Любовь? А что? А вдруг!

Совсем недавно у нас появился бестселлер Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить». Но именно в это время, когда он появился,  я как-то стояла в стороне от всех современных веяний, в том числе, в литературе. И пропустила это событие, впрочем, как и многие другие. А может быть всему свое время и у каждого это время свое? Пришло и мое время, и мне попалась эта книга, т.е. все было не так, мне не попалась эта книга, это книга вдруг оказалась у меня.
Как-то «бродив» без цели по городу, я набрела на маленький, совсем не шикарный книжный магазин. Книг в нем, на первый взгляд, было совсем мало, и все, в основном,  с яркими обложками. «Наверно это детский магазин»- подумала я и собралась уходить. «Может быть,  я Вам что-нибудь посоветую»- остановил меня тихий почти детский голос. Я оглянулась, среди книг стояла очень миниатюрная симпатичная женщина, она смотрела на меня доброжелательно и я вернулась. Разговор с продавцом у меня не состоялся, собственно потому, что, говорила только она. Она мне сразу предложила несколько последних романов о любви. Не поинтересовавшись моими предпочтениями и желаниями, сразу предложила только романы и только о любви. Честно, я не знала и не слышала имен ни одного из предложенных авторов.
 
Но выбрала сразу, даже не посмотрев на другие книги и не прочитав ни одной аннотации, не обратила я внимание  и то, что, выбранная мной книга - это бестселлер, книгу Элизабет Гильберт.  Продавец, молча, завернула ее и отдала мне, я вышла из магазина и опять побрела по городу. Оглянувшись через некоторое время назад, посмотреть, где находится этот магазин, чтобы запомнить и возможно зайти в него еще раз, я не увидела его – наверно я свернула в какой-нибудь переулок, магазина нигде не было видно.   И почему-то мне сразу пришла в голову мысль, что я вряд ли когда-нибудь найду этот книжный магазин и еще раз увижу эту милую женщину, которая посоветовала мне книгу.  Это было, как  в сказке про добрую волшебницу! Вот она появилась, эта волшебница со своими книжками,  и, вот, ее уже и нет и книжек тоже нет. Нет! След остался. У меня в руках была книжка.  Эта книжка  называлась «Есть, молиться, любить».

Я не специалист в области литературы, я просто среднестатистический любитель что-то почитать.  Вообще-то я с энтузиазмом принимаюсь читать любую книжку, которую мне посоветуют, но только далеко не каждую дочитываю даже до середины. Ну, а тут, меня что-то разобрало.   Я не только прочитала книжку (правда,  не сразу), но и не поленилась почитать и об Элизабет Гильберт. Странно,  в принципе,  биография того или иного автора меня никогда не интересовала. А вот  ее биографию  прочитала, было интересно. В целом, из семи книг Элизабет Гильберт, которые были на тот момент  на нашем книжном рынке, я прочитала пять. Конечно, в каждой есть что-то свое особенное, но «Есть, молиться, любить» - это как бы основополагающий  научный труд, являющийся одновременно и биографическим. Да, да. Я назвала этот, как все считали, «роман», научной работой.

Практически ко всем  книгам Элизабет Гильберт я отнеслась и отношусь к ним сейчас, в том числе и к книге «Есть, молиться, любить», как к научному исследованию, хорошей, добротной научно-исследовательской работе, а предмет исследования – любовь. 

Только не подумайте, что я навязываю кому-то свое мнение. Нет, нет и еще раз, нет. Это только мое, только для меня, просто, может быть, с чьим-то мнением оно созвучно.

 Конечно, безусловно, это было то самое хорошее, с чего начинаются отношения мужчины и женщины.

И,  чтобы, кто не говорил, все равно, всех и всегда интересовало именно «это», т.е.  как начинаются, как складываются и чем заканчиваются эти самые отношения. В любом романе обязательно прослеживается линия или, лучше сказать, цепочка событий, в результате чего получилась счастливая жизнь, либо не получилась эта самая жизнь, либо получилась, но в другом месте,  или не у этих героев и не в это время.

