Уничтожить как класс

Не найдется класса, который нельзя было бы стереть с лица земли, если убить достаточное число его членов. Ханна Арендт.

Когда кто-нибудь становится государем какой-нибудь страны или города, особенно не имея там прочной опоры и не склоняется ни к монархическому, ни к республиканскому гражданскому строю, то для него самое надежное средство удержать власть - это, поскольку он является новым государем, переделать в этом государстве все по-новому: создать в городах новые правительства под новыми наименованиями, новыми полномочиями и новыми людьми; сделать богатых бедными, а бедных богатыми, а кроме того - построить новые города и разрушить построенные, переселить жителей из одного места в другое - словом, не оставить в этой стране ничего не тронутым. Так, чтобы в ней не осталось ни звания, ни учреждения, ни состояния, ни богатства, которое не было бы обязано ему своим существованием.
Он должен взять за образец Филиппа Македонского, отца Александра, который именно таким образом стал из незначительного царя государем всей Греции. Писавший о нем автор говорит, что он перегонял жителей из страны в страну подобно тому, как пастухи перегоняют свои стада. Н. Маккиавелли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия, с.166.

Сталин всегда рассматривал новую экономическую политику как вынужденное, временное отступление. На 15-м съезде ВКП (б) в 1927 г. он провозгласил курс на коллективизацию сельского хозяйства.
На тот момент Советский Союз был на 80% крестьянской страной.
Пропагандистский термин «коллективизация» скрывал сущность реальных политических процессов. Старт начатой Сталиным коллективизации положил начало трагедии раскулачивания и выселения из родных мест значительной части крестьянства.
Что же означало на практике раскулачивание?
Фактически - это изъятие имущества у наиболее зажиточной, трудолюбивой, образованной части крестьянства, насильственное ее переселение. Тем самым крестьянство в СССР лишалось головы.
По сути, речь шла о запланированном разгроме главного класса страны, начале принудительной организации остального сельского населения в искусственные общины - колхозы.
В то же время насилие, излюбленный метод большевиков, с самого начала не могло не вести к возникновению постоянных конфликтов.
Например, антисоветский мятеж в Грузии, вспыхнувший еще 28 августа 1924 г., был спровоцирован серьезными ошибками и перегибами партийных и советских органов при проведении аграрной реформы, налоговой политики и антирелигиозных мероприятий, вызвавших недовольство крестьян. Восстание в Грузии было жестоко подавлено военной силой, с множеством жертв, но это не заставило сталинцев задуматься об ошибочности своей тактики.
Коллективизация сельского хозяйства, по мнению многих видных членов партии, сама по себе была ошибочной, не говоря о причинах, ее породивших, и методах, которыми ее проводили.
Собственно, все представители так называемого "правого уклона", как окрестил их Сталин, - Бухарин, Рыков, Угланов, Рютин, Каменев, расходились с ним именно в необходимости коллективизации и создания колхозов.
Утверждая, что колхозы «не являются столбовой дорогой к социализму», Н.И. Бухарин исходил, прежде всего, из опыта политики «военного коммунизма».
Лишь немногие коллективные хозяйства проявили себя тогда в экономическом отношении как провозвестники будущего. Деятельность большинства из них, напротив, показывала пример того, «как не надо хозяйничать» (см. Ленин В.И. ПСС, т.43, с.60).
Более того, в декабре 1920 г. В.И. Ленин констатировал, что «вопрос о колхозах не стоит как очередной» (там же, т.42, с.180).
«Наша политика по отношению к деревне должна развиваться в таком направлении, чтобы раздвигались, отчасти, и уничтожались многие ограничения, тормозящие рост зажиточного и кулацкого хозяйства. Крестьянам, всем крестьянам надо сказать: обогащайтесь, развивайте свое хозяйство, не беспокойтесь, что вас прижмут». Н.И. Бухарин. Правда, 21 апреля 1925 г.
К концу 20-х гг. Бухарин все же признал необходимость развертывания коллективизации сельского хозяйства, но исходил по-прежнему из хозяйственной заинтересованности и добровольности при вступлении в колхозы (см., например, его статью «Политическое завещание Ленина».
К началу 20 в. кулачество в России представляло самый многочисленный слой капиталистических эксплуататоров: кулацкими были до 20% крестьянских дворов.
В их хозяйствах концентрировалась значительная часть сельскохозяйственных машин и орудий, поголовья рабочего и продуктивного скота.
Они производили до 50% товарного хлеба, владели торгово-промышленными заведениями, содержали трактиры, занимались ростовщичеством, сдавали внаём бедноте рабочий скот и инвентарь под отработки, нанимали батраков.
После революции 1905-1907 гг. проведением столыпинской аграрной реформы царизм основательно укрепил кулачество, стремясь в его лице создать себе прочную опору.
После революции 1917 г., отменившей помещичье землевладение, кулаки захватывали лучшие земли, помещичий скот и инвентарь. В 1919 году у кулачества отобрали 50 млн. га земли из 80 млн. га, которыми оно владело до революции.
С переходом к нэпу в 1921 г. в деревне возобновился рост кулацких хозяйств.

Что касается терминов «кулак», «раскулачивание», нужно пояснить, что очень многие понятия истории и философии сталинских лет являются не научными терминами, а идеологическими клише, у которых нет точной смысловой нагрузки.
Одно из таких сталинских лже-понятий - "кулак".

