчастья младшей дочери, как говорят, ускорили смерть Натальи Николаевны. Перед смертью  вдова Пушкина завещала своей младшей дочери, ввиду затруднительного положения последней, адресованные ей письма Пушкина. Со временем принадлежащие ей письма отца она сочла нужным сделать достоянием русской культуры.

Все дети Пушкина собрались на Родине поэта для участия в торжествах, посвященных открытию памятника А.С.Пушкину в Москве летом 1880 года. В университете состоялась одна из встреч их с профессорами и студентами. Когда ректор, произнося речь, упомянул о том, что Пушкин где-то сказал, что его более всего трогает, когда чествуют потомков за заслуги их знаменитых предков, ввиду полного и бескорыстия и искренности этих чествований, весь совет профессоров, а за ними и весь  зал, как один человек, встали со своих мест  и, обратившись в сторону Пушкиных, разразились долго не смолкающими аплодисментами.    

Зло не остается безнаказанным, об этом следует помнить каждому.

Проклятие русского народа убийце Пушкина витало постоянно над Дантесом. Екатерина родила ему троих детей и умерла, когда младшей дочери Леони было
три с половиной года. Каким-то образом Леони одна из всех членов семьи выучила русский, хотя в семье по-русски никто не   говорил. Она не только знала, кто такой Пушкин, поэт-дядя сделался для нее кумиром, его портрет висел в комнате Леони, она могла часами читать наизусть произведения Пушкина. Племянница прекрасно знала кровавую драму и, в отличие от матери, обвиняла в ней отца. “Убийца!” - было последнее слово отцу, больше она с ним не разговаривала.

Младшая дочь Дантеса закончила свои дни в психиатрической больнице. “Нас
нисколько не удивило бы – писали пушкинисты М.Дементьев и И.Ободовская,  если бы ее туда запрятал Жорж Дантес, которого она обвиняла в смерти Пушкина”. Диагноз, который под диктовку Дантеса “поставили” несчастной девушке, звучал так: “загробная любовь к своему дяде”. 

  Через два года после дуэли с Пушкиным Дантесу прострелили нечаянно правую руку – как бы в возмездие,  ниспосланное свыше, за убийство поэта, - в ту минуту, когда он указывал ею на что-то своему собеседнику. На охоте в 1851
году был убит  опять нечаянно выстрелом и бывший секундант Дантеса д/Аршиак. Проклятие рода Дантеса продолжалось и после его смерти.

Не обошло стороной возмездие российских недоброжелателей Пушкина. Во время одного из весенних парадов 1837 года Бенкендорф сильно простудился, долго
болел, и лейб-медик Аренд говорил царю, что шефу жандармов еле-еле удалось уйти от объятий смерти. Император перепугался за свои “очи” и “уши”.

Но это было только начало. Весной возобновилась тяжелая болезнь у царицы и нервические припадки у нее делались все чаще и чаще. На пасхальной неделе царице совсем стало плохо, и ее чуть ли не на руках пришлось отправить из Петербурга в петергофскую Александрию, где она долго отлеживалась. 
Вслед за этим на летних маневрах конь под царем взвился на дыбы, шарахнулся
в сторону, задавил ординарца и царь едва не свернул себе шею. А летом на юге царь чуть не свалился с горы в пропасть, когда почтовые лошади близ Тифлиса, чего-то испугавшись, бешено понесли коляску с высокой горы под откос. Спасение царя сочли чудом.

Мрачные предчувствия охватили царя, которыми он поделился с Бенкендорфом.
Ночью 17 декабря 1837 года запылал Зимний дворец. Огонь быстро охватил все здание, всю тысячу его комнат. Огромное зарево охватило весь город. Отсвет пожара был виден чуть ли не за сто верст от столицы. Царская резиденция   горела целую неделю. Николай I мрачно смотрел из окна Адмиралтейства, как огонь уничтожал императорскую сокровищницу, как выносили из пылающего здания
портреты царей и цариц, их регалии.

Простой народ видел в пожаре божью кару.
Как отмечали очевидцы, проезжая через Псковскую губернию, царь всегда нервничал, когда показывался указатель на  Михайловское.  И было от чего.

В 1851 году не задолго до своей смерти В.А.Жуковский, проживавший с семьей в Баден-Бадене, вызвал к себе старшего сына Пушкина Александра и под большим секретом открылся ему, что сам был царедворцем, но чувствовал свою поднадзорность у Бенкендорфа и боялся  его. Сейчас осознав все это, он открывает истину для потомства, что в смерти Пушкина повинен не только шеф жандармов, но и распорядитель судеб России – государь. Поэт убит, убит человеком без чести, дуэль произошла вопреки правилам – подло.

 Усталый Жуковский перекрестился и умолк в слезах. Вторая обещанная встреча, на которой он мог бы поведать и другие  неизвестные факты, связанные с жизнью Пушкина, и лежавшие тяжелым камнем на душе Жуковского, не состоялась.

Много тайн из жизни Пушкина еще предстоит разгадать потомкам. Пушкин неисчерпаем и непознаваем до конца, каждое последующее поколение будет открывать новые грани в творчестве поэта. Но вызывает возмущение, когда и через два столетия находятся подлецы, которые пытаются облить грязью нашего Пушкина, пытаясь возвысить себя, измеряют поэта своим аршином. В недавно изданной книжонке подсчитывается количество  “любовниц” поэта. Да, поэту нравились, как мы уже отмечали, красивые, умные  женщины, которых он любил духовной любовью, а не скотской, как авторы подобных сочинений.
Находятся и такие деятели, которые пытаются оправдывать свои темные делишки, прикрываясь  Пушкиным.
Оправдывая реформирование, а вернее развал лучшей в мире советской системы
образования, ее инициаторы в качестве примера указывали на Пушкина, что он,
дескать,  был не в ладах с математикой   и по этой причине не смог бы окончить советскую школу. В подтверждения данного тезиса ссылались на
воспоминания Пущина. Но с каких пор мемуары с их личностным восприятием событий  стали неопровержимым аргументом? В белорусской периодической печати
(и не только белорусской) данное утверждение принимается за истину в последней инстанции.

Да, действительно, Пушкин был не в ладах, но только не математикой, а с уроками математики (разве только математики?). А математика и уроки математики – вещи разного измерения.

Если придерживаться указанной логики, то следует закрыть университеты
(известный русский поэт плевался, проезжая на карете мимо университета), и из школьного учебного плана исключить все предметы, сославшись на какого-либо из великих, которые даже в своих заблуждениях оставались великими. Например, известно, что Л.Н.Толстой не любил творчество В.Шекспира, а И.С.Тургенев нелестно отзывался о творчестве Н.А.Некрасова. Но благодарные потомки чтят и Толстого, и Шекспира, и Тургенева, и Некрасова.
 Вернемся все-таки к Пушкину. Адъюнкт-профессор физико-математических наук в
Лицее Карцев Я.И. был желчным человеком и на уроках математики часто поступал непедагогично. Пушкин начал игнорировать уроки математики и читал заранее принесенную книгу. А что за этим следовало, послушаем лучше Пушкина, почитаем отрывок из эпиграммы на Карцева:
               
                … А что читает Пушкин?