Я почувствовала на себе взгляд, но не стала сразу вертеть головой и выискивать того, чей взгляд это был. Я лишь постаралась незаметно повернуть голову в ту сторону или, лучше сказать, постаралась повернуться сама, не всем корпусом сразу, а только одним боком. Была середина рабочего дня.  Народу в метро было не очень много и поэтому всех и все было сразу видно.
Он стоял рядом  и спрашивал, совсем даже и не меня, как проехать в Мытищи. Услышав этот вопрос, обращенный к молодой девушке,  я немного хохотнула внутри – во, люди дают, в метро на станции Парк культуры спрашивают как проехать в Мытищи?  Правда, внешне,  постаралась ничем себя не выдать и сохранить лицо отстраненно спокойным или почти спокойным, но  все-таки, видно, я как-то «подпольно» улыбнулась. Эта улыбка была замечена,  и вопрос повторили, но обратились уже ко мне. Я сделала вид, что ничего не слышу, да, и не вижу и тут же села на свободное место и отвернулась. Но мне надо скоро выходить,  и поэтому надо  было изучить все возможные пути выхода из вагона.  Поднимаю глаза, а напротив меня сидит он, тот,  который собрался в Мытищи. Ну, что сказать? Среднего возраста, скорее всего среднего роста, среднего телосложения и т.д. и все как бы среднее. Заметьте, я не сказала серое, я сказала среднее. Он не мог быть «серым» – у него были огромные карие глаза с какой-то искрой или «чертинкой». Он просто смотрит, а, кажется, что смеется. И на эту кажущуюся улыбку я непроизвольно, сама не знаю, как это получилось, улыбнулась и в ответ получила уже настоящую, такую славную улыбку – улыбалось все лицо, а глаза сверкали и светились. Но мне же надо выходить. Встаю и двигаюсь к выходу и вдруг слышу опять про те самые Мытищи:
 « Подождите, мне надо в Мытищи, а Вы мне так и не рассказали, как туда проехать»?

Ох, уж эти Мытищи! Ну, прямо как  «нофелет» из фильма с участием Владимира Меньшова и Александра  Понкратова-Черного,  ну просто,   кодовое слово для знакомства в метро.
   
 Для каждого, кто живет в Москве, метро играет важную роль, причем, не только как средство передвижения. В метро назначают свидания или просто встречи, кстати, даже деловые. Проводят экскурсии – очень многие станции метро просто восхитительны. Да, что говорить, только ради знаменитых бронзовых собак по станции метро Площадь революции  (на станции  собак четыре) стоит посетить московское метро.  Это очень знаменитые собаки. У них  обязательно надо потереть нос и тогда в твоей жизни все изменится, все засверкает светлым, солнечным светом.  Я помню эти носы настоящими, фактурными, а сейчас, они так отполированы руками людей, которые хотят, чтобы все было хорошо и у них и у всех вокруг, что от носов остались только очень отдаленно напоминающие собачьи мордочки куски металла. Но для людей они, все равно,  олицетворяют  собачьи мордочки, держась за которые многие, закрыв глаза, загадывают желания.
 
А в холодные московские зимы в метро греются люди, птицы и собаки, но уже живые, не бронзовые.  У нас в институте училось много иностранцев, а в одной с нами группе учились кубинцы. Четверо из них играли на гитарах и пели веселые испанские песни. С концертами они выступали и в нашем институте, и на «картошке» и даже на первом канале телевидения. Были они веселые, общительные, неунывающие ребята, но зимой они впадали в какое-то удрученное состояние, их было не видно, не слышно, т.е. настоящая зимняя  спячка. Закутанные в какие-то шарфики,  кофточки и шапочки, они  всегда выглядели  замороженными. И только в метро они  оттаивали и превращались опять в веселых, говорливых и шумных ребят.  Вот уж не знаю как по поводу  свиданий, но зимой для них существовал только один вид прогулки – метро.
Что собственно я хочу сказать, какие-то примеры привожу «дурацкие» и далекие от жизни: кубинцы, испанские песни. Зиму вспомнила. Сейчас ведь лето! Летом в  метро прохладно. А хочу я сказать, что не имеет значения зима на улице или лето, метро - это жизнь, это территория, на которой люди не только являются пассажирами. Для них это еще и место прогулок и встреч.    А свиданий?  И, надеюсь, свиданий! А это уже совсем другой разговор. Получается, что метро – это территория любви. Маленькая поправка – в том числе.

Я всю свою жизнь прожила в Москве и определенную часть этой жизни, не такую уж маленькую,  провела в метро, но в метро как в средстве передвижения. И вдруг, в один момент, я из просто пассажира метро  перешла в другое качество -  в людей праздно гуляющих и знакомяшихся в метро.
 