В строго экономическом смысле "кулацких хозяйств", то есть ориентированных на товарное производство сельхозпродуции, в советской России 20-х годов были единицы.
На деле кулаками называли таких крестьян, которые, используя культурные методы ведения хозяйства и сельскохозяйственные машины, добились относительного благополучия в сравнении с другими слоями деревни.
В 1927 г. их в СССР было более 1 млн. (примерно 4-5% общей численности крестьянских хозяйств).
Вместе с членами семей кулачеством в Советской России считалось около 5-7 миллионов человек.
В июле 1927 г. Сталин открыто заявил о реальной угрозе войны.
Прямым следствием явилось обострение экономического положения в стране.
Прежде всего, возникли трудности с хлебозаготовками, сократилось количество хлеба, поступавшего на рынок. Трудности такого рода ощущались в той или иной степени на всем протяжении 1920-х гг., но именно проблемы с хлебом в 1927-1928 гг. были использованы в качестве обоснования наступления на крестьянство.
Причиной затруднений была названа "кулацкая хлебная стачка", а врагом - соответственно, кулак. В своей манере провокации Сталин обвинил кулаков в том, что они "ждут не просто повышения цен, а требуют повышения цен втрое в сравнении с государственными ценами". Сталин И.В. Соч. т.11, с.2.
Это не соответствовало действительности, но служило оправданием начала репрессий против кулака - применения 107 ст. Уголовного Кодекса не за спекуляцию, а за несдачу хлеба.
Эта статья предусматривала лишение свободы на срок до одного года с конфискацией всего или части имущества, или без таковой.
Те же действия в случае установления сговора торговцев карались лишением свободы на срок до 3-х лет с полной конфискацией.
Кроме этого, стали активно использоваться ст. 60, 61, 62 УК РСФСР 1926 г., которые позволяли лишать кулаков свободы с конфискацией имущества на срок от 1 до 2 лет за отказ от выполнения государственных повинностей.
Осенью-зимой 1927 года - весной 1928 года по кулачеству силами комитетов бедноты с привлечением милиции был нанесен первый удар, коснувшийся примерно 15% семей, то есть 1 миллиона человек. Результат - более сотни жестоко подавленных крестьянских восстаний.
Вместе с тем, местное начальство сообщало наверх, что к лету 1928 число колхозов достигло 33,3 тыс., а к лету 1929 - 57 тыс. (в 1927 их было 14,8 тыс.).
Грабеж деревни в начале 1928 г. явился необходимым этапом коллективизации.
После развязанного террора против кулака вернуться к прежнему положению в деревне было уже невозможно. Логика развития событий диктовала тогда идти только вперед - по пути усиления террора против зажиточных слоев деревни и объединения остальных в колхозы.
На июльском (1928 г.) пленуме ЦК ВКП (б) И.В. Сталин сказал: «С крестьянством у нас в данном случае дело обстоит таким образом: оно платит государству не только обычные налоги, прямые и косвенные, но оно еще переплачивает на сравнительно высоких ценах на товары промышленности - это, во-первых, и более или менее недополучает на ценах на сельскохозяйственные продукты - это, во-вторых. Это есть добавочный налог на крестьянство в интересах подъема индустрии, обслуживающей всю страну, в том числе крестьянство. Это есть нечто вроде «дани», нечто вроде сверхналога, который мы вынуждены брать временно для того, чтобы сохранить и развить дальше нынешний темп развития индустрии...» (Сталин И.В. Соч., т. 11, с. 159).
Это дало основание Бухарину и его сторонникам утверждать, что Сталин провозгласил лозунг дани, «военно-феодальной эксплуатации крестьянства».
Еще в начале декабря 1929 года для выработки мероприятий по развертыванию сплошной коллективизации под руководством Наркома земледелия СССР Я. А. Яковлева была создана комиссия Политбюро ЦК ВКП (б).
На первом ее заседании 8 декабря было образовано восемь подкомиссий, в том числе и подкомиссия по отношению к кулаку в составе К.Я. Баумана (председатель), И.Е. Клименко, Т. Р. Рыскулова и Г.Н. Каминского.
Подкомиссия пришла к «теоретическому» выводу, что кулак обречен на гибель как экономическая категория в кратчайший исторический срок и что достижения социалистического строительства позволяют взять прямой курс на уничтожение класса эксплуататоров в СССР.
Но теория теорией, а какие же конкретные, практические предложения?
Вот тут-то и обнаружились расхождения.
В подготовленном комиссией документе отмечалось: «...Безнадежно пытаться разрешить «кулацкую проблему» выселением всей массы кулацкого населения в отдаленные края или тому подобными мероприятиями» (ЦГАНХ СССР. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 40. Л. 54-56, 58).
Более того, предлагалось часть «кулаков», которые согласятся подчиняться и добровольно исполнять все обязанности колхозников, включать в состав колхозов.
Такой подход не удовлетворил Сталина.
Запланированное на 25 декабря обсуждение на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) подготовленного комиссией Яковлева проекта постановления было отменено.

«По закону, принужденное переселение составляет один из видов наказания за уголовные преступления: возможно ли подвергать такой судьбе миллионы людей по произволу?.. Принужденное переселение было бы разорением для крестьян, было бы нарушением гражданского права, возмутило бы самые заветные привязанности человека: привязанность к родовому жилищу и к месту, где схоронены отцы». Н. Г. Чернышевский. «Материалы для решения крестьянского вопроса».

О ситуации, сложившейся во многих сельских районах страны к середине 1929 г., можно судить по одной из хранящихся в архивах «сводок о проведении хлебозаготовочной кампании» по Центрально-Черноземной области с 1 мая по 19 июня 1929 г.
Со времени применения чрезвычайных мер в хлебозаготовках, - читаем в документе, - «кулацкий элемент стал прилагать все усилия - в форме разбойных террористических актов над представителями власти и общественности в деревне - к срыву хлебозаготовительной кампании...
В связи с ее проведением по районам Воронежского округа крестьянское население весьма враждебно настроено по отношению к Советской власти, за исключением весьма малого процента бедноты.
На приезд каких-либо уполномоченных отзываются, как о грабителе, приехавшем грабить их хозяйство. Настроение апатичное. Собираясь, говорят между собой, что разве можно теперь заводить лишнюю скотину: «режь, пока какая есть, да и ешь, а то все равно отберут. Сейчас они разоряют сильные хозяйства и цепляют середняцкие, а когда не станет сильных хозяйств, то возьмутся за середняцкие; они будут стричь до конца, чтобы мы раз навсегда отказались заниматься сельским хозяйством отдельно и пошли в коммуну, в барщину, где нас будут эксплуатировать, точно рабов. К этому и идет, теперь мы бессильны, за нас некому заступиться, а кто за нас что скажет, сейчас же его выгоняют из партии, со службы долой. Вот был Троцкий, его выгнали, и Рыкова уже гонят».
Были случаи самоудушения, как-то в селе Васильевке Панинского района Иван Митрофанович Д-н, когда его хозяйство обложили - вывезти около 100 пудов хлеба, он сказал: «Что хотите делайте, у меня всего 40 пудов для себя». Когда у него была произведена опись имущества, он пытался повеситься, подоспевший милиционер перерезал канат, и он был спасен.
Затем был случай в селе Нащекино Анненского района, когда гр. Р-в сошел с ума, а второй тоже пытался покончить с собой через повешение...
Представителями, производящими хлебозаготовки, это совершенно не учитывается, даже наоборот, стараются информировать, что все обстоит благополучно».