                Подайте-ка сюды!
                Ступай из класса с богом,
                Назад не приходи…

(СС в 10 томах, т.7, М., Худ.лит., 1977г., с.258)

Так с чем же не в ладах был Пушкин, который обладал математическим складом ума. Это я утверждаю, как профессиональный математик. Мое убеждение
базируется на следующих фактах.

У лицеиста Пушкина была необыкновенная память (лучшая только у Горчакова),   он великолепно владел логическим мышлением, мог в нескольких словах, словно математической формулой, передать большой объем информации, имел прекрасное пространственное представление и воображение. С натуры Пушкин никогда не рисовал, только по памяти, часто спустя годы после встречи. Специалисты считают его рисунки гениальными.

 Отмеченные выше качества роднят и математиков и поэтов. Неудивительно, что в среде математиков так много тонких ценителей поэзии, как и среди поэтов много любителей математики.

Пример с Пушкиным бьет мимо поставленной цели, поскольку опровергает представление о математических знаниях как об узкоспециальных и враждебных искусству и  художественным наклонностям. Математика – не только теоремы и формулы, сколько мир Творчества и Красоты.  Такое же – эстетическое – постижение математики, ее сближение с поэзией – в блоковских строках: “Мы любим все: и жар холодных чисел, и дар божественных видений...”
Гениальные прозрения поэтов свидетельствуют о том, что гуманитарное и
естественно-математическое начало – нераздельные составляющие духовной культуры. И нет оснований их противопоставлять, абсолютизируя канувший в прошлое конфликт между “физиками” и “лириками”.
Далее. Очень многое о человеке, его склонностях, интересах может рассказать
библиотека (еще лучше произведения автора, но в наше время учатся по-онегински – чему-нибудь и как-нибудь). Какие книги стояли на полках его кабинета? Подробный каталог пушкинской библиотеки составлен еще вначале прошлого века Б.Л.Модзалевским. В нем двадцать два раздела. Перечислим некоторые из них, что относятся к теме нашей работы: философия –45 названий; статистика –5 названий; естествознание и медицина - 15 названий;  смесь (лечебники, месяцесловы, руководства к играм и прочее) – 107 названий.

Известно, что Пушкин приобретал книги не для интерьера, а для углубления своих знаний. Пушкин основательно изучал теорию вероятностей и теорию игр (как страстный карточный игрок).  Мог ли этим заниматься человек, который был не в ладах с математикой?

Поэзия Пушкина пережила уже века, пройдут еще тысячелетия, но творчество поэта не померкнет и будет по-прежнему волновать сердца людей.               

Со склоненной головой стоит бронзовый Пушкин на одноименной площади в Москве и думает свою тяжелую думу, а возможно, своими умными глазами, позволяющими заглянуть за горизонт, вглядывается в проносящихся мимо на большой скорости новых русских и как будто говорит им: “Не повторяйте судьбу моего Онегина, прочтите про него роман. Гонялся мой Онегин за миражами, все куда-то торопился, не пожалел   даже для лучшего друга из-за пустяка пули в лоб, а счастья своего и не заметил, оттолкнул собственными руками”.

 К сожалению, сейчас длинных романов не читают, как и коротких. Пробегают даже мимо небольшого стихотворения “Чаша жизни”:

                1
                Мы пьем из чаши бытия

                С закрытыми очами,

                Златые омочив края

                Своими же слезами;

                2

                Когда же перед смертью с глаз

                Завязка упадает,

                И все, что обольщало нас,
                С завязкой исчезает;
                3
                Тогда мы видим, что пуста
                Была златая чаша,
                Что в ней напиток был – мечта,
                И что она – не наша!

Кто автор этих строк, пронизывающих до костей своей суровой правдой.
 
                - I I -

Процитированное выше стихотворение написал не убеленный сединою старик, умудренный жизненным опытом, а семнадцатилетний юноша Михаил Юрьевич Лермонтов, который в этом возрасте накопил огромный запас человеческих знаний, прошел огромный коридор жизненного пространства, жил в десятки раз быстрее, чем вы все живем. Читая произведения Лермонтова, чувствуешь его мечущуюся, страдающую душу, которая не может найти пристанище и обрести покой, кожей ощущаешь холод в его произведениях, в них нет тепла. Сам поэт за свою короткую жизнь не изведал тепла родительского дома, не был приласкан и согрет ни одной женской душой, не купался в родительской любви, не знал человеческих добропорядочных отношений.

Всю жизнь Лермонтову пришлось метаться между противоположными полюсами – мечутся и его герои, любимое поэтическое средство поэта антитезы -  столкновение противоположных понятий: “день первый – день последний”; “позор – торжество”; “падение – победа”; “свидание – разлука” и т.д.

Литературные герои Лермонтова живут страстями, каждый из них сгусток нервов, как и сам поэт. Казалось бы, имелись все условия, чтобы Михаил Юрьевич стал счастливейшим человеком, а сталось совсем противоположное. И виною всему – бабушка поэта по материнской линии – Елизавета Алексеевна Столыпина, в замужестве Арсеньева, женщина гордая, красивая, сильная, умная, богатая, с огромным запасом кипучей женской энергии. Женщины такого типа, как правило, несчастны в семейной жизни, личное счастье обходит их стороной, Всех они ломают под себя, все должны подстраиваться под них, уступчивостью и податливостью они не обладают. В своих несчастьях обвиняют кого угодно, но только не себя. Из-за своей кипучей энергии, властолюбия им недосуг передать свое тепло даже собственным детям, которые растут сами по себе и недостаток родительского тепла у них компенсируется развитием воображения, у них формируется болезненная чувствительность. От волевой женщины страдают семья, дети, муж.

Мужчина по своей природе должен быть лидером в семье (только это лидерство утверждается не кулаками, как полагают современные женственные капризные
мальчики, а нравственной силой, лидерство надо заслужить, для чего наличие бороды и усов недостаточно), а если не получается, то он ищет свою нишу и часто ее находит вне семьи, в пьянстве, в загулах, распутстве.

Неверный муж Арсеньевой, которого она сильно любила, умер молодым (покончил жизнь самоубийством на домашнем новогоднем вечере). Любовь и власть (в семье, на работе и т.д.) для женщины две ветви несовместимые, Две данные стихии противоположны друг другу. Природа такого симбиоза не предусмотрела. Очень жаль, что современные женщины этого не хотят понять и придерживаются другого мнения
Попыталась было Арсеньева потерю мужа заменить временными альянсами со своими крепостными, но это ей быстро наскучило, и тогда она всю свою кипучую
энергию направила на семью своей единственной дочери, мужа которой ненавидела.