Он подхватил меня под руку и быстро увлек на платформу, как раз в тот момент, когда объявили: «Осторожно, двери закрываются». Мы успели  проскочить в эти закрывающиеся двери и, лавируя между людьми, пробрались в центр платформы, остановились и стали рассматривать друг друга. Минуту, две  мы внимательно и молча, изучали лица друг друга, фигуры, одежду. Он даже отступил на шаг назад, чтобы рассмотреть меня  хорошенько – рост то у него был, как я уже сказала, средний, т.е. почти, такой как у меня. 
Осмотр он начал с ног, т.е. он осмотрел меня снизу вверх и совсем немного задержался на глазах, а ведь, как сказано в классической литературе, « глаза это зеркало души». Для него, а я подозреваю, что и для всех мужчин тоже,   душа это не главное в женщине. Вот ноги – это гораздо интересней!
Не теряя время даром, я тоже осмотрела его, но только, наоборот. С головы до ног! Сначала мое внимание привлекли его уши. Они мне понравились -  не маленькие, не большие,  их размер был пропорционален лицу и это меня устроило. Потом глаза – они сверкали, искрились и смеялись. Далее губы – улыбка – это, скорее всего, их постоянное состояние. А вот потом, я как  бы одним взглядом охватила его всего – мужчина как мужчина, но одет совсем не как москвич: черные брюки, черная рубашка и белые ботинки. Ох, уж эти белые ботинки! Мне сразу захотелось его спросить: кто, откуда и зачем? Но я промолчала, решив, что такое количество вопросов может смутить кого угодно, особенно мужчину, который находится « в начале пути», т.е. на первой стадии знакомства.

Он же, видимо, оставшись довольным  тем, что увидел, сделал шаг вперед, т.е. ко мне и, и опять улыбнулся своей замечательной улыбкой.
Это первое в моей жизни знакомство в метро. В той среде, где я обитала, считалось, что в метро, да, и в любом другом транспорте, с молодыми людьми  могут  знакомиться только очень уж ветреные особы. Себя я к таким не относила.  И поэтому, когда с тобой, т.е. со мной, заговаривали в метро явно с целью познакомиться,   я гордо, молча, проходила мимо.  И  как бы заметая следы, быстро, быстро мчалась по платформе, а потом по эскалатору.  И все. Претендент на знакомство потерян – он остался где-то там внизу, а ты, т.е. я, уже, сохраняя независимость, иду по улице. Не просто по улице, это улицы Москвы, где все или почти все тебе знакомо, и все или почти все для тебя родное.  На этих улицах к тебе возвращается спокойствие  и уверенность в себе. Сбежала! Спасена! Смешно, ей богу!  Независимость и уверенность сохраняешь, а сама все еще оглядываешься назад. А вдруг, тот, кто «приставал»  оказался спортсменом?   И на эскалаторе, ну, если не обогнал, так догнал тебя, и, притаившись и часто дыша, идет за тобой следом.  Вот почему так? А, наверно, потому, что женщины по своей натуре,  все-таки прагматичны. И вопрос: нравится, не нравится, у них часто заменяется вопросом, а что будет потом?

Большинство же  мужчин этот вопрос  не волнует.  Мужчины реже озадачиваются житейскими проблемами и вопросами дальнейшего совместного проживания или сосуществования с «новенькой» девушкой. Для них главный вопрос – нравится или не нравится. Вот такие они честные и открытые. Все ли?
А почему все мужчины, на определенном этапе знакомства, называют своих  новых подружек или знакомых  женщин - не жен, а именно знакомых,  девушками и только девушками? Вы не задумывались?

Конечно, женщине в любом возрасте приятно осознавать и слышать, что она молодо выглядит. Но когда мужчина женщину называет «девушка», это скорее не ей комплимент, а самоутешение и самоутверждение себя. Во-первых, «девушка» и на самом деле есть «девушка», и назвать так женщину - ни к чему не обязывает, хотя какие-то возрастные рамки все-таки есть (лень лезть в словарь, чтобы посмотреть, есть ли временной интервал определения  «девушка»);

Во-вторых, мужчина всегда хочет, чтобы с ним рядом была «девушка», не «тетя-мотя», а именно «девушка».
 
 Как- то бегу поздно вечером, от метро домой и вдруг слышу сзади шаги и игривый мужской голос: «Девушка, девушка, Вы такая стройненькая,  как американка. А можно с Вами познакомиться?» «Нельзя» - думаю я и сворачиваю к своему дому.  Почему? Да, потому, что я уже дома. И слышу обиженный мужской голос - по всей вероятности понял, что я знакомиться не собираюсь: « Ну, не очень и хотелось. И никакая ты не стройненькая, а костлявая!» Пока поднималась домой, хохотала во весь голос.  Какие эти мужчины смешные! Еще бы добавил « и не девушка». Тогда бы точно, можно было умереть от смеха.  Я думала, что и на этот раз я буду фигурировать в качестве «девушки», да, я не против, только опять «девушка», не интересно!