Среди сводок о политическом состоянии деревни конца 20-х годов редко можно встретить аналогичную вышеприведенной по откровенности, сочувствию к тяжелой доле крестьянства, обеспокоенности за его судьбу.
Общий тон сухих, бесстрастно констатировавших события сводок становился все более тревожным. Политическая обстановка в деревне накалялась.
Против представителей Советской власти в 1928 г. лишь на территории РСФСР было совершено около 1120 террористических актов - почти в 2 раза больше, чем в 1926 г.
В 1929 г. состоялось уже более 3 тыс. терактов, жертвами которых стало 10 тыс. партийных и советских активистов.
В сводках замелькали сообщения о волнениях крестьянских масс.
В ряде сельских районов страны в 1928-1930 гг. произошли массовые вооруженные выступления антисоветского характера, для подавления которых привлекались воинские подразделения, и даже артиллерия и самолеты.
Только в декабре 1928 - январе 1929-го, во время избирательной кампании, было зарегистрировано около 6000 «кулацких» выступлений, направленных на внедрение в Советы «своих» людей, плюс до 1300 «кулацких мятежей».

«Кампания по хлебозаготовкам, - отмечалось в сводке по стране с октября по декабрь 1929 г., - ...проходила повсеместно под знаком очень значительного, в отдельных случаях массового сопротивления мероприятиям власти. С точностью можно установить, что движение возглавлялось кулацкими элементами и служителями религиозного культа, но временами оно принимало характер массовых выступлений, в которых принимали участие середняки, бедняки, женщины...».
В информационном письме Средне-Волжского облисполкома за июль-август 1929 г. сообщается о систематически возникавших в разных районах области «группировках населения, в большинстве случаев женщин, до 400-500 человек, направляющихся с выкриками протеста хлебозаготовками к зданиям сельсоветов с целью срыва (заготовок), преследования представителей местной власти и т. д.».
Часть населения стала браться за оружие.
Начальник Читинского окружного отдела милиции доносил 27 ноября 1929 г. о ликвидации банды, оперировавшей с начала ноября в Карымском районе: «Банда состояла из местного кулачества и бедноты. Численность ее доходила до 200 человек конных всадников, вооруженных дробовиками, берданками и трехлинейными винтовками. Банда возникла на почве несогласия с мероприятиями по хлебозаготовкам. Командовал ею бывший председатель Жибмиринского сельсовета Губкин».
Крестьянские восстания в Забайкалье, форма борьбы крестьян за свои права и отмену насильственной коллективизации, - начались осенью 1929 и продолжались до 1932 гг.
Причины: насильственное создание колхозов с уставами коммун; раскулачивание середняков; жесткая карательная политика; усиление налогового бремени; обнищание деревни.
Инициаторами восстаний выступали бывшие красные партизаны.
В ходу был лозунг «За Советскую власть без коммунистов!». Движущей силой восставших были середняки, которых активно поддерживали бедняки и батраки. Прослойка кулаков и бывших белогвардейцев среди бунтующих составляла менее 10 %.

Крупных крестьянских восстаний в Восточном Забайкалье было не менее двадцати.
Начало им положило Тыргетуйское восстание в Карымском районе (1929).
В 1930 г. прошли крестьянские восстания в Малетинском (ныне Петровск-Забайкальском) и Сретенском районах, Кактолгинское восстание в Усть-Карийском (ныне Сретенском) районе, движение Ундино-Талангуйской повстанческой бригады в Жидкинском (ныне Балейском) и Оловяннинском районах, крестьянские восстания в Борзинском и Чернышевском районах, в 1931 н. Уровское восстание в Нерчинско-Заводском районе и восстание в Александро-Заводском районе, в 1932 г. восстание в Агинском аймаке. Были вооруженные восстания и в Западном Забайкалье (Бурят-Монгольском АССР). Возникали восстания спонтанно, единого руководства не имели. Провозглашаемые цели: отказ от колхозного строительства, возвращение изъятого имущества, демонстрация своей силы, привлечение внимания к своим нуждам. Все восстания были подавлены вооруженным путем, а их участники подвергнуты репрессиям, одни сразу, другие в 1937-1938 гг.
Реальными итогами восстаний стал массовый выход крестьян из колхозов, перевод коммун на устав сельхозартели, разукрупнение колхозов, организация помощи от города - селу. Жеребцов Г.А. Крестьянские восстания в Забайкалье (1930-1931 гг.). - Чита, 1996.

Из дел, заведенных на участников Павлоградского восстания 1930 года, видно, что именно побудило их - зачастую участников революции, соблазненных лозунгом "Землю – крестьянам!" - взяться за вилы и винтовки, прихваченные из окопов Первой мировой войны и с полей гражданской.
В 1928-1929 годах, когда началась коллективизация, в Терновке (Павлоградский район), из двух тысяч хозяйств решили сделать несколько артелей. Понятно, что крестьяне запротестовали. 1 февраля 1930 г. были арестованы 79 человек.
Одному из них удалось бежать, он и стал лидером восстания 5 апреля 1930 года. 
Из справки Богдановского сельсовета на арестованного Захара Шелепова, бывшего красноармейца. До революции у него было 4 лошади, к 30-му году осталась 1, овец было 15, осталось 4. "Раскулачили" и старика-отца:
"Отец его осенью 1929 г. за невыполнение твердого задания по хлебозаготовке оштрафован... и за невыполнение штрафа имущество такового частично было распродано".
От обиды парни рвали на себе рубаху: "За что боролись?!", вытаскивали припрятанные обрезы и давали слово отцам вернуть отобранное добро.
Из показаний арестованного Ивана Сумарокова, малограмотного, беспартийного:
"По плану должен был я обсеменить четыре десятины пшеницы и, несмотря на это, в то же время предложили мне вывезти излишки зерна – хлеба. Таким образом, вывез посевматериал и земля осталась незасеяна".
Из показаний арестованного Семена Агаркова, середняка:
"Все, что говорил председатель о том, что теперь беднякам и середнякам хорошо жить, – это неверно, это все неправда. Прежде бил их кулак, бьет их теперь – власть".
Из показаний арестованного Федора Аксенова, середняка:
"А разве мы пошли бы в банду, если бы нам хорошо жилось?.. У меня 15 душ семьи, а я должен все молоко сдавать, а самому приходится голодать... Все равно, хоть так пропадать, хоть в банде побьют". Павлоградское восстание 1930 годов. Документы и материалы. Днепропетровск, 2013.

