Воздушная крепость Часть 2 Глава 5 Горловка

Евгения Ципкина после судьбоносного Евромайдана пять месяцев сидела без зарплаты, если не считать, что иногда брала деньги с любвеобильных мужчин, спавших с ней. Поэтому была без настроения.
- Пришлось устроиться секретаршей в кабинет министров ДНР, - призналась она давней подруге Кате Макаренко при встрече, - где же ещё мужика нормального найдёшь? 
После организованного её отцом налёта на отделение «ПриватБанка», где он служил управляющим Роман Савчук рассердился на семейство Ципкиных и бросил многолетнюю любовницу.
- Ну и дурак! - приговорила однокурсника Катя.
- Быть мужчиной хорошо уже потому, что не нужно целовать чужую трёхдневную щетину! - хорохорилась подруга. - А Рома был вечно небритым...
- А куда он потом делся?
- Не знаю и знать не хочу! - отрезала Женя.
У Савчука тоже случились крупные неприятности. После майского неудачного штурма донецкого аэропорта разъярённые ополченцы почему-то обвинили его в предательстве. Будто именно он выдал украинцам планы своих командиров.
- Его отец когда-то работал на Ющенко! - вспомнил кому надо.
Говорили, что он специально лёг под ДНР. Даже показательно начал травлю известных украинских общественников. Поступала информация, что он двойной агент и по личному заданию руководителя СБУ собирает информацию в тылу врага. 
- Нужно отправить его к Безлеру, - решили командиры сепаратистов, - там из него быстро правду вытрясут!
В итоге Роман попал на пугающий подвал к Бесу. Компания там собралась своеобразная: проштрафившиеся ополченцы, проукраински настроенные местные жители и случайные люди.
- Оккупанты не обошли вниманием и избирком, - жаловалась Масько, женщина средних лет.
Она работала начальником городской избирательной комиссии по выборам Президента Украины. Вначале люди Безлеру приходили туда с обысками, а затем конфисковали всю оргтехнику, компьютеры и объявили, что никаких выборов не будет.
- Выборы для горловчан всё же прошли, - сказала Масько Савчуку, так как считала его единомышленником, - избирателям приходилось выезжать для голосования в соседние Красноармейск или Артёмовск.
Вскоре после выборов её арестовали и теперь она сидела в душной камере с несколькими потными мужчинами. Мечтала уехать из родной Горловки, поэтому открыто осуждала новую власть:
- «Бес» назначил новым мэром бывшего руководителя штаба «Батькивщины». Таким образом он получил поддержку местного чиновничества.
Женщина доверительно поведала Роману, что вскоре после прихода Безлера и создания его доморощенных «силовых структур» в Горловке начались настоящие репрессии. Стараясь избегать насилия в отношении рядовых обывателей, новая власть принялась активно расправляться с любыми проявлениями инакомыслия.
- А новая власть в Киеве разве лучше? - возразил ей Савчук. - Верховная рада после бегства Януковича, первым делом, попыталась отменить закон о языке - что и стало одним из пусковых механизмов начала массовых протестов на Юго-Востоке.
- Дураков и провокаторов везде хватает, - согласилась она, - только у нас людей конкретно убивают.
- И кого же?
- Началом репрессий я считаю смерть депутата Горловского горсовета Рыбака, - ответила Масько. - Его пытали, а потом вспороли ножом живот и бросили связанным в Северский Донецк только за то, что он сорвал флаг России со здания горисполкома.
- Это неправильно... - побледнел Рома.
- Однако он был далеко не единственной жертвой оккупантов. Затем начались расстрелы тех, кто не хотел отдавать имущество, требования выкупа с крупных бизнесменов и аресты активистов.
- Не может быть!
- Чаще всего люди просто исчезали, а потом находили их трупы – или не находили вообще. Официально говорилось, что они сбежали в Украину, но мы все старались поддерживать контакт между собой и знали, что они не выезжали. Так бесследно исчезли по меньшей мере 600 человек.
В подвале «Беса» Савчук провёл долгую мучительную неделю и там увидел несколько смертей. От увиденного ужаса чуть не наложил на себя руки. Спасло его только то, что Масько неожиданно выпустили и он попросил её сообщить знакомым, где находится.
- Позвоню всем, - пообещала она и выполнила просьбу случайного знакомого.
Дозвониться удалось только до Ципкиной. Макаренко тоже сидел в тюрьме в Донецке, а осторожный Смирных благоразумно не отвечал на звонки с незнакомых номеров.
- Ваш друг в Горловке! - сообщила ей Масько.