 О родителях Михаила Юрьевича известно не многое, но о многом можно судить по косвенным сведениям.

Сохранился альбом матери, который позволяет сделать вывод, что это была добрая, возвышенная поэтическая натура с нежным сердцем. Вписанные в альбом
стихи, как полагают, собственного сочинения. Ее же рукою все стихотворения снабжены рисунками. Эти качества матери унаследовал и сын Михаил.

Красота и ловкость проживающего по соседству молодого Юрия Петровича,
увлекла единственную дочь Арсеньевой – Марию Михайловну, и, несмотря на протесты своей родовитой и чопорной родни, она стала женою армейского офицера, но для ее родственников, особенно матери, ее муж остался чужим человеком.

Юрий Петрович – небогатый (по мнению Столыпиных это большой недостаток личности) дворянин шотландского происхождения вступил в богатую аристократическую семью. Родня смотрела на него свысока, как на человека, который будто бы непрошеным гостем втерся в их семью.

Мария Михайловна очень переживала, что родственники пытаются разрушить ее семейное счастье. Не радость, а горе и слезы сопровождали ее
непродолжительную замужнюю жизнь. От переживаний, связанных с разногласиями между ее матерью и собственным мужем (воспитывался без отца и рос в женском
окружении – пяти незамужних сестер, в браке не всегда вел себя по-мужски), болезненная от природы Мария Михайловна заболевает скоротечной чахоткой и в возрасте двадцати двух лет, когда Михаилу еще не исполнилось три года, умирает. На ее могиле, как символ несчастной семейной жизни, поставлен переломленный якорь.

“В слезах угасла мать моя” - писал позднее поэт. Единственное воспоминание о матери у него – грустная песня, которую она пела, держа сына на коленях, и аккомпанирую себе на фортепьяно. Грустная песня вызывала у ребенка слезы. Дети очень точно чувствуют и улавливают настроение родителей и отношение их к ним, как бы это взрослые не маскировали. Лермонтову казалось, что он непременно узнал бы ту мелодию, которую напевала ему мать, если бы еще раз услышал ее.

 Юрий Петрович сильно любил жену Марию Михайловну, а, как известно, любящий супруг ту “долю” любви, которая “предназначалась” умершему супругу-супруге, переносит на детей. Но столкнулись две силы: богатство и связи с одной стороны и родительские чувства, любовь отца к сыну с другой стороны. “Победила” первая сила, жертвой которой стал без вины виноватый ребенок.

Иезуитским духом веет от составленного Арсеньевой завещания, в котором указывалось, что в случае ее смерти передать до совершеннолетия внука опеку над имением младшему брату Афанасию Столыпину; если же умрет и он, то опеку принять должны были другие братья. Внук Арсеньевой, Михаил Юрьевич Лермонтов, становился владельцем всего движимого и недвижимого имущества только при условии, что будет жить отдельно от отца.

Уже на девятый день после смерти жены Юрий Петрович вынужден был покинуть имение Арсеньевой, получив отпускной вексель на 25 тысяч рублей. Униженный, сломленный он оставил сына бабушке, которая страстно полюбила внука. Но любая страсть, особенно женщины, не бывает умной. Мария Михайловна перед смертью просила мать, зная ее характер, не разлучать сына с отцом. Через все переступила Арсеньева. Энергичная и настойчивая она употребила все усилия, чтобы одной владеть ребенком. О чувствах, переживаниях отца и сына не хотела думать, не догадывалась. Юрий Петрович согласился передать (будто это вещь) до совершеннолетия – шестнадцати лет- сына на воспитание бабушки, опасаясь, что не сможет обеспечить материально сына, дать ему хорошее образование, помочь в продвижении по жизни. Ему было обещано, что в вопросах воспитания будут советоваться с отцом. Сохранялась также надежда   соединения с сыном после его совершеннолетия. Но даже редкие свидания отца и сына встречали непреодолимые препятствия со стороны Арсеньевой.

Личная драма отца была еще большей драмой сына-поэта и в юношеском возрасте, когда в 1829 году подходили к концу сроки его воспитания бабушкой.  Отец часто навещал сына в пансионате при Московском университете, где тогда учился Михаил Юрьевич Лермонтов. Отношения между отцом и бабушкой развивались на глазах впечатлительного Михаила Юрьевича. Бабушка, ссылаясь на свою одинокую старость, взывая внука к чувству благодарности, “отвоевала” его у зятя. Отец уехал еще более униженный, чем ранее, уже не было никаких надежд впереди, вскоре заболевает чахоткой и умирает.          

Стихотворения поэта этого времени – яркое впечатление от  пережитого:

                Мой дух погас и состарился.

Себя и отца Лермонтов считает жертвами жребия земного, что оба от людей изведали только зло.  Поэт исповедывается перед отцом:

                Ужасная судьба отца и сына,
                Жить розно и в разлуке умереть.

Михаил Лермонтов в течение всей своей короткой  жизни не перестал питать
глубокую преданность к отцу, а когда он умер – к его памяти. Сохранилось письмо четырнадцатилетнего поэта к отцу, также стихотворения старшего возраста – и всюду образ отца овеян всею нежностью сыновней любви.

                Однако ж тщетны были их желанья:

                Мы не нашли вражды один в другом.

         Так писал поэт в стихотворении, получив известия о смерти отца.

С чувством глубокой вины перед сыном, неисполненным долгом перед женой исповедывается отец и как бы в оправдание пишет в завещании: “Тебе известны
причины моей с тобой разлуки, и я уверен, что ты за сие укорять меня не
станешь. Я хотел сохранить тебе состояние, хотя с самой чувствительною для себя потерею.” Далее в завещании он с любовью обращается к сыну: “…ты одарен способностями ума – не пренебрегай ими и всего страшись употребить оные на что-либо вредное или бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчет богу!…Ты имеешь, любезный сын, доброе сердце… Благодарю тебя, бесценный друг мой, за любовь твою ко мне и нежное твое ко мне внимание…”

 Светлых, радостных детских впечатлений у Лермонтова не было, он родился болезненным, подолгу болел. В продолжении мучительных бессонниц, задыхаясь между горячих подушек, он уже привыкал побеждать страдания тела, увлекаясь
грезами души. Лишенный возможности развлекаться забавами детей, жить среди
детей (только украдкой убегал в девичью, откуда доносилось народное пение, или поиграть с крестьянскими детьми), Михаил Юрьевич начал искать их в самом себе. Воображение, столь необходимое поэтам, стало его игрушкой, поднимаясь
до невиданных высот. Его постоянными литературными персонажами стали неземные представители – демоны, ангелы, облака, тучи и т.п.