В 1930-1931 годах ряд восстаний вспыхнул на юге Красноярского края, причем возглавляли их руководители антиколчаковских партизанских движений, а воевали с властями не кулаки, а в основном бывшие красные партизаны.
В 1930 году в январе-марте - свыше 2000 антисоветских вооруженных восстаний, в марте-августе (после статьи Сталина «Головокружение от успехов», напечатанной в «Правде» 2 марта) - массовый выход крестьян из колхозов (несколько миллионов дворов) и т. д.
«Просчеты и ошибки, допущенные в Азербайджане при колхозном строительстве, насилие и жесткие административные меры, применяемые к кулакам, середнякам и зажиточным крестьянам, вызывали массовое недовольство среди крестьян… Развернулось движение сопротивления против советского режима и коллективизации. Только в 1931 г. против коллективизации боролись более 400 вооруженных отрядов гачагов… к движению гачагов примкнуло более 5 тыс. человек».  История Азербайджана (1918—2000) Учебник для 11-х классов общеобразовательной школы (под ред. С.Гандилова и И.Мамедова).  Баку Чашыоглу, 2002, С. 155.

Дальнейшее известно.
Насилие рождает насилие.
27 декабря 1929 г. на конференции аграрников-марксистов Сталин провозгласил новый лозунг «...Мы перешли в последнее время от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества, как класса» (См. Сталин И. В. Соч., т. 12., с. 169).
Ноябрьский 1929 г. пленум ЦК объявил о развертывании сплошной коллективизации и на ее основе ликвидации кулачества как класса.

5 января 1930 г. появляется постановление ЦК ВКП (б) о темпе коллективизации, 30 января - постановление Политбюро "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" и призыв проводить политику ликвидации кулачества как класса "со всей той настойчивостью и последовательностью, на которую только способны большевики". Сталин И.В. Соч. Т. 12. С 225.

Все хозяйства, которые были определены как кулацкие, подразделялись на три категории: кулаки 1-й категории, так называемый "контрреволюционный актив", направлялись в основном в тюрьмы и лагеря, а члены семьи выселялись в отдаленные районы.

Еще до этого постановления многие кулаки 1-й категории были отправлены в лагеря по постановлению СНК РСФСР от 19 ноября 1929 г. Кириллов В. Законодательное обеспечение репрессивной политики советского государства в период 1920-50-х годов. - Карта (Российский независимый исторический и правозащитный журнал). Рязань, 1995, № 7-8, с. 82.

Одновременно понятие "кулак" резко расширяется.

Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» предоставляло краевым (областным) исполкомам, правительствам союзных и автономных республик право выселения кулаков из «зоны сплошной коллективизации сельского хозяйства».
В развитие этого постановления издана секретная инструкция ЦИК и СНК СССР от 4 февраля 1930 г. «О мероприятиях по проведению раскулачивания».
2 февраля 1930 г. Объединенное Государственное Политическое Управление при СНК СССР издало приказ № 44/21. коим предписывался
«…сокрушительный удар по двум основным направлениям:
1) немедленная ликвидация контрреволюционного кулацкого актива, особенно кадров действующих контрреволюционных и повстанческих организаций, группировок и наиболее злостных, махровых одиночек (первая категория);
2) массовое выселение (в первую очередь) из районов сплошной коллективизации и погранполосы наиболее богатых кулаков (бывших помещиков, местных кулацких авторитетов и антисоветского актива церковников и сектантов) и их семейств в отдаленные Северные районы СССР с конфискацией их имущества (вторая категория)».
 
В приказе даны четыре определения кулаков «первой категории»:
«…1. Кулаки – наиболее махровые и активные, противодействующие и срывающие мероприятия партии и власти по социалистической реконструкции хозяйства. Кулаки, бегущие из районов постоянного жительства и уходящие в подполье, особенно блокирующиеся с активными белогвардейцами и бандитами.
2. Кулаки – активные белогвардейцы, повстанцы, бывшие бандиты, бывшие белые офицеры, репатрианты, бывшие активные каратели и др., проявляющие сейчас контрреволюционную активность организованного порядка.
3. Кулаки – активные члены церковных советов, всякого рода религиозных, сектантских общин и групп, активно проявляющие себя.
4. Кулаки – наиболее богатые, ростовщики, спекулянты, разрушающие свои хозяйства, бывшие помещики и крупные земельные собственники».

Кулаки 2-й категории - "крупные кулаки и бывшие полупомещики" выселялись вместе с семьями в отдаленные районы страны, составив слой так называемых "спецпереселенцев".
Кулаки 3-й категории также после раскулачивания изгонялись из родной деревни и расселялись в пределах района на необжитых землях.

Оценивая итоги коллективизации, Сталин подчеркивал: «Это был глубочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года». История ВКП (б). Краткий курс.

Это верно. Такой масштабной и безжалостной переделки социальной структуры населения не знало не одно общество в мире.

