Воздушная крепость Часть 2 Глава 3 Метро

Михаил Ильич Степаненко, дядька Андрея Смирных по матери при всех своих многочисленных положительных чертах, имел одну весьма дурную привычку, а именно, разуваться не у порога родного дома, а где-нибудь на кухне, или даже в спальне.
- Опять ирод чёртов попёрся обутым! - пилила его Нина Семёновна.
Супруга его, добрейшей души человек, боролась с пороком как могла, но за двадцать лет совместной жизни, победа была явно не на её стороне.
- Хоть кол на голове чеши! - злилась она.
Однажды она затеяла ремонт в их квартире в пятиэтажном доме посёлка Октябрьский на западной окраине Донецка. Так как пол был дощатый, то она прикупила на рынке «Аквилон» около железнодорожного вокзала рулон глянцевого импортного линолеума.
- Какая красота! - охала женщина.
Вместе с сыном, не дожидаясь прихода мужа, который расчищал на спецмашине заснеженные дороги шахтёрской столицы до глубокой ночи, она застелила шикарным линолеумом пол в прихожей. Оправданно надеясь, что облегчит себе труд мытья полов, после оставленных мужем грязевых следов.
- Надоело за обормотом прибираться! - надеялась она.
Мужа не дождалась, прикорнула в зале на диванчике. Проснулась от душераздирающего крика:
- Эх, мать твою!
Вопль оборвался на самой высокой ноте. Следом последовал грохот, сравнимый с лёгким землетрясением, после чего с полок начали падать непрочитанные книги и неустойчивая посуда.
- Неужто война! - ужаснулась женщина.
Ничего не понимая, она выскочила в полутёмный коридор, и увидела, как Ильич, в огромных заснеженных валенках, пластом лежал посреди прихожей, с задранными верх руками и ногами, искаженным в крике ртом, и безумно вылупленными глазами.
- Что с нашим полом? - шипел он.
В горячке, он попробовал встать, но всё закончилось классическим шпагатом, который при его ста пятидесяти килограммах веса и сорока пяти годах жизни, был не совсем естественен.
- Спину сорвал… - запричитал Степаненко.
Разогнуть его до нормального формата, смог только оперативно прибывший травматолог. По мере выздоровления, супруга с трудом, пресекала попытки Ильича, сначала оторвать, а потом порубить топором, скользкий источник его несчастий.
- Не дам! - вставала обширной грудью Нина Семёновна.
- Это ты виновата! - злился он.
- Надо было разуться…
- Ты у меня смотри!.. Я где нормальный, а где и беспощаден.
- Тю, напугал! - засмеялась жена. - Сам виноват.
- И не надо мне здесь валить с больной головы на здоровую задницу! - возмущался Михаил Ильич.
Радовало только то, что у него появилась новая привычка, а именно, разуваться на веранде, и при входе в дом, прежде чем сделать шаг, аккуратно ощупывать ногой враждебную поверхность пола.
- Кто этих баб знает, - думал он, - что они ещё придумают…
Это при том, что он с детства хорошо играл в хоккей и на скользких поверхностях всегда стоял уверенно.
- Но мокрый линолеума штука более неустойчивая… - жаловался Степаненко единственному племяннику.
Он заразил Андрея любовью к хоккею и когда в Донецке появился первый профессиональный клуб «Донбасс», они не пропустили ни одного матча Континентальной хоккейной лиги проходивших в дворце спорта «Дружба».
- В советское время здесь была хорошая детская спортивная школа, - поведал родственнику Михаил Ильич. - Даже один обладатель кубка Стэнли вышел отсюда.
- Ишь ты! - удивился Андрей. - И кто же?
- Олег Твердовский.
Перед сезоном 2013/14 донецкую команду возглавил российский специалист Андрей Назаров. Проведя 54 игры, ХК «Донбасс» завершил чемпионат на четвёртом месте.
- Донецкий клуб стал рекордсменом КХЛ по минимальному количеству пропущенных шайб за сезон – 99, - обсуждали они успехи земляков.
7-8 марта арена «Дружба» впервые в истории украинского хоккея приняла игры плей-офф. Первым соперником дончан стал хоккейный клуб «Динамо» (Рига). В серии из семи матчей подопечные Назарова оказались сильнее команды из Латвии.
- Знай наших! - радовались дончане.
