Глава 6. Медальон

Получив вожделенную сумму, мастер О Нил простился с леди Гилфорд и поспешил вниз, туда, где ярко горели свечи и слышались возбуждённые возгласы.
-Ну, что же, - сказала графиня, - предоставим молодого человека его судьбе и пойдём спать. Время-то позднее.
-Как прикажете, ваша милость, - ответила я.
-Найди-ка, напоследок, полярную звезду.
-Вот она, ваша милость, справа по борту, там же, где и всегда, на конце рукоятки малого ковша.
-Где запад?
-Впереди. Мы туда и плывём.
-В какой фазе луна?
-Растущая, почти полная.
-Когда ждать прилива?
-Прилив уже идёт. Максимальный уровень воды будет за час до полуночи, а потом начнётся отлив.
-А как бы ответил моряк?
-Он бы сказал, что максимальный уровень воды будет в шестые склянки шестой вахты, ваша милость.
-Ага! Вот ты и попалась!
-Что-нибудь неправильно?
-Конечно, неправильно. Склянки отбивают лондонское время. Там уже давно идёт отлив, обнажаются отмели. А здесь ещё прилив не достиг верхнего уровня.
-Простите, ваша милость. Этого мне никогда не понять.
-Сильный будет прилив?
-Сильный. Сильнее бывает только при полной луне, или в новолуние.
-А когда бывает самый слабый прилив?
-Самый слабый прилив бывает, когда видна только половинка луны.
-Растущей луны, или убывающей?
-Это не имеет значения, ваша милость.
-Ну, что же, я вижу, мы недаром тратим время. Каким галсом идёт судно?
-Левым галсом в бакштаг.
-Что это означает?
-Ветер дует с кормы, но не точно, а чуть слева.
-Молодец, Бетти, беги на камбуз за водой для умывания. Я жду тебя в каюте.
Проходя через кают-компанию с кувшином воды, я видела господина О’ Нила. Он сидел за столом с картами в руках, в кампании господ Ори, Шорби, Мак Дуйна. Перед ним лежала горка золота. Он был настолько поглощён игрой, что даже не заметил меня.
Эх, будь у меня такая куча денег, уж я бы не стала пускать их по ветру только ради того, чтобы скоротать время. Ведь это больше, чем горничная может заработать за два года, даже если совсем ничего не будет тратить. Даже с моим двойным жалованием, за год этого не заработать. Не так я глупа, чтобы выкинуть псу под хвост полтора года жизни!
Потом мы заперли дверь каюты. Покончив с вечерним туалетом, леди легла на нижнюю койку. Я посидела немного в кают-компании, чтобы отпороть от платья графини накладной воротничок и манжеты и пришить чистые. Покончив с этим делом, я вернулась в каюту, задула свечу в своём фонаре и забралась к себе наверх.  За переборкой ещё слышались голоса, шлепки карт по столу. Иной раз стукнет монета. Океан плавно покачивал наш барк на своей могучей груди. И царство сна поглотило меня.
На следующее утро, за завтраком, я как обычно прислуживала своей госпоже, стоя позади неё.
Напротив сидел сэр Ори, а за ним стоял его слуга Свенсон. Сегодня его рожа была особенно наглой и довольной. Слева от сэра Ори, сидел его друг сэр Шорби, а место справа, где обычно сидел сэр О’ Нил, пустовало.
-Сэр Ори, - вдруг обратилась к нему леди Гилфорд. – Я вижу, место справа от вас пустует. Уж не случилось ли чего с господином О’ Нил? Не заболел ли он?
При этом все разговоры в кают-компании разом смолкли. Ведь прежде моя госпожа никогда не начинала беседу первой. Свенсон еле-еле сумел подавить противную улыбку.
-О’ Нил? – удивился сэр Ори. - Ах, этот мальчишка… Наверное он ещё не проснулся. Он так поздно лёг вчера, вернее, сегодня.
-Коли вы знаете, когда он лёг, значит, вы и сами легли не раньше.
-Да, мы вместе играли в карты.
-И кто победил?
- Я не победил, а выиграл. Ведь это была не драка, а игра.
-Иной раз игра заканчивается дракой, а иной раз и хуже.
-О, леди, я вижу у вас богатый опыт по части игры и драк!
-С чего вы взяли? Наверное, вы думаете, что у меня выбит один глаз и всё лицо в шрамах? Отнюдь, нет, сударь.
-О, сударыня, я уверен, что вы прекрасны. Но если кто и думает так, то виной тому ваша вуаль. Вы скрыли от нас свой лучезарный лик, и теперь каждый волен строить самые нелепые догадки.
-Бетти, сними с меня вуаль, - сказала графиня.