Михаил Юрьевич не чувствовал в себе никакой горячей привязанности к бабушке, которая баловала его и любила без памяти, потыкала всем его прихотям, он стал ее  единственным смыслом жизни. Сердце поэта тяготело больше к отцу, от которого он был насильно отдален. А в общем, среди вседозволенности и самой богатой обстановки, он носил в сердце  постоянное недовольство окружающими и чувство сиротливости, которое очень рано возбудили в нем тоску и даже озлобление  против людей. Положение “яблока раздора” между двумя близкими  к нему людей, развило в нем осторожность в отношениях с людьми, которая потом обратилась в чрезвычайную скрытность и замкнутость, ставшие чертами его характера.

Ранняя смерть матери, жизнь вдали от отца, которого ему запрещали видеть, мучения неразделенной любви – это усилило трагический характер его поэзии, одиночество и душевные терзания его героев.

 Выросший в одиночестве, не знавший родительского тепла ребенок не может вписаться в коллектив, легко раним, замкнут.

                Один среди людского шума
                Возрос под сенью чуждой я.

                Или

                Любил с начала жизни я

                Угрюмое уединенье.

– писал с горечью поэт.
Лермонтов долго был нескладным мальчиком и даже в молодости, имея уже славу
льва-поэта, не мог отделаться от застенчивости, которую только прикрывал то
холодностью, то насмешливой сумрачностью. Черты поэта были неуловимые. Каждый мемуарист их описывает по-разному, часто сообщая противоположное. Очевидно, это объясняется динамичность натуры Лермонтова, в резких сменах душевного состояния, в быстроте движения мысли, в постоянной игре лица. Был остер и насмешлив, и часто доставалось от его едких острот его товарищам.

 “Задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших неподвижных глаз; сардоническая улыбка” – писал один из свидетелей встреч с поэтом.

Другой очевидец возражает: “Глаза небольшие, калмыцкие, но живые с огнем, выразительные.”

 Сложную индивидуальность поэта понимали не многие современники так или иначе сталкивавшиеся с ним. Стоит ли удивляться, что они, не сумев понять и проникнуть во внутренний мир поэта, вольно или невольно искажали облик Лермонтова и неверно объясняли, трактовали его мысли и действия. Даже великий художник Карл Брюллов отказался писать портрет Лермонтова, не найдя в нем ничего выразительного, не мог уловить характерные черты поэта.

 Вчитываясь в автопортрет литературного героя Печорина - “У меня несчастный характер: воспитание ли меня сделала таким, бог ли так меня создал, не знаю; знаю только то, что если я причиною несчастия других, то и сам не менее несчастлив; разумеется, это им плохое утешение – только дело в том, что это так. В первой моей молодости, с той минуты, когда я вышел из опеки родных,  я стал наслаждаться бешено всеми удовольствиями, которые можно достать за деньги, и, разумеется, удовольствия мне опротивели. Потом пустился я в большой свет, и скоро общество мне также надоело;  влюблялся в светских красавиц и был любим, - но их любовь только раздражала мое  воображение и самолюбие, а сердце осталось   пусто... Я стал читать, учиться – науки также надоели; я видел, что ни слава, ни счастья от них не зависят нисколько, потому что самые счастливые люди -  невежды, а слава – удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким. Тогда мне стало скучно…”, - понимаешь, что это скорее всего автопортрет Лермонтова.

Получив известие о гибели Пушкина, Лермонтов бросился искать Дантеса, чтобы убить его или вызвать на дуэль. Когда ж задуманное осуществить не удалось, весь пыл клокочущего вулкана возмущения и негодования выразил в стихотворении “Смерть поэта”. И хотя стихотворение распространялось в списках, назавтра проснулся знаменитым. “Пушкин подло убит, да здравствует Лермонтов!” – твердила благодарная Россия.

Стихотворение Лермонтова было воспринято в русском обществе как выдающееся по смелости выражение политического протеста. Лермонтов единственный в то время сказал правду о причине гибели Пушкина, о которой молчали даже друзья Пушкина.

Вы все, читатели, это стихотворение прекрасно знаете, но я позволю себе остановить ваше внимание на строках, несущих основную смысловую нагрузку стихотворения:

          Не мог щадить он нашей славы;
          Не мог понять в сей миг кровавый

          На что он руку поднимал!…

 Казалось бы, нарушена норма русского языка, речь идет, о человеке и должно было бы стоять “кого” а не “что”. Но у гениальных поэтом, писателей не бывает лишних слов. Каждое слово, каждый знак препинания несет глубокий идейный и литературный смысл. Для Лермонтова, как и для народов России, Пушкин и Россия стали близнецами-братьями, и, стреляя в Пушкина, Дантес стрелял в Россию, в каждого русского человека. Убийца поднял руку на Россию. (На такое прочтение данных строк обратил внимание ленинградский учитель-новатор Е.Н.Ильин.)

Подлинная черновая рукопись стихотворения уцелела и, кроме всех известных
строк, в ней можно прочесть зачеркнутую строфу, рядом с которой Лермонтов
нарисовал (он как и Пушкин был прекрасный иллюстратор своих произведений)
чей-то выразительный образ.    

Зачеркнутые Лермонтовым строки говорят об убийце Пушкина:

                (Его душа в краю чужом)

                Его душа в заботах света

                Ни разу не была согрета

                Восторгом русского поэта,
 
                Глубоким, пламенным стихом…

Стихи   говорят  о  Дантесе,  но  профиль,   нарисованный       рукою Лермонтова  рядом  с  зачеркнутой  строкой,   ничем не напоминает Дантеса, в рисунке угадывается Дубельт. Лермонтов многое знал, о чем сказать явно не представлялось возможным.

Враги Пушкина были шокированы. Даже один из родственников Лермонтова – Л.Н.Столыпин – стал в лицо порицать его горячность по отношению к таковому джентельмену как Дантес. Император Николай I на стихотворении “Смерть поэта” наложил резолюцию: “…старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он..."

Тучи основательно стали сгущаться над головой поэта. Но род Столыпиных старинный, знаменитый, ногою двери открывали даже к Бенкендорфу, это не мелкопоместный дворянин Пушкин.

Елизавета Алексеевна, забыв про хвори, стала стучаться во все ворота. Лермонтова могли разжаловать в солдаты, лишить дворянства и всех прав состояния, как когда-то поступили с Полежаевым.

 Арсеньева и раньше не раз выручала из беды своего внука-шалопая, о чем писала в стихотворении поэтэса-графиня Растопчина:

                Но есть заступница родная,

                С заслугою преклонных лет,

                Она ему конец всех бед

                У неба выпросит, рыдая.



Гордая Арсеньева вынуждена была просить, унижаться.

Немилость и изгнание, последовавшее за первым подвигом поэта, Лермонтов, едва вышедший из детства, вынес так, как переносятся житейские невзгоды  людьми железного характера, прошедшие основательную закалку жизнью.

Преследования и травля поэта привели в конце концов к его гибели на дуэли.