В полуфинале Западной конференции «Донбасс» встретился с пражским «Львом». Из-за напряжённой политической ситуации на Украине правление КХЛ запретило проводить игры на домашней арене.
- Вчера «Донбасс» установил рекорд КХЛ по продолжительности матча - 126 минут и 14 секунд! - позвонил Смирных радостный дядя.
- Круто!
Именно столько продлилась вторая игра «Лев» - «Донбасс», в которой решающую шайбу забросил защитник дончан Андрей Конев. Эта игра получила крылатое название «пражский марафон».
- Завтра идём на матч!
- Неужели разрешили? - обрадовался Андрей.
28 марта они пошли на долгожданный матч, правда дончане проиграли. Серия завершилась со счетом 2:4 в пользу чешской команды.
- Зато на следующий год наши точно выиграют кубок Гагарина! - обнадёжил родственника Степаненко.
- Если эта заваруха закончится… - уточнил Смирных.
- Обязательно закончится! - заверил он.
Утром 27 мая дядька позвонил ему и взволнованно рассказал:
- Сегодня ночью чеченцы разграбили дворец спорта «Дружба»! Вывезли всё ценное имущество, все плазменные телевизоры висящие в фойе арены. А потом в отместку за погибших единоверцев сожгли президентскую ложу владельца клуба Колесникова. 
- Как это? - опешил Андрей. - Кто им позволил?!
- А кто им может запретить? - засмеялся Михаил Ильич.
- Теперь хоккея у нас точно не будет…
- Жаль меня там не было, - вздохнул он, - мне бы пара телевизоров пригодилась бы!
Через пару дней Степаненко опять позвонил и спросил:
- Ты сегодня развозишь свою воду?
- Работаю… - подтвердил Смирных.
- Срочно приезжай к «Метро» у аэропорта!
- Зачем?
- Весь посёлок «Октябрьский» сейчас там, - торопил дядя, - люди даром берут продукты, технику, алкоголь…
- Счас буду! - пообещал племянник.
Действительно практически целый день грабители из числа местных жителей приезжали к гипермаркету на личных автомобилях и тащили оттуда все товары.
- Под ногами вечно валяются копейки - дворники подметают только рубли! - пошутил Андрей, когда на служебной «Газели» затормозил перед разбитыми стеклянными дверьми магазина. - Неужели и мне повезло?
Вокруг деловито сновали местные мародёры. Те, у кого не было автомобилей, приходили пешком, а для вывоза, награбленного использовали реквизированные прямо в магазине тележки.
- Так нам ничего не достанется… - испугался он.
По всему торговому залу была рассыпана серая мука, разлиты вино и масло. Под ногами хрустело разбитое стекло. То там, то здесь валялись пьяные, употребляющие халявную водку, не отходя от кассы.
- Так здесь же мёртвые! - ахнул Смирных.
Грабителей из числа местных люмпенов не останавливало даже то, что из зала гипермаркета не убраны трупы погибших во время вчерашней перестрелки.
- Ты смотри какая красивая! - расстроился Андрей, наклоняясь над лежащей под стеллажами с макаронами миниатюрной девушкой.
Первый раз в жизни он видел так близко убитого человека. Вдруг из кармана её джинсов, запачканных кровью из рваных ран на животе, раздался звонок мобильного телефона.
- Кто-то её разыскивает! - понял Смирных. - Ждёт, волнуется…
Андрей осторожно, чтобы не потревожить мёртвую вытащил дорогой аппарат. На дисплее высвечивалась надпись – мама. Он не смог сказать женщине что её дочь мертва. Дождавшись пока трель звонка замолкнет, написал матери страшное сообщение:
- Ваша дочь мертва. Тело находится в магазине «Метро».
Смирных осторожно вернул телефон на место и поспешил к выходу.
- Ты куда? - навстречу ему выскочил оживлённый дядька с объёмным рулоном линолеума в руках.
- Уезжаю!
- А как же продукты, - опешил Михаил Ильич, - я вон целую тележку деликатесов набрал.
- Не могу я здесь больше находиться… - признался племянник.
- Ну и зря!
После этого дня Донецк с полным правом можно было называть городом беженцев. Именно беженцев, а не переселенцев.
- Может быть этот термин и правильный юридически, но абсолютный идиотизм по сути! - размышлял Андрей, наблюдая хаотические перемещения земляков. - Переселенцы переселяются, а они в своём большинстве убегают с парой сумок, ужасом в глазах и пустотой в душе.