Я поспешила выполнить приказание. Всё замерло. Даже вилки брякать перестали.
Тут я испытала некоторую гордость за то, что у меня такая красивая хозяйка. Я быстро отколола все шпильки и торжественно сняла вуаль.
С минуту стояла мёртвая тишина.
-Браво, леди! – воскликнул, наконец, сэр Ори. – Чем же мы провинились, что были лишены возможности созерцать вашу красоту?
-Это траур. После смерти моего драгоценного супруга, я не хотела привлекать чьего-либо внимания.
-Но ваша вуаль вызвала столько пересудов. Она, скорее, будоражила мужское любопытство, чем защищала вас.
-Вот почему я решила её сегодня снять.
-Надеюсь, отныне, вы не будете скрывать от нас свой лучезарный лик?
-Может, и не буду… Откуда мне знать, что я сделаю через минуту? Но я бы хотела прекратить обсуждение моей внешности. Ваше любопытство удовлетворено, и довольно об этом.
-Воля дамы – закон. Но тогда о чём мы будем говорить?
-Давайте поговорим о нарядах и драгоценностях. Я слышала, будто у вас есть роскошный медальон.
-Да, у меня есть изящная вещица. Но не такая уж она и роскошная.
-Мне бы хотелось составить о ней личное представление. Не будете ли вы столь любезны, показать её нам?
-Коль скоро сегодня вы сбросили покров тайны, то и я не вправе ничего скрывать.
С этими словами, сэр Ори вынул из жилетного кармана медальон и протянул его через стол леди Гилфорд.
Медальон был сделан из золота. Он имел форму двустворчатой морской раковины.
Когда же леди нажала на хитроумную пружинку, раковина открылась, и внутри оказалось два портрета. На одной створке красивая дама, а на другой светловолосый мужчина с бородой а ля Франциск Первый.
-Какая прелесть! – воскликнула леди Гилфорд. – Очень милая вещица. А кто эти люди на портретах?
-Кажется, это родители господина О’ Нил. Я вчера выиграл у него этот медальон в карты.
-Как я вам завидую, сэр Ори. Не продадите ли вы его мне?
-О, нет, сударыня. Этот медальон не продаётся. – Сэр Ори протянул руку за медальоном.
-Подождите, сударь. Дайте мне ещё минутку полюбоваться. Так жаль, что вы не хотите его продать… Может, передумаете? Я бы могла хорошо заплатить!
-Эта вещь не продаётся, сударыня.
-Но сударь, вы даже не хотите узнать цену, которую я предложу?
-Цена не имеет значения. Просто я не желаю его продавать.
-Как жаль, - сказала леди Гилфорд и, вернув медальон, продолжила завтрак.
Некоторое время, и он, и она сосредоточились на трапезе.
-Сударыня, - прервал молчание сэр Ори, - осмелюсь спросить о цели вашего визита в новый свет.
-Сударь, я думаю, вас это не касается.
-Вы обиделись? Сударыня, простите меня великодушно. Чем я заслужил столь холодный тон?
-Что вы, сударь, я вовсе не обиделась, просто у меня болит голова, кажется, это мигрень.
-Могу ли я чем-нибудь помочь вам?
-Нет, не можете. Мои страдания мог бы смягчить ваш медальон, но поскольку он не продаётся, вы совершенно бессильны.
Бетти, подай вуаль и проводи меня на палубу. Я должна подышать.
Простите, сударь, кажется, я забылась.
-Сударыня, мне так неловко. Хотите, я подарю вам его?
-Нет, не хочу. Будучи в трауре, я не могу принимать подарков от мужчин.
-Но, я от чистого сердца?
-От чистого сердца, это ещё хуже.
-Вы не желаете быть мне обязанной?
-Разговор окончен, сударь. Может, вы подумали, будто я ломаюсь специально, чтобы меня уговаривали? Отнюдь нет! Оставьте себе ваш гадкий медальон!
Бетти, ты что, уснула? Где моя вуаль?
Гордо выпрямив спину, леди Гилфорд позволила мне пришпилить и расправить вуаль, а потом встала и вышла на палубу. Она поднялась на возвышение бака – передней надстройки судна, и встала у перил, глядя вдаль. Я остановилась на почтительном расстоянии, так чтобы не мешать ей, но слышать, если она меня позовёт.
-Встань поближе и наблюдай за палубой. Когда сэр Ори выйдет, скажешь мне. А пока займёмся французским.
-Вы полагаете, он выйдет?
-Куда ему деться? Он попал в те же сети, в какие завлёк сэра О Нил. Скука – главный враг господ в таком длительном и однообразном путешествии.
Леди Гилфорд оказалась права. Не успели мы прозаниматься и получаса, как на палубе показался сэр Ори. Рядом с ним шёл его неразлучный спутник – сэр Шорби. Поодаль за ними шёл слуга Джимми Свенсон.