 В миг одряхлевшая и сгорбившаяся Арсеньева после трагической гибели своего любимого единственного внука бросилась спасать его рукописные произведения и многое успела сделать, сохранить для потомков сочинения поэта. Перечитывая произведения внука, она, к своему ужасу, обнаружила, что он был в курсе всех событий семейной драмы, тайн для него не существовало. С горечью она призналась: “Я погубила Мишеньку”. Вместе с тем она поняла и другое, что царская власть рано или поздно расправилась бы с Лермонтовым.  И она была не далеко от истины.

 Узнав о гибели Лермонтова, император Николай I сказал с нескрываемой радостью в кругу своей семьи: “Собаке – собачья смерть” Строгий противник дуэли, Николай I, обойдя статьи “Уложения о наказаниях”, ограничился легкими формальными приговорами убийцам как Пушкина, так и Лермонтова.

Александр II, который признавался, что терпеть не может литераторов (а когда в России, и не только в России, любили литераторов; на Украине разрушают памятники Н.В.Гоголю по причине, что он украинец писал на “москальском” языке, поэтому творения Петлюры и Бандеры важнее; в Грузии разгорелись страсти вокруг захоронения А.С.Грибоедова), в одной из конфиденциальных бесед выразил свое мнение о Пушкине и Лермонтове. Приведем некоторые фрагменты этой беседы.

“Пушкин и Лермонтов были неизменными противниками трона и самодержавия и в этом направлении действовали на верноподданных.

Двор не мог предотвратить гибели поэтов, ибо они были слишком сильными противниками самодержавия и неограниченной монархии, что отражалось на деятельности трех защитников государя – Бенкендорфа, Мордвинова и Дубельта и не вызывало у них необходимости сохранить жизнь поэтам.

Мнение наше тождественно с мнением защитников трона и глав русского
государства – Александра благословенного и в бозе почившего родителя нашего Николая Павловича.”

Похоронены Арсеньева и ее любимый внук Мишенька вместе в родовом поместье Тарханах, рядом с матерью поэта. В 1974 году туда же перенесен и прах отца. Земля всех приняла и примирила.

Короткую жизнь прожил Михаил Юрьевич Лермонтов, метеором ворвавшись в литературу. Его поэзия сияла и будет сиять яркой звездой на небосклоне русской и мировой литературы.



                - III -



Мне приходится много в последнее время выступать в печати на темы воспитания. Если укрупнить проблемы, к которым я пытаюсь привлечь общественное внимание, их несколько, но основная проблема следующая.

Нарушен баланс мужского и женского начал в воспитании. Мужчины вытеснены и
не прилагают сами усилий вернуться в семью, пошли по линии наименьшего
сопротивления  и уступили детей женщинам, которые в одиночку их воспитывают.
Подогревают и обостряют проблему феминистские движения, которым кажется, что
вновь наступает матриархат, жертвами которого стали не только дети, но и
сами женщины, среди которых растет число заболеваний на почве депрессивных
состояний. И общество вынуждено в каждом крупном городе открывать при больницах отделения неврозов, пациенты которых в большинстве своем составляют “жертвы  борьбы за матриархат”. Недостаток мужского влияния в семье является уже не просто государственной, а общемировой проблемой. Негативные последствия однополого воспитания проявляются на каждом шагу, а что нас ожидает уже в ближайшем будущем – страшно себе даже и  представить. Тюрем, а также детских домов и приютов на всех не хватит. Но чтобы “лечить”
любую общественную проблему, общество должно ее, в первую очередь, воспринять и осмыслить, только тогда можно нарабатывать решения проблемы безотцовщины при живых родителях.

 Меня нисколько не удивило, что молодые женщины, особенно “амазонки”, стали  возражать, утверждая, что я недостаточно заклеймил, осудил мужчин. Им представляется, что виноваты только мужчины, которых, кстати, они же и воспитывают, Поразила аргументация оппонентов-мужчин. Один из них, возражая, привел пример со своим другом, которого мать, опасаясь влияния улицы, друзей, держала в бочке, а он вырос хорошим человеком, стал доктором наук (это не выдумка автора, дословное цитирование из газеты).  Как говорится – в огороде бузина, а в Киеве дядька. Мужчина, выросший в бочке может стать другим Диогеном, хорошим человеком, но могу с большой долей уверенности утверждать, что в семейной жизни он несчастлив.

Попытаемся проследить эту проблему на примере жизни великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева.

Меня давно поставила в тупик и заставила основательно задуматься часто наблюдаемая картина, - когда дети недовольны были какими-то поступками своих родителей, на собственной “шкуре” ощутили всю их “прелесть”. Казалось бы, когда они станут взрослыми,    создадут свои семьи, поступать так, как действовали их родители, не будут. Но в том-то и дело, что в собственных семьях повторяют родительскую картину в еще худших вариантах. Мне вспоминается недоумение заведующей детским учреждением, когда несколько воспитателей были воспитанники детских домов. Ей казалось, что в их группах дети сполна получат женской любви. Но наблюдалась эмоциональная сухость в работе с детьми указанных воспитателей. Мои оппоненты могут привести опровергающие примеры, но исключения только подтверждают правило.

Сейчас многие молодые мужья, жены знают, что такое безотцовщина и сами не прилагают усилий для сохранения семьи, легко идут на разрыв брачных уз. Аналогичных ситуаций можно привести множество. Объяснение, что забывают свое детство, было бы очень простым.

Мы недооцениваем роль бессознательного в жизни человека. Психологи утверждают, что на бессознательном уровне человек усваивает в десятки тысяч раз больше информации, чем на сознательном уровне. Как известно, большую часть информации ребенок усваивает за первые шесть лет жизни, причем он впитывает информацию как губкой. Ребенку достаточно только видеть, быть наблюдателем, чтобы эта информация запечатлелась в его мозгу. Безусловно, сознанием человек может (иногда и должен) обуздать подсознание и инстинкты, которые даны от природы. Но подсознание, а  не сознание управляет сердцем, душевным состоянием человека. И если сознание и подсознание длительное время “конфликтуют”, то психическое здоровье человека находится в опасности. Особенно опасен такой режим жизни для женщин, поведение которых  определяют чувства, эмоции, сердце, подсознание. (Пришло сообщение, что жена бывшего канцлера Германии Гельмута Коля добровольно ушла из жизни. После длительной депрессии у нее развилась неизвестная болезнь – боязнь дневного света, лечить которую врачи не знают. Но, возможно, картина возникновения болезни прояснится, когда проследим картину жизни жены Коля. Она добросовестна в течение шестнадцати лет несла тяжелое бремя первой леди Германии. Ей приходилось делать не то, что подсказывало сердце, а требовали государственные интересы. Часто длинными вечерами  в одиночестве она ждала задерживающего на службе  мужа. Круг ее общения был ссужен золотой клеткой.)  Да и при стрессах, страстных порывах, опьянении и т.п. человеческие поступки диктует подсознание, которое, в основном, формируется в детстве. Отсюда вытекает, что в детстве ребенка должна окружать, воздействуя на него, как можно больше разнообразной положительной информации, окружающая его среда должна быть благоприятной.