Но на этот раз было все совсем по-другому. Он назвал меня: « Солнце мое». Да, да, так и обратился ко мне в первый же раз. О-о-о, как это приятно – ты для какого-то человека не просто женщина или девушка, а солнце! Да, я понимаю, что, скорее всего, это просто манера общения со всеми представителями женского пола, но солнце – это здорово.  После того как я стала «солнцем», мне захотелось чтобы я, как настоящее солнце, согревала своим теплом и освещала своим светом всех и все, что было вокруг меня. Мне уже не хотелось бежать прочь, как обычно.   Я осталась,  губы мои расползлись в улыбке и я без всяких на то видимых причин, стала смеяться.  Да, да, смех без причины это… - просто очень хорошее настроение.
-А как, тебя зовут? Подожди, я угадаю. Наташа? Нет, не знаю. Как?
-Таня.
-Таня? Какое имя, Солнце мое! Таня мое Солнце. Ты согласна быть моим Солнцем?
-Я? Солнцем?
-Ну, Солнце мое, соглашайся.
-Я согласна! 

Он не делал попыток взять меня за руку или приблизиться на то опасное для двух людей – мужчины и женщины, расстояние, после чего, они уже становятся настолько близкими, что могут  быть в этом мире  только единым целым. Но его глаза говорили совсем другое.  Явно, в своих мыслях, одной рукой он крепко держал меня за руку, а другой сильно и  мне бы хотелось, чтобы страстно, обнимал за талию.  Я это чувствовала.  И это только добавляло мне веселья, я продолжала смеяться.  Смех – это ведь такая заразительная вещь! Он тоже стал усмехаться и похохатывать со мной вместе.

А как вы думаете, каково это,  на платформе станции метро среди толпы людей, снующих взад и вперед? Кто-то спешит на выход, кто-то на переход, кто-то идет налево, а кто-то совсем в другую сторону, а мы стоим, как будто нам некуда спешить, и нет ничего и никого, кроме нас, да еще и смеемся без остановки. Один начинает, другой подхватывает, а потом в другом направлении.
На нас посматривали, косились, заглядывали в лица, но никто не останавливался, ведь все куда-то спешили, у всех были свои неотложные дела.
А мы? Среди этого постоянно увеличивающего и уплотняющегося потока  людей – приближался «час пик», мы создали свой маленький островок, островок спокойствия, отрешенности. Мы,  как Робинзон и Пятница, которые  оказались на необитаемом  острове среди необъятных морских просторов,   среди сотни людей, прямо у них на глазах, решали свои, но самые важные для каждого человека проблемы – создание невидимой, сильной и прочной связи между мужчиной и женщиной – начало любви.

-С тобой как с родным человеком, хочется снять не только «фасон», но и одежду.
-Как фасон? Что это?

Я вообще-то почти сразу догадалась по его внешнему виду и его одежде, одни белые ботинки чего стоят, что этот человек с юга.  Хотя, что это изменило бы, ничего. Я уже вступила на этот сколький лед знакомства и поэтому только вперед, дороги назад уже нет. Но он оказался не только с юга, а еще и из Одессы.

Он говорил на трех языках: русском, украинском и одесском. Русский язык у него очень чистый, правильный, я даже сказала бы литературно-профессиональный. Но та чудная смесь всех трех языков, на которую он периодически переходил,  привела меня просто в восторг. Я даже передать не могу насколько украинско-одесские выражения в его «исполнении» - по-другому и сказать не могу, звучали ласково, искренне  и смешно.

 « Каченятко мое», «горбоченочек  мой»,  «сердечко мое»!  Он сразу наговорил мне кучу всяких до умопомрачения ласковых слов.  А  я, честно сказать, стояла и «лопала» эти ласковые слова за обе щеки.
 
- Как ты живешь в этом мире? Без меня? Не холодно ли тебе? Не голодна ли ты? Не обижают ли тебя, сердечко мое?
-Я? Меня?

Не зная, что ответить, я просто все шире и шире распахивала свои глаза, вся превратившись  в зрение и слух.  Я как губка  впитывала все, что видела и все, что слышала.

- Может быть, и ты меня спросишь о том же и также когда-нибудь?
- Я? Спросить тебя? Спросить, как ты в этом мире жил и живешь без меня? Тебе тепло, уютно и спокойно?