Но для страны и для народа безнаказанно скачок не прошел.
Принудительная коллективизация привела деревню к голоду, а страну - к разорению.
Цифры потерь скота, приведенные Сталиным в его докладе на XVI съезде партии, сильно занижены. Он любил липовую статистику.
Но даже по этим цифрам потери крупного рогатого скота составили 14,5 млн. голов, свиней было потеряно 33%, а мелкого рогатого скота - 25% поголовья.
В погоне за высокими темпами коллективизации раскулачивали не только кулаков, но и середняков, и на северную целину отправился новый поток спецпереселенцев.
Зимой 1929-1930 гг. вместо артелей нередко создавались коммуны с полным обобществлением имущества. Все это вызвали страх и недовольство крестьян.
Начался массовый забой скота. Борьба с кулаками, означавшая для деревенских люмпенов возможность поживиться на их счет, ненависть к деревенским богатеям, глубоко въелись в сознание сельского населения.
Отныне бесправные колхозники психологически подготовлены к тому, чтобы инстинктивно стараться довести всю общину до одинаково нищего уровня.
Поспешно созданные колхозы, в которые оставшихся в деревнях загоняли силой, с нарушением всех принципов добровольности, не были прочными, легко распадались.
Во 2-й половине февраля 1930 г. ЦК партии дал директиву о недопустимости спешки в проведении коллективизации, о прекращении раскулачивания там, где сплошная коллективизация ещё не началась, о необходимости учёта местных условий в национальных республиках. При этом отмечалось, что коллективизация в таких важных зерновых районах, как Нижняя и Средняя Волга, Северный Кавказ, может быть закончена осенью 1930-го или весной 1931 гг.
Фактически же в СССР была начата сплошная коллективизация сельского хозяйства.
Согласно постановлениям и инструкциям ЦК ВКП (б) (от 30 января 1930), ЦИК и СНК СССР (от 1 февраля и от 4 февраля 1930) в районах сплошной коллективизации был отменен закон об аренде земли и применении наёмного труда, разрешалась конфискация имущества кулаков и их выселение.
Выселению на Север, в Сибирь и на Дальний Восток подлежали семьи наиболее крупных кулаков, а также семьи непосредственных участников контрреволюционной борьбы. Конфискованное имущество передавалось в неделимые фонды колхозов.
«Раскулачивание» осуществлялось как общественная кампания с участием представителей Советской власти, общественных организаций, крестьян.
14 марта 1930 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении», сыгравшее известную роль в развитии коллективизации.
В августе 1930 г. колхозы объединяли 21,4% крестьянских хозяйств.
Была увеличена государственная помощь колхозам.
К концу 1930 по посевной площади и урожайности они превзошли уже единоличные хозяйства и смогли выдать колхозникам зерна и других продуктов больше, чем было у единоличников.
В постановлении «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» (1930) ЦК ВКП (б) ориентировал партийные организации и советские органы на местах на завершение коллективизации сельского хозяйства в основном к концу пятилетки (1932).

Уже к июню 1931 г. общее число колхозов составило 211 тыс., в них входило 13 млн. крестьянских хозяйств (52,7%).
Можно по данным БСЭ составить такую таблицу.
Коллективизировано хозяйств на 1 июля, %: 1918 г. - 0,1; 1927 -0,8; 1928 – 1,7; 1929 - 3,9; 1930 -23,6; 1931 - 52,7; 1932 - 61,5; 1937 - 93,0; 1940 - 96,9; 1955 - 99,6.
Итого, с 1927 по 1937 годы было коллективизировано 92,2 % крестьянских хозяйств.

В свое время К. Маркс писал о бессилии юридических норм, подкрепленных силой власти, остановить процессы, происходящие в экономике.
«Чтобы экспроприировать земледельцев, - отмечал он, - нет необходимости изгнать их с их земель... Попробуйте сверх определенной меры отбирать у крестьян продукт сельскохозяйственного труда - и, несмотря на вашу жандармерию и вашу армию, вам не удастся приковать их к их полям». К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVII, стр. 685.

Особенно жестоко осуществлялась коллективизация в селах Грузии под руководством 1-го секретаря Л. Берии, а сопротивление подавлено путем массовых чисток (погибли десятки тысяч людей, партийные активисты, интеллигенция, специалисты и все, кто подозревался в недовольстве режимом).

Сплошная коллективизация сопровождалась ожесточенной классовой борьбой в деревне. В ходе коллективизации кулачество полностью экспроприировалось.
Кулаки оказывали сопротивление организации колхозов, активно уничтожали свой скот, портили свою технику, поджигали свои постройки, терроризировали и даже убивали активистов колхозного строительства. Часть кулаков «самораскулачилась», т. е. ликвидировала хозяйства и переселилась в города и другие районы.
Например, на территории России ситуация за 10 лет изменилась так.
По переписи 1926 года, на территории РСФСР в границах 1926 года (включая Казахстан и Киргизию) проживали 100,8 млн. человек: 48,2 млн. мужчин и 52,6 млн. женщин.
Всесоюзная перепись населения 1926 г. РСФСР и ее регионы. Населенные места. Наличное городское и сельское население.
Площадь, кв. км 19651446
Число населенных мест: Городских 1239. Сельских 489371.
Численность населения: Мужчины 48170635. Женщины 52720609. Оба пола 100891244.
Городское население: Мужчины 8456503 (Доля от всего населения РСФСР - 8,3%). Женщины 8986152 (Доля от всего населения РСФСР - 8,9%). Оба пола - 17442655.
Сельское население: Мужчины 39714132 (Доля от всего населения РСФСР - 39,4%). Женщины 43734457 (Доля от всего населения РСФСР - 43,3%). Оба пола 83448589.

Можно уточнить, что в 1926 году население РСФСР (без Казахстана и Киргизии) насчитывало 93,5 млн. человек, в том числе — 44,3 млн. мужчин и 49,2 млн. женщин.

Всесоюзная перепись населения 1939 г. Численность наличного населения СССР по союзным республикам, краям, областям и автономным республикам. Окончательные итоги переписи РСФСР.
Все население республики 109397463 (без Казахстана и Киргизии, ставших независимыми республиками).
Мужчин 51593770 47, 2%. Женщин 57803693 52,8%.
городское население 36875233.
Мужчин 17477128. Доля от всего населения РСФСР - 16%. Женщин 19398105 Доля от всего населения РСФСР - 17,7%
сельское население 72522230.
Мужчин 34116642. Доля от всего населения РСФСР - 31%. Женщин 38405588 Доля от всего населения РСФСР - 35%.
в т.ч. "добавки в централизованном порядке" (т.н. "спецконтингент").
все население 2490847. Мужчин 1940294. Женщин 550553.
городское население 731356. Мужчин 544715. Женщин 186641.
сельское население 1759491. Мужчин 1395579. Женщин 363912.