Потоки агрессии, которые обрушены на бедные детские головы, уже дали обильные всходы, а вскоре мы начнем пожинать и обильный урожай. Вот тогда общество проснется от спячки и  простой констатации фактов. Прогнозировать развитие событий мы не хотим. Трагедией для общества оборачивается, что не более пяти процентов детей растет и воспитывается в    благоприятных для них условиях.

Но вернемся к заявленной теме статьи. Варвара Петровна Лутовинова, мать Тургенева, была озлоблена личной судьбою. Рано лишившись отца, она страдала от побоев матери, которая не просто била ее, а истязала. Доставалось, когда была маленькой и от пьяного отчима.  Спасаясь от его притязаний, в холодную пору полуодетая убежала к своему дяде. Почти в полном одиночестве, оскорбляемая и унижаемая, прожила мать писателя до 30 лет в доме дяди, пока смерть его не сделала Варвару Петровну владетельницей великолепного богатого имения.

Варвара Петровна была неглупой начитанной самовластной (однажды по случаю своего плохого настроения отменила в своем имении Пасху: ни службы в церкви не было, ни колокольного звона. Окна в господском доме стояли зашторенными) женщиной, яркой крепостницей, но обозленная, мстительная, виртуозная по части жестоких оскорблений подвластных – будут ли это собственные дети или дворовые, - и сводившая свои счеты с жизнью на спинах своих крепостных. На глазах Тургенева пороли крепостных, высылали в дальние деревни, разлучая с родными, любимыми. “Хочу казню, хочу милую!” – часто любила повторять Варвара Петровна.  Так что сюжет “Муму” Иван Сергеевич подсмотрел не за углом, в родном доме.  Мужа своего Варвара Петровна подавила и обезличила, досрочно загнала в могилу, детей оттолкнула от себя и те, едва повзрослев, убежали из дома. Вот тогда то она ощутила всю “сладость” одиночества. Как она жалобно изливается в письмах слезами о своем одиночестве. Просит, умоляет, увещевает, угрожает своему Ванечке, чтобы только побудить последнего почаще писать ей письма. Взрослее становился Иван Сергеевич – реже от него шли письма домой, короче их текст, перешедший в записочки, тем длиннее, эмоциональнее становились письма матери. (Не сохранилось ни одного письма Тургенева домой и только по письмам матери, которых имеется более 130, можно догадаться, что он все-таки иногда слал весточку домой). Даже такая угроза: “Пиши, или я не ручаюсь за жизнь”,- не подействовала. После смерти отца и отъезда Тургенева за границу, его переписка с матерью почти что прекратилась, возобновить ее не смогло и лишение матерью материальной поддержки сына, что для него было в ту пору единственным источником существования.

 Виртуозно пытается Тургенев придумать причину своего нежелания писать письма домой: что он и занят, что он не умеет писать письма и т.п.  И это утверждал писатель, который больше всех из писателей написал за свою жизнь писем, - восемнадцать томов, - для которого письма были главным каналом получения  информации о духовной жизни России. Да и в ту пору были изданы многочисленные пособия для молодых людей с образцами разнообразных посланий, в которые оставалось  только проставить имена. Тургенев умел и любил писать длинные письма, но не к родным, а друзьям и сверстникам.

Прозрела ли Варвара Петровна хоть перед смертью, как прозрела Елизавета Алексеевна Арсеньева, что она собственными руками готовила себе в старости одиночество? – Вряд ли, она обвиняла всех и вся, только не себя. Особенно доставалось (и во многом справедливо) Полине Виардо, проклятой цыганке, как она ее "любезно" называла. Ей казалось, что Полина Виардо околдовала  ее Ванечку.

Причина нежелания у Тургенева писать письма домой – чувство отчужденности от матери и недоверия к ней, которое у Тургенева постепенно возрастало и укреплялось.

Можно ли упрекать Тургенева в душевной черствости к матери? В молодости автор так и поступил бы, с позиций пережитого и осмысленного многих фактов жизни, с высоты прожитых лет уже рассуждаешь  диалектичнее. Сердцем сочувствуешь одиноким старикам, которые стали безразличны своим детям, а ум подсказывает другое: не расплата ли это за пренебрежение к своим детям, когда они были маленькими, когда родители старались пожить в свое удовольствие.

Дети, не прошедшие материнского этапа “телячьих нежностей”, не купавшиеся в материнской любви, которую видели изредка, становятся эмоционально глухи к своим родителям. Ребенок не может делиться ни с учебой, ни с работой, ни с привлекательными прелестями жизни. Легкомысленное отношение к своим малолетним детям оборачивается кошмарами в старости.

Психологи вообще предупреждают, что в первые полгода жизни ребенка потеря им контакта с матерью хоть на 20 минут опасна для его психического развития и благополучия. Эту простую истину довести до сознания современных родителей очень трудно. Посвящать хотя бы полгода своей жизни своему ребенку – такой подвиг большинству молодых родителей не под силу. Но было бы опрометчивым  обвинять только матерей. Тяжелое материальное положение, неуверенность в завтрашнем дне побуждает матерей так поступать.

Далее. Сведения о Сергее Николаевиче, отце Ивана Сергеевича Тургенева, немногочисленные и противоречивые. Одни источники сообщают, что он заботился о детях, писал сыну и получал от него длинные письма (ни одного не сохранилось?).

Очевидно, вернее всего характеристика отца Тургенева, данная близко знавшим их семейство, А.Ф.Кони. Он писал, что отец писателя “красавец-мужчина”, поправивший свои финансовые дела женитьбой на богатой девушке (старше его на тринадцать лет), был равнодушен ко всему, в том числе и ко своим детям – троим сыновьям    (горестное воспоминание Ивана Сергеевича : как желал он в мечтах, глядя на убегающего на любовное свидание отца, что тот остановится, приласкает любовно сына –И.М.), ограничился относительно их ролью чистокровного производителя, он покорно склонил свою шею под иго жены. Благородством не отличался, женитьба разорившегося жуира была исключительно делом расчета. 

Тургенев не любил вспоминать об отце, и в минуты, когда говорил друзьям о нем, характеризовал его, как “великого ловца перед “Господом”.

Дружеские отношения установились у писателя с Николаем Николаевичем  - братом отца и его детьми. Им он писал длинные, обстоятельные письма, полные действительно занимательных подробностей. Может быть, хотел он писать длинное письмо домой, но подсознание, оживлявшее боль спины от побоев, останавливало руку – глубокий след оставили унизительные физические наказания. Как позднее писал Тургенев, что он жестоким побоям подвергался матерью почти каждый день. Отсюда идет страх Тургенева перед женщинами.