Дончане бежали непродуманно, порой глупо и почти всегда поздно. Бежали в никуда. Вернее, туда, куда ещё можно было уехать поездом или автобусом. В сумках немного летней одежды, паспорта, игрушки, ноутбук и последние деньги, о чём они узнавали намного позже.
- Были и предусмотрительные, - изумлялся он, - которые ещё в мае запрыгнули в последний вагон «ИнтерСити». Тихонько вывезли мебель, технику и зимнюю одежду, спрятали свои внедорожники в гаражи родственников и сняли ещё относительно недорогие квартиры в Днепропетровске или Харькове.
Большинство же за любые деньги покупали билеты на последний рейс «Донбасса» и уже в вагоне звонили дальним родственникам и почти друзьям в Киеве, прося временного убежища. Не понимая, что нет ничего более постоянного, чем временное… Потом был круглосуточный мониторинг новостей и боль, такая острая, такая пронизывающая. Валерьянка и «Новопассит», водка и прихваченный из дома ром, слёзы и ссоры.
- Чтобы не случилось, - пообещал себе Смирных, - никуда не уеду…
Он достаточно наслушался телефонных исповедей уехавших знакомых и сделал однозначный вывод остаться в Донецке. Андрей принял такое решение, когда ехал в троллейбусе на свою съёмную квартиру на «Макаронке».
- Что-то опять нарисовали… - отвлёкся он, рассматривая опустевшие улицы.
Продолжалась война настенных граффити. Кинотеатр «Донецк» обрисовали проукраинскими лозунгами ещё весной. Затем доморощенные патриоты ДНР сверху нанесли свой слоган:
- «Донецк русский город!»
Недавно ночные сторонники Украины дописали снизу:
- «Ненавидит рашистких оккупантов!»
Во всяком случае, именно так надпись смотрелась из окна спешащего троллейбуса. Однако при более детальном рассмотрении оказалось, что буква «Р» теперь смахивает на «Ф» и получается не рашистских, а фашистских.
- Так и в головах людей всё смешалось! - расстроился Смирных и юркнул в тёмный подъезд.
7 июня Антон Макаренко и Андрей вместе смотрели по интернету трансляцию инаугурации нового Президента Украины Петра Порошенко. В торжествах принимали участие около 60 официальных зарубежных делегаций, включая 23 глав государств, правительств, парламентов и руководителей международных организаций, а также представители дипломатического корпуса, аккредитованного на Украине.
- Может теперь Порошенко сможет договориться с Путиным? - предположил Смирных.
- Скоро узнаем…
Когда Порошенко заходил в двери здания Верховной Рады стоящий на ступеньках солдат почётного президентского караула вдруг зашатался, выронил карабин с примкнутым штыком и едва не упал.
- Ему стало плохо из-за солнечного удара! - догадался Антон.
- Плохой знак! - покачал головой Андрей.
- В чём именно?
- Украина проиграет войну…
- Почему?
- Ты помнишь, как перед Януковичем на таком же мероприятии закрылись двери сессионного зала Верховной Рады? - напомнил он.
- Конечно! - засмеялся Макаренко. - Ещё помню, как ему венок от порыва ветра шлёпнул по голове, и Медведев едва сдержал смех…
- Вот именно, - согласился Смирных. - Это и были знаки, что Янукович не добудет полный президентский срок. А если украинский солдат выронил оружие, значит скоро придётся просить мирных переговоров с Россией.
- Вряд ли… - уточнил Антон. - Россия открыто не полезет.
- Посмотрим.
Трансляция закончилась. Друзья некоторое время посидели молча, потом Макаренко признался:
- Хотя кто знает… Россия единственная страна мира, которая может сама прийти к своим блудным детям, даже если те и не собирались возвращаться на Родину!
- Особенно когда дорогая халявная нефть ударила ей в голову! - добавил Андрей.
продолжение http://www.proza.ru/2016/03/21/42


Рецензии
Мне по настоящему страшно стало с 12 апреля.

Владимир Прозоров   31.10.2017 20:43     Заявить о нарушении
Я умудрялся во сне сдирать кожу с лица, жена просыпалась от моих криков...

Владимир Шатов   31.10.2017 20:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.