Численность городских жителей России к 1939 г., по сравнению с 1926 г., увеличилась вдвое и составила 33% населения страны.

Второй этап массового раскулачивания и выселения кулаков начался весной 1931 года.
В разряд классово-враждебных элементов тогда зачислили 4,6% от 163 млн. граждан страны, то есть 7, 5 млн. человек. (История Коммунистической партии Советского Союза, т. 4, кн. 2, М., 1971, с.491).
Но в процессе коллективизации этот «норматив» был значительно перекрыт.
Часть людей была отправлена в лагеря, а остальные высланы в отдаленные районы в качестве спецпоселенцев под административный надзор. Их труд широко применялся на самых тяжелых работах - строительстве дорог, каналов, крупнейших стройках, добыче полезных ископаемых, лесоразработках.
Именно за счет «раскулаченных» первоначально была создана массовая рабочая сила для бесплатного труда. Экспорт деловой древесины в начале 30-х годов сразу возрос в 3 раза.
Большая Советская энциклопедия (3 изд., ст. Кулачество), когда речь заходит о масштабах переселения, бесстыдно лукавит: «В отдалённые районы за 1930-1932 гг. выслано свыше 240,7 тыс. семей - около 1/4 кулацких хозяйств, менее 1% общего числа крестьянских хозяйств... К началу 1941 г. в местах поселений находилось 930 тыс. бывших кулаков (около 220 тыс. семей)».
Даже по справке ГУЛАГа ОГПУ, подготовленной для Сталина, за 1930-1931 гг. на спецпоселение было выслано 381026 семей общей численностью 1803392 человека.
Они были вывезены в Западную и Восточную Сибирь, Северный Урал, Якутию, Дальний Восток, Казахстан.
В 1932-1940 гг. на поселение прибыло еще 489822 «кулака», что вместе с высланными в 1930-1931 гг. составило 2 миллиона 293 тысячи 214 спецпереселенцев.
В Инструкции от 8 мая 1933 г., адресованной «всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры» и подписанной Председателем Совета Народных Комиссаров СССР В. Молотовым (Скрябиным) и Секретарем ЦК ВКП(б) И. Сталиным, резюмировалось: «Отчаянное сопротивление кулачества колхозному движению трудящихся крестьян, развернувшееся еще в конце 1929 года и принявшее форму поджогов и террористических актов против колхозных деятелей, создало необходимость применения Советской властью массовых арестов и острых форм репрессий, в виде массового выселения кулаков и подкулачников в северные и дальние края».
Авторам Инструкции пришлось пояснить, что это коснулось 1,3 млн. кулацких хозяйств, в семьях которых насчитывалось до 6 млн. человек. Присовокупить к ним надо было еще и семьи «подкулачников». Вырисовывались огромные масштабы массовых выселений, исчисляемых миллионами людей...» Викторов Б. Без грифа «секретно». М., 1990, с.184.
Комиссия Политбюро ЦК КПСС, в 1989 году по требованию депутатов Верховного Совета СССР изучавшая этот вопрос, дала следующую справку: «Органами ОГПУ было осуществлено выселение из европейской части СССР в северные районы и Сибирь в 1930-1931 годах 356,5 тысяч крестьянских семейств общей численностью 1 680 000 человек. Часть их была направлена в места заключения, другая - в спецпоселения...»

Историк А. Авторханов пишет: "Трехлетняя "классовая борьба" во время "сплошной коллективизации" (1930-1932) унесла в тундры и под тундры около десяти миллионов человек. Эту цифру Сталин сообщил Черчиллю во время их беседы..."
Действительно первым, кто открыто заявил о трагедии колхозной деревни в 1930-х годах и привел цифру 10 миллионов кулаков, - был никто иной, как Сталин, причем сказал он об этом с одним из оппонентов коммунизма – У. Черчиллем. Во время его визита в Москву в августе 1942 года неожиданно разговор зашел о коллективизации в СССР в 1930-х годах.
Британский премьер вспоминал, что Сталин назвал политику коллективизации «страшной борьбой».
В ответ Черчилль заявил: «Я так и думал, что вы считаете ее тяжелой, ведь вы имели дело не с несколькими десятками тысяч аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей». «С десятью миллионами, — сказал он (Сталин), подняв руки. — Это было что;то страшное, это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны механизировать наше сельское хозяйство». Черчилль У. Вторая мировая война. В 3;х кн. Ч. II. Тт. 3-4. М., 1991.

Но число кулаков, зарегистрированных по месту ссылки, существенно уступает количеству отправленных в ссылку.
Разница в 382012 человек приходится и на малую часть сбежавших, но в основном это умершие в дороге и в ссылке.
Так Сталин по-большевистски решил проблему политической организации советского крестьянства.
К 1937 году кулачество в СССР было уничтожено как класс: было ограблено и выселено в заснеженную тайгу, где умирало с голода, а частично заполнило концентрационные лагеря и было истреблено там.
Оставшиеся в живых были превращены Советским государством в полурабов.
Часть их работала в горнодобывающей промышленности и на лесозаготовках, часть была объединена в сельхозартели особого типа (правления назначались и т. д.).
Помимо обычных налогов и сборов, из их зарплаты удерживалось 5% на содержание аппарата Отдела трудовых поселений ГУЛАГа и административное обслуживание трудпоселений. Выселенные кулаки были лишены избирательных прав, права выезда с места поселения, права служить в Красной Армии и т.д.
Поэтому всеми правдами и неправдами и спецпереселенцы, и их дети пытались сбежать с непригодных для жизни и человеческого достоинства мест. И кому-то это порой удавалось. Красильников С.А., Саламатова М.С., Ушакова С.Н. Корни или щепки. Крестьянская семья на спецпоселении в Западной Сибири в 1930-1950-х гг. М., РОССПЭН, 2010. 327 с.