Мы все еще стояли  на платформе среди людского водоворота.  И спешащие куда-то люди все еще обходили нас как препятствие, толкали, оглядывали, ворчали. Они не могли понять, что мы тут делаем.  А мы просто не могли сдвинуться с места. Казалось, что только один шаг в сторону и это будет уже побег.  Однако в этот раз, я  и не думала о побеге, как  бывало когда-то «давным, давно». Сбежать,  но при этом все-таки  оглядываться назад и ждать, что тебя догонят.  Мне, нет нам, не хотелось терять друг друга. Еще немножко, еще чуть- чуть и мы сможем вместе, рядом продолжить наш путь. Куда? Да, хоть в Мытищи, но уже вместе.

 «Граждане, проходите, не задерживайтесь, вы мешаете» - вдруг прямо у меня над головой раздался мужской голос.  В голосе этом  чувствовались те  командные нотки, которые бывают только у людей привыкших, что все подчиняются их распоряжениям, причем, беспрекословно.  Оглядываюсь, а это милиционер. Как он появился около нас? Мы не заметили. Но подчиняясь его голосу, мы двинулись вправо, потом влево, расстояние между нами увеличивалось, кругом были люди, люди.  И вот уже наш островок отрешенности распался на два. Люди сновали вокруг нас. Людской поток, разъединился на два, создавая водовороты,  и  разносил нас все дальше  и дальше друг от друга.

- Ну, что ты будешь делать?  Телефон, твой телефон!
Я что-то прокричала ему через толпу. Он тоже называл какие-то цифры, но я не расслышала.
- Повтори! Что?
- Позвони! Чтобы не было так, что я сижу и размазываю слезы по щекам, опять ты за меня забыла!
Людей становилось все больше, поток все плотнее. Люди, люди, кругом люди, красивые, умные, сильные. Люди, что же вы делаете? Все торопятся, спешат. Остановитесь, посмотрите! Ведь мы только в начале пути, нам нельзя расставаться.

Но уже невозможно было что-то сделать. Толпа понесла меня к выходу. Я не сопротивлялась. У меня не было сил, в моей голове была «полная каша». Меня «буквально» протащили по платформе, потом по эскалатору и вынесли  на улицу.  На улице толпа рассеялась. Я остановилась, оглянулась назад, поозиралась по сторонам, но  его нигде не было. Скорее всего, он не спортсмен и не смог меня догнать на эскалаторе, как это было когда-то  «давным, давно» в моей жизни.

А что же это было сейчас? Что это было?

Нет, так нельзя! Надо строить просторные станции метро, чтобы невозможно было потерять друг друга.

Перебирая в памяти поминутно те два часа, которые я, нет,  мы провели в метро, я не перестаю улыбаться и спрашивать себя, а что это было? Может быть…
 Открою вам маленький секрет.

Знаете, как его звали? « ЕГО ЗВАЛИ РОБЕРТ»!  Так, может быть он с другой планеты?  Или он просто робот?

Вы помните советский фильм «Его звали Роберт», где рассказывалось о том фантастическом периоде в жизни человечества, когда настоящие роботы, выглядевшие как люди, будут жить с нами, нашей человеческой жизнью. В этом фильме играли наши знаменитые актеры Олег Стриженов и Михаил Пуговкин.  Но ничего не получилось.  Робот есть робот и в итоге он исчезает, превращается из человека в бытовой компьютер и все. Наверно, мой Роберт от туда, из того самого фильма. Вот он был,  и вот, его уже нет.

 


Рецензии
С большим удовольствием и с улыбкой прочёл встречу или с Робертом, или же, с меньшей вероятностью, с Андроидом (Я не Андрей - я Андроид :-) ), со множеством оговорок и подробных пояснений (что, кстати, создаёт органичное описание единства внутреннего мира Тани и её окружающего). Иногда, в нарушение своих правил чтения, возвращался и перечитывал абзац. И это было здорово - возвращаться к удачным выражениям и наблюдениям! Ну разве не может не понравиться - женское: "нравится, не нравится, у них часто заменяется вопросом, а что будет потом?" или мужское: "для них главный вопрос – нравится или не нравится. Вот такие они честные и открытые" или для Двоих: "и вот уже наш островок отрешенности распался на два. Люди сновали вокруг нас. Людской поток, разъединился на два, создавая водовороты"... Наблюдения о Метро достойны отдельной рецензии! :-) Благодарю, Автор - ярко и чувственно показали достойный и "тёплый" островок Двух! С уважением, Д. Щербаков

Дмитрий Щербаков 2   24.11.2019 14:52     Заявить о нарушении
На это произведение написано 193 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.