Если господа поглядывали на графиню украдкой, соблюдая приличия, то слуга нагло пялился на меня. Причём, то, чем был наполнен его взгляд, гораздо больше смахивало на ненависть, чем на любовь.
Наконец, сэр Ори сделал знак своим спутникам оставаться на местах и направился к нам. Сняв шляпу, он деликатно откашлялся, чтобы привлечь внимание леди Гилфорд, а когда она обернулась, с вежливым поклоном произнёс:
-Сударыня, мне, право совестно, что я огорчил вас. Могу я сделать вам одно предложение?
-Какое, сударь? – спросила моя госпожа.
-Давайте сыграем в карты на этот медальон. Если вам повезёт, он ваш.
-В карты? Но я мало что в этом смыслю.
-Бывают разные игры. В некоторых важен опыт, а в других всё построено на везении. В конце концов, можно просто метнуть кости.
-И вы осмелились мне предложить глупую игру, где совсем не нужно думать? Вероятно, вы полагаете, женщина неспособна играть в сложные игры.
-Вовсе нет, сударыня. Вы можете выбрать любую игру, какая вам будет угодна.
-Любую игру? – леди Гилфорд загадочно улыбнулась.-  Значит, ваша ставка – медальон. А что же должна буду поставить я?
-Вашу вуаль, сударыня.
-Мою вуаль?
-Только для того, чтобы она не могла лишать нас вашей красоты.
-Ну, что ж, извольте, сударь. Я поставлю свою вуаль, но лишь при том условии, что выиграв, вы обязуетесь её носить.
-Сударыня! Это шутка?
-Разумеется, шутка. Надеюсь, вы тоже шутили, когда предлагали мне поставить на кон свою вуаль, а вернее, свою репутацию? Шутка на шутку, не так ли? Если же вам, и впрямь, угодно играть на раздевание, тогда играйте с господином Шорби. Я смотрю, он ходит за вами всюду, как привязанный. Он явно чего-то хочет от вас, но не осмеливается попросить!
-Сэр Шорби просто мой приятель и сосед по каюте. Мы беседуем с ним, играем в карты.
-Вот и поиграйте… Желаю приятно провести время.
-Вы правы, сударыня. Моё требование к вам было чересчур смелым. Нижайше прошу прощения. Но как же быть с медальоном? Вряд ли вы обрадуетесь, если его выиграет сэр Шорби? Надеюсь, вы не сочтёте, что я прошу слишком много, если предложу поставить против медальона пять фунтов?
-Пять фунтов?
-Да, всего только пять фунтов. Именно такую ставку я сделал, когда выиграл его.
-Ну, что ж, это другое дело, – лукаво улыбнулась графиня. - Но имейте в виду, я буду играть только один раз. Я не намерена оспаривать волю Всевышнего. Если он не даст мне победы в первой же игре, я не буду упорствовать и отступлюсь. Я не желаю владеть этой вещью, если Господь против. Вы это должны ясно понимать. И чтоб после, никаких уговоров. Я не повторю ошибок господина О’ Нила.
-Ваше требование вполне законно. По неписаным правилам, проигравший может выйти из игры в любой момент, когда пожелает. Это его право, - поклонился сэр Ори.
-Превосходно, когда начнём?
-Сразу, как только приберут в кают-компании. Когда будет всё готово для игры, мой слуга вас пригласит, сударыня.
Сказав это, он снова поклонился и вернулся к поджидавшему его сэру Шорби.
-Ваша милость, - шёпотом спросила я, – неужели вы станете играть с ним? Чутьё подсказывает мне, что сэр Ори… - я замялась, пытаясь смягчить то, что хотела сказать.
-Нечист на руку? – усмехнулась леди Гилфорд. – На этом и построен весь мой план.
-Я не понимаю, ваша милость.
-Смотри, наблюдай, думай и всё поймёшь. А теперь беги, завтракай. Господа уже закончили.


Рецензии
Здравствуйте, Михаил.
Теперь стало понятно, откуда у Бетти такие познания в морской терминологии. Все дело в хорошем учителе. Думаю, за время путешествия Бетти приобретет знаний больше, чем за свою предыдущую жизнь. Да и житейского опыта тоже.
Что же касается леди Гилфорд, то наверняка она припасла джокера в рукаве. И сэр Ори просто не знает, с кем связался.

Рута Неле   06.03.2019 14:20     Заявить о нарушении
Вы абсолютно правы, Алёна. Не только сэр Ори, но даже я сам не понимал, с кем связался. Вы скоро в этом убедитесь. И не раз.

Михаил Сидорович   06.03.2019 21:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.