13 сентября 1933 г. на заседании бюро Оренбургского горкома ВКП (б) с участием начальников политотделов МТС разбирался вопрос о кулацких поселениях НКВД. Было признано, что «спецпоселенцы находятся в исключительно тяжелом положении: поселки не организованы, землянок нет, люди находятся под открытым небом в степи накануне массовых заболеваний». Более того, даже тягло и инвентарь, которыми должны были обеспечить поселенцев, им не выделены. Поэтому Оренбургский горком ВКП(б) постановил выделить спецпоселенцам лесоматериалы для строительства землянок и разрешил им (верх щедрости!) убрать урожай со своих огородов.

С тяжелым чувством читаешь подготовленный к печати кемеровскими учеными сборник документов «Коллективизация и раскулачивание (очевидцы свидетельствуют)». Кемерово, Аксиома, 2009. 445 с. Как сказано в аннотации, исследование выполнено на пересечении исторического крестьяноведения и истории государственной репрессивной политики сталинской эпохи. Анализируется политика дискриминаций и репрессий в отношении крестьян (лишение избирательных прав с последующей экспроприацией имущества и высылкой), практику ее реализации и реакцию крестьян (поведенческие стратегии и тактика, механизмы адаптации) на действия институтов власти в экстремальных условиях спецпоселения. В книге собрано около 150 рассказов очевидцев коллективизации, пережитой ими в Кемеровской, отчасти Новосибирской областях и Алтайском крае, а также на Украине, Урале и др. Устные документы раскрывают трагедию народа ХХ в., повествуют о падении материального уровня крестьянства, формировании системы внеэкономического принуждения, деградации нравственных устоев, утрате духа гражданственности. Данное издание – потрясающей силы исторический источник, раскрывающий разрушительное влияние революции на культуру и экономику села.
Впервые объектом научного исследования оказалась крестьянская семья, ставшая основой выживания и повседневной жизнедеятельности репрессированных крестьян.
По Конституции СССР 1936 года всем им были предоставлены избирательные права. В сентябре 1938 г. артели бывших кулаков преобразованы в сельхозартели с обычным порядком управления.
Однако руководство Отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР в феврале 1939 года в докладной записке в ЦК ВКП (б) сетовало: “Пользуясь ослаблением режима, многие трудпоселенцы разъехались из трудпоселков, проникли на заводы оборонного значения, электростанции и другие предприятия в краевых, областных центрах и различных городах. Снятие их оттуда и водворение в трудпоселки встречает затруднения в связи с тем, что они работают на этих предприятиях ряд лет, приобрели квалификацию, многие сумели получить паспорта, вступили в брак с другими рабочими и служащими и обзавелись в ряде случаев своими домами и хозяйством».
Иными словами, несмотря на Конституцию, тех, кто смог сбежать, по-прежнему ловили подчиненные Берии и возвращали в их спецтюрьмы под открытым небом.

Тем не менее, число городов в СССР за 1926-1938 гг. удвоилось: удельный вес городского населения возрос с 20 до 37%, а доля сельского, наоборот, уменьшилась с 80 до 63 %.

Наконец, о методах...
В письме Сталину от 4 апреля 1933 г. Михаил Шолохов описывал, как идут в его Вешенском районе хлебозаготовки: "...Уполномоченный РК (районного комитета ВКП (б)) при допросе (стремясь любой ценой отнять у людей зерно) подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрашивать. [...] Я видел такое, чего нельзя забыть до смерти: в хуторе [...] ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов (те, кто "недосдал" хлеб до нужной цифры), жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Да разве же можно так издеваться над людьми?"
А пять лет спустя, в письме от 16 февраля 1938 года Шолохов сообщает тому же адресату подробности пыток (со слов освобожденных, благодаря его хлопотам). Пыток, Сталиным же, как давно известно, и санкционированных: "...Плевали в лицо и не велели стирать плевков, били кулаками и ногами, бросали в лицо окурки. [...] Среди ночи в камеру приходил следователь Григорьев, вел такой разговор: "Все равно не отмолчишься! Заставим говорить! Ты в наших руках. ЦК дал санкцию на твой арест? Дал. [...] Не будешь говорить, не выдашь своих соучастников - перебьем руки. Заживут руки - перебьем ноги. Ноги заживут - перебьем ребра. Кровью ссать и срать будешь! В крови будешь ползать у моих ног и, как милости, просить будешь смерти. Вот тогда убьем! Составим акт, что издох, и выкинем в яму".

А как шли дела у новых колхозов?
«Я всегда думал, что умру от старости, - пошутил однажды У. Черчилль, - но когда Россия начала покупать зерно на Западе, я чуть не умер от смеха».

В 1932-1933 г. на Украине, Кубани и Поволжье засухи не было.
Каковы же были причины голода?
Традиционно голод в России был связан с засухами и недородами хлебов.
Поэтому принципиальным является вопрос о погодных условиях и урожае в зерновых районах СССР накануне трагедии.
На этот счет собраны многочисленные факты.
Прежде всего имеются очень важные свидетельства специалистов, непосредственно наблюдавших за погодой и урожаем 1932 года в зерновых районах СССР.
Так, Комиссия президиума ЦИК по изучению хода советского экономического и культурного строительства на территории Северного Кавказа в своем отчетном докладе, написанном в январе 1933 года, затрагивая вопрос об урожае 1932 года, заключила, что погодный фактор не заслуживал внимания с точки зрения его включения в итоговый отчет.
В письме Сталину от 26 июля 1932 года К.Е. Ворошилов, побывавший в Северо–Кавказском крае, сообщал: “Климатические (метеорологические) условия текущей весны и лета на С.К. были исключительно благоприятны”.
Эндрю Кэрнс, шотландско–канадский специалист по пшенице, объехавший весной – летом 1932 года основные сельскохозяйственные районы, включая Украину, указал на проходившие дожди и не привел никаких сведений о природных катаклизмах типа засух, наводнений и т.д. Он отмечал, что, хотя зерновые хлеба вокруг Киева и Днепропетровска были довольно бедными, цвет пшеницы говорил о том, что она вовремя получила необходимое количество осадков. Аналогичную ситуацию наблюдал Кэрнс и на Кубани.
То же самое можно сказать и о Поволжье, регионе традиционно подверженном засухам и недородам.
В 1931–1933 годах специалистами-метеорологами установлена следующая характеристика погоды в весенне-летний период, определяющий созревание сельскохозяйственных культур. 1931 год – средняя засуха в районе городов Саратова и Сталинграда, сильная – в районе г. Безенчука. В 1932 году – засухи нет. По мнению специалистов, этот год можно охарактеризовать, как “благоприятный для урожая всех полевых культур”.
Известными исследователями засух В.Ф. Козельцевой и Д.А. Педью по 40 метеостанциям, расположенным в Европейской части страны, в том числе и в рассматриваемых регионах, был рассчитан индекс засушливости, характеризующий интенсивность атмосферной засушливости за май–август 1900–1979 гг.
Было установлено, что в 1931 году индекс атмосферной засушливости в районе городов Саратова, Оренбурга, Астрахани был значительнее слабее, чем в 1921, 1924 годах. В 1932 году индекс атмосферной засушливости не показывал засухи в Поволжье, на Дону и Кубани . http://www.famhist.ru/famhist/all_st/0005be1b.htm