Женя развила бурную деятельность по спасению бывшего возлюбленного. К его освобождению приложили руку разные организации и люди, начиная от «Евромайдана СОС» и заканчивая Сергеем Богачевым, секретарём донецкого городского совета, организатором «антимайдана».
- Роман не виноват! - умоляла она, когда собрав рекомендательные письма приехала к новому хозяину Горловки.
То, что она работала в центральном аппарате ДНР тоже сыграло свою роль и в какой-то момент Бес всё-таки поверил, что Савчук «чист». И великодушно отпустил.
- Я полнею даже от того, что мечтаю о пирожных! - тараторила Ципкина, когда увидела Романа после заключения. - А ты за неделю похудел на пять килограмм.
- А ты посиди в подвале…
Чтобы доказать им лояльность Савчук сразу же после выхода записался в горловское ополчение. Поначалу выполнял скорее гражданскую работу - военкором в политотделе Министерства обороны ДНР, которое возглавлял Стрелков. Главное в каждом репортаже на местном телевидении нужно было обязательно упомянуть:
- Бандерлоги развязали войну со своим народом! Кровавая киевская «хунта» наступает!
Они оперативно выезжали на места артиллерийских обстрелов, общались с местными жителями и у местных ополченцев брали интервью.
- Укропы прицельно бьют по мирным жителям, нарочно уничтожают инфраструктуру Донбасса! - вещали потом.
Однажды Савчук позвонил в Донецк и доложил высокому начальству:
- Рядом с машинами кучки пепла от сожжённых людей. Не сгоревших всего было 2 трупа. Но по инструкции трупы снимать нельзя.
- Принял, - одобрил русский куратор. - Отличный материал. 
- У трупов в кармане был гель для анального секса. Прикинь?! 
- Нужно было на видео снять как достаёте гель!.. Сделали бы потом репортаж что против ополчения Донбасса воюют гомики. Сделали бы вброс и в ютуб залили.
- В следующий раз буду знать… - пообещал он. - Сами запретили снимать трупы.
- Ребята затёрли бы лишнее. Это сегодня было?
- Да.
- Это информация подтвердит факт нарушения перемирия. Напиши 3-4 дня назад.
Вскоре Роман вошёл в круг ближайший помощников Безлера. Он услужливо подсказал лихому командиру, как раздобыть денег на содержание горловских ополченцев:
- В донецком областном отделении «ПриватБанка» лежит много наличной гривны!
- Откуда знаешь?
- Отец моей подруги работал в их системе, - ответил Савчук. - Он даже попросил меня организовать липовый налёт на его отделение, а сам заранее хапнул миллионы из личных ячеек вкладчиков.
- Круто!
Вооружённый отряд горловчан спешно выехал в Донецк и через несколько часов вернулся с двумя мешками денег. На эти деньги «Бес» привлёк для контроля над гопотой Горловки кадыровцев и сербов. Сербы в основном занимались «контрразведкой», которая вела борьбу с агентами «Правого сектора» и распоясавшимися уголовниками.
- Большинство сербов даже не говорят по-русски! - понял Роман. - Поэтому занимаются в основном арестами подозреваемых, а также пытками и расстрелами, а допросы задержанных проводят следователи российского ФСБ. Кадыровцев используют в работе патрульных служб, когда нужно напугать местное население.
Те из сербов, кто говорили по-русски, прямо заявляли, что продолжают здесь давнюю войну, которую вели в непокорной Хорватии. С их помощью в Горловке начался настоящий беспредел. Безлер и его команда конфисковали у населения все микроавтобусы и джипы.
- Возникающие конфликты решаются просто, - хвастались ополченцы, - пулей в лоб...
Многие из воевавших в Горловке боевиков искренне были убеждены, что воюют в Украине с ненавистными американцами и охамевшим НАТО. Активно поддерживали сепаратистов не более 15% населения города.
- Ещё 5 процентов местных жителей являются активными сторонниками единой Украины, - удивлялся Савчук, - остальное же население готово принять любой исход.
Снимая очередной репортаж ему пришлось пережить сильный обстрел. Они поехали на поле недавнего боя, где противники много танков побили.
- Причём некоторые не сгоревшие, целые, гусеница там сбита и всё! - показал ему провожатый Петя Пинчук.
- Давай залезем внутрь! - загорелся Роман.
Экипаж машины успешно эвакуировался через нижний люк, и они через него же залезли. Пушка, снаряды, пулемёт, лента заряжена. После осмотра азартный Пинчук говорит:
- Давай стрельнем из пушки!
- Лучше не надо, - возразил он, - укропы же нас тут же подожгут!