В доме матери была богатая библиотека (насчитывала свыше пяти тысяч томов),
но шкафы мать держала под замком и не позволяла пользоваться ими никому, даже сыновьям. Маленький Ваня подружился с крепостным слугой, который был  страстным любителем чтения. Подобрав ключи, рискуя, тайком от Варвары Петровны, брали они книги из заветных шкафов и, забравшись в дальний угол огромного сада, предавались чтению, которое стало для Тургенева и душевным отдыхом, и страстью на всю жизнь.
Воспитанные  властными, жестокими  матерями, сыновья испытывают панический страх перед женщинами, нормальными семьянинами они стать не могут, у них, чаще всего, развиваются женские черты характера, и они попадают под
безропотное влияние властных женщин, какой для Тургенева стала Полина
Виардо. (Аналогичная ситуация и с девочками, выросшими в семье с агрессивным и жестоким отцом).  Трудно определить место, роль, которую играл он в семействе Виардо при живом муже. Скорее всего, роль шута Горохового. Да, да, именно такую. В домашних спектаклях, которые налаживали супруги Виардо, писателю поручали унизительные шутовские роли, исполнением которых он гордился. 

Один русский путешественник как-то встретил в Париже Ивана Сергеевича в старом поношенном пальтишке в ненастную погоду и был обескуражен – пожилой человек плелся в аптеку за лекарством для больной дочери Виардо, как будто в доме не было молодых лакеев. Обида берет за гордость русской словесности. Сам писатель прекрасно сознавал ложность своего положения, но прервать его был бессилен и как-то на утверждение одного из собеседников, что из любого положения есть выход, Тургенев решительно возразил: “Вы так полагаете?”

 А.Ф.Кони посетил Тургенева в Париже и ужаснулся от обстановки, в которой жил в доме Виардо известный писатель. Да и сам Тургенев как-то в порыве откровенности признался, обсуждая предстоящую женитьбу своего знакомого: “Да, да, женитесь, непременно женитесь! Вы себе представить не можете, как тяжела одинокая старость, когда поневоле приходится приютиться на краешке чужого гнезда, получать ласковое отношение к себе как милостыню, и быть в положении пса, которого не прогоняют только по привычке и из жалости к нему. Послушайте моего совета! Не обрекайте себя на такое безрадостное будущее.” Высказав свои сокровенные мысли, Иван Сергеевич, как отмечали очевидцы беседы, смутился, быстренько оделся и покинул компанию друзей.
Еще ранее Я.Полонский вспоминал: «Тургенев, по уходе Виардо, которая с ним
сидела у его постели и была в высшей степени мила и любезна, притянул меня к
себе за руку и прошептал мне на ухо, как бы боясь звука собственных
слов: «Ничему не верь, что она говорит – ведь это леди Макбет!» Полонского это страшно поразило.

  У каждого человека есть потребность любить, быть любимым, иметь возможность к кому-то приласкаться, отогреться душой и телом, иметь причал, в котором можно укрыться в трудные часы жизни. Был Иван Сергеевич неоднократно любим, но робкий, битый матерью мальчик, не может преодолеть барьер, после которого мужчина и женщина сближаются окончательно.

В последние годы, проживая в доме Виардо, чувство пустоты, заброшенности,
 одиночества не покидало Тургенева. (Ему даже не разрешили поехать проститься с умирающим в эмиграции  другом А.И.Герценом.) Какой ностальгией по Родине звучит каждое письмо, написанное в эту пору. Казалось бы, не составляла труда по приезде в Россию остаться навсегда, не возвращаться в Париж. Такая возможность открывалась, когда Тургенев приезжал за три года до смерти на открытие в Москве памятника А.С.Пушкину. Но не хватила сил и воли оторваться от семейства Виардо.

Тургенев прожил в тесном общении с семьею Виардо целых 38 лет, но чувство одиночества было безнадежным и очень глубоким. На этой почве выросло тургеневское изображение любви, столь характерное для его меланхолической  творческой манеры. Тургенев – певец любви неудачной по преимуществу. Счастливой развязки у него почти ни одной нет, последний аккорд – всегда грустный. Герой Тургенева всегда робок и нерешителен в своих сердечных делах.  Таким, как мы знаем, был и сам Тургенев.

Безусловно, следует отметить и положительную роль Полины Виардо  в судьбе писателя, особенно в первые годы знакомства. Она свела Тургенева с лучшими представителями французской культуры, способствовала ознакомлению французских читателей с творчеством русского писателя, поддержала его духовно и морально в трудный период жизни.

Уехав за границу, Тургенев бедствовал, не получал от матери в течение более трех лет денег, жил займами у приятелей, авансами из редакций, да тем, что сократил и без того свои скромные потребности до минимума. Отдав себя, свое время и сердце семейству Виардо, получил Тургенев и своеобразную  “благодарность”.

 После смерти Тургенева дочери Полины Виардо, которым он на свои гонорары и проданное в России наследство справил приданное, облили грязью в печати дорогого нам писателя.

Была у Тургенева внебрачная дочь Полина, мать которой – вольнонаемная белошвейка. Переписка между отцом и дочерью напоминает скорее служебную, чем родительскую. У безвольных мужчин отцовские чувства приглушены, сердечных отношений с детьми у них не бывает.  Полина от отца наследства не получила, так как плохо было составлено завещание.

Грустно сознавать, что рядом с умирающим Тургеневым не было  ни одной  русской души.

Восемнадцатилетним студентом Иван Тургенев стоял у гроба Пушкина, всматриваясь в черты дорогого ему поэта, упросил камердинера срезать ему маленький локон с головы Пушкина, вставил дорогую реликвию в медальон, с которым не расставался до  последних дней. Свою огромную любовь и признательность Пушкину Иван Сергеевич пронес через всю жизнь. Он считал Пушкина своим учителем. В своих воспоминаниях писатель рассказывает, что он не только любил, но и обожал Пушкина, и поклонялся ему, что Пушкин был для него чем-то вроде полубога. Об этом он сказал в пламенной речи на открытии памятника поэту. С именем Пушкина на устах умирал Тургенев.

В Петербурге прошел слух, что Тургенев желал бы быть похороненным в Святогорском монастыре у ног Пушкина. Царское правительство, верное своей ненависти к передовым писателям, чинило всякие препятствия к воздаянию
заслуженных почестей Тургеневу. Правительство не только слышать не хотела о
похоронах Тургенева в  псковском Святогорье, но и приняло все меры к тому, чтобы покойному писателю воздалось как можно меньше почестей.

Похоронен Тургенев в Петербурге рядом с Белинским.

                *      *

                *

В заключение автор предполагал показать благополучную семью на примере жизнеописания известного ученого биолога Тимофеева-Ресовского. Тимофеев-Ресовский, окруженный любовью в семье, получил строгое мужское воспитание, что позволило ему в дальнейшем выдержать, выстоять, не сломаться от жесточайших ударов судьбы, когда, казалось, что шансов остаться в живых,
сохранить человеческое достоинство не было  никаких.