Голод 1932-1933 гг. – прямое следствие политики насильственной коллективизации крестьянства и хлебозаготовок.
В 1930 г. в стране было собрано 835 млн ц зерна, для закупки за рубежом станков и оборудования экспортировано 48,4 млн ц.
В 1931 г. сбор зерна сократился до 695 млн ц, а вывоз на внешний рынок возрос до 51,8 млн ц.
У многих колхозов было изъято все зерно, включая семенной фонд.
Предотвращению массового голода способствовало предоставление колхозникам продовольственной и семенной ссуды.
В 1932 г. валовой урожай зерновых составил 699 млн ц.
Но часть урожая осталась неубранной.
Колхозники, наученные горьким опытом 1931 г., стремились трудиться в личных подсобных хозяйствах, уклонялись от колхозных работ.
Многие из них после полуголодной зимы 1931/32 г. были физически ослабленными.
На колхозных полях появились «парикмахеры» (в основном женщины), срезавшие колосья для спасения голодных детей, на токах - «несуны», уносившие зерно в карманах и за пазухой.
В ответ на это 7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление об охране социалистической собственности. В качестве меры судебной репрессии за хищение колхозного урожая вводился «расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества».
Несмотря на усиление репрессий по отношению к крестьянству, колхозы главных зерновых районов СССР - Нижней и Средней Волги, Северного Кавказа и Украины - не смогли выполнить план хлебозаготовок.
В декабре 1932 г. в эти районы была направлена телеграмма, подписанная Генеральным секретарем ЦК ВКП (б) И.В. Сталиным и Председателем СНК В.М. Молотовым. В ней требовалось «преступников», повинных в прекращении сдачи хлеба, «немедленно судить и дать 5, лучше 10 лет тюремного заключения».
В Нижнее Поволжье прибыла Чрезвычайная комиссия ЦК партии по хлебозаготовкам во главе с секретарем ЦК П.П. Постышевым. Под ее давлением местное руководство, боясь репрессий, пошло на изъятие зерна, выданного колхозникам на трудодни и имевшегося у единоличников, что привело к резкому росту числа голодавших.
Несмотря на продовольственный кризис в стране, Советское правительство экспортировало в 1932 г. 18 млн ц зерна.
Ситуация усугублялась тем, что 27 декабря 1932 г. в СССР была введена паспортная система для всех граждан, за исключением крестьян.
Таким образом, фактически запрещалась миграция крестьянства из голодавших районов.
Зимой 1932/33 г. голод приобрел массовый характер.
По подсчетам историка В.В. Кондрашина, в 1933 г. смертность в селах Нижневолжского и Средневолжского края превысила показатели 1927-1932 гг. и 1934-1935 гг. в среднем в 3,4 раза.
Число непосредственных жертв голода достигло здесь 365,7 тыс., а косвенных (из-за падения рождаемости) - 115,7 тыс. чел.
Статистические данные по Российской Федерации показывают, что в 1933 г. коэффициент смертности (количество умерших в расчете на 1000 чел.) был в сельской местности в 2,8 раза выше, чем в городах.
Общее число жертв голода в стране оценивается исследователями по-разному: от 3 до 5-8 млн. чел.
Колхозные посевы планировались сверху райкомами и райисполкомами.
Колхозы облагались натуральным налогом без учета их возможностей.
Цены на колхозную продукцию устанавливались государством без учета фактических затрат труда.
Поставки колхозной продукции были так велики, что нередко превышали валовые сборы, а оплата трудодней так низка, что даже не восстанавливала сил, затраченных на труд.
Со второй половины 30-х годов были резко сокращены размеры приусадебных участков, являвшихся единственным источником существования колхозников, и значительно урезаны права колхозников разводить лично принадлежащий им скот.
Запрещалась даже косьба травы для личных нужд колхозников. Регламентация жизни и труда колхозников была более строгой, чем крестьян при крепостном праве.
Естественное в этих условиях желание колхозников переехать в город на заработки решительно пресекалось властями путем запрета выдавать колхозникам паспорта, строгостями прописки в городах и т.п.
Такая система принудительного труда и быта, введенная властями, парализовала жизнь деревни.
Сельское население СССР отныне составляло почти половину населения, но это не спасало государство от периодически возникавших голодных годов.
В обычных странах 3-5% населения успешно кормит весь народ, и еще продает свою продукцию, а при необходимости уничтожает часть урожая.
Отныне сельское хозяйство в Советском Союзе превращается в гиблое болото, которое нуждается в вечном финансировании и поглощает любые дотации центра без видимых последствий.
В колхозах постоянно меняли председателей, а в совхозах - директоров, колхозы укрупняли, делали специализированными, вводили денежную оплату вместо трудодней, меняли системы управления сельской экономикой, бросали бесперспективные деревни с заколоченными окнами, шефствовали над уцелевшими, строили в них клубы, школы и больницы, но сельское хозяйство России, некогда снабжавшее пшеницей, льном и сливочным маслом всю Европу, теперь не может прокормить и себя.
Советское крестьянство - это совершенно новое крестьянство, подобного которому не знало еще человечество. Сталин И.В. Вопросы ленинизма, 11 изд., 1952, с.550.
Пройдет полвека со времени раскулачивания, и никчемность сталинской коллективизации станет очевидна.
Для всех.


Рецензии
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.