- Да и хрен с ними!
Они выстрелили из башенной пушки и ошалели от грохота. Только выстрелили, сразу перед ними разрыв от ответного снаряда.
- Бежим! - крикнул Савчук.
Они выскочили из бронированной ловушки и побежали к дороге. Мимо ехал многотонный грузовик.
- Стой! - крикнул он.
- Что случилось? - спросил худой дальнобойщик.
- Валим отсюда, - захрипел Петя, - счас ответка прилетит!
Только они отъехали на безопасное расстояние, как покинутый танк буквально разлетелся на куски.
- В него попал бронебойный снаряд и сдетонировал боезапас! - определил Пинчук.
С этого дня бои велись на окраинах Горловки. Ополченцы начали взрывать железные дороги, мосты и водохранилища, угрожая разрушением всей инфраструктуры города и полным уничтожением его вместе с жителями.
- Безлер официально объявил, что Горловка полностью заминирована... - переговаривались перепуганные местные.
Был заминирован водоканал, в том числе с хранящимися там ядовитыми отходами, которые при взрыве способны были отравить всю воду в водопроводе. А также два крупнейших предприятия – химкомбинат «Стирол», где есть множество опасных производств, и завод, который производил взрывчатку для горных работ нужд армии.
- Там накопили множество неиспользованной, бракованной взрывчатки, которая может сдетонировать при взрыве.
- Если взрыв произойдёт, - испугался Роман, - от Горловки просто ничего не останется, а последствия будут хуже Чернобыля.
Размышляя об ужасной перспективе, он проходил возле ЦУМа, где с удивлением увидел Масько, стоящую на трамвайной обстановке. Она узнала его, бросилась навстречу, чтобы поговорить, но остановилась, словно наткнувшись на невидимую стену.
- Ты в ополчении?! - спросила она, указывая на его русский камуфляж.
- Да.
- Почему? - опешила она. - Ты же сидел со мной в их тюрьме?
- Потому что я хочу жить в России, а не в Украине!   
- Почему вы не хотите выехать в Россию при таком складе мышления? - поддела Масько. - Разве не проще избежать тысяч жертв и просто, что называется, собрать чемодан, раз вы принципиально не согласны с политикой государства?
- Разумеется, нет! - отрезал Савчук. - Во-первых, меня унижает, когда я слышу, что должен бежать с собственной земли, на которой прожил столько лет. Из-за чего, собственно? Из-за того, что кто-то бросил «коктейль Молотова» в центре Киева?
- Но это же столица Украины! - напомнила она.
- Извините, несмотря на расхождения в названиях, эту землю я считаю своей, и собираюсь умереть именно здесь, а не под Воркутой или в Челябинске. Во-вторых, я хочу, чтобы Россия пришла сюда, а не наоборот, имея в виду именно ценности и взгляды, а не российскую армию. 
- Вам не стыдно!
- Мне? Нет!
Женщина с жалостью посмотрела на него, отвернулась и обиженно пошла по громкой улице.
- Вам лучше уехать отсюда! - бросил он ей в спину и поспешил домой.
Там его ждала Ципкина, которая иногда приезжала к нему. Роману выделили служебную квартиру, оставшуюся после убежавших проукраински настроенных горожан, и они бурным сексом отмечали каждую встречу.
- Если долго смотреть на фото Путина, то родится ребёнок от него. - Сказала она в минуты отдыха. - За что в России дают один миллион рублей, дом на Рублёвке и нянечку-француженку.
- Ерунда! - усмехнулся он.
Женя выпила столько, что Савчук казался ей одним большим пятном на постели.
- Сейчас в Донецке молодые женщины только об этом и говорят! - призналась она. - Столько мужиков наехало! 
Его вопросы деторождения волновали только в виде процесса. На время они прекратили всякие разговоры, так как снова занялись сексом.
- Сколько квартир ни меняла, - как всегда на грани фола пошутила Ципкина, - могу сказать с уверенностью, что ни в одном ЖЭКе не было таких умелых и ласковых сантехников, как в нашем... Давай поженимся!
- Ты с ума сошла, - расслабленно заметил он, - я Катю люблю.
Вскипевшая Женя хотела влепить ему благородную пощёчину, но получила в ответ затрещину.
продолжение http://www.proza.ru/2016/03/26/44


Рецензии
Про минирование Безлером Горловки не слышал. Возможно пропустил мимо в потоке информации и дезинформации со всех сторон, не отложилось чётко.

Владимир Прозоров   01.11.2017 17:01     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   01.11.2017 17:35   Заявить о нарушении