 Но трагические события  в Чаусах Могилевской области, когда в полном
расцвете сил учительница, моя бывшая студентка, однокурсница моей дочери, с малолетним сыном на руках бросилась под поезд,  перевернули душу. Добровольный уход из жизни любого человека является трагедией. Когда же проливается невинная кровь ребенка  всякие разговоры о благополучии и счастье кощунственны.

 Лелеемый веками человеческим обществом институт семьи  разваливается на
наших глазах как карточный домик. Вместе с тем без семьи невозможно полноценно воспитать человека. Семья – это малый мир,  малое общество, которое наши православные предки величали “ малой Церковью”. Только в полноценной семье человек может быть по-настоящему счастлив, обрести мир души, равновесие, тишину сердца.

Вызывает огорчение, что уже многие женщины, у которых, как мы знаем, материнские чувства от Природы, сознательно отказываются от создания семьи. Бесследно для их психического здоровья насилие над естественными чувствами не проходит. Все равно рано или поздно материнские чувства “полонят”  полностью, но реализовать их не представляется возможным – поезд ушел безвозвратно, и тогда рождаются мысли, вернее крик души, который поведала Жанна В. (“Скорбный поезд одиночества”, СБ, 30.11.2002г.)

“Старая дева” – этот статус в 25 лет казался мне шуткой, в 30 – досадным недоразумением, в 40 – позорным клеймом. Сейчас мне остается только пенять на себя, что расту пустоцветом на земле. А ведь когда-то жизнь была полна надежд… И влюбленность, и романтические увлечения, и некое подобие серьезных отношений – все у меня было. Но на серьезный шаг создания семьи я никогда не была готова. То казалось, что один парень недостаточно умен, другой – не так красив, третий – гол как сокол. Часто терзала себя сомнениями: а смогу ли стать хорошей женой, матерью, страшно боялась монстра по имени “быт”  со всеми его кастрюлями, половыми тряпками. Глупая… Разве можно понять, от чего отказываешься, так ничего не попробовав!   

Хочу сказать всем теперешним девчонкам, раздумывающим, быть или не быть браку: выходите замуж, хотя бы для того, чтобы узнать, что это такое. И никогда не верьте тем одиноким и разведенным, что поют оды хвалебные оды свободной жизни. Все это лишь маска, за которой прячутся отчаяние и пустота. И даже если ваша “партизанская вылазка” в супружество потерпит поражение, будьте горды собой: опыт, пусть и печальный, гораздо лучше отсутствия такового. В мой дом часто приходят подруги, удивляются, как у меня “аккуратненько и чистенько”. Представляете, даже завидуют: “Везет тебе, никаких вонючих носков, капризных детей и вечной каторги у плиты с борщами-котлетами.  Я привычно выслушиваю их монологи о хронически занятом муже, сыновьях оболтусах, занудной свекрови, пытаюсь искренно сочувствовать, даже давать  кое-какие советы, а     на душе кошки скребут. Мне бы их проблемы!  Час-другой проходит, подруги возвращаются в семью, мой же удел – опостылевшие дамские романы, сериалы да вот любимая газета.  В этот вечер именно ей я решилась доверить самые сокровенные мысли.

Девушки, не вертите носом, не то сама жизнь вас так щелкнет по носу! Бесполезно ждать единственного и неповторимого, берите то, что есть рядом (и пока есть!), и лепите друг из друга доброго мужа и хорошую жену.  Пока не поздно.

Мода на поздние браки – учеба, мол, сначала, карьера – стала миной замедленного действия. Сперва ты себя считаешь хозяином положения, уверен, что все в твоих руках, а затем начинаешь чувствовать себя словно в вагоне скорого поезда: мчишься мимо чужих  судеб, мимо не твоих мужей и детей, чей-то счастливой и несчастливой любви, а ведь конечная твоя остановка – одиночество.”

  Печально, что сегодня в нашем обществе не осознана закономерная взаимосвязь между здоровой семьей и здоровым обществом. Это тем более парадоксально, если вспомнить, что именно России, с ее исторически патриархально-семейным укладом принадлежат благородные мысли Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, Н.А.Бердяева, П.Ф.Каптерева (он объединил усилия ученых и под его руководством была подготовлена и издана дешевая и доступная каждому “Энциклопедия семейного воспитания” в 59 томах, по его инициативе проводились Всероссийские съезды по семейному воспитанию) о семье как воспитательной среде. Наше общество, к сожалению, не видит в ней нравственной силы, что способна преобразовать и оздоровить духовную жизнь. Общественное сознание еще не готово принять идею семейного счастья в качестве высшей человеческой ценности. Как на общественном, так и на бытовом уровне не прекращается опошление семейных ценностей. А СМИ вообще свели прекрасные и великие чувства любви, интимных отношений до скотских побуждений – “безопасного секса” с любым партнером (русская культура, русская литература всегда были стыдливы). Бесконечность жизни в ее продолжении, и если Природа сомневается в жизнеспособности возможного потомства она лишает таких людей кого разума, кого репродуктивных функций. И если с недостатком ума люди находятся в изоляции от общества, то всевозможные извращенцы всех мастей, от голубых до коричневых, стали главными героями СМИ, кумирами молодежи. О, времена! О, нравы!

А ведь семейная общность – единственная, с которой человек связан всю жизнь,
и именно ей он обязан своим личным счастьем, успехами в профессиональной деятельности, гармонии с миром, а порой и смыслом жизни. Человечество накопило такое богатство знаний, используя которые миллионы семей могли бы стать счастливыми, но родители мало что знают о нем. Обучая всему, мы не учим главному – искусству создания домашнего очага.      

Давно замечено: в эпоху социальных потрясений резко возрастает роль малых
групп в жизни человека. Именно в такой микросреде он ощущает свою защищенность, находит понимание, поддержку, любовь. Эти неповторимые условия, которые так важны для каждого человека, способна создать только семья. Недаром близкие, любящие люди прощают друг другу многое, чего бы не простили посторонние. Домашний очаг становится естественной терапевтической средой, в которой хорошо себя чувствует и млад и стар.

Нравственно и физически тяжело от реальной действительности, когда многим нашим детям сегодня, увы, не ведомо, что такое истинная семья, простые семейные радости. Мы   утратили семейную преемственность, отошли от традиций, разорили уклад. Нам почти нечего передать детям.

“Что день грядущий нам готовит?”…



P.S. Хотелось бы услышать от читателей их мнение: выкладывать ли в Интернете статьи такой тематики? По моему мнению, возрождение института семьи следует начинать, в первую очередь,  с просвещения юнушей - будущих отцов. Но как это сделать, если в республике мне перекрыты все каналы высказать своё суждение. И в этой постыдной игре участвуют чиновники очень высокого ранга.

Не удалось мне достучаться и до руководства России.

Мартынов Иван, доцент, член Центрального совета Международного союза бывших малолетних узников фашизма, курирующий вопросы патриотического воспитания в странах СНГ.
т.д. 8-10375 222 78-14-51; Velcom +375 44 7292461
E-mail: vanmart@tut.by


Рецензии